Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


В доктрине международного частного права раз­личных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково

Учебник по международному частному праву
В доктрине международного частного права раз­личных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково Необходимое представление о состоянии науки международного частного' права в других государствах могут дать следующие курсы и учебники Зак. № 239  65 Коллизионная норма — это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соот­ветствующему правоотношению Октября 1972 г. между СССР и США было под­писано соглашение о торговле, которое предусматривало предоставление сторонами друг другу режима наиболь- В России имеется некоторое количество лиц без гражданства. К ним относятся проживающие на тер­ритории РФ лица, не являющиеся гражданами РФ и не В современных условиях хозяйственная деятель­ность юридических лиц не ограничена пределами одного Участниками совместного предприятия могут быть российские юридические лица, российские граждане; Сделки по внешней торговле, как правило, заклю­чаются внешнеэкономическими организациями или же непосредственно предприятиями (см. гл. 5) Золотых франков за 1 кг веса брутто. Конвенция дей­ствует для РФ Июня 1973 г. в Вене было подписано новое между­народное соглашение по вопросам товарных знаков — Договор о регистрации товарных знаков Расторжение брака с иностранцами в РФ. Согласно Расторжение брака за границей. Вопрос о растор- Гражданство детей. Правовое положение ребенка определяется его гражданством. Поэтому необходимо выяснить, как определяется в РФ гражданство детей В ряде государств есть специальное законода-
821214
знаков
42
таблицы
0
изображений

4. В доктрине международного частного права раз­личных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково.

В работах английских (А. Дайси, Дж. Чешир, П. Норт) и американских (Д. Биль, Г. Гудрич) авторов рассматриваются как коллизионные вопросы, вопросы выбора права (choice of law), так и вопросы подсудно­сти (juridiction), то есть правила о том, какие споры по правоотношениям с «иностранным элементом» долж­ны рассматриваться местными судами, а какие — суда­ми других государств. Такой процессуальный подход к проблемам международного частного права приводит в ряде случаев к ограничению применения иностран­ных законов и соответственно к расширению сферы действия внутреннего права.

Во Франции доктрина (А. Батиффоль, П. Саватье) относит к международному частному праву прежде всего нормы о гражданстве, имея в виду правила о француз­ском гражданстве (nationalite). В курсах и учебниках традиционно рассматривается правовое положение во Франции иностранцев (condition des etrangers), то есть правила внутреннего материального права по ши­рокому кругу вопросов (въезд, пребывание иностранцев, их имущественные и иные права), и только после рас­смотрения этих двух комплексов изучаются вопросы коллизии законов (conflit des lois) и международной подсудности (conflit de juridiction).

Более широкий подход характерен для работ И. Лу-суарна и П. Бореля (Франция), П. Лалива (Швейцария) и др.

Германские юристы Л. Раапе, Г. Кегель сводят меж­дународное частное Право к коллизионному праву. Правда, Г. Кегель включил в свой учебник (хотя и в виде приложения) вопросы международного гражданского процесса, международного «права экспроприации», меж­дународного валютного права и права картелей, огово­рив публично-правовой характер этой проблематики.

По мнению М. Иссада (Алжир), в современных усло­виях международное частное право не может быть огра­ничено коллизионным правом. В более широком смысле,

20


считает он, «международное частное право — это право, регулирующее международные отношения независимо от применяемых методов. Методов может быть множе­ство, и один не должен исключать другой».

Чехословацкий юрист П. Каленский относит к этой области и коллизионные, и материально-правовые нор­мы. Такой же подход характерен для юристов Болгарии:

В. Кутикова — автора учебника, И. Алтынова, написав­шего книгу о системе международного частного права. Прямо противоположную позицию занимает другой болгарский юрист — Ж. Сталев, отстаивающий в своей работе концепцию международного частного права как права исключительно коллизионного.

Китайская доктрина (Ияо Хуанг, Рен Лишенг, Лью Динг), как правило, исходит из широкого подхода к международному частному праву, относя к нему все случаи регулирования гражданско-правовых отноше­ний с иностранным элементом (китайская теория «большого международного частного права»), однако Ли Хао Пей рассматривает международное частное право как исключительно коллизионное право (теория «маленького международного частного права»).

Польские авторы К. Пшибыловский, М. Сосьняк, В. Валашек обычно сводят международное частное право к коллизионному праву с добавлением вопросов так называемого международного гражданского процесса. Аналогичным образом поступают венгерские теоретики (в учебнике Л. Рецеи, в многочисленных работах И. Саси).

5. С вопросом о предмете международного частного права непосредственно связан и вопрос о наименовании этой отрасли права и отрасли правоведения (правовой науки). Нынешнее название (private international law) было впервые предложено американским автором Дж. Стори в 1834 году. В англо-американской доктрине это название применяется в XX веке наряду с ранее употреблявшимся термином «конфликтное право» (соп-flict of law). В государствах Европы указанное название стало повсеместно применяться начиная с 40-х годов XIX в. (droit international prive, Inter­nationales Rrivatrecht, diritto internazionale pri­vate, derecho international privado).

Одним и тем же термином «международное частное право» обозначаются и система норм (отрасль права), и

21


отрасль правоведения. По сравнению с наименованиями всех других отраслей права это наименование наименее общепризнано. ~~

Все три элемента данного названия часто оспаривают­ся. Одни авторы утверждают, что это не международное право, а внутреннее право (см. § 3), другие указывают, что это не частное право, и, наконец, находятся даже такие, которые считают, что это вообще не право, а ка­кие-то чисто технические правила о выборе законо­дательства. Последнее утверждение, в отличие от первых двух, не имеет какой-либо серьезной основы (см. гл. 3).

Приведем в качестве примера высказывание по поводу этого наименования из учебника Г. Кегеля: «Название «международное частное право» явно неточно. Речь идет не о международном, а о национальном (внутригосу­дарственном) праве, и не о материальном частном праве, а о праве коллизионном. Однако сущность это название выражает достаточным образом». В западной литерату­ре было предложено более 20 других названий, но все они не привились (например, межгосударственное част­ное право, внешнее частное право, пограничное право).

В прошлом в советской юридической литературе так­же были высказаны возражения против термина «между­народное частное право» со ссылкой на отсутствие деле­ния всего права на публичное и частное.

Однако, несмотря на несоответствие названия' «меж­дународное частное право» тем отношениям, которые оно регулировало в СССР, этот термин неизменно сохра­нялся и применялся и в учебной, и в научной литературе. В настоящее время это название общепринято в России и других государствах, ранее входивших в состав СССР.

§ 3. ПРИРОДА НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ ПРАВА

В нашей литературе И. С. Перетерский обратил вни­мание на то, что в слово «международное» применительно к международному публичному и частному праву вкла­дывается различный смысл. «Международное публичное право,— утверждал он,— является международным в том смысле, что оно устанавливает правоотношения

22


между государствами (inter nations, inter gentes), a международное частное право — в том смысле, что оно устанавливает правоотношения между лицами, при­надлежащими к различным государствам, правоотноше­ния, выходящие за рамки отдельной правовой системы и требующие выяснения, какой закон к ним применяет­ся». Таким образом, в первом случае термин «между­народное» понимается в смысле «межгосударственное», а во втором — «международное» в смысле регулирова­ния отношений с иностранным элементом.

По вопросу о том, входит ли международное част­ное право в состав международного права или же отно­сится к внутреннему праву, в советской юридической ли­тературе были высказаны различные точки зрения. По мнению ряда авторов (С. Б. Крылов, М. А. Плоткин, С. А. Голунский, М. С. Строгович, В. Э. Грабарь, А. М. Ладыженский, Ф. И. Кожевников, С. А. Малинин, В. И. Менжинский, И. П. Блищенко, Л. Н. Галенская), нормы международного частного права входят в состав международного права в широком смысле слова. В обо­снование этой точки зрения указывалось не только на глубокую связь, которая существует между международ­ным публичным и международным частным правом, на близкое внутреннее родство между ними, но и на един­ство источников, которому придавалось решающее зна­чение. «В международном договорном праве,— писал С. Б. Крылов,— должно быть усмотрено основное содер­жание международного частного права... Лишь изучение международных договоров дает содержание подлинного международного частного права».

Эта точка зрения основывается на том, что в между­народном частном праве речь идет о межгосударствен­ных отношениях, затрагивающих вопросы гражданского права. При этом обращалось внимание на то, что всякий спор, конфликт в гражданско-правовой области между отдельными фирмами, даже спор о разводе между граж­данами разных государств может в конечном счете пере­расти в конфликт между государствами.

Была высказана и иная точка зрения, исходящая из того, что вопрос о природе норм международного част­ного права решается прежде всего с учетом характера Регулируемых им отношений. Из того факта, что пред­метом регулирования в международном частном праве

23


являются отношения гражданско-правового характера, заключали, что международное частное право входит в состав гражданского, то есть внутреннего, права, а наука международного частного права является одной из гражданско-правовых наук. Этот вывод был сделан И. С. Перетерским, а затем подробно обоснован в мно­гочисленных трудах Л. А. Лунца, и прежде всего в его трехтомном курсе международного частного права;

Из данной точки зрения исходят в своих работах по международному частному праву такие авторы, как А. Б. Альтшулер, М. И. Брагинский, И. А. Грингольц, С. А. Гуреев, К. Ф. Егоров, В. П. Звеков, С. Н. Лебедев, А. Л. Маковский, Г. К. Матвеев, Н. В. Орлова, В. С. Позд­няков, М. Г. Розенберг, А. А. Рубанов, О. Н. Садиков к др.

Отнесение международного частного права к внутрен­нему праву было поддержано в работах Е. Т. Усенко и в некоторых других трудах по международному публично­му праву. В современном мире, отмечает А. П. Мовчан, существуют только два вида систем права — междуна­родное право и национальные системы права, а «между­народное частное право является частью национальных систем права различных государств».

В литературе получила развитие и третья точка зре­ния, которая первоначально в 20-е годы была высказана А. Н. Макаровым, а затем разработана Р. А. Мюллер-соном. Согласно ей, нормы международного частного права, регулируя международные отношения невластно­го характера, состоят из двух частей, а именно из опреде­ленных частей национально-правовых систем и опреде­ленной части международного публичного права. «Од­нако,— пишет Р. А. Мюллерсон,— эти части, образую­щие в результате такого взаимодействия полисистем­ный комплекс, не исключаются из соответствующих на­ционально-правовых систем или из международного пуб­личного права».

Таким образом, особенность международного част­ного права как права согласно этой точке зрения за­ключается в том, что оно регулирует особую группу общественных отношений, обладающих двойственным характером и не имеющих своей «собственной» систе­мы права. Эта точка зрения была воспринята в учебнике международного права 1982 года, а также поддержана в определенной степени и в других работах.

24


Еще И. С. Перетерский обращал внимание на то, что отношения, которые входят в область международного частного права, хотя и являются отношениями граж-данско-правовыми, имеют свою специфику. Не будь ее, самостоятельное существование международного частно­го права не имело бы вообще никакого основания. «Пра­воотношения, входящие в область международного част­ного права,— писал он,— хотя и являются граждан­скими, представляют собой известное своеобразие, совмещение гражданско-правовых и международно-правовых начал, действующих совместно и нераз­рывно».

Интернационализация хозяйственной жизни, разви­тие интеграционных процессов, влияние технического прогресса на правовое регулирование — все это пред­определяет тенденцию повышения роли международного договора как источника международного частного права. Наряду с нормами, содержащимися в международных договорах, государства применяют нормы международ­ного частного права, основой которых являются общие начала международного права, общепризнанные прин­ципы и нормы современного международного права, а также международные обычаи.

Хотя определенная, а по ряду вопросов значитель­ная часть норм международного частного права форму­лируется первоначально в международных договорах, природа, характер таких норм этим не определяются. Наша доктрина исходит из того, что международный договор содержит обязательства государств-участников. Если договор обязывает государства вводить нормы, содержащие правила по вопросам международного част­ного права, то государство обязано это сделать. Но для сторон (а ими в правоотношениях в области междуна­родного частного права являются граждане и юридиче­ские лица) указанные нормы становятся обязательными в том случае, когда это предписано в той или иной форме самим государством. Иными словами, согласно развитой У нас доктрине, поддерживаемой автором настоящей работы, нормы международного договора в результате трансформации, понимаемой в широком смысле слова, становятся нормами внутреннего права и тем самым нор­мами международного частного права, применяемыми данным государством. Трансформация осуществляется

25


путем принятия внутреннего закона или иного норма­тивного акта (например, закона о векселях 1937 г., вве­денного в СССР после присоединения СССР к Женев­ской вексельной конвенции 1930 г.).

После трансформации эти нормы сохраняют авто­номное положение во внутренней правовой системе каждого государства — участника международного до­говора. Автономный характер этих норм обусловлен прежде всего тем, что они выражают волю не одного государства, а всех государств — участников договора и что, как правило, цель создания этих норм — peiy-лировать специфические имущественные и иные отноше­ния с международным (иностранным) элементом, а не вообще гражданско-правовые отношения.

Из данного свойства норм, из факта их обособле­ния следует, что, во-первых, нормы нельзя произвольно, без согласия других государств-участников, менять и, во-вторых, толкование их должно осуществляться также единообразно. На это обращается внимание в некото­рых международных соглашениях. Так, в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи това­ров 1980 года указывается, что «при толковании настоя­щей Конвенции надлежит учитывать ее международный характер и необходимость содействовать достижению единообразия в ее применении» (п. 1 ст. 7).

Толкование норм международных договоров осуще­ствляется по иным критериям, чем толкование внутрен­них законов. Это вытекает из ст. 31—33 Венской кон­венции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. Применяемые в договоре понятия могут не совпадать с понятиями, терминами внутреннего законо­дательства. В этих случаях рекомендуется учитывать практику и цели договора (ст. 31). Наряду с текстом, включающим преамбулу и приложения, в процессе тол­кования возможно обращение к дополнительным сред­ствам толкования, в том числе к подготовительным материалам.

Несмотря на тенденцию повышения роли между­народного договора в данной области, внутреннее зако­нодательство продолжает оставаться существенным источником правового регулирования. Это обстоятель­ство признается в доктрине многих стран. Так, фран­цузский юрист А. Батиффоль отмечает, что при отсут-ствии международных договоров соответствующие нормы формулируются законами различных государств и при­меняются их судами, а законодательство одной ^страны значительно отличается от законодательства другой. По­этому существуют французское, германское, итальянское законодательства и судебная практика по международ­ному частному праву. Правда, как он замечает, ситуация в этой области не столь уж существенно отличается от ситуации в области международного публичного права, где каждое государство также свободно опреде­ляет в большой степени, что оно признает в качестве международного порядка.

Из аналогичного положения исходят, как правило, в подавляющем большинстве случаев курсы и учебники по международному частному праву в различных стра­нах мира. «Не существует единого международного частного права,— утверждает германский профессор Хр. фон Бар в своем курсе 1987 года,— а имеется их столько, сколько существует на земном шаре (на этой Земле) правопорядков». Свое международное частное право есть в ФРГ, Франции, Великобритании, Италии и т. д. Содержание каждого из них, во всяком случае час­тично, существенно отличается от другого.

Таким образом, каждое государство (за исключе­нием случаев использования унифицированных норм международных договоров и общих начал междуна­родного права) применяет в области регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным эле­ментом не одни и те же нормы международного част­ного права, общие для всех государств, а различные нормы.

Приведенные выше соображения дают основание рассматривать международное частное право как особую отрасль права и относить его (вопреки, казалось бы, названию) к сфере внутригосударственного права. Что касается международного частного права как отрасли правоведения, то эта быстро развивающаяся правовая наука исходит как из институтов и понятий междуна­родного права, так и из институтов гражданского права различных государств, что делает неизбежным приме­нение в ней методов сравнительного правоведения. Как правило, и это отмечал в свое время еще С. Б. Кры­лов, «международное частное право разрабатывается

27


прежде всего цивилистами — специалистами в области гражданского права». Таким образом, предметом регули­рования в международном частном праве являются граждане ко-правовые отношения, чем и оправдывается отнесение международного частного права к внутренней правовой системе каждого государства. В то же время приведенные выше обстоятельства позволяют говорить, по нашему мнению, о комплексном характере между­народного частного права как отрасли правоведения. Без связи с изучением проблем общего международного права не может плодотворно осуществляться разработка вопросов международного частного права.

§ 4. ИСХОДНЫЕ НАЧАЛА РОССИЙСКОЙ ДОКТРИНЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

1. Цель норм международного частного права, при­меняемых Российским государством,— правовое обеспе­чение многообразных международных экономических, научно-технических и культурных связей, а также установление правового положения иностранцев в РФ, соответствующего правам человека, определенным международными пактами. Международное частное пра­во играет активную роль в организации сотрудничества России с другими странами в области экономики и тор­говли, транспорта и связи, науки, техники и культуры. В нормах международного частного права отражается мирная внешняя политика нашего государства.

Важное место в международном частном праве за­нимают нормы, направленные на обеспечение прав и интересов граждан — субъектов соответствующих от­ношений в области гражданского, трудового, семейного, процессуального права.

Россия последовательно исходит из положений Заключительного акта и принятых в его развитие дру­гих документов Совещания по безопасности и сотруд­ничеству в Европе. Эти документы направлены на обес­печение каждым государством в пределах его территории прав человека и основных свобод лицам, подлежащим его юрисдикции, на обеспечение эффективной юридичекой помощи гражданам других государств-участников, временно находящимся на их территории, а также на обеспечение возможности заключения браков между гражданами различных государств.

По мере того как наше общество становится все более и более открытым, по мере того как будут облег­чаться и учащаться поездки граждан различных госу­дарств за границу, по мере того как будут расширяться процессы миграции населения, в том числе и миграции рабочей силы, значение соответствующих норм между­народного частного права будет возрастать.

Действия Российского государства и его органов в области международного частного права исходят из закрепленных в Конституции РФ принципов.

Отношения России с другими государствами строят­ся на основе соблюдения, признания и уважения суве­ренитета и суверенного равенства всех стран, отказа от применения силы или угрозы силой; нерушимости гра­ниц, территориальной целостности государств; мирного урегулирования споров; невмешательства во внутренние дела; уважения прав и свобод человека, включая права национальных меньшинств; добросовестного выполнения обязательств и других общепризнанных принципов и норм международного права.

2. Из принципа суверенного равенства государств вытекает принцип недискриминации. В силу этого прин­ципа не должна допускаться дискриминация как в области торгово-экономических отношений между раз­личными странами, так и в отношении правового поло­жения иностранных юридических лиц и граждан по при­чине принадлежности данного государства к той или иной общественно-политической системе или на осно­вании иного отличительного признака. В ст. 4 Хартии экономических прав и обязанностей государств, приня­той Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 году, этот принцип был выражен следующим образом: «Каждое го­сударство имеет право участвовать в международной тор­говле и других формах экономического сотрудничест­ва, независимо от каких-либо различий в политиче­ских, экономических и социальных системах. Ни одно государство не должно подвергаться какой-либо Дискриминации, основанной лишь на таких разли­чиях».Нормы нашего внутреннего законодательства, отно­сящиеся к области международного частного права, в том числе и коллизиовгные нормы, в принципе носят общий характер, не делая каких-либо различий при­менительно к разным зарубежным правовым системам. Если, например, в законе установлено, что права и обя­занности сторон по обязательствам, возникающим вслед­ствие причинения вреда, определяются по праву стра­ны, где имело место причинение вреда (ст. 167 Основ гражданского законодательства), то это положение от­носится в равной мере к правам, возникшим под дейст­вием любой соответствующей правовой системы, по­скольку иное не вытекает из международного договора РФ с каким-либо государством.

В современных условиях углубления сотрудниче­ства со всеми странами, осуществления перестройки механизма внешнеэкономической деятельности, ре­шения задачи создания благоприятного инвестиционно­го климата перед нашей наукой международного част­ного права встали новые задачи, связанные с разработкой различных правовых аспектов совместной деятельности как в форме совместных предприятий, учрежденных на территории РФ и за рубежом, так и в форме реализации совместных проектов регионального характера, создания в РФ свободных экономических зон.

Необходима разработка с учетом опыта КНР и дру­гих стран вопросов международного частного права, возникающих при создании таких специальных эконо­мических зон. Новые задачи встали и в связи с развитием космических исследований, проблемами атомной энер­гетики.

На современном этапе международных отношений и развития нашего общества мо'жно сформулировать основ­ные задачи, стоящие в нашей стране в области между­народного частного права:

во-первых, дальнейшее совершенствование правового обеспечения интеграционных процессов, в том числе и проведение работы по унификации и сближению пра­вовых норм стран—членов СНГ, призванных ре­гулировать отношения между предприятиями этих стран;

во-вторых, содействие применению новых, более

30


глубоких форм сотрудничества, и прежде всего раз­личных форм совместной предпринимательской дея­тельности;

в-третьих, защита прав и интересов иностранных инвесторов в РФ и нашей инвестиционной деятельности за рубежом, обеспечение гарантии в этой сфере отно­шений;

в-четвертых, расширение гарантий прав иностранцев в РФ в самых различных областях (трудового, семейного права, судебной защиты);

в-пятых, обеспечение защиты имущественных прав и законных интересов граждан, организаций и фирм Рос­сийской Федерации за рубежом.

В век технического прогресса, в условиях дальней­шей интернационализации хозяйственных и культур­ных отношений, когда действия, совершенные в преде­лах одного государства, могут повлечь за собой послед­ствия в других странах, когда все большее число наших организаций и граждан вступают в различные по своему характеру отношения с организациями и гражданами других стран, знание вопросов международного част­ного права должно помочь нашим консульским учреж­дениям, различным организациям в обеспечении надле­жащей правовой защиты государственного имущества, прав и интересов наших граждан, российских органи­заций и самого государства за рубежом.

При применении этих норм на практике, при регу­лировании отношений с иностранцами и иностранными организациями и фирмами, при определении в каждом конкретном случае прав и обязанностей сторон необхо­дима особая четкость.

Велико практическое значение изучения вопросов международного частного права, знание которых не­обходимо не только работникам органов внешних сно­шений Российского государства, но и юристам, работаю­щим в различных областях хозяйства, и прежде всего на предприятиях и фирмах различных форм собствен­ности, в организациях и учреждениях культуры, работ­никам суда, прокуратуры, нотариата, загсов и других государственных органов.

31


§ 5. СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

В настоящем параграфе рассматривается система международного частного права как учебного курса и как отрасли правовой науки. Ранее уже указывалось, что предметом международного частного права является ре­гулирование гражданско-правовых отношений с иност­ранным элементом. Этим предопределяются последо­вательность изложения материала, система деления курса на соответствующие разделы. Она близка к системе построения учебников и курсов гражданского права, хотя и не совпадает с ней.

Учебньш курс международного частного права де­лится на две части: Общую и Особенную. В Общей части рассматриваются вопросы, которые имеют общее значе­ние для международного частного права в целом, вопро­сы, которые могут быть, так сказать, вынесены за скобки при анализе норм и институтов, составляющих содержание отдельных тем Особенной части. Общую часть составляет рассмотрение источников между­народного частного права, ряда общих понятий и прин­ципов, прежде всего методов регулирования, учения о коллизионных нормах, национального режима и ре­жима наибольшего благоприятствования, принципа взаимности и других принципов международного част­ного права. К Общей части следует отнести и рассмотре­ние правового положения субъектов гражданско-пра­вовых отношений с иностранным элементом, государ­ства как особого субъекта таких отношений, иностран­ных юридических лиц и иностранных граждан.

Особенная часть обычно состоит из следующих разделов: 1) право собственности; 2) обязательственное право, и прежде всего договор купли-продажи товаров и договор перевозки; 3) кредитные и расчетные отно­шения; 4) обязательства из правонарушений; 5) автор­ское и патентное право; 6) семейное право; 7) наслед­ственное право; 8) трудовые отношения; 9) междуна­родный гражданский процесс.

Развитие международно-правового регулирования имущественных отношений в области торгового море­плавания дало основание говорить о создании особой подотрасли международного частного права. В настоя-

32


щей работе гражданско-правовые институты торгового мореплавания, соответствующие вопросы, возникающие при железнодорожных, воздушных и автомобильных перевозках, обладающие большой спецификой, рас­сматриваются в краткой форме.

§ 6. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ЧАСТНОМУ ПРАВУ

1. В дореволюционной русской литературе в области международного частного права в XIX веке и в начале XX века наибольшей известностью пользовались труды Н. П. Иванова, К. Малышева, Ф. Ф. Мартенса, А. Пилен-ко, П. Е. Казанского, А. Нольде и М. И. Бруна. Разработ­ка этих проблем, в отличие от международного публич­ного и гражданского права, началась в России сравни­тельно поздно. В 1859 году известный русский циви­лист Д. И. Мейер в своих чтениях по русскому граждан­скому праву изложил основные положения учения Савиньи о коллизиях законов.

Первой оригинальной работой в России, специально посвященной международному частному праву, была ра­бота Н. П. Иванова «Основания частной международ­ной юрисдикции», изданная в 1865 году в Казани. Бес­спорно, писал Н. П. Иванов, что «законодательная власть государства может и даже обязана признавать в извест­ных случаях, внутри своих территориальных пределов, силу иностранных законов — этого требует интерес взаимного общения наций». Однако, по его мнению, в отличие от точки зрения Савиньи, вопрос о приме­нении права в случае коллизий между законами должен решаться законодательной властью государства, а не судебной. Что же касается суда, то «в случае коллизии между законами отдельных государств судья обязан поступать на основании своего отечественного закона», а именно на основании тех постановлений отечествен­ного законодательства, которые прямо предписЁпают применение иностранных законов. Автор не исключал применения иностранного права и путем толкования. Следует отметить, что Н. П. Иванов впервые ввел в научный оборот в России и сам термин «международное частное право».


2 Зап. № 23»

33


Другому русскому цивилисту — К. И. Малышеву J (1841—1907) принадлежит заслуга в разработке уче-| ния о так называемых «межобластных коллизиях», ко-| торое было весьма актуальным в дореволюционной | России, потому что на ее территории действовали зако-| нодательные акты различных правовых систем (Свод! законов России, Гражданский кодекс Наполеона и|

ДР.). , ... | Систематическую разработку вопросов международ-1

ного частного права осуществил Ф. Ф. Мартене в томе II | своего курса «Современное международное право ци-j вилизованных народов» (СПб., 1896, с. 285—377). В этом| фундаментальном труде, переведенном на ряд языков,! Ф. Ф. Мартене, выдающийся русский юрист и дипломат, j исходил из идеи связанности суверенного государства! некоторыми основными началами международного част- J ного права, выработанными в процессе международного | общения. Под международным частным правом Мартене | понимал совокупность юридических норм, определяющих j применение к данному правовому отношению заинтере- | сованного лица в области международного оборота «пра-1 ва или закона отечественного или иностранного госу-| дарства». j

Курс Мартенса был наиболее известным в дерево-j люционной России. Мартене последовательно исходил из | идеи международного общения. «Международное обще-| ние есть единственное верное и положительное осно-| вание, на .котором может развиваться международное! частное право, и исходя из него только и могут быть| решены запутанные и сложные вопросы, вопросы о| применении законов различных государств». Проф.| Ф. Ф. Мартене прежде всего исходил из междуна-| родно-правовой концепции международного частного | права. |

Следует отметить большую практическую деятель-j ность Ф. Ф. Мартенса в области кодификации междуна-Ц родного частного права. Он был «первым делегатом»! России на Гаагских конференциях по международному! частному праву и избирался ее вице-президентом. Под| председательством Ф. Ф. Мартенса при Министерстве-1 иностранных дел России в 1898 году было создано| Совещание из представителей разных ведомств, в задачу| которого входили рассмотрение программы работы Гааг-|

34


ских конференций и подготовка соответствующих по­ложений.

Широким подходом к международному частному пра­ву отличались работы П. Е. Казанского, который отно­сил к международному частному праву («международ­ному гражданскому праву») не только коллизионные нормы, как это делал Ф. Мартене, но и нормы материаль­ного права. П. Е. Казанский говорил о двух задачах «международного гражданского права»: во-первых, со­здать всемирный гражданский оборот и обеспечить каж­дому лицу определенную совокупность прав и, во-вторых, определить, «законы каких государств должны приме­няться к тем или другим отношениям между людьми».

Международному гражданскому праву он посвятил Особенную часть своего учебника международного права (Одесса, 1904 г.), где определил «общие начала: поня­тие и юридическая природа всемирного гражданского права» (§ 96), говорил о договорах и кодификации этого права (§ 97), столкновении (т. е. коллизии) законов (§ 98), а также дал анализ отдельных норм.

Таким образом, несомненная заслуга П. Е. Казан­ского состоит в том, что он не ограничивает междуна­родное частное право (или, как он его называет, между­народное гражданское право) рамками коллизионного права, хотя и не всегда последовательно проводит в этом отношении свою точку зрения.

Теоретические проблемы Общей части международ­ного частного права (понятие comitas, публичного по­рядка, отсылки и др.) были разработаны А. Пиленко (Пиленко А. Очерки по систематике международного частного права.— 1911. Второе издание этой работы вышло в 1915 г. в Петрограде). Он же написал полный очерк международного частного права для первого изда­ния международного права Листа (Юрьев, 1902, с. 371— 404).

В 1911—1916 годах вышел ряд работ профессора Коммерческого института в Москве М. И. Бруна, в кото-рь!х отстаивалась точка зрения о цивилистическом и на­циональном, а не международном характере коллизион­ного права (Брун М. И. Введение в международное частное право.— Пг., 1915 и другие работы).

А. Нольде известен своим «Очерком международного частного права» (второе издание — СПб., 1909, третье —

35


1912), помещенным в курсе международного права Листа — Грабаря, по которому училось несколько поко­лений русских юристов. Достоинством этого очерка явля­ется попытка автора дать свод «русских коллизионных норм». Автор, говоря о неточности самого термина «меж­дународное частное право», обращает внимание на то, что для того, чтобы этот термин был оправдан, требо­валось бы, «во-первых, чтобы конфликты гражданских законодательств носили всегда международный харак­тер... и, во-вторых, чтобы решения коллизий давались международным правом в собственном смысле слова, то есть международными договорами или обычаями, но никак не внутренним правом отдельных государств. На самом деле это не так». Нольде признает, в частно­сти, что «по большей части решения коллизий даются не международным правом, а внутренним правом отдельных государств» (Лист Ф. Международное право.— С. 465).

2. В советский период первые работы в области международного частного права были опубликованы ле­нинградским профессором А. Н. Макаровым, который сыграл в определенной степени роль связующего звена между дореволюционной и зарождающейся советской наукой в области МЧП. В СССР им были опубликованы две работы: «Основные начала международного частного права» (М., 1924) и «Правовое положение иностранцев в СССР» (М., 1925).

В первой работе он в большей степени опирается на дореволюционную и западную литературу и в меньшей степени на советскую литературу и практику, что пред­ставляется вполне естественным, поскольку последние в то время только зарождались, «Под международным частным правом,— по 'мнению А. Н. Макарова,— надле­жит... понимать совокупность правовых норм, определяю­щих пространственные пределы действия разнолистных гражданских законов» (с. 7).

В отношении спора о том, «признавать ли междуна­родное частное право правом международным или правом внутренним, государственным», А. Н. Макаров -исходит из того, что ни у кого не может быть сомнений относи­тельно принадлежности к международному праву Гааг­ской конвенции о браке 1902 года или норм любого иного, договора по вопросам коллизионного права. В то же вре­мя он считает, что «приходится признать безоговорочно;

36


национальные коллизионные нормы нормами внутрен­него государственного права» (с. 25).

Основной вывод, который делает А. Н. Макаров по этому вопросу, следующий: «Для меня лично,— пишет он,— теорией, отвечающей современному уровню между­народного права, является теория раздельности двух правопорядков — международного и государственного. Логически неизбежным выводом этой основной теоре­тической предпосылки является признание раздельности и коллизионного международного и государственного права» (с. 26).

3. Первая попытка осветить вопросы международного частного права с позиций нового законодательства была предпринята И. С. Перетерским. Речь идет об изданной в 1925 году книге «Очерки международного частного пра­ва РСФСР». Позднее была издана такая значительная работа, как учебник «Международное частное право» (1930 г.) С. Б. Крылова.

В результате совместной работы И. С. Перетерского и С. Б. Крылова в 1940 году был издан учебник междуна­родного частного права (в 1959 г. его переиздали). Этот учебник сохраняет свое значение и до настоящего време­ни, потому что в нем были впервые сформулированы основные теоретические положения, заложены основы современной доктрины международного частного права. Из других пособий по международному частному праву, написанных до Великой Отечественной войны, следует отметить работу А. Г. Гойхбарга (1928 г.) и особенно С. И. Раевича (1934 г.), которая отличалась как новой постановкой вопроса об объеме международного част­ного права, так и оригинальной разработкой проблем.

В последующий период был издан учебник Л. А. Лун-ца «Международное частное право» (1949 г.). Основные проблемы международного частного права были затем детально разработаны Л. А. Лунцем в его фундаменталь­ном трехтомном труде «Курс международного част­ного права». В 1959 году вышел в свет первый том «Меж­дународное частное право. Общая часть»; в 1963-м — второй: «Международное частное право. Особенная часть», а в 1966 году — третий: «Международный граж­данский процесс». Общая часть была переиздана в 1973 году. Особенная часть — в 1975 году, в 1976 году появился «Международный гражданский процесс», под-

37


готовленный Л. А. Лунцем и Н. И. Марышевой. В 1984 го­ду был издан учебник по международному частному пра­ву, написанный Л. А. Лунцем, Н. И. Марышевой и О. Н. Садиковым под общей редакцией последнего. Сле­дует отметить также четыре учебных пособия по этому предмету: Л. Н. Галенской, изданное в 1983 году в Ленин­граде, и под редакцией Г. К. Матвеева, изданное в 1985 году в Киеве; М. Н. Кузнецова, изданное в 1991 году в Москве, и Т. Н. Нешатаевой, изданное в 1991 году в Перми.

Значительный вклад в развитие советской доктрины международного частного права был внесен В. М. Корец-ким. Еще в 20-х годах им был разработан ряд вопросов, связанных с проблемой признания экстерриториального действия советских законов о национализации. В рабо­тах «Униформизм в праве», «Очерки международного хозяйственного права», «Международное радио-право», опубликованных во второй половине 20-х годов, В. М. Ко-рецкий первый среди наших юристов выдвинул идею международного хозяйственного права как комплекс­ной межотраслевой дисциплины, включающей в себя регулирование международных публично-правовых и гражданско-правовых аспектов, обратил внимание на значение унификации дюрм международного частного права. Итогом многолетней работы ученого явилось крупное монографическое исследование «Очерки англо­американской доктрины и практики международного частного права» (1948 г.). В 1989 году были изданы избранные труды В. М. Корецкого в двух книгах (Киев, 1989).

Для нашей науки характерно большое число работ по различным проблемам теории и практики между­народного частного права, причем в послевоенное время основное внимание уделялось специальным вопросам — вопросам Особенной части международного частного права.

Обратим внимание лишь на некоторые основные мо­нографические исследования. По вопросам общего ха­рактера к ним следует отнести книги Н. В. Миронова «Советское законодательство и международное право» (1968 г.), А. А. Тилле «Время, пространство, закон» (1965 г.), А. А. Рубанова «Теоретические основы между­народного взаимодействия национальных правовых

38


систем» (1984 г.); «Международное частное право: Сов­ременные проблемы». Под ред. М. М. Богуславского (1993 г.).

По проблемам права собственности были изданы книги Г. Е. Вилкова «Национализация и международное право» (1962 г.), М. М. Богуславского «Иммунитет государства» (1962 г.).

Из многочисленных работ, посвященных проблемам внешней торговли, отметим две книги В. С. Позднякова:

«Государственная монополия внешней торговли в СССР» (1962 г.), «Советское государство и внешняя торговля (правовые вопросы)» (1976 г.).

В советской доктрине большое внимание уделялось правовым проблемам, связанным с сотрудничеством социалистических стран, с экономической интеграцией этих стран. Среди работ на данные темы следует прежде всего назвать исследование Е. Т. Усенко «Формы регулирования социалистического международного раз­деления труда» (1965 г.) и коллективное исследование «Правовые формы организации совместных производств стран — членов СЭВ» (под общей редакцией Е. Т. Усен­ко, 1985 г.). Этой же проблематике была посвящена книга М. М. Богуславского «Правовое регулирование между­народных хозяйственных отношений» (1970 г.).

Детальный анализ Общих условий поставок СЭВ осуществлен М. Г. Розенбергом в его книге «Между­народное регулирование поставок в рамках СЭВ» (1989 г.). Вопросы ответственности хозяйственных орга­низаций стран — членов СЭВ по внешнеторговым сдел­кам исследуются в работе М. П. Бардиной (1981 г.).

Общее представление о правовом регулировании в области внешней торговли дают книги: «Экспортно-им­портные операции (правовое регулирование)» под ре­дакцией В. С. Позднякова, изданная в 1970 году; «Пра­вовое регулирование отношений по внешней торговле СССР», ч. I, 1985 г. (авторы В. С. Поздняков, О. Н. Сади­ков), ч. II, 1986 г. (коллектив авторов под редакцией В. С. Позднякова); «Право и внешняя торговля», 1987 г. (под редакцией В. С. Позднякова).

Из работ, посвященных правовым вопросам внешних экономических связей, отметим книги коллективов ав­торов: «Правовые формы научно-технического и про-мышленно-экономического сотрудничества СССР с капи-

39


талистическими странами» (под общей редакцией М. М. Богуславского, 1980 г.); «Международная научно-техническая и производственная кооперация» (под общей редакцией М. М. Богуславского, 1982 г.); «Пра­вовые проблемы совершенствования хозяйственного ме­ханизма в СССР: внешнеэкономические аспекты» (отв. редактор М. М. Нестеров, 1990 г.).

Большой интерес представляют следующие работы в этой области: И. С. Чыкин. «Договор во внешнеэконо­мической деятельности» (1990 г.), А. С. Комаров. «Ответ­ственность в коммерческом обороте» (1991 г.).

Правовое регулирование инвестиционных отношений рассматривается в монографии А. Г. Богатырева «Ин­вестиционное право» (1992 г.).

Правовое положение совместных предприятий осве­щается в работе Н. Н. Вознесенской «Смешанные пред­приятия как форма международного экономического сотрудничества» (1986 г.), второе издание вышло в 1989 году. Этой же проблематике посвящен сборник «Правовое положение совместных предприятий на тер­ритории СССР» (1988 г.).

Международные торговые контракты анализируются в книге В. А. Мусина, вышедшей в Ленинграде в 1986 году.

Денежным обязательствам и кредитным отношениям посвящены книга Л. А. Лунца «Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистиче­ских стран» (1948 г.), коллективная монография о валютных отношениях во внешней торговле (под редак­цией А. Б. Альтшулера, 1948 г.).

О правовых вопросах технической помощи разви­вающимся странам и лицензионных договорах писал М. М. Богуславский в книге «Правовые вопросы техниче­ской помощи СССР иностранным государствам и лицен­зионные договоры» (1963 г.). Лицензионным договорам посвящена монография М. Л. Городисского «Лицензия во внешней торговле СССР» (1972 г.). М. М. Богуслав­ский, О. В. Воробьева и А. Г. Светланой написали моно­графию «Международная передача технологии: правовое регулирование» (1985 г.).

Анализ основных правовых вопросов договора между­народной перевозки дан в работе О. Н. Садикова «Пра­вовое регулирование международных перевозок» (1981г.).


По морскому международному частному праву был издан ряд работ, среда которых книги А. Л. Маковского «Международное частное морское право» (1974 г.);

С. А. Гуреева «Коллизионные проблемы морского права» (1972 г.) и «Международное торговое судоходство» (1979 г.); Г. Г. Иванова и А. Л. Маковского «Между­народное частное морское право» (1984 г.).

Несколько монографий посвящено проблемам автор­ского права, интерес к разработке которых повысился в связи с присоединением СССР к Всемирной конвенции об авторском праве 1952 года: М. М. Богуславского «Вопросы авторского права в международных отноше­ниях» (1973 г.), Ю. Г. Матвеева «Международные кон­венции авторского права» (1976 и 1978 гг.) и «Между­народная охрана авторских прав» (1987 г.).

Вопросам патентного права были посвящены моно­графия М. М. Бо1уславского «Патентные вопросы в меж­дународных отношениях» (1962 г.), книга Ю. И. Свя-досца «Правовая охрана научно-технических достижений и советский экспорт» (1986 г.).

Ряд работ в области международной охраны интел­лектуальной собственности был опубликован М. Н. Куз­нецовым (в частности, «Охрана результатов творческой деятельности в международном частном праве», 1988 г.).

Правовое положение иностранцев в СССР рассмат­ривается в работах Л. А. Галенской (1982 г.), В. И. Ки-силя и В. П. Пастухова (1987 г.), а также в книгах:

«Статус иностранцев в СССР» под общей редакцией М. М. Богуславского (1984 г.); М. М. Ботуславского, Л. В. Лазарева, Н. И. Марышевой «Иностранцы в СССР:

правовое положение», М., 1984 г. (на французском, ис­панском и арабском языках) и в значительной степени основанной на этой работе книге Л. В. Лазарева, Н. И. Марышевой, И. В. Пантелеевой «Иностранные граждане (правовое положение)» (1992 г.). В области трудового права была издана работа А. С. Довгерта «Правовое регулирование международных трудовых от­ношений» (Киев, 1992 г.).

В области семейного права две монографии были опубликованы Н. В. Орловой: «Вопросы брака и развода в международном частном праве» (I960 г.), «Брак и семья в международном частном праве» (1966 г.). Из других исследований отметим книгу И. К. Городецкой

41


«Международная защита прав и интересов детей» (1973 г.).

В советской доктрине А. А. Рубановым была осу­ществлена фундаментальная разработка проблем наслед­ственного права. Укажем его работы: «Наследование в международном частном праве (отношения СССР с ка­питалистическими странами)» (1966 г.), «Наследование в международном частном праве (отношения между социалистическими странами)» (1972 г.), «Заграничные наследства (отношения между социалистическими и ка­питалистическими странами)» (1975 г.).

Вопросы международного гражданского процесса разрабатывались в книгах Д. Д. Аверина «Положение иностранцев в советском гражданском процессе» (1966 г.) и Н. И. Марышевой «Рассмотрение судами гражданских дел с участием иностранцев» (1970 г.), а также в специально посвященных проблемам арбитра­жа работах С. Н. Лебедева, С. Н. Братуся, Д. Ф. Рам-зайцева и других авторов. Назовем несколько книг:

С. Н. Лебедев. «Международный торговый арбитраж» (1965 г.); С. Н. Лебедев. «Международное сотрудниче­ство в области коммерческого арбитража» (1979 г.);

С. Н. Лебедев. «Международный коммерческий арбит­ража компетенция арбитров и соглашение сторон» (1988 г.); Д. Ф. Рамзайцев. «Внешнеторговый арбитраж в СССР» (1952 и 1957 гг.); И. О. Хлестова. «Арбитраж во внешнеэкономических отношениях стран — членов С^В» (1980 г.); А. И. Минаков. «Арбитражные соглаше­ния и практика рассмотрения внешнеэкономических споров» (1985 г.).


Информация о работе «Учебник по международному частному праву»
Раздел: Экономика
Количество знаков с пробелами: 821214
Количество таблиц: 42
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
103605
0
0

... в России посвящен п. 2.2. Глава 2. место норм международного частного права в российской практике 2.1. Внутреннее законодательство   Внутреннее законодательство - это один из основных источников международного частного права в России. Россия - федеративное государство. Согласно Конституции 1993 года, в ведении РФ находятся валютное, кредитное, таможенное регулирование, внешняя политика, ...

Скачать
35867
0
0

... торгово-экономическом сотрудничестве, правовой помощи, об избежании двойного налогообложения и других, а также предписаниями местного законодательства8. 3. Правовое положение государства в Международном частном праве Особым субъектом международных частноправовых отношений являются государства, что обусловлено иммунитетом государства, порожденным государственным суверенитетом, который включает ...

Скачать
25811
0
0

... права. Определяющее значение здесь имеют, прежде всего, принципы суверенитета государств, невмешательства во внутренние дела, недопущения дискриминации (принцип недискриминации). В области международного частного права, нормы которого в значительной степени формируются каждым государством самостоятельно, большое значение имеет принцип соблюдения каждым государством, как своих договорных ...

Скачать
67054
0
0

... международного права. В соответствии с целью в работе были решены следующие задачи: 1. Исследованы основные аспекты наследования в международном праве 2. Изучены наследственные права иностранцев в Российской Федерации. 3. Рассмотрены наследственные права российских граждан за границей В процессе выполнения контрольной работы цель была достигнута, поставленные задачи решены. По итогам можно ...

0 комментариев


Наверх