Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Участниками совместного предприятия могут быть российские юридические лица, российские граждане;

Учебник по международному частному праву
В доктрине международного частного права раз­личных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково Необходимое представление о состоянии науки международного частного' права в других государствах могут дать следующие курсы и учебники Зак. № 239  65 Коллизионная норма — это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соот­ветствующему правоотношению Октября 1972 г. между СССР и США было под­писано соглашение о торговле, которое предусматривало предоставление сторонами друг другу режима наиболь- В России имеется некоторое количество лиц без гражданства. К ним относятся проживающие на тер­ритории РФ лица, не являющиеся гражданами РФ и не В современных условиях хозяйственная деятель­ность юридических лиц не ограничена пределами одного Участниками совместного предприятия могут быть российские юридические лица, российские граждане; Сделки по внешней торговле, как правило, заклю­чаются внешнеэкономическими организациями или же непосредственно предприятиями (см. гл. 5) Золотых франков за 1 кг веса брутто. Конвенция дей­ствует для РФ Июня 1973 г. в Вене было подписано новое между­народное соглашение по вопросам товарных знаков — Договор о регистрации товарных знаков Расторжение брака с иностранцами в РФ. Согласно Расторжение брака за границей. Вопрос о растор- Гражданство детей. Правовое положение ребенка определяется его гражданством. Поэтому необходимо выяснить, как определяется в РФ гражданство детей В ряде государств есть специальное законода-
821214
знаков
42
таблицы
0
изображений

2. Участниками совместного предприятия могут быть российские юридические лица, российские граждане;

141


иностранные юридические лица, включая, в частности, любые компании, фирмы, предприятия, организации или ассоциации, созданные и правомочные осуществлять ин­вестиции в соответствии с законодательством страны своего места нахождения; иностранные граждане, лица без гражданства, российские граждане, имеющие посто­янное место жительства за границей, при условии, что они зарегистрированы для ведения хозяйственной дея­тельности' в стране их гражданства или постоянного места нахождения; иностранные государства и между­народные организации.

Вопрос о том, является или не является соответ­ствующая иностранная фирма юридическим лицом, об­ладает ли она, следовательно, гражданской правоспособ­ностью, может быть решен по праву государства, в ко­тором учреждена эта иностранная организация. Такой вывод вытекает из установленного в ст. 161 Основ граж­данского законодательства 1991 года принципа приме­нения закона инкорпорации юридического лица. На­помним, что в соответствии с этой статьей Основ «1раж-даиская правоспособность иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юри­дическое лицо».

3. Действующее в России законодательство не уста­навливает для отечественных и иностранных участников совместного предприятия какого-либо обязательного со­отношения долей. Этот вопрос решается соглашением сторон (учредительным договором). Иные правила по этому вопросу установлены в отношении совместных страховых организаций.

Уставный капитал акционерного общества образуется вначале из оплаты- акций учредителям, а затем акку­мулированием денежных средств путем открытой подпис­ки на акции. Уставный капитал товарищества образует­ся только за счет вкладов учредителей.

Уставный капитал может быть сформирован путем внесения либо денежных средств, либо имущества и имущественных прав. В первом случае не будет осуществляться согласование оценки вкладов учреди­телями. Во втором случае необходима оценка вкла­дов.

Вклады в иностранной валюте и имущества, оценен­ного в иностранной валюте, подлежат пересчету в

142


рубли в соответствии с тем курсом, который действует для операций такого рода (до 1 января 1992 г. действо­вал курс Госбанка СССР, применявшийся во внешне­торговых операциях; после 2 января 1992 г. стал при­меняться коммерческий курс). При формировании устав­ного капитала путем внесения денежных средств, иму­щества, имущественных и неимущественных прав на практике стали делаться специальные перечни вкладов российских и иностранных участников в виде отдель­ных приложений к учредительному договору. Каждый. перечень должен содержать наименование вклада, его описание, согласованную оценку вклада и срок его взноса.

В качестве вклада могут вноситься: собственность, а также другие имущественные права, как, например, право пользования, право залога и т. д.; права на долевое участие и другие формы участия в хозяйственных пред­приятиях и организациях; права требования по денеж­ным средствам, вложенным для создания экономических ценностей, или услугам, имеющим экономическую цен­ность; авторские права, права промышленной собствен­ности, такие как права на изобретения, включая права, вытекающие из патентов, товарные знаки, промышлен­ные образцы, полезные модели, фирменные наимено­вания, а также технологию и «ноу-хау»; права на эко­номическую деятельность, включая права на разработку, добычу или эксплуатацию природных ресурсов. В слу­чае призвания в России права собственности иностран­ного инвестора на землю оно также войдет в число возможных прав такого рода, которые будут опреде­ляться в качестве вклада.

Согласно закону «Об иностранных инвестициях», обязанность внесения каждым из участников до 50% указанных в учредительных документах вкладов отсро­чена до истечения года после регистрации предприятия. Таким образом для иностранного инвестора установле­но определенное изъятие из общего правила о вне­сении не менее 50 % уставного капитала в течение 30 дней после регистрации, а остальных 50% —в течение пер­вого года деятельности общества.

4. Закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности» разрешает предприятиям самостоятельно определять структуру органов управления. Положение

143


об акционерных обществах от 25^ декабря 1990 г. для акционерных обществ как открытого, так и закрытого типа (как отмечалось выше, под последним российское законодательство понимает, как правило, товарищество с ограниченной ответственностью) предусматривает че­тыре органа управления: общее собрание, совет дирек­торов, правление, генеральный директор. Высшим орга­ном считается общее собрание акционеров, созываемое раз в год. В промежутках между годовыми собраниями высшим органом управления является совет директоров. Число директоров определяется общим собранием, но оно должно быть нечетным (не менее трех в закрытом обществе и не менее пяти — в открытом).

Из числа директоров общее собрание назначает гене­рального (исполнительного) директора. Совет директо­ров утверждает состав правления.

В отношении совместных предприятий следует иметь в виду, что принципиальные вопросы их деятельности должны решаться на основе единогласия всех их учре­дителей. Перечень таких вопросов обычно определяется в учредительных документах. Уставы совместных пред­приятий обычно определяют компетенцию совета дирек­торов, правления, генерального директора и ревизионной комиссии.

В товариществах с ограниченной ответственностью генеральный директор обычно назначается собранием учредителей из числа директоров сроком на 3 года с правом его продления. Генеральный директор осу­ществляет оперативное руководство работой товарище­ства, без доверенности действует от его имени, заклю­чает договоры, осуществляет любые другие действия, необходимые для достижения целей товарищества, за исключением тех, которые в соответствии с уставом прямо закреплены за собранием и советом директо­ров.

Ревизионная комиссия осуществляет контроль за фи­нансовой деятельностью товарищества. Ее члены изби­раются из числа учредителей сроком на 2 года на общем собрании участников.

5. Регистрация предприятий с иностранными инве­стициями в России осуществляется на основе постанов­лений правительства № 26 «О регистрации предприятий с иностранными инвестициями» от 28 ноября 1991 г.

144


и № 357 «О некоторых вопросах ведения Государст­венного реестра предприятий» от 28 мая 1992 г., а также постановлений региональных и местных органов власти. Так, в Москве регистрация осуществляется в соответствии с постановлением № 97 «О введении еди­ного порядка регистрации предприятий и организаций в Москве» правительства Москвы от 17 октября 1991 г. и последующими актами по вопросам регистрации пред­приятий. Можно говорить о трех случаях регистрации предприятий в зависимости от объема иностранных ин­вестиций и предмета деятельности.

Первый случай касается регистрации предприятий, объем иностранных инвестиций в которые превышает 100 млн. руб. (размер суммы был определен ст. 16 Зако­на об иностранных инвестициях и подлежит изменению), она осуществляется специальным органом—Комитетом по иностранным инвестициям, вошедшим в 1992 году в состав Российского агентства по международному эко­номическому сотрудничеству и развитию.

Второй случай касается регистрации предприятий с иностранными инвестициями нефтегазодобывающей, нефтегазоперерабатывающей и угледобывающей отрас­лей. Регистрация таких предприятий, независимо от вели­чины их уставного капитала, была возложена на Коми­тет по иностранным инвестициям (соответственно на Российское агентство по международному экономическо­му сотрудничеству и развитию).

Третий случай касается остальных предприятий. Их регистрация осуществляется Советами Министров рес­публик в составе Российской Федерации, администра­циями краев и областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга. В Москве и Санкт-Петербурге созданы регистрационные палаты.

6. Имущество, ввозимое в РФ в качестве вклада иностранных инвесторов в уставный фонд предприя­тий с иностранными инвестициями в пределах сроков, установленных учредительными документами для его формирования, а также имущество, предназначенное для собственного материального производства, освобождает­ся от взимания таможенной пошлины и не облагается налогом на импорт.

Имущество, ввозимое в РФ иностранными работни­ками предприятий с иностранными инвестициями для

145


собственных, нужд, освобождается от взимания тамо­женной пошлины.

Законом об иностранных инвестициях было уста­новлено, что предприятия, полностью принадлежащие иностранным инвесторам, и совместные предприятия, в уставном фонде которых иностранные инвестиции со­ставляют более 30%, вправе без лицензий экспортиро­вать продукцию для собственных нужд, за исключе­нием случаев, предусмотренных действующими на тер­ритории РФ международными договорами.

7. Важную роль в решении существенных вопросов как учреждения предприятий, так и их деятельности призваны сыграть договоры о создании совместных пред­приятий, заключаемые их участниками, и уставы пред­приятии.

На современном этапе создания в нашей стране совместных предприятий законодательное регулирование ограничено кругом наиболее важных и принципиаль­ных вопросов, с тем чтобы оставить решение их на усмотрение сторон — участников совместного предприя­тия. Договорное регулирование приобретает, таким обра­зом, важное, если не решающее, значение.

Совместные предприятия являются юридическими лицами по российскому законодательству. Они могут от своего имени заключать договоры, приобретать иму­щественные и личные неимущественные права и нести обязанности, быть истцами и ответчиками в суде и третейском суде. Совместные предприятия имеют само­стоятельный баланс и действуют на основе полного хозяйственного расчета, самоокупаемости и самофинан­сирования. В принципе на совместные предприятия как на юридические лица российского права распространя­ются общие положения российского законодательства о юридических лицах. Но в. отношении совместных предприятий, которые следует рассматривать как осо­бый, новый вид российских юридических лиц, действуют некоторые специальные положения, прямо установлен­ные законодательством.

8. Из других юридических вопросов следует оста­новиться на вопросе о праве, подлежащем примене­нию к взаимоотношениям участников совместного пред­приятия. Поскольку договор об учреждении совмест­ного предприятия — это всегда договор с иностранным

146


участником (фирмой, компанией, корпорацией), во взаи­моотношениях участников совместного предприятия все­гда присутствует «иностранный элемент». Это означает необходимость решения так называемой коллизионной проблемы, то есть вопроса о том, правом какого госу­дарства эти отношения будут регулироваться. Решение этой проблемы российским судом или третейским судом (арбитражем) возможно лишь на основе норм и прин­ципов коллизионного права, входящего в состав **ежду-народного частного права. Такая норма содержится в Основах гражданского законодательства 1991 года.

В п. 3 ст. 166 Основ 1991 года говорится следующее:

«З. К договору о создании совместного предприятия с участием иностранных юридических лиц и граждан применяется право страны, где учреждено совместное предприятие». Здесь под термином «совместное пред­приятие» понимается юридическое лицо, а не любая сов­местная деятельность. О применении права к такой сов­местной деятельности, как производственное сотрудни­чество, кооперирование, говорится в предшествующем п. 2 этой же статьи. В п. 3 ст. 166 термин «договор» следу­ет толковать таким образом, что он включает в себя все учредительные документы (соглашение, устав, приложе­ния к ним), но не договоры, заключаемые СП с другими субъектами, в том числе и с учредителями. К таким договорам право должно применяться в соответствии с другими коллизионными нормами российского законо­дательства.

Из приведенных положений Основ следует, что суд или арбитраж в случае рассмотрения спора по договору о создании совместного предприятия в России будет применять в силу п. 3 ст. 166 российское право как право страны, где было учреждено совместное предприятие.

Возникает вопрос, может ли договор о создании СП содержать условие о применении иного права, чем право Российской Федерации, на территории которой учрежда­ется предприятие. 'Следует сделать вывод, что такое условие договора должно быть признано российским судом или арбитражем в России недействительным, по­скольку оно прямо противоречит законодательству (см. гл. 3).

Арбитраж, рассматривающий спор по такому согла­шению (не в России), решая этот вопрос, может также

147


исходить из того, что личным статутом СП как юриди­ческого лица, учрежденного по российскому праву, будет право России, а не право какой-либо иной страны.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:

1. Какое значение имеет определение национальности юридического лица и какие основные критерии приме­няются для определения национальности юридических

лиц?

2. В чем состоит принцип раздельной ответствен­ности государственного юридического лица и Россий­ского государства?

3. Какие имеются виды предприятий с иностранны­ми инвестициями?

4. Что понимается под совместным предприятием?

5. Каково правовое положение предприятия с ино­странными инвестициями на территории России?


Глава б

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВА КАК УЧАСТНИКА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

§1. Государство как су&ьект имущественных отношений.

§2. Иммунитет государства и его виды. §3. Правовой режим граж-

данско-правовых сделок, совершаемых государством

ЛИТЕРАТУРА

Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть— С. 74—91; Лунц Л. А., Марышва Н. И., Садиков О. Н. Международное частное право.— С. 110—118; Богуславский М. М. Иммунитет государства.— М., 1962; Поздняков В. С. Государствен­ная монополия внешней торговли в СССР.— М., 1969; Поздняков В. С. Советское государство и внешняя торговля (правовые вопросы).— М., 1976; Иванов С. И. Современные тенденции в законодательстве некоторых буржуа зных государств по вопросу об иммунитете госу­дарства и его собственности (на примере США и Англии) // Сов. ежегодник международного права. 1981.— М., 1982.— С. 235—246;

Законодательство капиталистических стран об иммунитете иностран­ного государства. Обзорная информация ВНИИСЗ / Сост. И. О. Хлес-това, Н. Г. Швыдак.— М., 1988; Баратянц Н. Р., Богуславский Af. М., Колесник А. Н. Современное международное право: иммунитет го­сударства // Сов. ежегодник международного права, 1988.— М., 1989.—С. 165—182; Хлестова И. О. Проблемы юрисдикционного иммунитета иностранного государства в работе Комиссии междуна­родного права // Там же.— С. 183—194; Швыдак Н. Г. Юрисдикцион-ные иммунитеты иностранного государства в судебной практике Франции и Швейцарии. Материалы по иностранному законода­тельству и международному частному праву // Труды 49 ВНИИСЗ.— М, 1991.— С. 109—182.

§ 1. ГОСУДАРСТВО КАК СУБЪЕКТ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Развитие международного сотрудничества в области экономики, производства, торговли, науки и культуры

149


приводит к тому, что государство вступает в самые различные имущественные правоотношения с другими государствами, а также с международными организа­циями, юридическими лицами и отдельными гражданами других государств. При этом обычно различают два вида правоотношений, в которых участвуют государства. Во-первых, правоотношения, возникающие между государ­ствами, а также между государством и международными организациями (по экономическому и научно-техничес-кому сотрудничеству, кредитные и т. д.). Во-вторых, правоотношения, в которых государство выступает в качестве только одной стороны; другой стороной в этих правоотношениях могут быть иностранные юридические лица, международные хозяйственные (немежгосударст­венные) организации и отдельные граждане.

Отношения первого вида регулируются исключитель­но нормами международного публичного права и, хотя они тесно связаны с отношениями второго вида, в настоящей работе не рассматриваются. Что касается отношении второго вида, то это могут быть отношения оо поставке товаров, выполнению различных услуг • иные.

Государство может выступать стороной в соответст­вующих правоотношениях при выпуске им займов, обли­гации которых продаются иностранным гражданам. Оно может быть сторонок • концессионных договорах и вообще в отношениях, возникающих при предоставлении государством концессий иностранным частным компа­ниям. Определение правовой природы этих отношении особенно актуально для стран, заинтересованных в при­влечении иностранных -инвестиций (см. гл. 7). Приме­нительно к Советскому государству выступление его в качестве стороны в торговых сделках могло иметь место тогда, когда сделки заключались торгпредством. Однако в современных условиях организация внешней торговли такие случаи крайне редки, поскольку внешнеторговые сделки заключаются хозяйственными организациями — самостоятельными юридическими лицами. Однако если Российское государство предоставляет само гарантию по внешнеторговой сделке, то в этом случае оно стано­вится субъектом соответствующих отношений.

Российское государство само выступает субъектом имущественных отношений при строительстве здания для

150


посольства за границей, аренде земельного участка или найме жилого дома. Во всех случаях эти сделки заклю­чаются торгпредством или посольством РФ от имени государства. Следует строго различать случаи, когда субъектом имущественных отношений выступает госу­дарство и когда субъектом отношений являются государ­ственные юридические лица или любые другие юрцаиче-ские лица.

Возможны и иные правоотношения подобного рода Например, Российское государство может выступать в гражданском обороте за границей в качестве наслед­ника выморочного имущества, оставшегося после смерти российских граждан, или в качестве наследника по за­вещанию (см. гл. 15)

В области имущественных отношений государство выступает как особый субъект права, поскольку оно не является юридическим лицом. В западной юриспру­денции была выдвинута теория «расщепления» госу­дарства в тех случаях, когда оно выступает в имущест­венных отношениях, на два лица: если оно действует в силу своего суверенитета, то это одно лицо, субъект властвования, а если оно заключает сделку, то это уже другое лицо, которое должно быть приравнено к прочим юридическим лицам.

С этой теорией трудно согласиться по следующим основаниям. Государство всегда является единым субъек­том, но проявления его правосубъектности много­образны. Если государство заключает сделку или пре­доставляет заем другому государству, то при этом оно не теряет своего суверенитета, а продолжает действовать как суверен и в экономической области, и в области международных научных и культурных связей. Катего­рия юридического лица — это категория внутреннего на­ционального права каждого государства. Само государ­ство наделяет какое-либо образование правами юриди­ческого лица, то есть само государство устанавливает, что то или иное образование является юридическим лицом. Кто же может наделить государство правами юридического лица? Только какой-либо правопорядок, существующий над государством, или какое-либо всемир­ное правительство, о создании которого много писали в юридической и общеполитической литературе, но та­кого надгосударственного органа нет.

151


§2. ИММУНИТЕТ ГОСУДАРСТВА И ЕГО ВИДЫ

1. Иммунитет государства основывается на том, что оно обладает суверенитетом, что все государства равны. Это начало международного права выражено в следую­щем изречении: «Par in parem non habet imperium» («Равный не имеет власти над равным»).

В теории и практике государств обычно-различают несколько видов иммунитета: судебный, от предваритель­ного обеспечения иска и от принудительного исполне­ния решения.

Судебный иммунитет заключается в неподсудности одного государства судам другого государства («Par in parem non habet jurisdictionem» — «Равный над равны­ми не имеет юрисдикции»). Без согласия государст­ва оно не может быть привлечено к суду другого государства. Причем не имеет значения, в связи с чем или по какому вопросу государство намереваются привлечь к суду.

Иммунитет от предварительного обеспечения иска состоит в следующем: нельзя в порядке предваритель­ного обеспечения иска принимать без согласия госу­дарства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества.-

13 марта 1948 г. американские судебные власти наложили арест на прибывший в Нью-йоркский порт советский пароход «Россия», пытаясь объяснить эти незаконные действия судебным иском двух пассажиров, которые якобы получили ушибы во время качки судна в море. Арест был произведен в порядке обеспечения иска. Совет­ское посольство по поручению правительства СССР обратило внима­ние государственного департамента США на недопустимость наложе­ния ареста на судно, принадлежащее иностранному государству и пользующееся поэтому судебным иммунитетом, заявив протест про­тив указанных действий американских властей. После этого представ­ления госдепартаменту б апреля 1948 г. в федеральных судах Восточного и Южного округов Ныо-"Йорка были вынесены решения о снятии ареста с судна.

В данном случае Советское государство не давало согласия на рассмотрение дела в суде вообще; здесь действовало общее положение об иммунитете, но и в случае, если согласие государства на рассмотрение дела имеется, оно не распространяется на предва­рительное обеспечение иска.

Под иммунитетом от исполнения решения понима­ется следующее: без согласия государства нельзя осу­ществить принудительное исполнение решения, вынесен-^ ного против государства.

152


Наряду с этими тремя видами иммунитета говорят еще об иммунитете собственности государства (см. гл. 7). Это более общее понятие, поскольку не всегда вопрос об иммунитете имущества государства возникает в связи с рассмотрением какого-либо иска в суде.

Все эти иммунитета связаны между собой, пото­му что их основа одна — суверенитет государства, ко­торый не позволяет применять в отношении государст­ва какие-либо принудительные меры.

Государство может дать согласие на рассмотрение предъявленного к нему иска в суде другого государства или же на меры по обеспечению иска либо исполнению решения, но такое согласие должно быть явно выражено дипломатическим путем или иным образом. Согласие го­сударства на неприменение к нему правил об иммуните­те, об установлении определенных изъятий из этих пра­вил может быть сформулировано в международных договорах, и прежде всего в торговых.

Вступая в гражданско-правовые отношения с иност­ранной компанией, государство может дать в заключае­мом им соглашении согласие на предъявление к нему исков в суде, а также на применение к нему мер по предварительному обеспечению иска или же в отношении принудительного исполнения.

2. В прошлом веке и в начале XX века положение об иммунитете государства и его собственности находило повсеместное применение, и судами ряда государств был вынесен ряд руководящих решений (leading case) по этому вопросу.

Затем стала развиваться теория так называемого функционального, или ограниченного, иммунитета. Сог­ласно этой теории, когда государство действует как су­верен, совершает акт властвования, оно всегда пользует­ся иммунитетом. Если же государство совершает дейст­вия в качестве частного лица, осуществляет внешне­торговые операции, то есть занимается какой-либо коммерческой деятельностью, то оно иммунитетом не пользуется. Такой точки зрения придерживались суды Австрии, Швейцарии, Бельгии, Италии, Греции. Теория функционального иммунитета получила применение в практике судов ФРГ (решения конституционного суда в 1962 и 1963 гг. по вопросам иммунитета).

Советская доктрина исходила из того, что государст-

153


во не перестает быть суверенным, когда оно выступает в экономическом обороте. Государство не отказывается от своего суверенитета и не лишается его. Практика показала, что разграничить действия, совершаемые de jure imperil (т. е. в качестве акта властвования суверена), и действия, совершаемые de jure gestionis (т. е. в качестве частного лица), на основе объективных критериев невозможно. с

В судах стран Запада был рассмотрен ряд дел, касав­шихся иммунитета Советского государства.

Одним из них, на примере которого можно разобрать отдель­ные положения, касающиеся иммунитета государства и его собствен­ности, было известное дело о советском золоте, рассмотренное в США в 1928—1932 годах.

Для расчетов по некоторым сделкам в США было вывезено и депонировано в двух нью-йоркских банках определенное количество советского золота в слитках. Государственный французский банк предъявил иск о выдаче ему этого золота не к. Советскому прави­тельству Ti не к Госбанку СССР, а к нью-йоркским банкам, в.которых оно находилось. Французский банк утверждал, что в порядке предо­ставления займов царскому правительству еще до революции он по­местил в банк в Петербурге определенное количество золотых слитков и что слитки, которые находятся в американских банках, и есть те самые, которые в 1916 году им были привезены в Петер­бург.

В иске было отказано. Остановимся на некоторых принципи­альных вопросах этого дела, на решение которых повлияли прежде всего интересы тех американских деловых кругов, которые были за развитие торговли с СССР.

В решении федерального суда Южного округа Нью-Йорка от 5 июня 1931 г. значительное место занял вопрос об иммунитете государства и его собственности. Суд, в частности, указал, что «одним из обычных свойств государственного суверенитета является изъятие от исков со стороны иностранцев. Было бы нарушением одного из атрибутов суверенитета, если бы правительство иностранного госу­дарства привлекалось в качестве, ответчика на суде без его согла­сия». Суд признал, что иммунитетом должно пользоваться не только государство, не только правительство, но и любой орган Советского государства, в частности Госбанк СССР, являющийся, как выразился суд, «частью (.party) Советского правительства».

Трудным для американского суда был вопрос о дипломата ческом признании. Советский Союз не был признан в то время Соединенными Штатами, но он 'был признан Францией. В решения суда говорилось: «Хотя и не состоялось признание правительством Соединенных Штатов того, что было названо советским режимом, ни как правительства де-юре, ни как правительства де-факто, мы только прячем головы в песок, подобно страусам, если не хотим признать это». Исходя из этого, суд сделал вывод, что вопрос о признании не имеет значения, поскольку Советское государство ре­ально существует, а раз это так, значит, следует признать иммуни-^

154


тет в отношении его собственности, и всякого рода возражения, связанные с непризнанием государства, отпадают.

Далее суд рассуждал следующим образом: Советское государ­ство утверждает, что оно собственник этого золота, хотя это иму­щество находится во владении нью-йоркских банков. Право собствен­ности Советского государства на данное имущество оспариваться не может. Не может быть и наложен арест на это имущество. Если у французского банка есть какая-либо претензия к Советскому государству, он вправе обратиться непосредственно к Советскому государству, но наложить арест на имущество Советского государства нельзя. Таким образом, в решении содержалось принципиальное признание иммунитета советского имущества за границей. Арест, который сначала наложили на советское золото, был снят.

Из penieisrii, вынесенных в послевоенный период, представляет интерес решение по делу Е. Вейламан (1959 г.). Содержание этого дела следующее: в 1932—1934 годах в СССР были ликвидированы концессии английских акционерных обществ «Тетюхе майнияг корпо-рейши» и «Лена Голдфилдс лимитед» (см. гл. 7). Советское пра­вительство выдало этим обществам обязательства (облигации), по ко­торым в различные сроки производились платежи. В 1941 году СССР был вынужден пойти на приостановление платежей по этим обязательствам. Английские общества, распространив облигации среда английских и американских граждан, не выплачивали по ним ника­ких процентов, ссылаясь на то, что Советский Союз не оплатил эти облигации. В связи с этим Вейламан, которая была одним из дер­жателей таких облигаций, обратилась в нью-йоркский суд с иском к Советскому Союзу. В обеспечение иска был наложен арест на счета Госбанка СССР и Банка для внешней торговли СССР в трех нью-йоркских банках (всего на сумму около 55 тыс. долл.). Само по себе рассмотрение судом этого дела являлось нарушением обще­признанных норм международного права о судебном иммунитете, поскольку Советское правительство не давало согласия на рассмот­рение иска Вейламан в американском суда.

В дальнейшем Вейламан предъявила иск к .«Чейз Манхэттен Бэнк» о передаче ей определенных сумм с находившихся в этом банке счетов советских банков. В решении Верховного суда штата Нью-Йорк от 1 октября 1959 г. в результате дипломатического протеста СССР, поддержанного госдепартаментом, был признан имму­нитет собственности СССР — денежных средств на счетах в «Чейз Манхэттен Бэнк». Общепризнано, говорилось в решении суда, что, когда в суде штата рассматриваются вопросы в отношении имму­нитета иностранных суверенных государств и их собственности, они не должны обычно решаться путем применения местного закона. Такие вопросы должны рассматриваться, принимая во внимание международную вежливость в отношениях между государствами, и решаться в соответствии с политикой, сформулированной госдепар­таментом США для осуществления международных отношений. Гос­департамент согласился с требованием СССР об иммунитете к через прокурора США сделал заявление о заинтересованности США в том, чтобы собственность СССР в США пользовалась иммунитетом «от исполнения судебных решений илиГ других действии, аналогичных исполнению судебных решений, и что этот суд должен принять меры к немедленному освобождению любой государственной собственности СССР, на которую до настоящего времени наложен арест в связи

155


с этим процессом, и отклонить всякие возможные действия, связанные с исполнением, или действия, аналогичные исполнению судебного решения».

Из практики английских судов по вопросам иммунитета следует остановиться на деле ТАСС (1949 г.). Некий Крайна предъявил к ТАСС иск в связи с тем, что ему якобы был нанесен моральный ущерб. Английский суд признал, что ТАСС не может быть ответчиком по данному делу, поскольку ТАСС — это отдел, часть Советского правительства, занимающийся вопросами информации, и, поскольку это часть Советского правительства, иск к правительству не может рас­сматриваться при отсутствии согласия ответчика. В суд, указывалось далее в решении, поступило письмо советского посольства в Лондоне, в котором приводились выдержки из устава ТАСС и сообщалось, что Советское правительство и ТАСС, ссылаясь на иммунитет, не дают согласия на рассмотрение иска. Таким образом, в решении англий­ского суда по данному делу был признан иммунитет Советского государства и его органов.

Приведенные решения были вынесены до принятия в США Закона об иммунитетах иностранных государств 1976 года и в Великобритании Закона об иммунитете государства 1978 года. В законе США 1976 года ука­зано, что иммунитет не будет признаваться, «козда основаниями для иска служат коммерческая деятель­ность, осуществляемая иностранным государством в Сое­диненных Штатах, или действие, совершенное за преде­лами Соединенных Штатов в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства вне Соединен­ных Штатов, если это действие имеет прямые последст­вия для Соединенных Штатов» [§ 1б05(а)2]. На имуще­ство иностранного государства, находящееся в США и используемое для коммерческой деятельности в этой стране, не распространяется иммунитет от мер по аресту для обеспечения иска и от мер по обращению взыска­ния на имущество на основании судебного решения.

В законе США 1976-года указывается также, к какому критерию должны прибегать американские суды, чтобы определить, какие действия являются публично-правовыми, а какие — частно-правовыми. По этому воп­росу суды в разных странах, в том числе и в США, выносили различные решения, часто противоречивые. В законе США 1976 года в качестве такого критерия избрана не цель» а характер, природа операции или отдельной сделки [§ 1603(d)]. Там говорится, что «ком­мерческая деятельность» означает либо ре1улярное осу­ществление коммерческого поведения, либо конкретное коммерческое действие или акт. Коммерческий характер

156


любой деятельности определяется характером осуществ­ления поведения или конкретного действия либо акта, а не ее целью. Английский Закон об иммунитете государ­ства 1978 года определяет коммерческое действие при помощи описания его характера и перечисления типов соответствующих контрактов (ст. 3).

В деле по иску к советским информационным агентствам ТАСС и АПН (решение федерального суда Нью-Йорка от 23 января 1978 г.), которые подготовили материал, опубликованный в газетах «Советская Россия», «Красная звезда» и других изданиях, то есть за пределами США, истец ссылался на то, что эти действия имели «прямые» последствия в США. Истец доказывал (и это имеет наиболее существенное значение с точки зрения применения на практике закона США 1976 г.), что речь идет именно о коммерческой деятельности и в случае такой деятельности иммунитет не должен предоставляться. Однако суд с такими доводами не согласился. Он исходил из того, что действия информационных агентств не связаны с каким-либо контрактом и не могут рассматриваться как коммерчес­кая деятельность. Суд пришел к выводу, что советские организации пользуются иммунитетом от юрисдикции судов в соответствии с Зако­ном США об иммунитетах иностранных государств 1976 года.

Определенное практическое значение имеет вопрос об обратном действии этого закона. Данный вопрос был центральным в деле Jackson v. People's Republic of China (1986 г.). Речь шла о претензиях держателей облигаций, выпущенных правительством Китая в 1911 го­ду. Правительство КНР, к которому был предъявлен иск, неоднократно заявляло, что оно не несет никаких обязательств по внешним долгам бывшего китайского правительства, и настаивало на признании иммунитета. Хотя суд пришел к выводу, что выпуск государством облигаций в соответствии с § 1603(6) закона США 1976 года следует квалифицировать как коммерческую деятельность, иммунитет государства должен быть при­знан, поскольку закон не может иметь обратной силы. При рассмотрении этого дела правительство КНР заяви­ло, что теория ограниченного иммунитета не может быть обязательной для тех стран, которые ее не признают. По мнению китайского правительства, эта теория «при­менима только к той группе стран, которые ее признали, и не применима в отношении Китая, который продолжает придерживаться принципа абсолютного иммунитета».

На решение по данному делу сослался другой суд США при рассмотрении в 1988 году иска держателей царских займов к правительству СССР. В иске было от-

157


казано со ссылкой на то, что закон США 1976 года не имеет обратной силы.

Законы об иммунитете, исходящие из аналогичных принципов, что и закон США, были приняты в Канаде (1981 г.), Австралии (1981 г.), Пакистане (1981 г.), Сингапуре (1979 г.), ЮАР (1981 г.).

В законодательные акты США, Великобритании и других государств, принятые в последние годы, а татке в некоторые международные соглашения были включе­ны специальные правила, касающиеся тех случаев, когда иностранное государство является собственником недвижимого имущества, находящегося на территории государства суда, а также случаев возможного наследо­вания имущества иностранным государством по закону или по завещанию. Так, согласно Европейской конвенции об иммунитете государств от 16 мая 1972 г., иммунитет не признается, если иностранное государство отказалось от иммунитета; само предъявило иск; спор возник по трудовому контракту, в связи с недвижимостью, тре­бованиями о возмещении ущерба, охраной прав промыш­ленной собственности, а также деятельностью de jure gestionis, осуществляемой бюро или агентством госу­дарства в стране суда. Если сравнивать эту конвенцию с законом США 1976 года, то можно заметить, что в ней речь идет о действиях не только коммерческого, но и вообще частно-правового характера и что центр тяжести в вопросе о непризнании иммунитета перене­сен на наличие территориальной связи, необходимой для установления юрисдикции данного государства.

3. Комиссия международного права в 1991 году приняла проект статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности и рекомендовала Гене­ральной Ассамблее ООН созвать международную конфе­ренцию для рассмотрения этого проекта.

До принятия универсальной международной конвен­ции по этому вопросу существенную роль продолжает играть судебная практика каждого государства, хотя ре­шения суда одной страны могут использоваться и во вся­ком случае учитываться при рассмотрении аналогичного дела в другой стране.

Характерный пример дает практика Франция. В этой связи следует остановиться на решении Парижского суда Большой инстан­ции от 16 июня 1993 г.

158


В связи с проведением в Центре искусства и культуры имени Жоржа Помпиду выставки картин Анри Матисса из Государственно­го Эрмитажа и Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина (ГМИН) дочь коллекционера С. И. Щукина Ирина Щукина-Келлер, а также некий И. Коновалов, утверждаю­щий, что он является внуком другого известного собирателя запад­ной живописи И. Морозова, предъявили ряд исков к Российской федерации. Государственному Эрмитажу, ГМИИ имени А. С. Пушки­на и Центру Помпиду. Истцы требовали наложения предваритель­ного ареста на картины и каталоги выставки, признания их права собственности на картины и выплаты им возмещения в крупных суммах. Картины перешли в собственность государства на основании декретов о национализации 1918 года.

Решением суда в исках Щукиной и Коновалову было отказано со ссылкой на, принцип судебного иммунитета государства и его собственности.

От имени Российского государства а суде было заявлено, что акт о национализации представляет собой осуществление публичной власти государства и касался коллекции картин, принадлежащей его гражданам и находящимся на его территории. Кроме того, было обращено внимание суда на то, что иммунитетом от принудитель­ных мер пользуется не только государство как таковое, но также два музея, осуществляющие хранение картин в рамках выполнения публич­но-правовых функций в области культуры, на что они были уполно­мочены Министерством культуры РФ.

Суд согласился с этими доводами я призвал, что прв отсутствия согласия государства на рассмотрение дела иски не могут быть пред­метом рассмотрения суда. На этом же основании суд отказал ист­цам в отношении их требований об осуществлении мер принудитель­ного характера в отношении картин.

§ 3. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ СДЕЛОК, СОВЕРШАЕМЫХ ГОСУДАРСТВОМ


Информация о работе «Учебник по международному частному праву»
Раздел: Экономика
Количество знаков с пробелами: 821214
Количество таблиц: 42
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
103605
0
0

... в России посвящен п. 2.2. Глава 2. место норм международного частного права в российской практике 2.1. Внутреннее законодательство   Внутреннее законодательство - это один из основных источников международного частного права в России. Россия - федеративное государство. Согласно Конституции 1993 года, в ведении РФ находятся валютное, кредитное, таможенное регулирование, внешняя политика, ...

Скачать
35867
0
0

... торгово-экономическом сотрудничестве, правовой помощи, об избежании двойного налогообложения и других, а также предписаниями местного законодательства8. 3. Правовое положение государства в Международном частном праве Особым субъектом международных частноправовых отношений являются государства, что обусловлено иммунитетом государства, порожденным государственным суверенитетом, который включает ...

Скачать
25811
0
0

... права. Определяющее значение здесь имеют, прежде всего, принципы суверенитета государств, невмешательства во внутренние дела, недопущения дискриминации (принцип недискриминации). В области международного частного права, нормы которого в значительной степени формируются каждым государством самостоятельно, большое значение имеет принцип соблюдения каждым государством, как своих договорных ...

Скачать
67054
0
0

... международного права. В соответствии с целью в работе были решены следующие задачи: 1. Исследованы основные аспекты наследования в международном праве 2. Изучены наследственные права иностранцев в Российской Федерации. 3. Рассмотрены наследственные права российских граждан за границей В процессе выполнения контрольной работы цель была достигнута, поставленные задачи решены. По итогам можно ...

0 комментариев


Наверх