Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


В ряде государств есть специальное законода-

Учебник по международному частному праву
В доктрине международного частного права раз­личных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково Необходимое представление о состоянии науки международного частного' права в других государствах могут дать следующие курсы и учебники Зак. № 239  65 Коллизионная норма — это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соот­ветствующему правоотношению Октября 1972 г. между СССР и США было под­писано соглашение о торговле, которое предусматривало предоставление сторонами друг другу режима наиболь- В России имеется некоторое количество лиц без гражданства. К ним относятся проживающие на тер­ритории РФ лица, не являющиеся гражданами РФ и не В современных условиях хозяйственная деятель­ность юридических лиц не ограничена пределами одного Участниками совместного предприятия могут быть российские юридические лица, российские граждане; Сделки по внешней торговле, как правило, заклю­чаются внешнеэкономическими организациями или же непосредственно предприятиями (см. гл. 5) Золотых франков за 1 кг веса брутто. Конвенция дей­ствует для РФ Июня 1973 г. в Вене было подписано новое между­народное соглашение по вопросам товарных знаков — Договор о регистрации товарных знаков Расторжение брака с иностранцами в РФ. Согласно Расторжение брака за границей. Вопрос о растор- Гражданство детей. Правовое положение ребенка определяется его гражданством. Поэтому необходимо выяснить, как определяется в РФ гражданство детей В ряде государств есть специальное законода-
821214
знаков
42
таблицы
0
изображений

2. В ряде государств есть специальное законода-

337


тельство, регулирующее трудовые отношения на совмест­ных предприятиях, а также в свободных экономических зонах. Соответствующие правила касаются не только иностранного персонала предприятий, но и местных граждан. В качестве примера можно привести Закон КНР о совместных предприятиях с китайским и иност­ранным капиталом 1979 года и Положение 1983 года о применении этого закона. Закон КНР о предприятиях-с иностранными инвестициями 1986 года. Положение о труде на совместных предприятиях с китайским и иност­ранным капиталом 1980 года, Положение об особых экономических зонах провинции Гуандун 1980 года.

Для практики судов и доктрины стран Запада харак­терны попытки разграничить применение права к трудо­вым отношениям по вопросам частного права и публич­ного права. Одни авторы (А. Батиффоль и др.) в соответствии с традиционными концепциями пытаются применять к трудовым договорам общие коллизионные принципы обязательственного права (выбор права сторо­нами на основе автономии воли сторон, применение закона места заключения договора и др.), другие же (Нибуайе и др.) выдвигают на первый план вопросы публично-правового характера, в отношении которых не может применяться иностранное публичное право, а всегда подлежат применению правила страны места работы.

Условия труда иностранных рабочих определяются во многом именно публично-правовыми предписаниями, которые носят обязательный характер и по своему содержанию менее гуманны, чем общие условия, уста­новленные общим трудовым законодательством и коллек­тивными договорами. На практике же в силу зависимости иммигрантов от предпринимателей, угрозы высылки, языковых трудностей, отсутствия профессионального обучения и других причин условия их труда еще хуже (большая продолжительность рабочей недели, чем у местных трудящихся, дополнительные работы, непредоставление отпусков и т. д.).

Положение рабочих-мигрантов и их семей в Европе было предметом рассмотрения.Совещания по безопаснос­ти и сотрудничеству в Европе. В Итоговом документе Венской встречи (январь 1989 г.) говорилось о жела­тельности улучшения в дальнейшем экономических,

338


социальных, культурных и других условий жизни рабо­чих-мигрантов и их семей, «законно проживающих в принимающих странах». Была, в частности, подтвержде­на готовность государств — участников Венской встречи принять меры, необходимые для более полного исполь­зования и улучшения возможностей получения образо­вания детьми рабочих-мигрантов.

3. Во Франции, Бельгии, ФРГ, Италии и в ряде других стран в сфере регулирования трудовых отношений применяются гражданско-правовые концепции. Однако специфика этой сферы предопределяет некоторые кор­рективы в применении традиционных институтов и норм международного частного права. Прежде всего это про­является в ограничении применения автономии воли сторон.

В области трудовых отношений сложились опреде­ленные коллизионные принципы. Коллизионный принцип применения закона страны места работы (lex loci laboris) — это основной принцип законодательства о международном частном праве Австрии, Албании, Венг­рии, Испании, Швейцарии, он применяется в судебной практике Нидерландов, Бразилии. Так, в Законе о меж­дународном частном праве Венгрии 1979 года указывает­ся, что к трудовым правоотношениям, если законода­тельство не предусматривает иное, применяется закон того государства, на территории которого выполняется работа.

Этот же принцип закреплен в Европейской конвен­ции 1980 года относительно права, применяемого к договорным обязательствам, а также в проекте Конвен­ции ЕЭС о единообразном ре1улировании коллизий законов в области трудовых отношений. Практика ряда стран показывает, что в этой области, как правило, применяется право страны места работы, а возмож­ность выбора права сторонами в трудовых отношениях фактически исключается.

Не ограничивается свобода выбора права в судебной практике Великобритании, Италии, Канады, ФРГ. В ст. 20 албанского Закона о пользовании гражданскими правами иностранцами и применении иностранного права 1964 го­да предусматривается, что «правоотношение, вытекаю­щее из трудового договора, если между договариваю­щимися сторонами не обусловлено иное, регулирует-

339


ся законом страны, в которой предоставляется ра­бота».

Под законом места работы (lex loci laboris) по­нимается закон страны места нахождения предприятия, где работает трудящийся.

В отдельных специальных случаях под lex loci laboris понимается закон страны места нахождения правления предприятия, закон флага судна и др. Иногда, в случае командирования работника в другую страну для выполнения тех или иных трудовых заданий применяет­ся и принцип закона страны учреждения, командиро­вавшего работника (lex loci delegationis).

В отношении специальных ситуаций, когда работа выполняется в нескольких странах, например в случае с работником международного транспорта (воздушного, речного, автомобильного, железнодорожного), применя­ются дополнительные коллизионные привязки. Так, на­пример, австрийский Закон о международном частном праве предусматривает, что в случае, когда работник обычно выполняет свою работу более чем в одной стране или когда он не имеет обычного места работы, применя­ется закон страны, в которой наниматель имеет обыч­ное место нахождения или в которой преимущественно осуществляется его деятельность.

По закону Албании, Чехо-Словакии может приме­няться закон места регистрации транспортного сред­ства.

В советском законодательстве коллизионные нормы в этой области отсутствовали. Для восполнения этого пробела в проект Закона о международном частном праве РФ была включена статья о трудовых отноше­ниях. В ней была сделана попытка отразить изложен­ную выше практику решения этих вопросов.

Согласно ч. 1 этой статьи, к трудовым отношениям применяется право страны, в которой (полностью или преимущественно) осуществляется работа, если в трудо­вом договоре не установлено иное. Таким образом, возможность действия принципа автономии воли не исключалась.

Согласно ч. 2, трудовые отношения на водном и воздушном транспорте подчинены праву страны, под фла­гом которой используется транспортное средство.

В ч. 3 предусматривается: «Если работа выполняется

340


лицом, командированным за границу соответствующей организацией, к трудовым отношениям этого лица с организацией применяется российское право».

§ 2. ТРУДОВЫЕ ПРАВА ИНОСТРАНЦЕВ В РФ

1. Трудовая деятельность иностранцев допускается в РФ на основании трудового договора иностранца с нашими предприятием и организацией в соответствии с положениями российского трудового законодательст­ва (иностранец поступает на работу в учреждение или предприятие и заключает трудовой договор на неопре­деленный срок либо заключает трудовой договор о ра­боте в РФ на срок, указанный в договоре). Созда­ние в России предприятий с иностранными инвести­циями привело к применению труда иностранных специ­алистов и рабочих на этих предприятиях. Такова первая группа трудовых отношений с участием ино­странцев.

В других случаях трудовые отношения иностранца возникают за границей в соответствии с действующим там законодательством. Например, трудовой договор заключается на родине иностранца, но его трудовая дея­тельность, обусловленная таким договором, протекает в течение какого-то времени в нашей стране. Это все те случаи, когда иностранец приезжает в РФ в команди­ровку на различные сроки (для трудовой деятельности, прохождения производственного обучения, производст­венной практики, работы в качестве корреспондента иностранной газеты и т. д.).

Законодательством установлены система лицензиро­вания привлечения некоренной рабочей силы и систе­ма выдачи разрешений на работу иностранных граждан, въезжающих в Россию. Значительное число иностранных граждан (из Вьетнама, Китая, КНДР и других стран) привлекается на работу в России на основе двусторон­них межправительственных соглашений, в значительной степени определяющих условия труда граждан соот­ветствующих стран в России.

В первом случае речь может идти о труде как посто­янно проживающих, так и временно пребывающих в РФ иностранцев; во втором случае, как правило, только

341


о временно пребывающих. Положение законодательства о труде иностранцев учитывает деление иностранцев на эти две категории. Статья 7 Закона о правовом положе­нии иностранных граждан в СССР 1981 года предусмат­ривает следующие основные положения, касающиеся трудовой деятельности.

Первое положение гласит, что «иностранные граж­дане, постоянно проживающие в СССР, могут работать в качестве рабочих и служащих на предприятиях, в учреждениях и организациях или заниматься иной тру­довой деятельностью на основаниях и в порядке, уста­новленных для граждан СССР» (ч. 1 ст. 7).

Второе положение предусматривает, что «временно пребывающие в СССР иностранные граждане мо1ут заниматься трудовой деятельностью в СССР, если это совместимо с целями их пребывания в СССР» (ч. 2 ст. 7).

Третье положение состоит в том, что «иностран­ные граждане пользуются правами и несут обязанности в трудовых отношениях наравне с гражданами СССР» (ч. 4 ст. 7).

Приведенные правила исходят из применения в облас­ти трудовой деятельности иностранцев принципа нацио­нального режима. На постоянно проживающих в РФ иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не вытекает из актов законодательства и не предусмот­рено международными договорами, распространяется законодательство России о занятости населения. На практике иностранцам, приехавшим на постоянное жительство в РФ, работа, как правило, предоставля­ется по специальности в соответствии с их квалифика­цией.

Приведенные положения закона полностью соответ­ствуют Международному пакту об экономических, со­циальных и культурных правах, который предусматри­вает право на труд и «право каждого на справедливые и благоприятные условия труда» (ст. 7).

Статья 7 предусматривает также отдельные изъятия в отношении занятия отдельных должностей или заня­тия определенной деятельностью, когда право на это при­надлежит только гражданам РФ (так, иностранец не может быть капитаном морского судна, следователем или прокурором).

342


Изъятия такого рода конкретизированы в действую­щем законодательстве, и они немногочисленны.

В качестве примеров назовем некоторые из них. На должности нотариусов назначаются только граждане РФ (ст. 2 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 фев­раля 1993 г.). Только гражданин РФ может быть патент­ным поверенным. В состав экипажа морских судов могут входить лишь граждане СССР. Исключения из этого правила допускаются в порядке, устанавливаемом Сове­том Министров СССР (ч. 1 ст. 41 Кодекса торгового мореплавания СССР 1968 г.). Правило, аналогичное ч. 1 ст. 41, было установлено ст. 19 Воздушного кодекса СССР 1961 года в отношении экипажей воздуш­ных судов.

Поскольку в трудовых отношениях на иностранцев распространяется наше трудовое законодательство, им обеспечиваются эти условия в большей степени, чем это предусмотрено в указанном выше пакте. В отношении условий труда, как и вообще во всех других областях, не допускается никакой дискриминации иностранцев в зависимости от расы, национальности, пола, языка, религии или каких-либо иных оснований. В отличие от ряда стран, в РФ не проводится различий в оплате труда в зависимости от пола, возраста, национальной и ра­совой принадлежности. Женщина получает равную с мужчиной плату за равный труд. Принцип равной платы за равный труд полностью применяется к иностранцам, работающим в РФ.

Всякого рода ограничения, установленные националь­ным законом иностранца, не признаются в РФ. Так, женщина-иностранка может поступить на работу без со­гласия мужа, даже если в ее отечественном законода­тельстве предусмотрено ограничение этого права замуж­ней женщины.

На иностранцев распространяются все общие поло­жения трудового законодательства, касающиеся заклю­чения и расторжения трудового договора, заработной платы, рабочего времени, времени отдыха и т. д. Рабо­тающие на наших предприятиях и в учреждениях ино­странцы подчиняются тем же правилам трудового распо­рядка, что и российские граждане. Отсюда следует, что иностранцы, работающие на наших предприятиях и в учреждениях, обязаны соблюдать трудовую дисциплину.

343


На иностранцев полностью распространяются поло­жения законодательства об охране труда, обеспечиваю­щие рабочим и служащим безопасность для жизни и здоровья, постановления, запрещающие сверхурочные работы, и другие правила трудового законодательства. К женщинам-иностранкам и подросткам применяются специальные правила законодательства об условиях тру­да этих категории работников. Женщины-иностранки имеют право на отпуск по беременности и родам и получают соответствующее пособие на равных услови­ях с российскими женщинами. Как и наши граждане иностранцы имеют право на отпуск. Отпуска оплачива­ются.

Правовое положение вьетнамских рабочих в области трудовых отношений первоначально определялось меж­правительственным Соглашением о направлении и при­еме вьетнамских граждан на профессиональное обуче­ние и работу на предприятиях и в учреждениях СССР от 2 апреля 1981 г. Непосредственно указывалось на применение советского трудового права по следующим вопросам: квалификационный разряд (ст. 4); профессио­нальное обучение, рабочее время и время отдыха, охра­на и оплата труда, иные условия работы (ст. 8); обеспе­чение специальной одеждой, обувью и другими средства­ми индивидуальной защиты (ст. 10); отдых, включая ежегодный основной и дополнительные отпуска (ст. 11);

пособия по временной нетрудоспособности, беременнос­ти и родам, пенсии по инвалидности и по случаю потери кормильца вследствие трудового увечья или про­фессионального заболевания по вине предприятия (ст. 12).

В соглашении содержались материально-правовые нормы, отличные от действующего права и определяющие специальный правовой режим для вьетнамских рабочих.

Своеобразием отличался прежде всего трудовой дого­вор, заключаемый вьетнамским гражданином с предприя­тием: вьетнамский гражданин лишался права выбора нанимателя и направлялся на конкретное предприятие, с которым заключал трудовой договор сроком до 4 или 6 лет (соответственно для женщин и мужчин). При этом, согласно ст. 10 Основ, трудовой договор на опре­деленный срок мог заключаться не более чем на 3 года. Началом трудовых отношений вьетнамских граждан с

344


предприятиями считался день прибытия в СССР, а не день, когда работник приступит к осуществлению обя­занностей по договору. Что же касается вьетнамских граждан, уже находившихся на нашей территории после окончания учебных заведений, то для них этим днем являлся день приема на работу.

Стороны трудового договора лишались самостоятель­ности и в его прекращении. Соглашение устанавли­вало, что предприятие или вьетнамский гражданин могут прекратить трудовые отношения до установлен­ного срока только после предварительного согласия Госкомтруда СССР и Министерства по труду СРВ, то есть вьетнамский работник не мог уволиться ни по собственной инициативе, ни по инициативе админист­рации, ни по соглашению сторон. Досрочное увольнение было возможно лишь по инициативе указанных ве­домств, которые могли потребовать досрочного прекра­щения трудовых отношений и возвращения вьетнамского гражданина на родину в таких случаях: нарушение работником закона СССР, когда его действия не влекут за собой уголовной ответственности; систематическое нарушение работником трудовой дисциплины; невозмож­ность восстановления трудоспособности работника в те­чение 4 месяцев; невыполнение предприятием условий соглашения (в этом случае предварительно определяется возможность работы вьетнамского гражданина на другом предприятии); увольнения требуют «высшие интересы» договаривающихся сторон.

По-особому решались трудовые споры между сторо­нами. Собственно, их решали за рабочих вьетнамские организаторы и руководители групп совместно с админи­страцией предприятия. Если при этом не достигалось соглашение, спор рассматривался уполномоченными до­говаривающихся сторон (ст. 3).

Таким образом, соглашение снижало уровень охра­ны трудовых прав вьетнамских рабочих, предусмотрен­ных советским трудовым законодательством.

Срок действия соглашения закончился 31 декабря 1990 г. Проведенные в Ханое в первой половине 1990 го­да переговоры показали, что стороны сохраняют стрем­ление к продолжению сотрудничества. Однако решено было поставить его на новую основу. Прием вьетнам­ских граждан будет осуществляться на контрактной

345


основе между нашими предприятиями и предприятиями, объединениями, организациями и органами по труду про­винции и городов Вьетнама. Такая форма больше от­вечает рыночным отношениям в экономике. Она сделает невыгодным привлечение на производство лишних людей и позволит в ряде случаев повысить уровень жизни и труда вьетнамских рабочих.

При переходе на контрактную форму сотрудни­чества изменяются некоторые его прежние принципы:

численность и профессиональный состав вьетнамских граждан, районы их размещения на территории и срок пребывания регламентируются уже не ежегодными про­токолами, а контрактами. При этом срок пребывания снижается до 3 лет; увеличивается до 40 лет (спе­циалистов — до 50 лет) предельный возраст при приеме на работу вьетнамских граждан; изменяется распределе­ние расходов по проезду указанных граждан на работу;

увеличивается до 3 лет срок погашения ссуды, выданной предприятием. Началом трудовых отношений вьетнам­ского гражданина с предприятием считается день его прибытия на предприятие; в связи со снижением срока пребывания до 3 лет снимается вопрос о проведении отпусков на родине; предполагается централизованная поставка товаров во Вьетнам как компенсация зарабо­танных вьетнамскими гражданами средств сверх необ­ходимых для удовлетворения личных потребностей про­живания в месте работы. Контрактом определяется порядок расчетов между нашим предприятием и органи­зацией СРВ за предоставленные услуги; трудовые споры подлежат рассмотрению в порядке, установленном на­циональным законодательством.

Аналогичные условия включены в Соглашение о прин­ципах направления и приема китайских граждан на работу на предприятиях, в объединениях и организа­циях СССР от 30 августа 1990 г.

Согласно этому соглашению, китайским гражданам, находящимся в СССР, гарантировались предусмотрен­ные советскими законами права и свободы. Китайские граждане были обязаны уважать и соблюдать Конститу­цию СССР и другие советские законы.

Предусматривалось, что условия и режим работы (рабочее время и время отдыха), охрана и оплата труда китайских граждан, порядок разрешения трудовых

346


споров должны определяться в контрактах (хозяйствен­ных договорах), заключаемых между советскими и китайскими предприятиями в соответствии с советским законодательством и с учетом особенностей, предусмот­ренных соглашением.

2. Заключенные РФ договоры с другими странами, предусматривающие участие граждан этих стран в строи­тельстве и монтаже предприятий и совместном освоении сырьевых ресурсов, сооружении совместных объектов (нефтепроводов и др.), регулируют также и трудовые отношения. Договоры наряду с материально-правовыми положениями устанавливают либо применение к трудо­вым отношениям российского закона как закона страны места выполнения работы, либо закона страны, напра­вившей работника, либо по одним вопросам трудовых отношений — закона страны места выполнения рабо­ты, а по другим — закона страны, направившей работ­ника.

В качестве примера рассмотрим условия труда болгарских рабо­чих, направляемых на работу на строительство различных объектов в нашу страну. Трудовые договоры заключались рабочими с бол­гарской организацией в Болгарии. В соответствии с условиями этих договоров болгарская сторона выплачивала рабочим заработную пла­ту, которая начислялась советскими строительными организациями в рублях в соответствии с действующими в СССР нормами и расценками. Кроме того, советские организации выплачивали непо­средственно болгарским работникам в соответствии с советским зако­нодательством премиальные и другое выплаты. Болгарским работни­кам предоставлялся ежегодный отпуск в размере 30 дней. При этом советская сторона оплачивала отпуск, продолжительность которого соответствовала советскому законодательству, а остальные дни отпуска оплачивались болгарской стороной. Болгарские работники обязаны были соблюдать действующие в СССР строительные правила и правила охраны труда и техники безопасности.

Свои особенности имеют условия труда в РФ ино­странцев, проходящих здесь производственную практику и производственно-техническое обучение. Командирова­ние иностранцев в этих случаях осуществляется преж­де всего на основе межправительственных соглашений о научно-техническом сотрудничестве, о производствен­но-техническом обучении, а также контрактов, заключа­емых на их основе различными нашими организациями с соответствующими иностранными организациями. Ус­ловия работы иностранцев, командируемых в РФ по всем таким соглашениям, определяются прежде всего послед-

347


ними, а также общими положениями нашего трудово­го законодательства.

Особой спецификой отличаются эти условия в тех случаях, когда иностранные граждане трудятся в Рос­сии в своем трудовом коллективе под руководством собственной администрации, что позволяет распростра­нить на них полностью или в значительной мере тру­довое законодательство их стран. Так, в соответствии с Соглашением между правительствами СССР и НРБ о сотрудничестве в заготовке леса для нужд народного хозяйства НРБ от 3 декабря 1967 г. болгарская сторона принимает на себя расходы по выплате заработной платы, бытовому, стационарно-медицинскому и культур­ному обслуживанию болгарских рабочих, а также обес­печению их спецодеждой (ст. 7). Болгарская сторона принимает на себя ответственность за все случаи произ­водственного травматизма среди болгарских рабочих и инженерно-технического персонала (ст. 3). Продолжи­тельность рабочего времени болгарских рабочих, нор­мы выработки, расценки по оплате труда, а также правила внутреннего трудового распорядка устанавливаются бол­гарской стороной (ст. 15). Таким образом, советско-болгарское соглашение исходило из того принципа, что болгарское законодательство, на основе которого возникли трудовые отношения болгарских рабочих с бол­гарскими организациями в Болгарии, будет полностью продолжать применяться к их труду на лесоразра­ботках в СССР.

Принцип применения права страны, направившей ра­ботника, является исходным и при регулировании труда корейских рабочих и специалистов по Соглашению меж­ду правительствами СССР и КНДР о сотрудничестве в заготовке леса на территории СССР для нужд народ­ного хозяйства КНДР от 2 марта 1967 г.

Применение законодательства двух стран — страны, направившей на работу гражданина, и страны места выполнения работы — характерно для трудовых отноше­ний, возникающих при строительстве объектов на терри­тории России.

Закон места выполнения работы применяется, как правило, в отношении условий труда, наиболее тесно связанных с производственным процессом, а именно ра­бочего времени, времени отдыха, охраны труда и техники

348


безопасности. Применение же закона страны, направив­шей работников, а также международно-правовых норм международных соглашений по ряду других вопросов дает возможность учитывать специфические условия труда и быта иностранных граждан и создавать спе­циальные стимулы для привлечения их на работу в нашу страну.

3. Определенной спецификой обладают условия труда иностранных граждан, работающих в находящихся на территории России международных организациях. Эти условия определяются международными соглашениями и внутренними правилами соответствующих организаций. В свою очередь, указанные правила предусматривают в одних случаях применение законодательства места выполнения работы, то есть нашего законодательства, а в других — страны работника-иностранца. Например, согласно Положению о персонале Объединенного инсти­тута ядерных исследований (ОИЯИ), наше законода­тельство регулирует вопросы рабочего времени, времени отдыха, порядок предоставления очередных и иных отпусков (по беременности и родам, для сдачи экзаме­нов и др.). По вопросам же пенсионного обеспече­ния сотрудников ОИЯИ подлежит применению законо­дательство страны, из которой работник командиро­ван.

В состав рабочих и служащих, в органы управления предприятий с иностранными инвестициями в России могут входить иностранные граждане. Условия найма, труда и отдыха, а также пенсионного обеспечения иностранных работников согласовываются в индивиду­альном трудовом договоре с каждым из них. Получа­емая иностранными работниками заработная плата в иностранной валюте после уплаты подоходного налога может переводиться ими за границу (ст. 33 Закона об иностранных инвестициях в РСФСР).

На большинстве предприятий с незначительным ко­личеством российских работников коллективные догово­ры не заключаются, а заключаются индивидуальные трудовые договоры как с российскими, так и иностран­ными работниками. В совместных предприятиях со зна­чительным количеством иностранных работников общие условия трудовых договоров с ними согласовываются между учредителями и часто являются одним из прило-

349


женин к договору о создании и деятельности пред­приятия.

Специальными условиями договоров с иностранными работниками являются условия о предоставлении жи­лых помещений, автомобилей, отпусков, оплате проезда членов семьи работника из страны его постоянного про­живания в Россию на время отпусков, каникул, празд­ников, обеспечении переводчиками.

Таким образом, ст. 33 Закона РСФСР «Об иност­ранных инвестициях в РСФСР» исходит из того, что иностранные работники получают заработную плату в иностранной валюте.

Налогообложение иностранных работников совмест­ных предприятий регулируется Законом РФ «О подоход­ном налоге с физических лиц». Указанный Закон устанавливает ставки налога от 12 до 60 % в зависимости от размера получаемой зарплаты. Из правил, установлен­ных этим Законом, делаются исключения для граждан стран, с которыми СССР заключил соглашения об избежании двойного налогообложения. Большинство та­ких соглашений предусматривают, что доходы физиче­ских лиц, работающих по найму, облагаются подоход­ным налогом в стране получения доходов только в том случае, если они находятся в этой стране в течение одного или нескольких периодов времени, превышающих в сумме 183 дня в календарном или соответствующем финансовом году.

Наличие таких положений в соглашениях позволяет иностранным работникам предприятий избегать уплаты подоходного налога в РСФСР.

§3. ТРУДОВЫЕ ПРАВА РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН ЗА РУБЕЖОМ

Применение труда российских граждан на территории иностранных государств может иметь место вследствие возникновения трудовых правоотношений на основании положений либо нашего трудового права, либо на основе трудового контракта, заключаемого с иностранным на­нимателем.

В первом случае труд наших граждан используется за границей вследствие трудовых отношений, возникаю-

350


щих не за рубежом, а в РФ. Наши граждане направ­ляются на работу в учреждения и организации России за границей, посылаются в служебные командировки (для участия в строительстве предприятий, монтаже, для оказания технической помощи и т. д.).

Во всех подобных случаях условия труда граждан РФ за границей определяются нашим правом. К ним применяются общие нормы трудового законодательства и всякого рода специальные правила, издание которых обусловлено спецификой условий труда данной катего­рии трудящихся.

Например, труд гражцан, направляемых для работы в посольстве РФ в качестве представителей различных государственных и общественных организаций, а также членов семей этих граждан, принятых за границей на работу в учреждения РФ, регулируется как общими положениями нашего трудового права, так и специальны­ми нормами законодательства, применение которых вы­зывается фактом нахождения учреждений вне РФ. В частности, продолжительность рабочего времени и време­ни отдыха в таких учреждениях определяется в соответ­ствии с общими положениями нашего законодательства, а дни еженедельного отдыха могут быть установлены применительно к местным условиям.

Как и всем служащим, работникам российских уч-режцений за границей предоставляются ежегодные оп­лачиваемые отпуска.

В отличие от служащих, работающих в РФ, работ­никам учреждений , за границей разрешается сумми­рование отпусков, то есть они могут взять двойной или тройной отпуск за два или три проработанных года.

От работы наших граждан в учреждениях РФ за границей следует отличать командирование работников за границу вне зависимости от сроков зарубежной ко­мандировки.

За командированным работником сохраняется на все время командировки занимаемая должность, а также заработная плата по месту его основной работы в РФ. За время пребывания в командировке работнику выпла­чиваются суточные, а также возмещаются расходы по проезду, провозу багажа и др. Суточные при проезде на территории РФ выплачиваются в нашей валюте,

351


при проезде по. иностранной территории и за время пребывания там — в иностранной валюте.

Некоторыми особенностями отличаются условия тру­да специалистов, направляемых в развивающиеся стра­ны Азии, Африки, Латинской Америки для оказания технического содействия. Это — геологи и изыскатели, проектировщики, помогающие выбрать строительную площадку и собирающие данные, необходимые ддя проектирования предприятий. Это — инженеры-строите­ли, оказывающие содействие в строительстве предприя­тий, специалисты-дорожники, монтажники и т. д. Осо­бенности регулирования их труда за границей объясня­ются тем, что они, будучи командированными нашими организациями, трудятся, как правило, на стройках и предприятиях, управляемых местными властями.

Находясь за границей, наши специалисты подчиня­ются режиму рабочего времени и времени отдыха, установленному на предприятиях и в учреждениях, где фактически работают. Они обязаны соблюдать все правила внутреннего распорядка и инструкции по техни­ке безопасности, действующие на этих предприятиях. Однако наши специалисты не вступают в трудовые от­ношения с местными организациями и фирмами и те не становятся их нанимателями. Специалисты продолжают оставаться в трудовых отношениях с пославшей их орга­низацией, которая выплачивает им подъемное пособие, заработную плату, оплачивает ежегодный отпуск и т. д.

Специалисты направляются за границу для оказания технического содействия в соответствии с контракта­ми, заключаемыми внешнеэкономическими объединения­ми и другими организациями с организациями и фир­мами других стран. Контракты заключаются во испол­нение межправительственных соглашений об экономи­ческом и техническом сотрудничестве. В контрактах обычно предусматривается, что организация развиваю­щейся страны, именуемая заказчиком, возмещает совет­ской организации за работу ее специалистов месячные ставки в размере, определяемом в контракте. Выплата этих ставок производится со дня выезда специалистов из РФ и до дня их возвращения. Датой выезда и возвращения специалистов считается день пересечения ими государственной границы РФ.

Заказчик несет также расходы по переезду специа-

352


листов в страну заказчика и обратно в Россию, а в случае направления специалистов с семьей — также расходы по переезду семьи специалиста. При команди­ровании специалиста на год и больший срок заказчик возмещает расходы по выплате подъемного пособия.

В соответствии с условиями контрактов специалис­там, командированным для оказания технического содей­ствия, предоставляется жилая площадь с обстановкой, отоплением и освещением и коммунально-бытовыми услугами, а в необходимых случаях — транспортные средства для служебных целей. Специалисты обеспечи­ваются также медицинской помощью. Им предоставля­ются квалифицированные переводчики.

Во втором случае трудовые правоотношения возника­ют в силу заключения трудовых контрактов.

Предоставление права заключения трудовых контрак­тов российскими гражданами, временно выезжающими на работу за границу, сделало необходимым, с одной стороны, оказание им помощи и содействия со стороны государственных органов в заключении таких контрак­тов, а с другой — принятие мер, направленных на недо­пущение заключения всякого рода неравноправных и кабальных договоров при посредничестве коммерческих фирм (как отечественных, так и иностранных). Феде­ральная миграционная служба России в соответствии с Положением о ней, утвержденным постановлением Совета Министров от 1 марта 1993 г., призвана разрабатывать совместные с иностранными фирмами и компаниями проекты и программы по вопросам трудовой миграции российских граждан за границу. Эта служба призвана содействовать гражданам РФ в поиске работы и трудоустройстве за границей, организует регистра­цию этих граждан и, что следует особо подчеркнуть, учет и контроль за соблюдением условий их трудовых контрактов.

Негосударственные организации могут осуществлять свою деятельность, связанную с трудовой миграцией граждан России, на основе лицензий (разрешений).

На территории РФ действует единый порядок лицен­зирования деятельности, связанный с трудоустройством российских граждан за границей. Такая деятельность может осуществляться только российскими юридически­ми лицами. Взимание платы с граждан РФ за трудо-


12 Зак. № 239


353


устройство за границей не допускается (пост. Совета Министров РФ от 8 июня 1993 г. об упорядочении деятельности, связанной с трудоустройством граждан Российской федерации за границей).

Условия труда и временного пребывания российских граждан, предусмотренные такими контрактами, не должны быть хуже условий, предусматриваемых конт­рактами с иностранцами—гражданами других госу­дарств. В каждом случае они не должны нарушать императивные, обязательные нормы законодательства этих стран.

Постоянно проживающий за границей российский гражданин может поступить по договору найма на работу в какое-либо иностранное учреждение или к предпри­нимателю. Условия труда такого гражданина будут опре­деляться законодательством о труде страны пребывания. Сам факт российского гражданства не влечет за собой применения норм нашего трудового права.

Большое практическое значение имеют трудовые от­ношения наших граждан за рубежом со всякого рода смешанными обществами, совместными предприятиями, созданными за границей с участием средств наших предприятий и организаций. В этих случаях трудовой договор заключается с иностранным нанимателем — юридическим лицом иностранного права (см. гл. 5) и такой договор подчиняется правилам трудового зако­нодательства той страны, в которой находится соот­ветствующее совместное предприятие или смешанное общество. То обстоятельство, что работник является нашим гражданином, не может вести к применению в данном случае норм российского трудового права. Одна­ко трудовая деятельность в такой зарубежной компании будет учитываться по нашему трудовому законодательст­ву, например, при определении общего стажа работы и назначении пенсии.

К российским гражданам, так же как и к другим иностранцам, применяются существующие в том или ином государстве общие ограничения в отношении заня­тия отдельными профессиями, особые условия приема на работу и т. д. Однако условия труда российских граждан не могут быть хуже условий труда иностран­цев — граждан другах государств.

В соглашениях о социальном обеспечении, заклю-

354


ченных СССР с Болгарией, Венгрией, ГДР, Монголией, Румынией и Чехо-Словакией, предусматривается, что граждане одной стороны, постоянно проживающие на территории другой стороны, во всех вопросах трудовых отношений полностью приравниваются к гражданам другой договаривающейся стороны.

Соглашение между правительствами России и Украи­ны от 14 января 1993 г. о трудовой деятельности и со­циальной защите граждан России и Украины, работаю­щих за пределами своих государств, исходит из прин­ципа национального режима, предусматривает взаимное применение трудового законодательства к гражданам обеих государств, порядок возмещения ущерба работнику вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, полученного в связи с исполнением им трудовых обязан­ностей, признание дипломов, свидетельств и других доку­ментов об образовании и квалификации без легализации (см. гл. 17).

§ 4. СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

1. Социальное обеспечение иностранцев тесно связа­но с их трудовыми правами. В странах Общего рынка и других странах Запада отношения по социальному обеспечению трудящихся-мигрантов регулируются преж­де всего международными соглашениями (как много­сторонними, так и двусторонними). К их числу относят­ся Европейская конвенция о социальном обеспечении мигрантов 1972 года. Конвенция северных стран о соци­альном обеспечении 1955 года и др. Однако, несмотря на заключение этих соглашений, в этих странах продол­жает сохраняться прямая или косвенная дискриминация иностранных рабочих в этой области. Согласно конвен­ции 1972 года, для получения пособий по безработице, болезни и материнству требуется шестимесячный стаж работы в стране пребывания, для пенсий по старости — пять лет работы. Из-за кратких сроков пребывания мигрантов в стране многие из них фактически не пользуются правом на социальное обеспечение, а выпла­чиваемые ими страховые взносы остаются в казне стран — импортеров иностранной рабочей силы.

Вообще лишены каких-либо прав на социальное


12*

355


обеспечение многочисленные рабочие-мигранты, прибыв­шие в страну нелегально, а во многих странах Европы также сельскохозяйственные рабочие, работники, заня­тые на временных и случайных работах, трудящиеся с низкой заработной платой.

2. Согласно нашему законодательству, иностранные граждане, постоянно проживающие в России, имеют пра­во на пособия, пенсии и другие формы социального -обеспечения на общих основаниях с гражданами РФ (ст. 4 Закона о государственных пенсиях в РСФСР от 20 ноября 1990 г.).

Временно прибывающие в РФ иностранные граждане имеют право на пособия, пенсии и другое формы социаль­ного обеспечения на основаниях и в порядке, устанав­ливаемых нашим законодательством.

Иностранным гражданам и их семьям в тех случаях, когда для назначения пенсии требуется определенный стаж работы, пенсии назначаются, если не менее двух третей необходимого стажа приходятся на работу в СССР (РФ), если иное не предусмотрено международ­ным договором (ст. 98 Закона о государственных пен­сиях в РСФСР от 20 ноября 1990 г.). Две трети стажа метут приходиться и-на другую определенную законом деятельность (например, на деятельность за рубежом политэмигранта в защиту интересов трудящихся и т. п.).

Если для назначения пенсии не требуется опреде­ленного трудового стажа (при инвалидности, вследствие трудового увечья или профессионального заболевания), то пенсии иностранным гражданам в РФ назначаются независимо от времени работы в РФ и за границей на равных с нашими гражданами условиях.

Работающие в РФ на российских предприятиях и в организациях иностранцы получают такие же пособия по временной нетрудоспособности, как и наши гражда­не.

2 июля 1993 г. был принят Закон о выплате пенсий гражданам, выехавшим на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации. Этим Законом уста­новлено, что перед отъездом им выплачиваются суммы назначенных пенсий (независимо от вида) в россий­ских рублях за шесть месяцев вперед. На основании письменного заявления гражданина, выезжающего на постоянное жительство за пределы России, сумма назна-

356


ченной пенсии может переводиться за границу в иност­ранной валюте по курсу рубля, устанавливаемому Цент­ральным банком России на день совершения операции.

При возвращении граждан на постоянное жительство в РФ суммы назначенных пенсий, не полученные ими за время их проживания за пределами России, выплачи­ваются в порядке, установленном законодательством России.

Действие настоящего Закона не распространяется на 1'раждан, выехавших на постоянное жительство за преде­лы России, если в отношении этих граждан республи­канским законодательством или международным догово­ром с участием РФ установлен иной порядок пенсион­ного обеспечения.

Согласно Закону о государственных пенсиях в РСФСР от 20 ноября 1990 г., в тех случаях, когда договорами России с другоми странами предусматрива­ются иные правила, чем те, которые совершаются в этом законе, применяются правила, предусмотрен­ные международными договорами.

С рядом стран были заключены соглашения о соци­альном обеспечении граждан. Такие соглашения были заключены с Болгарией, Венгрией, Монголией, Румынией и Чехо-Словакией. Эти соглашения сохраняют свое дей­ствие. Соглашения распространяются на все виды соци­ального обеспечения (пенсии и пособия), установленные законодательством договаривающихся сторон.

Соглашения исходят из принципа национального режима: граждане одной страны, постоянно проживаю­щие на территории другой, во всех вопросах социаль­ного обеспечения приравниваются к гражданам этой дру­гой страны.

При социальном обеспечении граждан применяется законодательство страны, на территории которой они проживают. Соглашения предусматривают, что социаль­ное обеспечение осуществляется компетентными органа­ми той страны, на территории которой проживает гражданин, возбудивший ходатайство о назначении пен­сии (пособия). Эти органы назначают и выплачивают пенсии и пособия за свой счет. При назначении пенсий и пособий гражданам полностью засчитывается трудо­вой стаж, приобретенный на территории обеих стран. Ес­ли гражданин, получающий пенсию (пособие), пересе-

357


лился с территории одной страны на территорию другой страны, то выплата ему пенсии (пособия) прекращается и компетентные органы этой другой страны назначают ему пенсию (пособие) в соответствии со своим законо­дательством, причем право на пенсию не пересматрива­ется. Расчеты между государствами не производятся. Аналогичное соглашение было заключено 3 марта 1989 г. СССР с Испанией.

В отношении медицинского обслуживания для России действует Европейское соглашение о предоставлении ме­дицинского обслуживания лицам, временно пребываю­щим на территории другой страны, от 17 октября 1980 г., которое было ратифицировано СССР в 1991 году.

Вопросы пенсионного обеспечения в отношении граждан СНГ регулируются Соглашением о гарантиях прав граждан государств — участников СНГ в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 г. и дву­сторонними соглашениями по этим вопросам.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:

1. Какими трудовыми правами пользуются в РФ ино­странцы?

2. Какими трудовыми правами пользуются россий­ские граждане за рубежом?

3. Каким должно быть содержание трудовых конт­рактов, заключаемых с иностранными работодателями?

4. Какие вопросы трудового характера определяют­ся в отношении иностранных работников совместных предприятий самими предприятиями?

5. Какие условия установлены для назначения в РФ пенсий иностранным гражданам?


ГЛАВА 17

РАССМОТРЕНИЕ СПОРОВ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ. НОТАРИАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ

§ 1. Понятие международного гражданского процесса. § 2. Определение подсудности и пророгационные соглашения. § 3. Право на судебную згнфту и гражданские процессуальные права иностранцев в РФ. § 4. Процессуальное положение иностранного государства. § 5. Уста­новление содержания иностранного права. § б. Исполнение судебных поручений. § 7. Признание и исполнение решений иностранных судов. § 8. Нотариальные действия.

ЛИТЕРАТУРА

Перетерский И. С., Крылов С. Б. Международное частное право.— С. 188—216; Лунц Л. А., Марышева Н. И. Курс международного част­ного права. Международный гражданский процесс.— М., 1976.— С. 9—213; Лунц Л. А., Марышева Н. И; Садиков О. Н. Международное частное право.— С. 269—306; Марышева Н. И. Рассмотрение судами гражданских дел с участием иностранцев.— М., 1970; Марышева Н. И. Новое регулирование международной подсудности//Проблемы совер­шенствования советского законодательства.— Вып. 12.— М., 1978.— С. 160—173; Гусев Е. В. Производство по признанию и исполнению в СССР иностранных судебных решений (Процессуальные стадии)// Сов. государство и право.— 1988.— № 10.— С. 120—125; Сборник международных договоров о взаимной правовой помощи по граждан­ским и уголовным делам.— М., 1988; Курс советского гражданского процессуального права.— Т. 2.— М., 1981.— С. 357—400; Советский гражданский процесс.— М., 1985.— С 421—437; Чешир Дж., Норт П. Международное частное право.— М., 1982.

§ 1. ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА

Под международным гражданским процессом в науке международного частного права понимается совокуп­ность вопросов процессуального характера, связанных с зашитой прав иностранцев и иностранных юридических лиц в суде и арбитраже. Термин «международный граж­данский процесс» носит условный характер. Обычно к

359


международному гражданскому процессу относят сле­дующие вопросы: 1) определение подсудности в отно­шении дел, возникающих по гражданским, семейным и трудовым правоотношениям с иностранным, или между­народным, элементом; 2) процессуальное положение иностранных граждан и иностранных юридических лиц в суде; 3) процессуальное положение иностранного государства и его дипломатических и консульских пред­ставителей; 4) установление содержания иностранного права; 5) обращение к иностранным судам с поручения­ми о вручении документов и выполнении отдельных процессуальных действий и исполнение поручений иностранных судов; 6) признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений; 7) совер­шение нотариальных действий; 8) признание иностран­ных арбитражных соглашений; 9) рассмотрение споров в порядке арбитража; 10) принудительное исполнение решений иностранного арбитража.

Последние три вопроса представляют по своему содержанию целый комплекс проблем специфического характера, которому специально посвящена гл. 18. Ос­тальные вопросы, относящиеся главным образом к су­дебному рассмотрению дел, освещаются в настоящей главе.

Вопросы международного гражданского процесса не­разрывно связаны с регулированием самого содержания гражданско-правовых, семейных и иных отношений с иностранным элементом.

Рассматривая дела с иностранным элементом, суды в РФ, так же как и в других странах, в принципе приме­няют в гражданских процессуальных вопросах право своей страны. При этом возможны случаи, когда то или иное понятие по российскому законодательству относит­ся к материальному праву, а по праву какого-либо иностранного государства — к процессу или наоборот. Иностранный закон, как правило, не подлежит приме­нению в российском суде по тем вопросам, которые по новому законодательству считаются процессуальными. И наоборот, то обстоятельство, что данная норма считается в другой стране процессуальной, не препят­ствует ее применению нашим судом, если по российско­му праву она .рассматривается как норма материального гражданского права.

360


Характерный пример: английские сроки исковой дав­ности при наличии отсылки к английскому праву при­меняются российским судом или арбитражем, несмотря на то что весь институт давности по праву Англии отнесен к процессу.

§ 2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОДСУДНОСТИ И ПРОРОГАЦИОННЫЕ СОГЛАШЕНИЯ

1. В международном частном праве под международ­ной подсудностью понимается компетенция судов данно­го государства по разрешению гражданских дел с ино­странным элементом. Например, надо решить, может ли суд данной страны принимать к своему рассмотрению иски к ответчикам, не имеющим в этой стране места жительства, может ли суд рассматривать дело о растор­жении брака между иностранцами или между отечествен­ным гражданином и иностранцем и т. п. Эти вопросы ре­шаются с помощью норм законодательства данного госу­дарства и международных соглашений.

Определение подсудности следует отличать от опреде­ления права, подлежащего применению к правоотноше­нию с иностранным элементом.

Известны три основные системы определения под­судности:

1) по признаку гражданства сторон спора. Так, для того чтобы суд какого-либо государства (например, Франции) признал себя компетентным рассматривать дело, достаточно, чтобы спор касался сделки, заключен­ной гражданином этого государства, независимо от места ее заключения;

2) путем распространения правил внутренней терри­ториальной подсудности, и прежде всего правила о под­судности по месту жительства ответчика, при определе­нии подсудности по делам с иностранным элементом (например, в ФРГ);

3) по признаку «присутствия» ответчика, которое толкуется весьма широко (например, в Великобритании и США).

Законодательство и практика большинства государств допускают так называемую договорную подсудность. Это значит, что по соглашению сторон конкретное дело

361


может быть отнесено к юрисдикции иностранного госу­дарства, хотя по закону страны суда оно подсудно мест­ному суду, или, наоборот, дело, которое по закону места нахождения суда подсудно иностранному суду, может быть в силу соглашения сторон отнесено к юрисдикции местного суда.

Соглашения сторон, устанавливающие выбор подсуд­ности, называются пророгационными соглашениями. Соглашения такого рода известны в договорной практике нашего государства. В торговых договорах обычно устанавливается, что споры по сделкам, заключенным торгпредством СССР за границей, подлежат местной юрисдикции. Наряду с этим часто предусматривается, что для споров по сделке может быть определена и иная подсудность.

В нашей юридической литературе отмечается, что при споре по сделке, которая по российскому праву может быть отнесена к сделкам внешней торговли, стороны могут избрать путем соглашения любую подсудность, точно так же, как на основе принципа автономии воли сторон российское законодательство допускает приме­нение по соглашению сторон иностранного материаль­ного права. В области торгового мореплавания ст. 16 Кодекса торгового мореплавания СССР допускает дого­ворную подсудность по всем имущественным спорам, в которых участвуют иностранцы.

Страны СНГ заключили 20 марта 1993 г. Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществле­нием хозяйственной деятельности. Это соглашение исхо­дит из следующих основных принципов:

1) Хозяйствующие субъекты каждого государства пользуются на территории любого государства такой же правовой и судебной защитой своих имущественных прав и законных интересов, что и субъекты этого другого государства.

2) По общему правилу истец должен обращаться с иском в суд по месту нахождения или месту житель­ства ответчика. Установлены определенные изъятия из этого правила, в частности споры о заключении, измене­нии или расторжении договора будут рассматриваться по месту нахождения поставщика.

3) Установлены положения по вопросу о праве, под­лежащем применению при разрешении споров.

362


4) Предусмотрено взаимное признание и исполнение вступивших в законную силу решений компетентных судов другого государства.

Соглашение в 1993 году уже было ратифицировано парламентами России, Казахстана и Кыргызстана. Реа­лизация этого соглашения будет иметь большое значе­ние, поскольку между предприятиями стран СНГ воз­никает большое количество хозяйственных споров, а соглашение распространяется на все суды, в том числе и на арбитражные (хозяйственные) суды.

Наряду с этим соглашением 8 стран — участниц СНГ заключили б июля 1992 г. Соглашение о статусе экономического суда Содружества Независимых Госу­дарств. Утверждено Положение об этом суде. К веде­нию Экономического суда отнесено разрешение, во-пер­вых, экономических споров между государствами и, во-вторых, споров о соответствии нормативных и других актов государств — участников СНГ по экономическим вопросам, соглашениям и иным актам самого Содру­жества.

2. Основными законами в области гражданского про­цесса в России являются Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК), Арбитражный процессуальный кодекс РФ.

Гражданский процессуальный кодекс предусматри­вает, что суды рассматривают дела, в которых участвуют иностранные граждане, лица без гражданства, иностран­ные предприятия и организации. Статья 434 ГПК уста­навливает, что подсудность судам России граждански? дел по спорам, в которых участвуют иностранные граж­дане, лица без гражданства, иностранные предприятия и организации, а также по спорам, по которым хотя бы од­на из сторон проживает за границей, определяется рос­сийским законодательством, а в случаях, не предусмо­тренных этим законодательством,— исходя из правил подсудности, установленных настоящим кодексом.

Очевидно, ст. 434 следует понимать расширительно, то есть в том смысле, что она распространяется на все случаи правоотношений при наличии иностранного элемента.

Общим правилом определения подсудности является предъявление иска в суде по месту жительства ответчика. В то же время ст. 118 ГПК РСФСР предусматривает, что

363


иск к ответчику, не имеющему в РФ места жительства, может быть предъявлен по месту нахождения его иму­щества или по последнему известному месту его житель­ства в РФ. Из нормы ст. 119 ГПК РСФСР вытекает, что исключительно нашим судам подсудны дела по искам о праве на строение, об установлении порядка пользо­вания земельным участком, если строение или земельный участок находятся в РФ.

В ряде случаев иски могут предъявляться по месту жительства истца, а иски о возмещении вреда — по месту причинения вреда. Эти положения применяются в судеб­ной практике.

Например, в Ленинградском городском суде в 1968 году был предъявлен иск о возмещении вреда бригадиру грузчиков советскому гражданину П., которому были причинены тяжелые телесные повреж­дения при погрузке грузов на теплоход «Аркадия», принадлежавший финской судовладельческой компании. Суд признал себя компетент­ным для рассмотрения этого дела и удовлетворил иск П. к финской компании о возмещении вреда.

Что же касается специальных правил о подсудности, о которых говорится в ст. 60 ГПК, то в отечественном законодательстве они немногочисленны. В качестве при­мера можно привести ст. 163 ГПК, согласно которой российский гражданин, проживающий за границей, впра­ве расторгнуть свой брак с проживающим за границей супругом, независимо от его гражданства, в российском суде.

В договорах о правовой помощи, заключенных с дру­гими странами, предусмотрено разграничение компетен­ции учреждений юстиции. Разграничение проведено по определенным категориям гражданских дел: о лишении и ограничении дееспособности — по договорам СССР с Болгарией, Польшей, Чехо-Словакией; о признании лиц безвестно отсутствующими или умершими — по всем договорам; по спорам, возникающим из личных и иму­щественных правоотношений супругов,— по догово­рам СССР с Болгарией, Вьетнамом, Кубой, Польшей; по делам о расторжении брака или о признании его недей­ствительным — по договорам СССР с Болгарией, Венг­рией, Кубой, Польшей, Чехословакией; по наследствен­ным делам— по всем договорам; по делам о возмещении вреда — по договорам СССР с Вьетнамом, Кубой и Чехо-Словакией.

364


Практика применения договоров о правовой помощи привела к тому, что в процессе их обновления (см. гл. 2) в новых договорах СССР с ГДР, Вьетнамом, Польшей (в протоколе 1980 г.), Чехо-Словакией был дан ответ на вопрос о том, как поступить суду по предъявленному иску, если в производстве суда другой страны уже нахо­дится дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (например, о растор- ' жении брака супругов, проживающих в разных странах и предъявляющих иски в суды своих стран),— оставить иск без рассмотрения, прекратить делопроизводство?

Так, согласно ст. 50 «А» договора СССР с Польшей (внесенной протоколом от 23 января 1980 г.), если в ор­ганах обеих стран «возбуждено производство по делу между теми же сторонами и по тому же правовому осно­ванию, то орган, который возбудил производство позд­нее, должен прекратить дальнейшее производство». В случае, если будет выявлена некомпетентность органа другой стороны, производство по делу может быть во­зобновлено. Включение в договор последнего правила объясняется следующим: как показала практика, воз­можны случаи, когда, хотя иск предъявлен в какой-либо стране раньше, дело, согласно договору, относится к исключительной компетенции судов данной страны.

В договорах с Вьетнамом и Чехо-Словакией рас­сматриваемая проблема решена несколько иным образом:

там прямо оговаривается, что обязанность прекращения производства относится лишь к случаям, когда дело возбуждено одновременно в судах, компетентных соглас­но договору, и если компетенция в договоре не урегу­лирована — компетентных согласно внутреннему зако­нодательству соответствующей страны.

Правило о разграничении компетенции судов есть и в некоторых других договорах. Так, в ст. 24 Конвенции между СССР и Италией о правовой помощи по граж­данским делам предусмотрены, в частности, для уста­новления компетентности суда такие критерии, как постоянное место жительства ответчика; место исполне­ния обязательства; место причинения вреда (при деликт-ной ответственности); постоянное место жительства или место пребывания истца по делу о взыскании алиментов. Однако в отношении дел, касающихся вещных прав на не­движимость, во всех случаях компетентным должен счи-

365


таться суд той страны, на территории которой находится это имущество. По делам, касающимся личного статуса лица, считается исключительно компетентным суд стра­ны, гражданином которой на день предъявления иска являлось это лицо.

Правила о разграничении подсудности есть в целом ряде многосторонних соглашений в области перевозок.

По спорам между физическими лицами, проживаю­щими в различных странах СНГ, иски как общее правило предъявляются в стране, где лицо имеет место жительст­ва, а иски к юридическим лицам предъявляются в суды страны, на территории которой находится орган управ­ления юридического лица, его представительство либо филиал (ст. 20 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г.). В этой конвенции предусмотрены также и дру­гие критерии подсудности для конкретных категорий исков (место нахождения недвижимости и др.). Суды стран СНГ могут рассматривать деЛа и в других слу­чаях, если имеется письменное соглашение сторон о передаче спора этим судам и если компетенция судов прямо не определена конвенцией (правила об исклю­чительной компетенции).

§ 3. ПРАВО НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

И ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА

ИНОСТРАНЦЕВ В РФ

Российское законодательство, предоставляя иност­ранцам в принципе равную с нашими гражданами возможность приобретать и осуществлять свои права в РФ, вместе с тем дает им возможность их судебной защиты.

Значение, которое уделяется в -России защите прав иностранцев, нашло свое выражение в том, что иностран­ным гражданам и лицам без гражданства гарантируется право на обращение в суд и иные государственные орга­ны для защиты принадлежащих им личных, имуществен­ных, семейных и иных прав.

Иностранные граждане пользуются гражданскими процессуальными правами наравне с российскими граж­данами. Иностранцы могут участвовать в 1ражданских процессах в качестве истца, ответчика или третьего

366


лица. Право на судебную защиту имеют в РФ иностран­ные предприятия и организации (ст. 433 ГПК).

Право обращаться в суд и пользоваться граждан­скими процессуальными правами наравне с гражданами РФ предоставлено и лицам без гражданства (ст. 434 ГПК).

Предоставление национального режима в области гражданского судопроизводства закон не связывает с проживанием иностранца или лица без гражданства в РФ.

В России нет каких-либо ограничений или условий, выполнение которых необходимо для обращения ино­странца в суд. Между тем процессуальному законо­дательству ряда государств известно правило, согласно которому при предъявлении иска иностранец-истец дол­жен внести денежный залог в обеспечение судебных расходов, которые может понести ответчик, если истцу будет отказано в иске.

Торговые договоры РФ с другими странами содер­жат специальные правила о взаимном свободном досту­пе граждан и организаций договаривающихся сторон в суд.

Так, согласно ст. 11 Соглашения между Российской Федерацией и Великобританией об экономическом со­трудничестве от 9 ноября 1992 г., «юридическим и физи­ческим лицам каждой из стран будет предоставляться национальный режим в отношении доступа» и в любые суды и административные органы на территории другой страны «в связи с торговыми сделками». В соответствии с этим с наших граждан за границей и с иностранных граждан в РФ не будет требоваться никаких залогов. Как известно, в соответствии с законодательством доступ в наши суды открыт для всех иностранцев и без договора, а включение таких правил в торговые и другие международные договоры необходимо для обеспечения нашим организациям и гражданам свободного доступа в иностранные суды.

Освобождение от судебного залога (или иного обес­печения в какой бы то ни было форме) истца на основа­нии того, что он является иностранцем или не имеет по­стоянного или временного места жительства в данной стране, предусмотрено также в Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 года (см. гл. 2).

367


Все договоры о правовой помощи, заключенные с другими государствами, устанавливают, что граждане одного государства пользуются на территории другого государства в отношении своих личных и имуществен­ных прав такой же защитой, как и собственные граж­дане. Им предоставлено право свободно и беспрепят­ственно обращаться в суды, прокуратуру, нотариальные конторы и иные учреждения юстиции другого госу­дарства. Они могут возбуждать ходатайства и предъяв­лять иски на равных основаниях с отечественными гражданами. Им предоставляются одинаковые с оте­чественными гражданами процессуальные права, и они не должны вносить какой-либо залог при предъявлении иска.

Такие правила предусмотрены, в частности, в Кон­венции между СССР и Италией о правовой помощи по гражданским делам 1979 года, в договорах о правовой помощи с Финляндией (1978 г.), Грецией (1981 г.), Алжиром (1982 г.), Сирией (1984 г.), Тунисом (1984 г.), Кипром (1984 г.).

Постановления этих договоров применяются соот­ветственно и к учрежденным на территории догова­ривающихся сторон в соответствии с их законодатель­ством юридическим лицам, а также к другим органи­зациям, пользующимся процессуальной правоспособ­ностью.

Иностранец, являясь стороной в процессе, пользует­ся в нашем суде всеми процессуальными правами на--равне с российскими гражданами. Конституция РФ (ст. 171) обеспечивает участвующим в деле лицам, не вла­деющим языком, на котором ведется судопроизводство, право полного ознакомления с материалами дела, учас­тие в судебных действиях через переводчика и право выступать в суде на родном языке. Это конституцион­ное положение имеет прямое отношение к иностранцам. Если иностранец не владеет языком, на котором ведется процесс, то он имеет право знакомиться с материалами дела через переводчика, а также выступать в суде на род­ном языке (ст. 8 ГПК РСФСР). Некоторые консуль­ские конвенции (с Великобританией, Швецией) преду­сматривают, что консул может, если это позволяют законы государства пребывания, выступать в качестве переводчика по делам капитана судна и членов эки-

368


пажа перед судами и властями государства пребыва­ния.

Иностранец может вести дела в суде лично или через представителя. В нашем праве нет института обяза­тельного судебного представительства. Представителями иностранных граждан в суде могут быть как российские граждане, так и иностранцы.

Представителем может быть любой адвокат. Ана­логичным образом решается вопрос о представитель­стве иностранных фирм и граждан при рассмотрении дел в третейских судах (арбитражах). Например, в Между­народном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ стороны могут вести Дела в этом суде непосредственно или через должным обра­зом уполномоченных представителей, назначаемых сто­ронами по своему усмотрению, в том числе из иностран­ных граждан и организаций.

Кроме того, в качестве представителей иностранных граждан могут выступать консулы. В соответствии с правилами ряда консульских конвенций, заключенных с иностранными государствами, консул в силу своего официального положения может представлять граждан страны,- его назначившей, как перед судами, так и перед другими органами власти консульского округа.

Согласно Консульской конвенции между СССР и США, консул имеет право «представлять интересы гражданина представляемого государства в отношении имущества, находящегося в государстве пребывания, при условии, что такой гражданин не представлен иным обра­зом, при условии, однако, что никто при этом не упол­номочивает консульское должностное лицо действовать в качестве адвоката» (ст. 10).

Для признания полномочий консула доверенности представляемого не требуется. Такое правило содержит­ся в консульских конвенциях, заключенных с НРБ, СРВ, КНР, КНДР, МНР, ПНР, СРР, ЧССР, СФРЮ, Австрией, ФРГ и другими странами.

Консульские конвенции, заключенные с США, Вели­кобританией, Японией, Швецией, Италией, предусматри­вают в общей форме право консулов оказывать своим гражданам юридическую помощь ц содействие.

369


§ 4. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ИНОСТРАННОГО ГОСУДАРСТВА

1. Иностранное государство обладает судебным им­мунитетом. Под судебным иммунитетом понимается изъятие одного государства из-под юрисдикции другого государства. Иностранное государство не может быть привлечено к суду в качестве ответчика без его согласия. Основанием этого правила являются принцип суверени­тета и принцип суверенного равенства государств. Су­дебный иммунитет государства в широком смысле включает в себя: а) судебный иммунитет в узком смысле слова — саму неподсудность одного государства суду другого; б) иммунитет от предварительного обеспече­ния иска; в) иммунитет от принудительного исполне­ния судебного решения (см. гл. 7).

В США (по Закону об иммунитете иностранных госу­дарств от 21 октября 1976 г.) заявление об иммунитете должно быть сделано в суде; государственный депар­тамент может участвовать в процессе от имени прави­тельства, если суд, по его мнению, неправильно толкует закон. В Великобритании заявление об иммунитете мвжет быть сделано в суде непосредственно представи­телем иностранного государства. Суд вправе обратиться по этому вопросу в Министерство иностранных дел, при­чем полученные от него сведения для суда обяза­тельны. Во .Франции и в ряде других стран заявление об иммунитете делается в соответствии с правилами граж­данского процессуального законодательства.

В деле по искам И. Щукиной и И. Коновалова (см. выше гл. 6) заявление Российской Федерации об иммунитете было сделано ка1( путем направления ноты Посольства РФ во Франции в МИД Франции, так и во время судебного заседания.

При постановке в суде вопроса об иммунитете учи­тывается практика, сложившаяся в том государстве, где предъявлен иск или наложен арест. Как уже отмечалось (см. гл. 6), современная практика государств в этом вопросе неоднородна. Суды ФРГ, США, Великобрита­нии, Австрии, Швейцарии, Италии и ряда других стран предоставляют иммунитет лишь в тех случаях, когда речь идет о действиях государства публично-правового характера.

370


Принцип иммунитета не следует понимать как «отказ в правосудии». Иск к государству может быть предъяв­лен в его собственных судах, а в судах другой страны — лишь с его согласия. Если же такого согласия дано не было, истец может обратиться к собственному государ­ству, для того чтобы оно вступило в дипломатические переговоры с иностранным государством.

Однако чаще всего при заключении контракта с государством или его органом в контракт включается арбитражная оговорка. Она означает согласие государ­ства на рассмотрение иска к нему в порядке арбитража.

Таким образом, претензии к государству могут иметь место, но они должны рассматриваться в соответ­ствии с нормами международного права, а также в соот­ветствии с предусмотренными в случаях такого рода условиями рассмотрения споров. Приведем пример. Пос­ле обоснованного отказа судов США рассматривать иск к пароходу «Россия» двух американских гражданок, яко­бы получивших увечья во время рейса судна, этот иск рассматривался в соответствии с условиями договора перевозки в арбитраже не как иск к государству или его собственности, а как обычный иск к пароходству как перевозчику.

В РФ действует принцип абсолютного иммунитета, который получил закрепление во внутреннем российском законодательстве. Согласно ст. 61 Основ гражданского судопроизводства, «предъявление иска к иностранному государству, обеспечение иска и обращение взыскания на имущество иностранного государства, находящееся в СССР, могут быть допущены лишь с согласия компетент­ных органов соответствующего государства».

В тех случаях, когда в иностранном государстве не обеспечивается Российскому государству и его имуще­ству такая же судебная неприкосновенность, какая обеспечивается иностранным государствам и их имущест­ву в РФ, Советом Министров РФ или иным управомоч-ным органом может быть предписано в отношении этого государства или его имущества применение ответных мер. Со ссылкой на ст. 61 Основ правило такого рода включено в Гражданский процессуальный кодекс России (например, в ст. 435 ГПК РСФСР).

В Основах гражданского законодательства 1991 года предусмотрено, что государство участвует в отношениях,

371


регулируемых гражданским законодательством, на рав­ных началах с другими участниками этих отношений. Однако непосредственно вопрос об иммунитете госу­дарства остался открытым, поскольку п. 4 ст. 25 преду­смотрел, что особенности ответственности государства в регулируемых гражданским законодательством отно­шениях с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются Законом СССР об иммунитете государства и его собственности, а такой закон принят не был.

2. В особом положении находятся также лица, вхо­дящие в состав персонала дипломатических и консуль­ских представительств, а также сотрудники междуна­родных организаций. Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР, утвержденное указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г., предусматри­вает, в частности, что глава дипломатического представи­тельства, члены дипломатического персонала, консуль­ские должностные лица пользуются иммунитетом от гражданской (а также уголовной и административной) юрисдикции. В то же время «иммунитет от гражданской юрисдикции не распространяется на случаи, когда гла­ва дипломатического представительства и члены дипло­матического персонала представительства вступают в гражданско-правовые отношения как частные лица в связи с исками о принадлежащих им' строениях на тер­ритории СССР, наследовании или деятельностью, осу­ществляемой ими за пределами официальных функций» (ст. 13).

Консульские должностные лица пользуются иммуни­тетом от гражданской юрисдикции в том, что касается их служебной деятельности, но это, однако, не распростра­няется на иски о возмещении вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием (ст. 25).

Венская конвенция о дипломатических сноше­ниях 1961 года, участницей которой является РФ, уста­навливает, что дипломатический иммунитет не распро­страняется на случаи:

а) вещных исков, относящихся к частному недвижи­мому имуществу, находящемуся на территории госу­дарства пребывания, если только дипломатический агент

372


не владеет им от имени аккредитующего государства для целей представительства;

б) исков, касающихся наследования, в отношении которых дипломатический агент выступает в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя как част­ное лицо, а не от имени аккредитующего государства;

в) исков, относящихся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипло­матическим агентом в государстве пребывания за пре­делами своих официальных функций (ст. 31 конвенции).

Таким образом, дипломатические представители подлежат юрисдикции российского суда по граждан­ским делам лишь в пределах, определяемых нормами международного права или соглашениями с соответ­ствующими государствами. В то же время, если в ино­странном государстве не будет обеспечена такая же судебная неприкосновенность, какая обеспечивается представителям иностранных государств в РФ, по отно­шению к представителям такого государства возмож­но применение ответных мер.

§ 5. УСТАНОВЛЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ИНОСТРАННОГО ПРАВА

Суд и другие органы Российского государства, а так­же арбитражные организации стоят на позициях лояль­ного применения иностранного законодательства во всех случаях, когда это применение основано на законе, правилах международного договора или на условиях сделки, заключенной нашей организацией с иностран­ным контрагентом. В ст. 10 ГПК предусмотрено, что «суд в соответствии с законом применяет нормы иност­ранного права». Иностранное право должно приме­няться судом так, как оно применяется в стране, где это право действует.

Например, если речь идет о какой-либо статье Граж­данского кодекса Бельгии, то она должна применяться так, как ее положения толкуются бельгийским Касса­ционным судом. То обстоятельство, что в Бельгии, как и во Франции, действует один и тот же Кодекс Наполео­на и что Кассационный суд Франции толкует эту статью

373


иначе, значения не имеет. Неправильное применение иностранного закона в той же мере, как и ошибка в при­менении отечественного закона, служит в РФ основанием для пересмотра судебного решения (в отличие, напри­мер, от практики ФРГ, Франции и ряда других стран).

Суд применяет не только иностранные законы, но также обычаи и судебную практику иностранных госу­дарств в тех пределах, в каких последние признаются источниками права в этих государствах. Содержание иностранного права может быть как установлено самим судом, так и доказано сторонами, заинтересованными в применении этого права.

Суд обязан установить содержание иностранного права. Для этого он может обращаться к содействию сторон, запрашивать тексты законов иностранных госу­дарств у соответствующих учреждений и научных орга­низаций. Для получения сведений об иностранном зако­нодательстве суды (а также государственные нотариаль­ные конторы) обращаются в Министерство юстиции РФ, которое при необходимости запрашивает в уста­новленном порядке соответствующие учреждения ино­странных государств.

Согласно ст. 157 Основ гражданского законодатель­ства 1991 года, при применении иностранного права суд, арбитражный суд, третейский суд или административный орган устанавливают содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государ­стве.

В целях установления содержания норм иностранно­го права суд, арбитражный суд, третейский суд или административный орган могут обратиться в установлен­ном порядке за содействием и разъяснением к министру юстиции и иным компетентным органам или учрежде­ниям в РФ и за границей либо привлечь экспертов.

Лица, участвующие в деле, вправе представить доку­менты, подтверждающие содержание соответствующих норм иностранного права.

Точно так же Министерство юстиции РФ сносится с соответствующими органами государств, заключивших договоры о правовой помощи по вопросам предостав­ления сведений о действующем в РФ или действовавшем в СССР законодательстве (п. 1 постановления «О мерах

374


по выполнению международных договоров СССР о пра­вовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.

Если, несмотря на все попытки, установить содержа­ние иностранного закона не удастся, то суду придется применить российское право. В законодательном поряд­ке этот вопрос получил решение в п. 2 ст. 157 Основ гражданского законодательства 1991 года, предусматри­вающей следующее положение: «Если содержание норм иностранного права, несмотря на принятые в соответст­вии с настоящей статьей меры, не установлено, приме­няется советское право». Такой подход к решению этого вопроса соответствует практике других государств.

В этой связи отметим, что в Законе о международном частном праве Венгрии 1979 года предусмотрено сле­дующее правило: «Если содержание иностранного закона не может быть установлено, то следует применять вен­герский закон» (ч. 3 § 5).

§ 6. ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНЫХ ПОРУЧЕНИЙ

По общему правилу, суд может выполнять процес­суальные действия лишь в пределах своего государства. Для осуществления таких действий за границей тре­буется согласие того государства, в котором они должны быть совершены. Поэтому процессуальные действия за пределами своей страны могут быть произведены лишь в порядке судебного поручения.

Особенно часто встречаются два случая, когда суду одного государства приходится обращаться за содейст­вием к судебным органам другого государства. Первый случай — вручение документов по просьбе суда лицам, находящимся за границей. Например, во Франции откры­вается наследство, а один из наследников проживает в Москве. Французский суд обращается к нашему суду с просьбой вручить извещение этому наследнику о слу­шании дела. Нужно не просто передать документы, а вручить их официальньм образом, засвидетельствовать, что они получены определенным лицом и что оно было ознакомлено с их содержанием.

Второй случай — выполнение отдельных процессу-

375


альных действий, и в частности допрос свидетелей, на­ходящихся за границей. Если суд считает, что для выяс­нения обстоятельств по данному делу необходимо до­просить свидетеля, проживающего за границей, он зара­нее составляет список вопросов, которые должны быть поставлены свидетелю. Допрос производится через судеб­ные органы той страны, в которой проживает свидетель.

Таким образом, под судебным поручением понимает­ся обращение суда одного государства к суду другого государства с просьбой о производстве процессуальных действий на территории этого другого государства.

При обращении суда одного государства к суду другого государства могут применяться четыре истори­чески сложившихся порядка.

Первый порядок — непосредственное обращение суда государства А к суду государства Б.

Второй порядок — дипломатический. Он заключает­ся в том, что суд государства А обращается к своему Министерству иностранных дел, которое через свое посольство или консульство обращается в МИД госу­дарства Б с нотой. МИД государства Б направляет поручение в соответствующий суд с просьбой о его ис­полнении.

Третий порядок — выполнение судебных поручений в государстве Б специальным уполномоченным, назначен­ным судом государства А. Этот порядок был применен сначала в Англии, а затем в США. Состоит он в следую­щем: если суду США надо допросить свидетеля, про­живающего во Франции, то американский суд назначает кого-либо из французских граждан, предварительно с ним договорившись, своим уполномоченным, который и вызывает свидетеля, допрашивает его и направляет мате­риалы допроса в американский суд. Но этот уполномочен­ный не имеет права принимать какие бы то ни было при­нудительные меры, обеспечивающие явку свидетеля.

Четвертый порядок — выполнение судебных поруче­ний путем передачи их центральным органам юстиции (министерствам юстиции, прокуратуре и т. п.). Суд одной страны направляет поручение центральному органу своей страны, который, в свою очередь, передает его централь­ному органу другой страны.

Порядок выполнения судебных поручений устанавли­вается в каждой стране ее внутренним законодательством

376


и международными соглашениями. Основной многосто­ронней конвенцией, регулирующей порядок исполнения судебных поручений, является Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 года. Конвенция допускает возможность направления поручений из одно­го государства в другое как дипломатическим путем, так и путем непосредственной передачи их компетент­ным властям государства пребывания. При присоедине­нии к Гаагской конвенции 1954 года СССР сделал заяв­ление о том, что судебные поручения должны направ­ляться в СССР в дипломатическом порядке через МИД СССР (соответственно в РФ через МИД РФ).

Согласно Гаагской конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам 1965 года, документы передаются через центральные органы (как правило, ими являются ми­нистерства юстиции стран-участниц), что, однако, не исключает других способов передачи, причем страны-участницы обязаны использовать при этом единообраз­ные формуляры. Порядок передачи судебных поруче­ний четко предусмотрен Конвенцией о получении за границей доказательств по гражданским и торговым де­лам 1970 года. Обе эти конвенции заменяют в отноше­ниях стран-участниц соответствующие разделы Гаагской конвенции 1954 года.

Конвенция о международном доступе к правосудию 1980 года заменяет положения разд. Ill—VI Гаагской конвенции 1954 года. В основном эта конвенция с неко­торыми изменениями воспроизводит положения Гааг­ской конвенции 1954 года. Наиболее существенное изме­нение касается порядка сношений при оказании правовой помощи. Если, как отмечалось выше. Гаагская конвенция 1954 года допускала возможность направления поруче­ний из одного государства в другое как дипломатическим путем, так и путем непосредственной передачи их соот­ветствующим властям, то конвенция 1980 года ввела порядок сношений судов через центральные органы, при котором передача поручений в основном должна осу­ществляться через эти органы, а не по дипломатическим и консульским каналам, хотя каждое государство может использовать для такой передачи и эти каналы. Таким образом, конвенция 1980 года допускает для каждого государства лишь возможность использования диплома-

377


тического порядка, но не предусматривает такой обя­занности.

СССР заключил двусторонние соглашения об испол­нении судебных поручений с США (1935 г.), Францией (1936 г.), Бельгией (1945—1946 гг.), ФРГ (1956— 1957 гг.). Взаимное исполнение судебных поручений предусмотрено также Соглашением между СССР и Австрией по вопросам гражданского процесса от 11 мар­та 1970 г.. Конвенцией между СССР и Италией о право­вой помощи по гражданским делам 1979 года, договорами о правовой помощи с Ираком (1973 г.), Финляндией (1978 г.), Грецией (1981 г.), Алжиром (1982 г.), Кипром (1984 г.), Сирией (1984 г.), Тунисом (1984 г.), НДРЙ (1985 г.). Все эти соглашения предусматривают дипло­матический порядок исполнения судебных поручений и действуют для РФ.

Исполнение в РФ судебных поручений иностранных судов и обращение судов РФ с поручениями к иностран­ным судам регулируются Гражданским процессуальным кодексом.

В соответствии со ст. 436 ГПК суды РФ исполняют переданные им в установленном порядке судебные пору­чения иностранных судов о производстве отдельных про­цессуальных действий (вручение повесток и других до­кументов, допрос сторон и свидетелей, производство экспертизы и осмотра на месте и т. д.), за исключением случаев, когда исполнение поручений противоречило бы суверенитету РФ или угрожало бы безопасности РФ либо когда исполнение судебных поручений не входит в компетенцию суда. Исполнение судебных поручений осуществляется судами на основе российского законо­дательства. Применяются правила Гражданского про­цессуального кодекса. Вместе с тем советские суды не отказывались при допросе свидетелей по поручениям судов Великобритании или США руководствоваться исходящими от этих судов вопросниками (jnterroga-toires), составленными по обычной в судах общего пра­ва форме для прямого и перекрестного допроса.

В 1988 году из США (через посольство США и МИД СССР) по­ступило поручение по иску Б. и др. к фирме «Дрессер индастриз инк.». Дело находилось в производстве окружного суда графства Харрис в штате Техас. Иск был предъявлен родственниками американского специалиста- Б., который погиб в СССР при испытании поставлен-

378


ного фирмой оборудования. В поручении американский суд просил получить свидетельские показания должностных лиц московской больницы. Института хирургии им. Вишневского (Москва), Усинской центральной областной больницы (Республика Коми). Кроме того, суд просил истребовать из Усинской центральной больницы исто­рию болезни погибшего, а также представить медицинские записи и другае документы, рентгенограммы, отчеты, подтверждающие состояние Б., наблюдение и лечение. Во исполнение поручения были допрошены свидетели и истребованы для пересылки в США медицинская карта и другие документы.

Суды РФ могут обращаться к иностранным судам с поручениями об исполнении отдельных процессуальных действий. Порядок сношений российских судов с ино­странными судами определяется законодательством РФ и международными договорами РФ. Судебные пору­чения российских судебных органов судам иностранных государств должны направляться в Министерство юсти­ции РФ, а затем за границу через МИД РФ. Поруче­ния снабжаются переводом на соответствующий ино­странный язык.

Поручения иностранных судов о производстве в РФ процессуальных действий должны направляться по­сольствами иностранных государств в МИД РФ. Он на­правляет поручение в Министерство юстиции РФ, кото­рое, в свою очередь, направляет его соответствующему суду. Документы об исполнении поручения направляют­ся российским судом через Министерство юстиции РФ в МИД РФ. Судебные органы могут принимать к своему исполнению только те поручения иностранных судов, которые были получены через МИД РФ. Если судебный орган получает непосредственно от иностранного суда поручение о производстве того или другого действия, то оно должно оставляться судами без исполнения.

Иной порядок исполнения судебных поручений уста­новлен в договорах о правовой помощи, заключенных РФ с некоторыми странами (см. выше). Эти договоры содержат постановления о взаимном исполнении судеб­ных поручений и поручений всех других учреждений юстиции, которые занимаются гражданскими, семей­ными и уголовными делами. К числу таких учреждений кроме судов, органов прокуратуры и государственного нотариата относятся также загсы, органы опеки и попе­чительства.

Многосторонней конвенцией о правовой помощи стран СНГ от 22 января 1993 г. установлено, что при ока-

379


зании правовой помощи компетентные учреждения юсти­ции сносятся друг с другом через свои центральные ор­ганы, если конвенцией не установлен иной порядок.

Договоры о правовой помощи СССР с бывшими со­циалистическими странами устанавливали порядок непосредственных сношений между центральными орга­нами юстиции договаривающихся стран.

Взаимные сношения органов юстиции существенно облегчаются тем, что они могут пользоваться при этом своим языком. Оказание правовой помощи, согласно договорам, может состоять в выполнении ряда процессу­альных действий (составление и пересылка документов, проведение обысков и выемок, пересылка и выдача вещественных доказательств, допросы обвиняемых, сви­детелей, исполнение поручений о вручении документов). Учреждение юстиции, к которому обращено поручение, применяет законодательство своего государства. Однако по просьбе учреждения, от которого исходит поручение, оно может применять процессуальные нормы госу­дарства, направившего поручение, если это не противоре­чит законодательству страны исполнения поручения. Все поручения об оказании правовой помощи исполня­ются бесплатно.

Вопрос о возможности применения в РФ при испол­нении поручения процессуального законодательства со­ответствующего иностранного государства, если оно не противоречит законодательству РФ, решается по прось­бе учреждения, от которого исходит поручение о право­вой помощи. Верховным судом РФ и Прокуратурой РФ (п. 2 постановления «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.). По неко­торым договорам о правовой помощи (с Болгарией, Чехо-Словакией) предусмотрено' выполнение поруче­ний не только судов, прокуратуры и органов нотариата, но и загсов. В этих договорах установлено, что учрежде­ния записи актов гражданского состояния одной страны по ходатайству учреждений другой страны пересылают для служебного пользования выписки из книг регистра­ции актов гражданского состояния без перевода и бес­платно через свой вышестоящий орган.

В некоторых договорах (например, с Финляндией,

380


Италией, Грецией, Алжиром, Тунисом, НДРЙ, Кипром) предусмотрено, что оказание правовой помощи не долж­но наносить ущерба суверенитету и безопасности, а также противоречить основным принципам законода­тельства запрашивающего государства (публичному по­рядку).

§ 7. ПРИЗНАНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ

1. Действие судебного решения, вынесенного судом одного государства, в принципа ограничено пределами территории этого государства. Допустимость признания и исполнения иностранного судебного решения опреде­ляется законодательством конкретной страны и между­народными соглашениями, в которых она участвует. Признание решения иностранного суда означает, что оно служит подтверждением гражданских и иных прав и обязанностей в такой же степени, что и решение оте­чественного суда. В ряде случаев достаточно, чтобы ре­шение было только признано (например, о расторжении брака). В других же случаях решение должно быть еще и исполнено, то есть подвергнуто специальной процедуре по разрешению исполнения (например, выдача экзеква­туры или регистрация в специальном реестре). Таким образом, признание иностранного судебного решения является необходимой предпосылкой его принудитель­ного исполнения; для принудительного исполнения обычно устанавливаются^ дополнительные требования сверх тех, которые необходимы для признания решения.

Законодательству государств известны различные системы исполнения решений иностранных судов. Об­щим для всех этих систем является требование взаимности как условия для исполнения решения.

В одних странах (например, в Италии) для исполне­ния судебного решения требуется проверка его правиль­ности лишь с формальной точки зрения, а также уста­новление непротиворечия его публичному порядку стра­ны суда и выполнение ряда других условий. В других странах (например, во Франции, в Бельгии, ряде госу­дарств Африки) необходима выдача экзекватуры. В этом случае суд после рассмотрения соответствующего хо-

381


датайства выносит постановление о разрешении испол­нения. Следует заметить, что во Франции возможна про­верка решения по существу, если оно вынесено против французского гражданина.

Наконец, в третьей группе стран для судебных реше­ний, вынесенных в странах, которые предоставляют взаимность в отношении исполнения решений, требуется регистрация решения в особом реестре (например, в Ве­ликобритании в суде по гражданским делам Высокого суда). Регистрация, в свою очередь, возможна при нали­чии ряда условий.

Согласно законодательству КНР [§ 204, 205 (абз. 1) ГПК КНР], вступившие в силу иностранные судебные решения исполняются при наличии взаимности и усло­вии, что они не противоречат основным принципам ки­тайского права.

Развитие экономических отношений привело к заклю­чению многосторонних и двусторонних конвенций об исполнении иностранных судебных решений, обычно устанавливающих обязательства договаривающихся го­сударств исполнять решения при соблюдении ряда условий (вступление решения в законную силу, непро­тиворечие публичному порядку страны исполнения, участие обеих сторон в судебном разбирательстве и т. д.).

К многосторонним конвенциям, регулирующим при­знание и исполнение судебных решений, относятся прежде всего соглашения, заключенные между госу­дарствами с близкими правовыми системами. Чаще все­го это соглашения регионального характера (Кодекс Бустаманте 1928 г., конвенция между Данией, Финлян­дией, Исландией, Норвегией и Швецией 1932 г., Конвен­ция об исполнении судебных решений государств — чле­нов Лиги арабских государств 1952 г., Афро-Малага­сийская общая конвенция о сотрудничестве в области правосудия 1962 г.). 1 февраля 1971 г. была заключена Гаагская конвенция о признании и исполнении иност­ранных судебных решений по гражданским и торговым делам.

2. Согласно п. 1 указа «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г., решения иностранных судов и арбитражей признаются и

382


исполняются в СССР, если это предусмотрено междуна­родным договором СССР.

Порядок исполнения в РФ решений иностранных судов определяется соответствующими международными договорами (ст. 437 ГПК).

Решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются в РФ, если это предусмотрено международным договором или на­шим законодательством.

Такое исполнение в настоящее время допускается только договорами о правовой помощи, заключенными СССР с бывшими социалистическими странами, а также с Ираком, Алжиром, Грецией, Кипром, Италией.

Признание и исполнение решений по отдельным категориям дел могут иметь место в соответствии с от­дельными международными договорами РФ. Так, взаим­ное признание судебных решений по делам об объявле­нии граждан безвестно отсутствующими или умершими и по делам о расторжении брака, раздельном проживании супругов и признании брака недействительным регла­ментируется договором о правовой помощи с Финлян­дией; признание и исполнение решений судов по искам о возмещении ущерба от загрязнения нефтью — Между­народной конвенцией о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 года; исполнение решений о возмещении ущерба — Римской конвенцией об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности, 1952 года, рядом многосторонних и двусторонних соглашений в области перевозок грузов и пассажиров; в отношении исполне­ния решений об уплате судебных расходов — Гаагской конвенцией по вопросам гражданского процесса 1954 года.

Что касается признания в РФ решений иностран­ных судов по делам о расторжении брака, то в соответ­ствии со ст. 163 Кодекса о браке и семье в РФ подлежат признанию решения о расторжении брака лиц, постоян­но проживающих за границей, включая случаи, когда оба супруга — российские граждане в момент расторжения брака проживали вне пределов-нашей страны.

Признание иностранных решений такого рода не ставится в зависимость от наличия международного договора; не выдвигается и требование взаимности.

383


В договорах о правовой помощи, заключенных СССР с другими странами, содержатся следующие основные условия признания и исполнения иностранных судебных решений:

1) решение вступило в законную силу. Это опреде­ляется на основании законодательства страны суда, вынесшего решение;

2) при разрешении дела по существу соблюдены про­цессуальные права лица, против которого вынесено ре­шение (например, требуется, чтобы ответчику был свое­временно вручен вызов в суд);

3) отсутствует другое вступившее в законную силу решение по спору между теми же сторонами и по тому же предмету, вынесенное судом в государстве, на террито­рии которого решение должно быть признано или прину­дительно исполнено;

4) при рассмотрении дела и вынесении по нему решения соблюдены правила международных догово­ров о разграничении компетенции судов различных стран.

В ряде договоров указаны и другие, дополнительные условия. Например, в договоре с ЧССР предусматрива­лось, что исполнение допускается, если по законода­тельству обоих государств не истек срок давности при­нудительного исполнения решения.

Общая формулировка некоторых договоров в отно­шении возможности отказа в оказании правовой помощи со ссылкой на публичный порядок, о чем говорилось в § 6, распространяется и на исполнение и признание решений. В отдельных договорах дополнительно пре­дусматривается, что в признании и исполнении решения может быть отказано, если, по мнению страны, к кото­рой обращена просьба об исполнении, это может нанести ущерб ее суверенитету или безопасности либо противо­речит основным принципам ее- законодательства (в до­говорах СССР с СФРЮ, НДРЙ).

Признание в РФ решения иностранного суда озна­чает, что оно обладает такой же юридической силой, какую имеют решения российских судов. Поэтому выне­сение иностранным судом решения, подлежащего при­знанию в РФ, является основанием либо для отказа в принятии в России искового заявления по спору между теми же сторонами, по тому же основанию и о том же

384


предмете, либо для прекращения дела. Поясним сказан­ное примером.

Ленинградский городской суд в 1966 году принял к своему производству дело по иску Л-вой к гражданину ПНР Л. о расторже­нии браки. При исполнении польским судом поручения по этому делу было установлено, что брак супругов был расторгнут воевод­ским судом в Белостоке еще в 1952 году. Это решение, согласно ст. 51 советско-польского договора, подлежало признанию на тер­ритории СССР. В связи с этим Ленинградский городской суд на основании п. 3 ст. 219 ГПК РСФСР прекратил производство по иску Л-вой.

Как отмечалось выше, в ряде договоров о правовой помощи предусмотрено, что решение, вынесенное в одном государстве, может быть принудительно исполнено на территории другого государства. Для принудительного исполнения судом страны исполнения решения должно быть выдано специальное разрешение. Ходатайство о принудительном исполнении подается в суд, вынесший решение. Затем оно пересылается в установленном порядке суду, компетентному выдать разрешение на исполнение.

В РФ в соответствии с указом Президиума Верхов­ного Совета СССР от 21 июня 1988 г. вопрос о разре­шении принудительного исполнения решения рассма­тривается по ходатайству взыскателя Верховным судом автономной республики, краевым, областным, городским судом, судом автономной области и судом автономного округа по месту жительства (нахождения) должника, а если должник не имеет места жительства (нахожде­ния) в РФ либо место жительства (нахождения) долж­ника неизвестно — по месту нахождения его имущества.

Статья 437 ГПК предусматривает, что решение ино­странного суда может быть предъявлено к принуди­тельному исполнению в течение 3 лет с момента вступле­ния решения в законную силу. Это правило относится и х решениям иностранного арбитража.

На основании решения иностранного суда и вступив­шего в законную силу судебного определения о разре­шении принудительного исполнения этого решения вы­дается исполнительный лист, который направляется в на­родный суд по месту исполнения решения. Эти положе­ния договоров широко применяются на практике.

В определении судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда было удовлетворено ходатайство о


13 Зап. № 239


385


принудительном исполнении на территории СССР решения Сухэ-Ба-торского районного суда г. Улан-Батор о взыскании с гражданина СССР Д. алиментов в пользу гражданки МНР Л. на содержание ребенка. В решении содержалась ссылка на ст. 45—47 Договора о правовой помощи между СССР и МНР (1958 г.).

Отказ в разрешении принудительного исполнения решений иностранного суда допускается в РФ в случаях, когда:

1) решение по законодательству государства, на тер­ритории которого оно вынесено, не вступило в законную силу;

2) сторона, против которой вынесено решение, была лишена возможности принять участие в процессе вслед­ствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о рассмотрении дела;

3) рассмотрение дела, по которому вынесено реше­ние, относится к исключительной компетенции россий­ского суда или иного органа;

4) имеется вступившее в законную силу решение российского суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или в производстве российского суда имеется дело, воз­бужденное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде;

5) истек срок давности предъявления решения к принудительному исполнению;

6) исполнение ^решения противоречило бы суверени­тету РФ или угрожало бы безопасности РФ либо про­тиворечило бы основным принципам российского зако­нодательства (п. 5 указа от 21 июня 1988 г.).

Решение иностранного суда, не требующее принуди­тельного исполнения, признается на территории РФ без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят в течение месяца возражения против признания этого решения. Заинте­ресованное лицо может в течение месячного срока после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, заявить в соответствующий суд воз­ражение против признания решения иностранного суда. Это возражение рассматривается в открытом судебном заседании с вызовом заинтересованного лица. Суд по просьбе этого лица, если она будет признана уважи-

386


тельной, может перенести время рассмотрения решения (п. 10 указа от 21 июня 1988 г.).

Признание без особого производства всех решений по имущественным делам предусмотрено в договорах о пра­вовой помощи с Болгарией (ст. 46), Вьетнамом (ст. 41), Грецией (ст. 26), Кубой (ст. 45), Польшей (ст. 51), Чехо-Словакией (ст. 53).

Признание, не требующее принудительного испол­нения, призвано обеспечивать интересы граждан дого­варивающихся государств и облегчить работу органов юстиции.

Многосторонняя конвенция о правовой помощи стран СНГ от 22 января 1993 г. предусматривает признание судебных и иных решений, не требующих исполнения (в том числе и решение о расторжении брака).

Ходатайство о разрешении принудительного испол­нения решений подается в компетентный суд страны, где решение подлежит исполнению. Оно может быть подано и в суд, который вынес решение по делу в первой инстанций (ст. 53 Конвенции). Суд не пересматривает дело по существу, а ограничивается установлением того, что условия, предусмотренные Конвенцией, соблюдены. Порядок принудительного исполнения определяется по законодательству страны, на территории которой должно быть осуществлено принудительное исполнение.

В исполнении может быть отказано в следующих случаях:

а) в соответствии с законодательством страны, «на территории которой вынесено решение, оно не вступило в законную силу или не подлежит исполнению, за исклю­чением случаев, когда решение подлежит исполнению до вступления в законную силу»;

б) ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевре­менно и надлежаще вручен вызов в суд;

в) по делу между теми же сторонами, о том же пред­мете и по тому же основанию на территории страны, «где должно быть признано и исполнено решение, было уже ранее вынесено вступившее в законную силу решение или имеется признанное решение суда третьего государ­ства, либо если учреждением этой Договаривающейся Стороны было ранее возбуждено производство по дан­ному делу»;


13*

387


г) согласно положениям настоящей Конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законода­тельству страны, на территории которой решение должно быть признано и исполнено, дело относится к исключи­тельной компетенции ее учреждения;

д) отсутствует документ, подтверждающий согла­шение сторон по делу договорной подсудности;

е) истек срок давности принудительного исполне­ния, предусмотренный законодательством страны, суд которой исполняет решение.

§ 8. НОТАРИАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ

1. В гражданских правоотношениях с иностранным элементом важное значение имеет деятельность нота­риата. Количество нотариально оформляемых в России документов, предназначенных для их использования за границей, с каждым годом увеличивается. В РФ нота­риальные действия осуществляют нотариусы, работаю­щие в государственных нотариальных конторах или за­нимающиеся частной практикой, а также в определен­ных случаях иные органы. За границей совершение нотариальных действий возлагается на консульские уч­реждения Российской Федерации.

Основы законодательства РФ о нотариате от 11 фев­раля 1993 г. каких-либо ограничений для обращения к нотариусам для иностранных граждан и юридических лиц не устанавливают. Нотариусы совершают нота­риальные действия в интересах всех обращающихся к нам физических или юридических лиц.

В функции нотариальных, контор входят: удостове­рение документов, предназначенных для их действия за границей (в частности, доверенностей); принятие документов, составленных за границей; осуществление действий, связанных с охраной находящегося на тер­ритории РФ имущества, оставшегося после смерти иностранного гражданина, или имущества, причитающе­гося иностранному гражданину после смерти граждани­на России; обеспечение доказательств, требующихся для ведения дел в органах иностранных государств, и т. д.

В Основах законодательства РФ о нотариате пре­дусмотрена возможность применения нотариусами норм

388


иностранного права. Нотариусы принимают докумен­ты, составленные в соответствии с требованиями между­народных договоров, а также совершают удостовери-тельные надписи в форме, предусмотренной законода­тельством других государств, если это не противоречит международным договорам РФ (ст. 104).

Консульские учреждения РФ за границей совершают целый ряд нотариальных действий (принимают меры к охране наследственного имущества, выдают свиде­тельства права на наследство, свидетельствуют вер­ность копий документов и выписок из них, совершают морские протесты и т. д.). Они, в частности, удостове­ряют сделки, однако кроме договоров об отчуждении недвижимого имущества, находящегося на территории Российской Федерации (ст. 38 Основ законодательства РФ о нотариате).

В порядке, определяемом российским законодатель­ством и международными договорами РФ, нотариусы могут обращаться к иностранным органам юстиции с по­ручениями о производстве отдельных нотариальных действий. В свою очередь, они исполняют переданные им в установленном порядке поручения иностранных органов юстиции о производстве отдельных нота­риальных действий, за исключением случаев, когда:

1) исполнение поручения противоречило бы суверени­тету или угрожало бы безопасности РФ; 2) исполнение поручения не входит в компетенцию государственных нотариальных контор РФ.

Исполнение поручений иностранных органов юсти­ции о совершении отдельных нотариальных действий производится на основе российского законодатель­ства.

2. Документы, составленные за границей с участием должностных лиц компетентных органов других госу­дарств или от них исходящие, принимаются государ­ственными нотариусами и другими российскими орга­нами при условии их легализации органом Министерства иностранных дел Российской Федерации.

Легализация может, например, состоять в том, что консул РФ в соответствующем иностранном государстве делает на документе специальную надпись, которая удо­стоверяет подлинность подписи должностного лица иностранного государства. Консульские легализации

389


заключаются не только в установлении и засвидетель­ствовании подлинности подписей, но и в удостоверении соответствия документов и актов законам государства пребывания (ст. 55 Консульского устава СССР). Ле­гализация может требоваться и при направлении за границу документов, выданных российскими органами.

Для РФ действует Гаагская конвенция от 5 октября 1961 г., отменяющая требование легализации иностран­ных официальных документов. В ней участвуют 36 госу­дарств, в том числе США, Франция, Англия, ФРГ и др. СССР присоединился к конвенции, в 1991 году. Суть ее состоит в том, что вместо последовательных операций по оформлению легализации предусматривается выпол­нение единственной формальности — проставления так называемого апостиля органами государства, выдавшего документ, являющегося своего рода удостоверительной надписью на документе, единой по форме для всех госу­дарств-участников. Апостиль проставляется в РФ Ми­нистерством юстиции, МВД, Прокуратурой и Архивным ведомством. Апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом. Зна­чение конвенции состоит в том, что она облегчает и упро­щает процедуру оформления тех документов, касаю­щихся прав граждан, которые должны представляться в зарубежные организации.

Без легализации документы, составленные за гра­ницей, принимаются нотариусом и иными органами в тех случаях, когда это предусмотрено законодательством РФ и международными договорами РФ.

Не требуется легализации в отношении документов, передаваемых в связи с оказанием правовой помощи в соответствии с договорами, заключенными СССР и с рядом других стран, а также в некоторых других случаях (например, не требуется на основе взаимности легали­зации документов, прилагаемых к заявкам на изобрете­ния, подаваемым в СССР и Великобритании). Все эти соглашения действуют для РФ.

Вопросы, касающиеся доверенностей, имеют суще­ственное практическое значение в обеспечении эффек­тивной защиты прав и интересов иностранных граждан и юридических лиц в РФ, а также российских граждан и организаций за рубежом. К доверенностям применяются положения гражданского законодательства о договоре

390


представительства, а в отношении представительства в суде действуют положения гражданского процессуаль­ного законодательства.

Коллизионные вопросы доверенностей регулируются ст. 165 Основ гражданского законодательства 1991 го­да. Эта статья предусматривает, что «форма и срок дей­ствия доверенности определяются по праву страны, где выдана доверенность. Однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблю­дения формы, если последняя удовлетворяет требова­ниям советского права».

В определенных случаях от иностранцев требуется обязательное представление доверенностей (например, при ведении дел по получению в РФ патентов). В дру­гих случаях в РФ выдаются доверенности, предназначен­ные для совершения действий за границей.

Российское законодательство устанавливает, что кон­сул без доверенностей осуществляет функции по пред­ставительству. В соответствии со ст. 29 Консульского устава СССР «консул имеет право без особой доверен­ности представлять в учреждениях государства пребы­вания граждан СССР, если они отсутствуют и не пору­чили ведение дела какому-либо иному лицу или не в состоянии защищать интересы по другим причинам. Это представительство продолжается до тех пор, пока пред­ставляемые не назначат своих уполномоченных или не возьмут на себя защиту своих прав и интересов».

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:

1. Какие процессуальные права предоставляются иностранцам в РФ?

2. Каково процессуальное положение иностранного государства?

3. Как устанавливается содержание иностранного права?

4. Какой порядок предусмотрен договорами о право­вой помощи для исполнения судебных поручений?

5. В каких случаях в РФ могут исполняться решения иностранных судов и какой порядок установлен для принудительного исполнения таких решений?

391


ГЛАВА 18

РАССМОТРЕНИЕ СПОРОВ В ПОРЯДКЕ АРБИТРАЖА

8 1. Понятие арбитража и виды третейских (арбитражных) судов. § 2. Арбитражное рассмотрение споров в практике российских орга­низаций. § 3. Арбитражное рассмотрение инвестиционных споров. § 4. Признание и исполнение арбитражных решений

ЛИТЕРАТУРА

Лунц Л. А. Международный гражданский процесс.— С. 140—181;

Лебедев С. Н. Международный торговый арбитраж.— М., 1965;

Лебедев С. И. Международное сотрудничество в области коммерче­ского арбитража.— М., 1979; Рамзайцев Д. Ф. Внешнеторговый ар­битраж в СССР.— М., 1957; Хлест ова И. О. Арбитраж во внешнеэко­номических отношениях стран — членов СЭВ.— М., 1980; Мина-ков А. И. Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров.— М., 1985; Лебедев С. Н. Междуна­родный коммерческий арбитраж: компетенция арбитров и согла­шение сторон.— М., 1988.

§ 1. ПОНЯТИЕ АРБИТРАЖА И ВИДЫ ТРЕТЕЙСКИХ (АРБИТРАЖНЫХ) СУДОВ

1. Широкое развитие международных хозяйствен­ных связей, в том числе сотрудничества в области произ­водства, науки и техники между организациями раз­личных государств, делает проблемы арбитражного рас­смотрения споров весьма актуальными.

Организации и фирмы различных стран, заключая контракты, обычно считают, что арбитражное разбира­тельство лучше, чем судебное, что примирение сторон лучше, чем обращение к арбитражу, а предотвращение споров еще лучше, чем примирение. Однако не всегда можно предотвратить споры, урегулировать возникший

392


между сторонами конфликт путем непосредственных пе­реговоров. Поэтому для правовой обеспеченности сделок большое значение приобретает создание условий, гаран­тирующих объективное и компетентное разрешение воз­можных споров. Особенно важным является определение подсудности споров в порядке арбитража при таких длящихся отношениях сторон, как отношения по произ­водственному сотрудничеству, кооперации, сотрудниче­ству при проведении научно-исследовательских и проект-но-конструкторских работ, в лицензионных отношениях. В условиях современной научно-технической революции все время расширяется круг отношений, споры по кото­рым передаются сторонами на рассмотрение арбит­ражных судов.

Четкое определение порядка рассмотрения воз­можных споров, создание тем самым определенных га­рантий выполнения обязательств сторон призваны спо­собствовать развитию на взаимовыгодной основе эко­номических отношений между странами.

Быстрое и справедливое разрешение споров способ­ствует расширению и облегчению торговли и сотруд­ничества. В подавляющем большинстве сделок, заклю­чаемых отечественными организациями и фирмами дру­гих стран, предусматривается арбитражный порядок разрешения споров.

Под третейским (арбитражным) судом понимается суд, избранный сторонами для разрешения спора между ними. Состав суда определяется сторонами. В отличие от общего (государственного) суда, обращение к третей­скому суду происходит на основании соглашения сторон.

Для организаций и фирм, ведущих торговые и иные операции, рассмотрение споров в порядке арбитража имеет существенные преимущества по сравнению с судеб­ным порядком. Преимущества эти состоят прежде всего в непродолжительности, по сравнению с обычными суда­ми, срока рассмотрения дел, в том, что решения арбитра­жа не подлежат обжалованию, а также в относительной (по сравнению с судами) дешевизне. Последнее нема­ловажно, если учесть, что в западных странах расходы на ведение процесса, в том числе на адвокатов, обычно весьма высоки. Большим достоинством арбитража яв­ляется компетентность третейских судов, поскольку арбитры избираются из числа специалистов. Наконец^ с

393


точки зрения организаций и фирм, существенным пре­имуществом представляется то, что третейский суд обыч­но заседает негласно.

Третейские суды, рассматривающие споры в области торговых и иных экономических отношений, возникаю­щих между организациями и фирмами различных государств, следует отличать от третейских судов, кото­рые могут рассматривать споры между государствами как субъектами международного права. Вместе с тем третейские (арбитражные) суды, рассматривающие спо­ры только по правоотношениям с иностранным элемен­том, следует отличать от системы арбитражных судов, разрешающих в РФ и в других странах споры главным образом между хозяйственными организациями внутри страны. В отношении третейских (арбитражных) судов, специально предназначенных для рассмотрения споров с иностранными организациями и фирмами, обычно при­меняется понятие международного коммерческого ар­битража.

Принятый в 1993 году в России в этой области закон называется Законом «О международном коммерческом арбитраже».

2. Для передачи спора на разрешение третейского суда требуется так называемое третейское, или арбит­ражное, соглашение. Это соглашение сторон о том, что споры, которые уже возникли или возникнут в будущем между сторонами, будут переданы ими на рассмотрение третейского суда. Такое соглашение может быть включе­но в договор, например в контракт о купле-продаже това­ров. Условие контракта об арбитраже получило наиме­нование «арбитражная оговорка», В оговорке стороны обусловливают, что возможные споры будут разрешать­ся в порядке арбитража, и определяют, в каком именно арбитражном суде. На практике часто применяются типовые арбитражные оговорки, которые обязательны для сторон лишь в случае их прямо выраженного согла­сия на это.

Особенностью заключенного арбитражного соглаше­ния является то, что оно обязательно для сторон и уклониться вт передачи спора арбитражу они не могут. Обычный суд, как правило, не вправе ни отменить арби­тражное соглашение, ни пересмотреть по существу ре­шение арбитража. Это правило получило признание в

394


законодательстве и судебной практике различных госу­дарств.

Во внешнеторговой практике часто возникает вопрос о юридической силе арбитражного соглашения, на основа­нии которого рассмотрение дела в порядке арбитража должно иметь место за границей.

Во Франции, например, признаются арбитражные соглашения, причем такое соглашение дает основание сделать в суде возражение, направленное на прекраще­ние судебного рассмотрения дела. Для принудительного исполнения иностранного арбитражного решения тре­буется распоряжение председателя гражданского суда по месту его исполнения, который рассматривает лишь формальную правильность решения и допустимость ис­полнения с точки зрения французского публичного по­рядка. Аналогичным образом решается этот вопрос в ФРГ.

В Великобритании по Акту об арбитраже 1950 года суд может приостановить дело, начатое в суде вопреки арбитражному соглашению, если найдет для этого достаточное основание. Тот же акт устанавливает, что иностранное арбитражное решение подлежит прину­дительному исполнению в Великобритании, если оно состоялось на основе действительного арбитражного соглашения.

В США принцип признания юридической силы ар­битражных соглашений лишь с трудом пробивает себе путь. Особенно неопределенным является решение вопроса о юридической силе соглашений, предусматри­вающих рассмотрение спора за рубежом.

В судебной практике США имели место случаи, когда соглашение о подведомственности спора внешнеторго­вому арбитражу в Москве служило основанием для от­каза в рассмотрении иска в суде. Можно привести такой пример.

Американская фирма «Кемден фибр миллс» заключила контракт с организацией «Амторг», осуществлявшей операции по торговле между СССР и США (см. гл. 5), в котором, в частности, было пре­дусмотрено, что все споры с исключением подсудности общим судам подлежат рассмотрению в порядке арбитража. Несмотря на наличие такой арбитражной оговорки, фирма предъявила иск к «Амторгу» в суде штата Нью-Йорк. «Амторг» заявил, что спор не Может быть пред­метом рассмотрения суда. После длительного рассмотрения в судах штата Нью-Йорк было вынесено решение о том, что иск не подлежит

395


рассмотрению в судебном порядке, поскольку арбитражная оговорка носит обязательный для сторон характер.

Арбитражное соглашение (в том числе и арбитраж­ные оговорки, включенные во внешнеторговый контракт) обладает в отношении сделки юридической самостоятель­ностью, автономностью. Это означает, что действитель­ность арбитражного соглашения не зависит от действи­тельности того контракта, в отношении которого оно было заключено.

Иногда при рассмотрении споров это положение приобретает решающее значение.

В качестве примера сошлемся на решение ВТАК от 9 июля 1984 г. по делу по иску В/О «Союзнефтеэкспорт» к фирме «Джок ойл». Советское объединение подписало с фирмой контракт на поставку истцом ответчику значительного количества нефти и нефтепродук­тов. Ввиду прекращения фирмой, находившейся на Бермудских остро­вах, оплаты части поставленного ей товара дальнейшие поставки были приостановлены. Затем истец на основании арбитражной ого­ворки контракта, предусматривавшей, что все споры будут рассматри­ваться во Внешнеторговой арбитражной комиссии в Москве, обра­тился с иском в этот постоянно действующий арбитражный суд. Ответчик прежде всего ссылался на недействительность контракта, поскольку он был подписан со стороны истца только председате­лем объединения, что явилось нарушением советского законода­тельства (см. гл. 8), согласно которому договоры должны подписы­ваться двумя лицами. Недействительность же контракта, по мнению ответчика, влечет за собой и недействительность арбитражной ого­ворки, устраняя тем самым компетенцию ВТАК по возникшему спору. ВТАК признала контракт недействительным с момента его подписания, но в то же время отклонила возражение ответчика в части, касающейся арбитражной оговорки, и разрешила спор по существу. ВТАК исходила из самостоятельности арбитражной оговор­ки. «Арбитражное соглашение,— указывалось в решении,— может быть признано недействительным лишь в том случае, если в нем будут обнаружены пороки воли (заблуждение, обман и др.), нарушения требований закона, относящихся к содержанию и форме заключен­ного арбитражного соглашения. Таких обстоятельств, приводящих к недействительности арбитражного соглашения, нет, и ни одна из сторон не заявляла о его недействительности, ссылаясь на такие обстоятельства». В итоге ВТАК признала, что арбитражное соглаше­ние «является процессуальным договором, не зависимым от мате­риально-правового договора, и что поэтому вопрос о действитель­ности или недействительности этого договора не затрагивает согла­шения», а последнее само по себе в данном случае юридически действительно.

В основных многосторонних конвенциях по вопросам арбитража, выработанных под эгидой ООН,— Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в испол­нение иностранных арбитражных решений 1958 года и

396


Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года (см. гл. 2) — под арбитражным соглашением понимаются как оговорка в письменном договоре, так и отдельное соглашение, подписанное сторонами или со­держащееся в обмене письмами, телеграммами и т. п. Эти конвенции устанавливают независимо от закона, при­менимого к основному контракту, специальные коллизи­онные правила для определения действительности арби­тражного соглашения. Если же обратиться к нашему за­конодательству, то ст. 2 Положения об Арбитражном су­де при Торгово-промышленной палате предусматривает, что этот суд принимает к рассмотрению споры «при наличии письменного соглашения между сторонами о пе­редаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора. Соглашение о передаче спора на разрешение Арбитражного суда может быть также выра­жено со стороны истца предъявлением иска, а со стороны ответчика — совершением действий, свидетельствующих о его добровольном подчинении юрисдикции Суда, в частности путем сообщения в ответ на запрос Суда о согласии подчиниться его юрисдикции». Следовательно, наше законодательство не требует для признания дей­ствительности арбитражного соглашения, чтобы оно обя­зательно входило в состав внешнеторговой сделки или подчинялось требованиям, предъявляемым к ней.

Для развития национального законодательства в об­ласти арбитража и обеспечения определенного разно­образия в выборе сторонами контракта процедуры арбитражного разбирательства существенное значение имеет Типовой закон о международном торговом арби­траже, принятый в 1986 году Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). На основе этого Типового закона уже приняты национальные акты в Канаде (для отдельных провинций), Австралии, Ниге­рии, на Кипре, в Латвии и других странах.

Закон РФ о международном коммерческом арбитра­же также основан на Типовом законе ЮНСИТРАЛ.

3. В международной практике известны два вида третейских судов: так называемые изолированные и постоянно действующие. Изолированный третейский суд создается сторонами специально для рассмотре­ния данного конкретного спора. Стороны сами опреде­ляют порядок создания третейского суда и правила

397


рассмотрения в нем дела. После вынесения решения по делу такой суд прекращает свое существование. Он получил также название третейского суда ad hoc (бук­вально — «для этого», т. е. для рассмотрения данного дела).

В отличие от третейских судов ad hoc, постоянно действующие третейские суды создаются при различных организациях и ассоциациях, при торгово-промышлен­ных и торговых палатах.

Характерным для постоянно действующих арбитра­жей является то, что каждый из них имеет положение (или устав), свои правила производства дел, список ар­битров, из которых стороны выбирают арбитров.

Положительное отношение к арбитражу как одному из подходящих способов разрешения споров было выра­жено в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Государства — участники совещания рекомендовали «организациям, предприятиям и фирмам своих стран в соответствующих случаях предусматривать арбитражную оговорку в коммерческих сделках и контрактах о промышленном сотрудничестве или специальных соглашениях». Они предложили также, «чтобы положения об арбитраже предусматривали про­ведение арбитража на основе взаимоприемлемого регла­мента и допускали проведение арбитража в третьей стране, с учетом действующих межправительственных и иных соглашений в этой области».

На Венской встрече представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудниче­ству в Европе была подтверждена польза для всех предприятий, особенно мелких и средних, гибких и взаимно согласованных арбитражных" положений с целью обеспечения справедливого урегулирования споров в международной торговле и промышленном сотрудничест­ве. Участники встречи придали «особое значение сво­бодному выбору арбитра, включая председательствую­щего арбитра, и страны арбитража».

4. Международная практика свидетельствует о том, что в последние годы возросло число рассматриваемых в порядке арбитражного разбирательства споров, одной из сторон которых выступает иностранное государство. Так, 30% всех дел, рассматриваемых в соответствии с арбитражными правилами Международной торговой па-

398


латы в Париже, приходится на споры с участием госу­дарства.

Если государство заключило арбитражное соглаше­ние с иностранным юридическим или физическим ли­цом в отношении возможных споров по какому-либо контракту (коммерческой сделке), то это означает, что оно не сможет ссылаться на иммунитет при рассмотре­нии спора не только в арбитраже, но и в суде другого государства, если этот суд в соответствии со своей ком­петенцией будет рассматривать спор о действительности арбитражного соглашения. Наличие арбитражного согла­шения не означает само по себе, что государство отка­залось от иммунитета от предварительного обеспечения или в отношении принудительного исполнения решения арбитража, осуществляемого с помощью суда. Поэтому практика пошла по пути включения в контракты с госу­дарством или государственными предприятиями спе­циальных условий по этим вопросам (отказов от иммуни-тетов).

§ 2. АРБИТРАЖНОЕ РАССМОТРЕНИЕ СПОРОВ В ПРАКТИКЕ РОССИЙСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ

1. Отечественное законодательство признает силу соглашения об арбитраже, заключенного между сторо­нами. Согласно Закону 1993 года, в международный арбитраж могут по соглашению сторон передаваться:

споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешне­торговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприя­тий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации. Из этого положения за­кона следует сделать вывод, что наша организация по соглашению об арбитраже со своим иностранным контрагентом может передать спор как на разреше­ние постоянно действующих в РФ арбитражных орга­низаций, так и на рассмотрение любого иного постоянно-

399


го-йли «изолированного» арбитража. В то же время закон не содержит каких-либо ограничений в отношении места такого арбитража. Свобода выбора сторонами места проведения арбитража не ограничивается.

Этот принцип нашел свое отражение и в ряде между­народных соглашений, например в Соглашении между СССР и ФРГ по общим вопросам торговли и морепла­вания от 25 апреля 1958 г. В ст. 8 соглашения прямо предусматривается обязательство договаривающихся го­сударств давать исполнение на своей территории арби­тражным решениям «независимо от того, были ли они вынесены на территории одного из обоих государств или же на территории третьего государства». В соглашении принцип свободы выбора места проведения' арбитража выражен прямо, а из других договоров и соглашений с иностранными государствами этот принцип с несомнен­ностью вытекает.

2. Постоянно действующими арбитражными орга­низациями в России являются Международный ком­мерческий арбитражный суд (МКАС) (до 1987 г. он назывался Внешнеторговой арбитражной комиссией — ВТАК) и Морская арбитражная комиссия (МАК). Оба арбитража состоят при Торгово-промышленной палате (ТПП) РФ и представляют собой общест­венные (а не государственные) арбитражные органи­зации. Аналогичные постоянно действующие третей­ские суды по внешнеторговым спорам имеются и при торговых палатах Венгрии, Польши, Болгарии, а также Украины, Латвии и других государств.

Для рассмотрения спора в порядке арбитража в Ар­битражном суде (или в МАК) необходимо, во-первых, чтобы он относился к тем категориям споров, рассмо­трение которых входит в компетенцию этого арбитража, и, во-вторых, чтобы имелось соглашение сторон о пере­даче спора на рассмотрение данного арбитража.

Как отмечалось выше, в большинстве стран юриди­ческая сила арбитражного соглашения обеспечивается тем, что в случае, если одна сторона, невзирая на арби­тражное соглашение, обратится в общий суд, другая сто­рона имеет право требовать отвода суда, а суд должен прекратить производство по такому делу. Несколько ина­че этот вопрос решен в нашем законодательстве. На основании соответствующих положений Гражданского

400


процессуального кодекса (например, ст. 129 ГПК РСФСР) судья во всех случаях должен отказать в при­нятии искового заявления, если между сторонами за­ключено соглашение о передаче данного спора на разре­шение третейского суда.

Закон о международном коммерческом арбитраже 1993 г. составлен на основе Типового закона ЮНСИТРАЛ. Он распространяется как на изолирован­ный арбитраж, так и на постоянно действующий. В при­ложении к Закону даны положения о двух постоянно действующих в России арбитражах — Международном коммерческом арбитражном суде и Морской арбитраж­ной комиссии при Торгово-промышленной палате. Таким образом, в соответствии с Законом не создавались какие-то новые арбитражные органы.

Цель Закона состоит в том, чтобы привести положе­ния об этих органах в большее соответствие с совре­менной практикой международного коммерческого ар­битража.

В новом Регламенте, утвержденном Президиумом Торгово-промышленной палаты РФ, учтены положе­ния Закона о международном коммерческом арбит­раже.

Арбитражный суд правомочен разрешать споры, ко­торые вытекают из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих между сторонами при осуществлении внешнеторговых и иных видов между­народных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон спора находится за границей, а также споры предприятий с иностран­ными инвестициями между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права РФ.

Сторонами в споре могут быть любые лица, в том числе и субъекты права одного и того же государства (например, в споре российского предприятия и совмест­ного предприятия, учрежденного в РФ).

Суд принимает к рассмотрению споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего воз­никнуть спора, причем соглашение об этом со стороны истца может быть выражено предъявлением иска,

401


а со стороны ответчика —совершением действий, свидетельствующих о его добровольном подчинении юрисдикции Арбитражного суда, в частности путем сообщения в ответ на запрос суда о согласии подчи­ниться его юрисдикции.

Суд принимает также к рассмотрению споры, подле­жащие его юрисдикции в силу международных согла­шений. Соглашения сторон о передаче спора на рас­смотрение Арбитражного суда не требуется, если он при­нимает к рассмотрению дело, которое стороны обязаны передать на его рассмотрение в силу международного договора. Содержащаяся в контракте арбитражная оговорка признается имеющей юридическую силу не­зависимо от действительности контракта, составной частью которого она является.

Споры разрешаются арбитрами, утверждаемыми пре­зидиумом ТПП РФ на срок 4 года из числа лиц, обла­дающих необходимыми специальными знаниями в обла­сти разрешения споров, рассматриваемых Судом.

При наличии соглашения о передаче спора Арбитраж­ному суду исключается право какой-либо стороны пере­давать спор на разрешение государственного суда или другого арбитража в стране или за рубежом.

Каждое дело рассматривается в Арбитражном суде арбитражем в составе трех арбитров или единоличным арбитром. Образование состава арбитража, а также избрание сторонами единоличного арбитра или назна­чение его осуществляются в соответствии с Регламен­том Арбитражного суда.

В случае, если передача спора на разрешение Арби­тражного суда предусмотрена в контракте, а одна из сто­рон уклоняется от образования состава арбитража по данному делу, председатель Арбитражного суда по просьбе другой стороны принимает меры к образованию состава арбитража.

Вопрос о компетенции арбитража рассматривать конкретное дело по существу решается самим арбитра­жем. Арбитражный суд разрешает споры на основе при­менимых норм материального права, руководствуясь, если спор возник из договорных отношений, условиями договора и учитывая торговые обычаи.

При производстве дел в арбитраже применяются правила Регламента Арбитражного суда, а также отно-

402


сящиеся к международному коммерческому арбитражу положения внутреннего права. В остальном производ­ство дел осуществляется по усмотрению состава арбит­ража при условии равного отношения к сторонам и с тем, чтобы каждой стороне была предоставлена воз­можность надлежащей защиты своих интересов.

Решения суда являются окончательными и не под­лежат обжалованию. Они должны исполняться сторона­ми добровольно и в срок, установленный судом. Если срок исполнения в решении не указан, оно подлежит немедленному исполнению.

Решение суда, не исполненное стороной, против ко­торой оно вынесено, в течение срока, установленного арбитражем, приводится в исполнение в соответствии с законом и международными договорами.

Аналогичным образом организована Морская арби­тражная комиссия. В соответствии с Положением о Морской арбитражной комиссии, принятым Верховным Советом РФ 7 июля 1993 г., комиссия разрешает споры по фрахтованию судов, морской перевозке грузов, мор­ской буксировке судов, спасанию судов; споры, связан­ные с подъемом затонувших в море судов и иного иму­щества; споры, связанные со столкновением судов, с причинением судами повреждений портовым сооруже­ниям, и иные споры, которые вытекают из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих из торгового мореплавания, независимо от того, являются сторонами таких отношений субъекты российского и иностранного либо только российского, либо только российского или только иностранного права.

3. В соответствии с законодательством России об обычных арбитражных судах, рассматривающих главным образом споры между хозяйственными организациями внутри страны, иностранные фирмы и граждане-пред­приниматели, которые находятся на территории иност­ранного государства, а также российские организации с иностранными инвестициями вправе обращаться в эти арбитражные суды в случаях, предусмотренных Арби­тражным процессуальным кодексом Российской Феде­рации от 5 марта 1992 г. Это возможно только тогда, когда предусмотрено международным договором или соглашением сторон.

403


В России действует также Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров от 24 июля 1992 г. Это Положение не распространяется на организацию и деятельность Международного ком­мерческого арбитражного суда при ТПП РФ и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ. Оно может при­меняться к спорам с участием иностранных фирм, нахо­дящихся на территории другого государства, если это прямо предусмотрено соглашением сторон.

4. Для решения целого ряда вопросов арбитража, в том числе об определении подсудности, большую роль призвана сыграть Европейская конвенция о внешнетор­говом арбитраже от 21 апреля 1961 г.

Статья VI конвенции предусматривает право сторон в арбитражном соглашении обусловливать: а) что их споры подлежат передаче в постоянно действующий арбитраж и тогда арбитражное производство должно состояться в соответствии с правилами этого арбитража или б) что их споры подлежат передаче в арбитраж ad hoc; в таком случае стороны мо1ут, в частности:

1) назначить арбитров или определить порядок, в кото­ром они должны быть назначены; 2) определить место проведения арбитража; 3) обусловить правила арби­тражного разбирательства.

Конвенция предусматривает также определенный порядок формирования состава арбитража ad hoc, определение места и правил производства, если стороны не договорились по этому вопросу или если одна из сторон уклоняется от участия в образовании состава арбитража (участие в решении этих вопросов председа­телей торговых палат, создание специального комитета и т. д.).

В 1966 году Европейская экономическая комиссия приняла Арбитражный регламент, представляющий со­бой рекомендации о процедуре арбитражного разбира­тельства, которые могут применяться, если стороны договорятся о том, что споры будут разрешаться арби­тражем в соответствии с этим регламентом. В том же году Экономической комиссией ООН для Азии и Даль­него Востока были приняты Правила международного торгового арбитража.

Принятый в 1976 году (затем в 1982 г.) Арбитраж­ный регламент ЮНСИТРАЛ также применяется только в

404


том случае, если стороны в договоре в письменной фор­ме согласились на это, причем этот регламент может применяться и с изменениями, о которых стороны до­говорились.

5. Решить вопрос о том, в каком арбитраже и в каком порядке будет разрешен спор, может помочь сторонам договора типовая арбитражная оговорка. В соответствии с международной практикой Торгово-промышленная па­лата заключила с торговыми палатами и арбитражными ассоциациями ряда стран соглашения, в которых реко­мендуется применять типовую арбитражную оговорку. Такие соглашения были заключены с организациями Японии (1956 г.), Италии (1974 г.), США (1977 и 1992 гг.), Индии (1980 г.), Австрии (1982 г.), Белыми (1983 г.). Эти соглашения применяются и в настоящее время.

Рекомендуемая арбитражная оговорка обычно уста­навливает, что арбитражное рассмотрение будет прово­диться в определенном, постоянно действующем тре­тейском суде по месту нахождения ответчика или же в ином арбитраже, созданном для рассмотрения спора в стране ответчика. В частности, типовая арбитражная оговорка, соглашение о которой было достигнуто ТПП с Итальянской арбитражной ассоциацией, предусма­тривает, что споры сторон в зависимости от того, кто является ответчиком, подсудны ВТАК (теперь — Арби­тражному суду при ТПП РФ) или арбитражу при Италь­янской арбитражной ассоциации. Однако истец в любом случае может передать дело на рассмотрение арбитража, организуемого в соответствии с Европейской конвенцией 1961 года и Арбитражным регламентом 1966 года. Пра­вило, согласно которому подсудность рассмотрения спо­ров в порядке арбитража определяется по месту на­хождения ответчика (на основе паритетного принципа), предусмотрено в заключенном между ТПП и Бельгий-ским центром по изучению и применению националь­ного и международного арбитража соглашении об ар­битражной оговорке, рекомендуемой для включения в контракты между российскими организациями и бель­гийскими физическими и юридическими лицами.

В 1992 году Торгово-промышленной палатой РФ и Американской арбитражной ассоциацией (ААА) была подготовлена «Факультативная арбитражная оговорка

405


для использования в контрактах в сфере российско-американской торговли и инвестирования» (были раз­работаны полный и сокращенный тексты оговорки). Она, как и другие оговорки подобного рода, носит сугубо факультативный характер. Это означает, что ого­ворка будет применяться в каждом конкретном случае исключительно по взаимной договоренности сторон. Согласно оговорке, арбитражное разбирательство будет осуществляться в соответствии с Арбитражным регла­ментом ЮНСИТРАЛ, но в случае любого расхожде­ния между этим регламентом и правилами об арбитраже, содержащимися в контракте, стороны будут руковод­ствоваться положениями контракта. Каждая сторона в споре должна назначить одного арбитра, с тем чтобы вто­рой арбитр в случае, если ответчиком будет юридическое или физическое лицо РФ, был назначен Торгово-про­мышленной палатой РФ, а если ответчиком будет юри­дическое или физическое лицо США — Американской арбитражной ассоциацией. В случае, если в 15-дневный срок второй арбитр не будет назначен, он назначается Стокгольмской торговой палатой. Предусмотрена также особая процедура назначения суперарбитра из совмест­ного списка арбитров, составляемого на каждый год ТПП и ААА. Арбитражное разбирательство осуществля­ется в Стокгольме. Предусмотрено, что стороны прило­жат все возможные усилия, чтобы договориться об одном языке арбитражного производства в целях экономии вре­мени и снижения расходов. Однако если это сделать не удается, то будут применяться как русский, так и английский язык.

6. В случае, если выбор материального права самими сторонами не сделан, решение этого вопроса в значи­тельной степени зависит в конечном счете от места рас­смотрения спора. Однако из сказанного не следует, что к сделке будет применено право .места нахождения арбитража. Арбитраж при рассмотрении спора будет применять действующие в этой стране не материальные нормы, а коллизионные. На основании этих коллизион­ных норм будет установлено материальное право, под­лежащее применению к сделке. Шведские специа­листы по международному частному праву прово­дят различие между ситуациями, когда место ар­битража избрано самими сторонами и когда это

406


делают арбитры, независимое учреждение или органи­зация, их назначающая. «В первом случае как практика, так и разум высказываются в поддержку точки зрения о том, что преобладать должны принципы шведского коллизионного права, тогда как в последнем случае шведские нормы будут играть второстепенную роль, а может быть, и вовсе не будут играть никакой роли»,— полагает шведский специалист И. Гиллис Веттер. Сле­довательно, если стороны избрали Швецию местом арбитража, но не договорились относительно права, применяемого к их контракту, «шведские арбитры, как правило, применят шведское коллизионное право для определения применимого материального права».

Аналогичный подход характерен для рассмотрения споров в арбитраже ad hoc. В ряде сделок, заключенных нашими внешнеэкономическими организациями с за­падноевропейскими фирмами, предусматривается рас­смотрение возможных споров в порядке арбитража в Стокгольме. Третейский суд создается для рассмотре­ния конкретного спора. В контрактах оговаривается, что третейский суд выносит решение большинством голосов в соответствии с условиями контракта, действующими международными торговыми обычаями и внутригосу­дарственными правовыми нормами, подлежащими приме­нению согласно принципам международного частного права. Если такой третейский суд будет образован в Стокгольме, то арбитры будут исходить из коллизион­ных норм, действующих в Швеции.

Может иметь место и более сложный случай. В от­дельных контрактах предусматривается, что при не­избрании арбитрами суперарбитра он назначается Тор­говой палатой в Стокгольме из определенных лиц. Мес­том нахождения арбитража в этом случае будет место жительства суперарбитра, и арбитраж тогда будет исхо­дить из коллизионных норм страны места жительства суперарбитра.

Таким образом, рассматривая дело по существу, арбитры обязаны исходить из условий контрактов и учитывать торговые обычаи. Они должны применять право, избранное сторонами, а если стороны не сделали такого выбора — право, подлежащее применению в соот­ветствии с коллизионной нормой, из которой в данном случае будут исходить арбитры. Такой вывод вытекает

407


из положении Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года.

Аналогичным образом рекомендует решать этот вопрос Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ. Согласно п. 1 ст. 33 этого регламента, «арбитражный суд приме­няет право, которое стороны согласовали как подле­жащее применению при разрешении спора по существу. При отсутствии такого согласия сторон арбитражный суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает приме­нимыми».

Третейский суд в России в соответствии со ст. 28 Закона о международном коммерческом арбитраже будет разрешать споры в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Любое указание на право или систе­му права какого-либо государства должно толковаться судом как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

При отсутствии какого-либо указания сторон третей­ский суд будет применять право, определенное в соот­ветствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

Во всех случаях третейский суд будет принимать решение в соответствии с условиями договора и с уче­том торговых обычаев, применимых к данной сделке.

Приведенные положения свидетельствуют о том, что в современных условиях широкого развития международ­ного сотрудничества действие коллизионного принципа «кто выбирает суд, тот выбирает и право» (qui elegit juridice elegit jus) все более и более ограничивается.

§ 3. АРБИТРАЖНОЕ РАССМОТРЕНИЕ ИНВЕСТИЦИОННЫХ СПОРОВ

1. В двусторонних международных договорах о поощрении и взаимной защите инвестиций, действующих для России, предусматриваются специальные положе­ния о рассмотрении в арбитражном порядке так на­зываемых инвестиционных споров, под которыми пони­маются споры между инвесторами и государствами, в

408


которых сделаны инвестиции. В эту категорию входят споры, относящиеся к размеру и порядку выплаты ком­пенсации, подлежащей выплате в качестве возмещения за ущерб, причиненный инвестициям в результате какого-либо вооруженного конфликта, введения чрезвычайного положения или гражданских беспорядков (ст. 4 согла­шения с Великобританией, п. 5 ст. 4 соглашения с ФРГ). Это споры, относящиеся к размеру и порядку выплаты компенсации в случае национализации, экспроприации или мер, имеющих аналогичные национализации или экспроприации последствия (ст. 5 соглашения с Велико­британией, пп. 1—3 ст. 4 соглашения с ФРГ, ст. 6 согла­шения со Швейцарией). Это споры, касающиеся послед­ствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по переводу капиталовложений и доходов от них в страну постоянного места пребывания инвесто­ра (ст. 6 соглашения с Великобританией; ст. 5, подпункт «а» п. 2 ст. 8 соглашения со Швейцарией), иные споры (подпункт «б» п. 2 ст. 8 соглашения со Швейцарией).

2. В договорах предусмотрена возможность до обра­щения к арбитражу полюбовного рассмотрения спора сторонами. Спор может быть передан в арбитраж по исте­чении трехмесячного срока с момента письменного уве­домления о таком споре (ст. 8 соглашения с Велико­британией), по истечении шестимесячного срока (ст. 8 соглашения со Швейцарией; ст. 10 соглашения с Испа­нией). В других договорах такой предварительный срок не установлен (например, в соглашении с ФРГ).

Следует обратить внимание на то, что в договорах пре­дусмотрено рассмотрение любого спора между инвесто­ром и государством в международном арбитраже или третейском суде по желанию или требованию любой из сторон в споре (ст. 8 соглашения с Великобританией;

ст. 9 соглашения с ФРГ). Предусмотрено рассмотрение в третейском суде споров основных категорий (перевод прибылей, порядок и размер компенсации в случае нацио­нализации и аналогичных мер) по инициативе любой из сторон и друшх споров лишь с обоюдного согласия сторон в споре (ст. 8 соглашения со Швейцарией).

3. Установлено, в каком арбитраже (третейском суде) будут рассматриваться возможные споры. В ст. 8 соглашения с Великобританией говорится об арбитраже:

арбитражном институте Торговой палаты в Стокгольме,

409


международном арбитре или арбитражном суде ad hoc, назначаемом по специальной договоренности или созда­ваемом в соответствии с Арбитражным регламентом Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). В ст. 9 соглашения с ФРГ предусмо­трено создание в каждом конкретном случае третейского суда. Если сроки назначения сторонами членов тре­тейского суда не будут выдержаны, предусмотрена воз­можность назначения таких членов третейского суда председателем Международного Суда ООН. Аналогичные правила содержатся в ст. 9 соглашения со Швейцарией.

4. В договорах предусмотрен порядок рассмотрения спора в третейском суде. В ст. 8 соглашения с Велико­британией говорится лишь о том, что арбитражное раз­бирательство будет проводиться в соответствии с Регла­ментом ЮНСИТРАЛ, если стороны в споре не договорят­ся в письменной форме о его изменении. В ст. 9 согла­шения с ФРГ прямо предусмотрены отдельные основ­ные правила рассмотрения спора в третейском суде (принятие решения большинством голосов, несение расходов).

В ст. 8 соглашения со Швейцарией предусмотрено, что третейский суд сам установит свои правила процеду­ры, если стороны в споре не договорятся об ином. В соглашении предусмотрен также порядок несения расходов по арбитражу.

5. Стремясь обеспечить на многосторонней основе гарантии интересов инвесторов, западные государства предложили заключить Конвенцию о рассмотрении спо­ров по инвестициям между государствами и лицами других государств. Вашингтонская конвенция была под­писана 18 марта 1965 г. и вступила в силу 14 октября 1966 г. Участницами конвенции в 1992 году были 106 стран, кроме того, еще 50 стран подписали, но не ратифи­цировали ее. Участницей конвенции является и Россия. Она предусматривает правила примирительной и арби­тражной процедур разрешения споров, а также создание Международного центра по разрешению инвестиционных споров при Международном банке реконструкции и раз­вития. Целью конвенции является изъятие из юрисдик­ции национальных органов стран-участниц инвестицион­ных споров, что обеспечивает защиту частного капитала иностранных государств в этих странах.

410


Правила Вашингтонской конвенции предусматривают универсальный механизм арбитражного рассмотрения инвестиционных споров, оговорена возможность прими­рительной процедуры.

§ 4. ПРИЗНАНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ АРБИТРАЖНЫХ РЕШЕНИЙ

Сторона, в пользу которой вынесено арбитражное решение, заинтересована в возможности обратить взы­скание на имущество ответчика, находящееся часто за пределами того государства, где вынесено решение. В договорах о торговле и мореплавании содержатся нормы, предусматривающие признание арбитражных соглашений, равно как и признание и исполнение осно­ванных на этих соглашениях арбитражных решений.

Признание иностранных арбитражных соглашений и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений урегулированы многосторонней конвенцией, принятой в Нью-Йорке в 1958 году. Конвенция дейст­вует для РФ, Беларуси, Украины, Латвии и др. В ней участвуют 84 государства.

В конвенции предусматривается признание письмен­ных соглашений, по которым стороны договорились пе­редать в арбитраж спор по конкретному делу. Суды государств-участников обязуются, если к ним поступает дело, по которому его стороны заключили арбитраж­ное соглашение, направить его в арбитраж.

Согласно российскому законодательству, арбитраж­ное решение, независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается обязательным и при подаче в компетентный суд письменного ходатайства приводится в исполнение (ст. 35 Закона о международном коммер­ческом арбитраже 1993 г.).

Согласно ст. 36 этого Закона, в определенных строго ограниченных случаях может быть отказано в призна­нии или приведении в исполнение арбитражного решения (недействительность арбитражного соглашения, недее­способность стороны в таком соглашении, неуведомле­ние стороны о назначении арбитра и об арбитражном разбирательстве и ряд других). Кроме того, в признании и приведении в исполнение может быть отказано, «если

411


суд найдет, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону Российской Федерации или признание и приведение в исполнение этого арбитражного решения противоречит публичному порядку Российской Федерации».

Вместе с тем каждое договаривающееся государство обязалось признавать арбитражные решения и приво­дить их в исполнение на своей территории в соответ­ствии со своими процессуальными нормами. В конвенции также указываются случаи, когда может быть отказано в признании и приведении в исполнение арбитражного решения.

Статья 437 Гражданского процессуального кодекса предусматривает, что порядок исполнения в РФ реше­ний иностранных судов и арбитражей определяется соответствующими международными договорами. Если международный договор, на основании которого испра­шиваются признание и исполнение в нашей стране арбитражного решения, не устанавливает перечня доку­ментов, прилагаемых к ходатайству о разрешении при­нудительного исполнения, или оснований для отказа в признании и исполнении, перечень таких документов и такие основания определяются соответственно по пра­вилам ч. V ст, IV Нью-йоркской конвенции 1958 года. Это положение установлено п. 11 указа «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбит­ражей» Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. Решение иностранного арбитража может быть предъявлено к принудительному исполнению в РФ в те­чение 3 лет с момента вступления его в силу. Решения иностранных арбитражей исполняются в нашей стране на началах взаимности.

В заключение отметим, что большую сложность на практике вызывает решение вопроса 'о так называемых мерах по предварительному обеспечению иска, по де­лам, подлежащим рассмотрению в международном ком­мерческом арбитраже.

Приведем примеры. В 1992—1993 годах в нидерландских судах рассматривалось дало по иску «Севрыбхолодфлот» (Мурманск) к компании «Гранойл инк.». Суть дела в следующем: российское пред­приятие сдало в аренду (тайм-чартер) голландской компании судно для перевозки растительного масла из Аргентины. Во время

412


перевозки масло смешалось с дизельным топливом. В соответствии с контрактом спор должен рассматриваться в арбитраже в Нью-Йорке. При прибытии судна в Роттердам на основании требования ком­пании по решению нидерландского суда был наложен арест на судно в порядке предварительного обеспечения иска. Требуя отмены ре­шения, истец ссылался на п. 2 ст. 16 договора о торговом судо­ходстве между СССР и Нидерландами от 28 мая 1969 г. В этом пункте предусматривалось, что на территории одной из договаривающихся сторон не будет налагаться арест на судно, принадлежащее другой договаривающейся стороне, в связи с любым гражданским делом, упомянутым в п. 1 ст. 16. В пункте 1 говорится о том, что каждая из сторон (т. е. государств) обеспечит возмещение по претензиям на основании решения, вынесенного судом другой стороны. Суд не согла­сился с доводами истца и отказал в иске, в частности потому, что речь шла не об обеспечении иска, подлежащего рассмотрению в суде Нидерландов, а о предварительном обеспечении иска, подлежащего рассмотрению в арбитраже в третьей стране.

В другом деле суд Финляндии вынес решение об аресте счета российской организации в банке Финляндии в порядке предваритель­ного обеспечения иска, предъявленного к ней в Арбитражном суде при ТПП РФ.

Согласно Закону о международном коммерческом арбитраже, если стороны не договорились об ином, третейский суд может по просьбе любой стороны распо­рядиться о принятии какой-либо стороной таких обеспе­чительных мер в отношении предмета спора, которые он считает необходимыми.

Сторона может обратиться и в обычный суд до или во время арбитражного разбирательства с просьбой о принятии мер по обеспечению иска.

Закон о международном коммерческом арбитраже ис­ходит из того, что обращение в суд и вынесение судом определения о принятии таких мер не являются несов­местимыми с арбитражным соглашением.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:

1. Какие есть виды арбитражей?

2. Какое значение имеет арбитражное соглашение?

3. Какой порядок установлен для рассмотрения дел в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ?

4. Какие споры считаются инвестиционными?

5. В каком порядке исполняются арбитражные ре­шения?

413


ОГЛАВЛЕНИЕ


Методические рекомендации по изучению учебного курса между­народного частного права .............. 3

Глава 1. Понятие, предмет и система международного част­ ного права .............. 5

Глава 2. Источники международного частного права . . . 47

Глава 3. Общие понятия международного частного права . 74

Глава 4. Гражданско-правовое положение иностранцев . . 105

Глава 5. Правовое положение юридических лиц .... 117

Глава 6. Правовое положение государства как участника

гражданско-правовых отношений ...... 149

Глава 7. Право собственности ........... 165

Глава 8. Внешнеэкономические сделки ....... 199

Глава 9. Международные перевозки грузов и пассажиров . 231 Глава 10. Международные кредитные и расчетные отно­ шения .........'....... 241

Глава 11. Обязательства из причинения вреда ..... 249

Глава 12. Авторское право ............ 257

Глава 13. Патентное право ............ 276

Глава 14. Семейное право ............ 293

Глава 15. Наследственное право .......... 320

Глава 16. Трудовые отношения ......... 335

Глава 17. Рассмотрение споров в судебном порядке. Нота­ риальные действия ........... 359

Глава 18. Рассмотрение споров в порядке арбитража . . . 392 414


Учебник Богуславский Марк Моисеевич

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО.

2-е изд.


Редактор Н. В. Глазунова Художественный редактор С. С. Водчиц Технический редактор Г. И. Немтинова Корректор А. В. Федина


ИБ № 2134

Сдано в набор 3.08.93. Подписано в печать 6.12.93. Формат 84Х 108/32. Бумага офсетная. Гарнитура Тайме. Усл. печ. л. 21,84. Усл. кр.-отт. 21,84. Уч.-изд. л. 23,16. Печать офсетная. Тираж 50 000 экз. Заказ № 239. Изд. № 19-Ю/93.

Издательство «Международные отношения» 107078, Москва, Садовая-Спасская, 20.

Тульская типография, 300600, г. Тула, пр. Ленина, 109.


Информация о работе «Учебник по международному частному праву»
Раздел: Экономика
Количество знаков с пробелами: 821214
Количество таблиц: 42
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
103605
0
0

... в России посвящен п. 2.2. Глава 2. место норм международного частного права в российской практике 2.1. Внутреннее законодательство   Внутреннее законодательство - это один из основных источников международного частного права в России. Россия - федеративное государство. Согласно Конституции 1993 года, в ведении РФ находятся валютное, кредитное, таможенное регулирование, внешняя политика, ...

Скачать
35867
0
0

... торгово-экономическом сотрудничестве, правовой помощи, об избежании двойного налогообложения и других, а также предписаниями местного законодательства8. 3. Правовое положение государства в Международном частном праве Особым субъектом международных частноправовых отношений являются государства, что обусловлено иммунитетом государства, порожденным государственным суверенитетом, который включает ...

Скачать
25811
0
0

... права. Определяющее значение здесь имеют, прежде всего, принципы суверенитета государств, невмешательства во внутренние дела, недопущения дискриминации (принцип недискриминации). В области международного частного права, нормы которого в значительной степени формируются каждым государством самостоятельно, большое значение имеет принцип соблюдения каждым государством, как своих договорных ...

Скачать
67054
0
0

... международного права. В соответствии с целью в работе были решены следующие задачи: 1. Исследованы основные аспекты наследования в международном праве 2. Изучены наследственные права иностранцев в Российской Федерации. 3. Рассмотрены наследственные права российских граждан за границей В процессе выполнения контрольной работы цель была достигнута, поставленные задачи решены. По итогам можно ...

0 комментариев


Наверх