Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Экологическое обучение и воспитание в системе школьного географического образования

Экологическое обучение и воспитание в системе школьного географического образования
Современные географические подходы к изучению процессов взаимодействия природы и общества Экологизация как тенденция развития системы школьного географического образования Современные подходы к обоснованию сущности экологического образования Возможности экологизации школьного курса географии Модель экологического обучения и воспитания в системе школьного географического образования Экологическая подготовка учащихся на краеведческой основе в школьном курсе географии Отражение национальных особенностей природопользования в школьном географическом краеведении Развитие деятельности учащихся в экологической подготовке при обучении географии Картографическая подготовка школьников, как важный компонент экологического обучения и воспитания в системе географического образования Средства наглядности в экологической подготовке учащихся
354538
знаков
7
таблиц
2
изображения

С.В. Васильев, В.П. Соломин

Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена

Введение

Проблема взаимоотношений человека и природы не нова, но лишь во второй половине XX века антропогенный «пресс» на природную среду составил угрозу продуктивности биосферы и качеству условий жизни самого человека. В настоящее время общество осознает, что основными факторами устойчивого развития являются гарантии экологической безопасности, принимаемые мировым сообществом. Поэтому вполне закономерно, что в начале XXI века у ученых не вызывает сомнения необходимость развертывания широкомасштабного экологического образования, которое становится системообразующим фактором образования всех слоев населения.

Экологическое образование признано приоритетным направлением в гармонизации отношений общества и природы. Признание ведущей роли образования среди мер, направленных на решение экологических проблем, нашло отражение в нормативных документах в нашей стране и за рубежом. Реализация экологического образования отвечает всем требованиям выполнения Национальной доктрины образования в Российской Федерации, Федеральной программы развития образования, Плана действий Правительства РФ в области социальной политики, Концепции модернизации Российского образования на период до 2010 года и направлена на разрешение противоречий в системе «общество – природа – личность»:

Особая роль в деле ликвидации «экологической безграмотности» принадлежит общеобразовательной школе, поскольку через нее проходят все потенциальные природопользователи.

Проблема актуальности экологического знания вследствие обострения взаимоотношений общества и природы находит отражение во всех известных ныне науках и проецируется на все школьные дисциплины.

Школьная география, содержание которой отражает основы географической науки, отличается от других учебных дисциплин комплексным подходом к изучению природы, общества и характера их взаимоотношений. География является одним из школьных предметов, интегрирующих естественнонаучные и социально-экономические знания. Все это позволяет утверждать, что школьная география обладает значительным потенциалом для достижения целей экологического обучения и воспитания.

Глава 1. Отражение проблемы взаимодействия общества и природы в истории географической науки и школьной географии как методологическая основа развития экологического образования

Сложившаяся ситуация в системе взаимоотношений природы и общества диктует необходимость всемерного развития экологического образования и, в первую очередь, образования школьного. Известно, что сам характер проблемы не дает возможности всестороннего её изучения в рамках одного предмета, в отечественном школьном образовании взят курс на межпредметное изучение широкого диапазона вопросов взаимодействия человеческого общества с окружающей его средой. При этом необходимо определить вклад каждой школьной дисциплины в реализацию экологического образования. Образовать и очертить роль школьной географии невозможно без анализа истории развития, как географической науки, так и тенденций развития школьного экологического образования.

1.1. Историко-диагностический аспект в развитии географической науки

Значение географических исследований в формировании мировоззрения будущих природопользователей подчеркивается всей историей развития географической науки.

География с древнейших времен характеризовалась комплексным подходом к изучению природы и общества в их взаимодействии.

Попытка систематизировать известный географический материал впервые была предпринята Б. Варениусом в труде «Всеобщая география», появившемся в 1650 г. в Голландии и переведенном на русский язык по распоряжению Петра I [173]. В этой работе приводились описания как природных, так и хозяйственных особенностей известных человеку территорий.

В России изучению и описанию новых земель способствовали Великие географические открытия русских землепроходцев: А. Никитина, И. Москвина, В. Пояркова, С. Дежнева, Е. Хабарова и других. Все эти экспедиции оставили комплексные описания, карты и кроки маршрутов исследуемых территорий. Большую роль в освоении новых земель сыграл поход В. Атласова на Камчатку. Представленные им «сказки» по богатству содержавшихся в них географических сведений, этнографических материалов далеко превосходят все документы путешественников по Сибири и Дальнему Востоку того времени [173, с. 39]. С давних времен у первопроходцев возникала необходимость нанесения исследуемых земель на карту. В России исключительное значение имели первые карты Сибири, составленные П. Горуновым и С. Ремезовым (1701) [229]. В ремезовских географических чертежах современные исследователи усматривают образцы комплексного географического картографирования. Чертежи атласов, помимо топографических и гидрографических элементов, имели и другие параметры человеческой деятельности [302, с. 14]. В частности, на этих картах были отображены «результаты хозяйственного освоения земель»: пашни, покосы, луга, поскотины и другое. Часто приводиться хозяйственная оценка местности: «степь голая, ни лесу, ни воды … чернолесье, согры и болота молопроходны …» [302, с. 15].

Таким образом, уже в первых российских атласах содержался комплексный аналитический сопроводительный текст.

Исключительно важными для российской географии являются Камчатская (1725-1730) и Великая Северная (1733-1743) экспедиции. Участниками экспедиций – С. Малыгиным, А. Скуратовым, Д. Овцыным, Д. Стерлиговым, В. Прончищевым, Х. и Д. Лаптевыми – были составлены ценнейшие комплексные описания обследованных земель.

С. Крашенинников произвел географические исследования природы Камчатки, которые вылились в классический труд «Описание земли Камчатки» [156, 212, с. 261].

Отчет участников камчатской экспедиции включал описания побережий, рельефа, животного и растительного мира, морских течений, а также экономики и этнографии Сибири [302, с. 25].

Великий русский географ XVIII в. В.Н. Татищев раскрывал в своих трудах сложный комплексный характер географии, требующий охвата всей поверхности земного шара [301, 302]. Он требовал от географии знания природы, населения, хозяйства страны в целом. В.Н. Татищев настаивал на необходимости знания истории географии. Он положил начало научному страноведению в России [229]. В.Н. Татищев писал: «Физическое обстоятельство географии показывает по разности положений разность применений воздуха, теплоты и стужи и происходящего из того природного довольства и недостатка не то, что на поверхности, но внутри земли и воды родящего, которое к рассуждению и преумножению пользы и отвращения вреда весьма полезно и нужно» [301, с. 500].

Важно подчеркнуть, что исследователь не просто описывал природное окружение, но и давал оценку природных условий с точки зрения благоприятных или неблагоприятных для человека факторов среды. Для получения сводных данных о природе, хозяйстве и быте людей в разных уголках Российской империи он посылал анкеты, насчитывающие 198 вопросов по географии, экономике, статистике, этнографии, истории, антропологии, медицине и др. [302].

Анкета содержала вопросы о времени наступления различных сезонных явлений природы – «… в которое время обыкновенно чрезвычайная зима сходит …» и т.д. [302, с. 322]. Далее спрашивалось о водах, горах, недрах Земли, населений и его промышленной, сельскохозяйственной и торговой деятельности.

Огромный вклад в географическое изучение России внес И.К. Кирилов (1695-1737). Его исследования имеют большое значение для анализа и методики географических описаний. Труд И.К. Кирилова «Цветущее состояние Всероссийского государства» является первым комплексным и наиболее полным страноведческим описанием России [138, 229, 301, 302].

М.В. Ломоносов (1711–1765), вклад которого в естественные науки трудно переоценить, заложил основы русской научной и технической терминологии 302, с. 55. Его концепция природы основана на принципе всеобщей связи и взаимной обусловленности явлений. Все науки он объединяет идей развития и изменчивости мира. По мнению М.В. Ломоносова, исследование Земли должно служить целям научного предвидения и задачам разумного использования природных богатств 302, с. 65. В задуманном М.В. Ломоносовым географическом описании России предусматривалась, в частности, характеристика хозяйственной деятельности людей в связи с природными условиями 229, с. 102, 103.

Натуралист и путешественник, П.С. Паллас (1741–1811), собрал обширный материал по этнографии, о хозяйстве, языках и истории России. По мнению Н.А. Северцова, «нет отрасли естественных наук, в которой П.С. Паллас не проложил бы нового пути …» 229, с. 133. Исследователь проделал гигантскую работу по систематизации географических, ботанических, зоологических сведений многочисленных «физических» экспедиций. Он описывал животных не только как систематик, но и раскрывал их связи со средой, выступая, таким образом, как один из основателей экологии 229, с. 141.

В биогеографию и экологию большой вклад внес А.Ф. Миддендорф (1815–1894). Он положил начало экологическому подходу к изучению флоры и фауны 302. Миддендорф описал основные древесные породы Сибири и наметил их ареалы в зависимости от условий географической среды – климата, рельефа, почв и др. Места обитания определенных групп животных он связал с ландшафтными особенностями территории и выделил экологические категории, приближающиеся к современному понятию о биоценозе 300, с. 173. На обширном фактологическом материале исследования Сибири и Дальнего Востока он развил новые представления об адаптации организмов, об особенностях миграции флоры и фауны под воздействием природной среды 302, с. 177.

В своих исследованиях Н.А. Северцов (1827–1885) придавал большое значение взаимосвязи природных явлений, в особенности в животном мире и растительности, постоянно подчеркивал взаимодействие «живой» и «мертвой» природы. Установлено, что он стал родоначальником русской зоогеографической школы ландшафтно-экологического направления 302, с. 191. Сфера деятельности Н.А. Северцова распространялась на экономику, этнографию, картографию, фольклор, топонимику. Его труд «Зоогеография» содержит обильные материалы по экологии животных.

Перу Н.М. Пржевальского (1839–1888) принадлежит комплексное описание природы до того времени совершенно не изученных территорий Центральной Азии и Дальнего Востока [301].

Расширяя задачи исследований, он изучал и общественную деятельность человека 302, с. 197.

Работы, касающиеся вопросов взаимоотношений животных и растений с окружающей средой, наследственности, эффективного ведения сельского хозяйства имеются у П.А. Кропоткина. Он писал: «В нас говорит эволюция всего земного мира … наше нравственное чувство – природная способность совершенно такая же, как чувство осязания или обоняния» 160, с. 28.

Выдающийся русский географ, антрополог и этнограф Д.Н. Анучин (1843–1923) рассматривал географию как комплекс наук о природе и человеке 17, 90. Он заметил, что исключение человеческого элемента из области географического изучения несостоятельно, так как человек постоянно находится в общении с природой и без него нельзя объяснить многих особенностей ландшафта 301, 302. Д.Н. Анучин писал, что изучение различных по характеру явлений на земной поверхности дает ключ для выяснения географических и экологических закономерностей 302, с. 255. И в наши дни идеи Д.Н. Анучина способствуют решению многих экологических проблем [17].

Особую роль в становлении науки почвоведения сыграл В.В. Докучаев (1846–1903). В своей работе «Наши степи прежде и теперь» он писал о необходимости комплексного подхода к изучению всех компонентов географической среды и знанию особенностей их взаимодействия в процессе преобразования природы 96, 97. Он отстаивал возможность улучшения почв «в результате умелой культуры» 229, с. 451. Под руководством В.В. Докучаева было посажено около 180 га полезащитных лесополос в Каменной степи 301, 302.

Большой вклад в теорию ландшафтоведения и преобразование природы внес геоботаник А.Н. Краснов (1862–1914). Являясь одним из создателей Батумского ботанического сада, он не только пропагандировал интродукцию субтропических культур в Колхиду, но и предлагал пути их рационального использования 302, с. 316.

А.Н. Краснов является одним из основоположников учения о географических комплексах 155, 229, 302. Основной целью географии он считал «установление классификации географических сочетаний, изучение их особенностей, причин распределения их и их влияния на человека» 155, 229, с. 486.

Рассматривая климат как часть географической среды, А.И. Воейков (1842–1916), всегда обращал внимание на изучение проблемы изменения природы человеком 134, 212.

В своей статье «Климат и народное хозяйство» он писал о том, что бороться с засухой надо путем степного лесоразведения, путем устройства прудов и водоемов [80]. Главной задачей географии он считал всестороннее изучение взаимодействия человека и природы. Именно этой проблеме посвящены работы «Очерк работ западной экспедиции по осушению болот за 1873–1898 г.г.», «Орошение Закаспийской области с точки зрения географии и климатологии» и другие. Характеризуя климатические условия отдельных районов России, А.И. Воейков 229, 302 внес много предложений по их рациональному использованию.

В.И. Вернадский (1863–1945) является основоположником учения о биосфере 229, 202. Ученый отмечал, что целые области биологических проблем без географического подхода остаются вне кругозора биологии и человек искусственно создает процессы, которые «никогда не проходили в биосфере» 302, с. 328. Вернадский призывал изучать эти процессы с позиций геохимии и учитывать отдаленные последствия хозяйственной деятельности. «Я думаю, - писал он, - что в ближайшие годы вопросы, связанные с потенциальными условиями человеческой жизни, как она определяется возможностями окружающей нас среды, примут еще большее, еще более злободневное значение» 51. с. 170.

Идеи В.И. Вернадского о ноосфере проникли во все всеми естественные науки.

В.П. Семенов–Тянь–Шанский (1870–1942) в рамках разработанной им классификации наук сосредоточивал внимание на географии человека. Он видел высокую гуманистическую миссию географии в сохранении уникального этнического потенциала и необходимости укрепления связей человека с землей 229, 301. В исследованиях В.П. Семенова–Тянь–Шанского нашли отражение идеи физико-географического районирования.

Одним из основоположников физико-географического районирования является С.С. Неуструев (1874–1928). Он подчерчивал необходимость учета местных и региональных особенностей в хозяйственной деятельности людей. Развивая идеи В.В. Докучаева, исследователь рассматривал почвы как один из элементов географического ландшафта, указывал на зависимость почв от рельефа, состава горных пород и других факторов почвообразования 215, с. 167.

С позиции взаимодействия общества и природы А.А. Борзовым (1874–1939) были сформулированы задачи и цели географической науки. Он писал: «…планомерное использование природных сил, научно оправданное и сознательное, требует цельного и полного их знания, комплексного обучения и не позволяет ограничиваться эксплуатацией отдельных богатств без учета того, как это отразится на географической среде» 212, с. 43.

А.А. Борзов обосновал необходимость применения средств наглядности в учебном процессе и комплексных экскурсий в природу. Он впервые ввел в учебную программу полевую практику студентов 41.

Г.Ф. Морозов (1867–1920), является основателем учения о лесе. Он считал, что «…биологические и экологические свойства древесных пород являются устойчивыми лишь в определенных географических условиях, в закономерной зависимости от географической среды» 208. По его мнению, «…среда, вызывая определенный состав леса, управляет затем взаимными отношениями составляющих лес организмов, и эта географическая обусловленность всех явлений, представляемых лесом, так существенно важна, что ни в лесоведении, ни в лесоводстве нельзя и шага сделать, не принимая во внимание географического элемента» 229, с. 525.

В.Ю. Визе (1886–1954) широко известен исследованиями Арктики, а также разработкой теоретических вопросов метеорологии, океанографии, гляциологии и исторической географии. В своих научных работах В.Ю. Визе неоднократно доказывал единство географической оболочки и связь между отдельными явлениями, которые происходят на общем фоне крупномасштабных процессов 56, с. 416.

Всесторонний анализ экологических и исторических причин формирования растительности Арктики был проведен Б.Н. Городковым (1890–1953) 79, 134, 212. При этом исследователь отстаивал комплексный подход при изучении любого компонента ландшафта 79, с. 7.

Большое внимание антропогенному влиянию на природу уделял геоботаник Н.И. Кузнецов (1854–1932), он настойчиво проводил мысль о значительно большей облесенности Южной и Средней России до поселения там человека. Он утверждал, что «…уничтожение лесов и других форм растительности естественной... является главнейшей причиной крайне неправильного водного хозяйства нашего Отечества, последствием чего и являются неурожаи, голод, сыпучие пески, иссушающие ветры, пыльные бураны и прочие бедствия, столь вредно отзывающиеся на хозяйстве нашего плодородного юга» 165, с. 82. Н.И. Кузнецов заявлял о необходимости проведения лесовосстановительных и болотоохранительных мероприятий в целях сохранения плодородия почв Южной России 63, 90.

Взаимосвязи между климатом и жизнью издавна привлекали внимание географа и климатолога Л.С. Берга (1876–1950). «Эти взаимосвязи - основа экологии, сама экология» 302, с. 388. Не случайно одну из своих работ ученый назвал «Климат и жизнь». Он писал: «В ландшафте нельзя изменить одной части, чтобы не изменилось все остальное» 34, 302 с. 394. Известный со времен античности постулат «все течет, все изменяется» приобрел у Л.С. Берга новое звучание применительно к ландшафтоведению. В его трудах содержатся истоки современного учения о ландшафтах, геокомплексах 34, 212.

Биогеоценотическое направление в науке заложено исследованиями В.Н. Сукачева (1880–1967). Курсом «Географическое распространение древесных пород» В.Н. Сукачев положил начало географическому направлению в ботанике 229, 292.

Известный экономикогеограф Н.Н. Баранский (1881–1963) считал, что воздействие на природу далеко не безгранично. С увеличением власти человека над природой его связи с ней не только не ослабевают, но усиливаются» 30.

В.Г. Глушков (1882–1939) ввел в географическую науку такой метод как гидрологический прогноз, учитывающий изменение водного баланса 301, 302.

Большое мировоззренческое значение имеет освещение С.В. Калесником (1901–1977) сложной проблемы взаимодействия человека и географической среды 134, 301, 302.

В работах академика И.П. Герасимова (1905–1985) к 60-70 г.г. начали выкристаллизовываться конструктивно-географическое и социально-географическое направления 228.

«Окружающая среда, - писал он, - характеризуется высокой пространственной изменчивостью, причем именно это ее свойство имеет огромное экологическое значение. Поэтому и представляется возможность считать географическое изучение окружающей среды необходимым условием для любых экологических исследований, а географическим наукам должна принадлежать лидирующая роль в фундаментальных экологических исследованиях…» 226, с. 78.

Одно из главных мест в научном наследии В.Б. Сочавы (1905–1978) занимают проблемы геоботаники. Широкий географо-генетический взгляд позволил ученому подойти к разработке принципов классификации растительности на комплексной эколого-географической основе 302. В.Б. Сочава видел в учении о геосистемах теоретическую основу оптимизации природной среды, труды ученого играют конструктивную роль в возведении моста между географией и экологией 228-290.

Одним из разработчиков географического прогнозирования являлся К.К. Марков (1905–1980). Высший этап географических исследований, по К.К. Маркову, заключается в анализе пространственно-временных географических структур и в решении важных прикладных задач природопользования 302.

В своих исследованиях Б.М. Житков (1872–1943) занимался изучением экологии промысловых животных 108. Он, в частности, писал о значении изучения миграции некоторых видов животных и их зависимости от фитобиологических, зообиотических и антропогенных факторов 229, с. 682.

Выдающийся флорист, систематик и геоботаник П.Н. Крылов (1850–1931), является одним из основателей учения о растительных сообществах (фитоценологии). Он обратил внимание на то, что растения при совместном произрастании должны влиять друг на друга, вступать в определенные отношения 162, 301.

Особо отмечают специалисты исследования П.Н. Крылова в области зональности растительности в Западной Сибири 162.

Один из основоположников мерзлотоведения является М.И. Сумгин (1873-1942). Прогнозно-географические исследования М.И. Сумгина сыграли большую роль в строительстве в условиях многолетней мерзлоты 293.

Географ и краевед В.К. Арсеньев (1872–1930) проводил комплексные исследования Дальнего Востока. Им установлены ареалы обитания некоторых дальневосточных видов зверей и птиц (тигр, кабарга, лось, северный олень, рябчик, дикуша и др.) 23. Его коллекции животных имели большое значение в зооэкологии. Ученый много работ посвятил изучению быта и хозяйственной деятельности аборигенов Дальнего Востока: орочей, удэхейцев, нанайцев 229, с. 690.

С.Г. Григорьев (1874–1931) был членом Государственного комитета по охране природы. В своих исследованиях он придавал большое значение комплексному подходу в преобразовании природы 85.

Честь создания первого учебника «Общее землеведение», в котором были представлены разделы «биогеография» и «антропогеография» 161, в которых рассматривались вопросы взаимодействия человека и природы, зависимость человека от стихийных природных процессов принадлежит А.А. Круберу 161, 229.

На необходимость комплексных исследований перед хозяйственным освоением территории указывал в своих трудах С.П. Суслов (1893–1953). В частности, им было составлено физико-географическое обоснование необходимости сооружения автогужевой дороги от Дудинки до Норильска 297.

Основные работы озероведа Г.Ю. Верещагина (1889–1944) были связаны с изучением озера Байкал. Особо важное практическое значение имело комплексное лимнологическое исследование влияния подъема уровня воды на рыбное хозяйство Байкала в связи с проектировавшимся строительством Иркутской ГЭС 302.

А.Е. Ферсман (1883–1945) еще в 1912 г. писал о проблеме геохимического воздействия человека на природное равновесие. Горы пустой породы, долины, засыпанные шлаками, тысячи фабричных труб, выдыхающие в атмосферу угольную кислоту, - все это, увиденное ученым в Германии и Бельгии, заставило его всерьез заняться проблемой «геологическая среда и человек» и дало импульс для развития в России нового направления - геохимии техногенеза 80.

А.А. Григорьев (1883–1968), предложивший термин «физико- географическая оболочка Земли», считал предметом физической географии структуру географической оболочки на основе территориального подхода 80. Им создана иерархия природных территорий в рамках географической оболочки 212, 229, 302.

В своих работах академик А.В. Сидоренко (1917–1982) еще в 1967 г. критиковал природопокорительскую стратегию природопользования. Он утверждал необходимость географического прогнозирования изменений окружающей среды в результате вмешательства человека в природные процессы 277.

Современные географические исследования, характеризующиеся чрезвычайной дифференциацией наук, сохраняют комплексный подход к проблеме взаимодействия человека и природы. В особенности это относится ко второй половине ХХ в., которая стала ареной научно-технической революции 32, 92, 99, 103, 104, 125, 130, 144, 146, 148, 149, 182-187].

Как писал В.И. Вернадский, науки будут все более группироваться не по объектам исследования, а по проблемам 52.

По мнению В.П. Максаковского, в настоящее время в географической науке отчетливо проявились четыре важнейших направления: гуманизация, социологизация, экологизация, экономизация, среди которых «дирижирующим» является экологизация 184, 186.

В научных географических школах в 70-е гг. было выработано учение о природопользовании, большой вклад, в развитие которого вложили Ю.Н. Куражсковский, В.А. Анучин, Д.Л. Арманд, А.М. Алпатьев, Н.А. Гвоздецкий, Т.Г. Рунова и многие другие 10, 11, 16, 20, 21, 166, 167, 226.

Я.Г. Машбиц охарактеризовал природопользование как ведущую категорию современной географической науки. Он подчеркнул, что на природопользовании замыкаются важные направления землеведения, истории, географии, географического ресурсоведения, экологической, социальной и политической географии 197. В наши дни ни одно из направлений географических исследований прямо или косвенно не обходится без выхода на проблему взаимодействия природы и общества. Это выразилось в разных научных школах и направлениях, в названиях «Конструктивная география» (И.П. Герасимов, И.В. Комар, В.С. Преображенский), «геоэкология» (С.Б. Лавров, Д.Л. Арманд, В.С. Жекулин, Ю.Д. Дмитревский, Ю.Н. Гладкий, К.М. Петров), «Глобальная экология» (М.И. Будыко) и другие 21, 43, 71, 80, 81, 94, 106, 226, 232.

В 70–80-х гг. ХХ века развитие географической науки характеризовалось тенденцией экологизации.

Были разработаны концепции о биохимических циклах и их антропогенном нарушении (В.А. Ковда, М.А. Глазовский и другие), о геосистемах (В.Б. Сочава, Д.Л. Арманд), об антропогенных ландшафтах (Ф.Н. Мильков, Л.И. Куракова), о природно-технических системах (К.Н. Дьяконов, А.О. Ретеюм) 16, 20, 21, 80, 100, 226, 228, 284, 288-290.

Появилось понятие о мониторинге (И.П. Герасимов, Б.В. Виноградов, Ю.А. Израэль) 126, 226, 228. Большое значение сыграло использование аэрокосмической информации в теории природопользования и охране окружающей среды (Ал.А. Григорьев, К.Я. Кондратьев, Е.В. Глушко и др.) 84, 226, 239.

В 1972 г. А.М. Алпатьевым был предложен принцип геоэквивалентов антропогенных преобразований в качестве возможной основы поддержания динамических равновесий в природной среде 11, 49.

К интересным выводам пришел М.Я. Лемешев, предложивший эколого-экономическую модель природопользования 210.

Возможное изменение концентрации кислорода в глобальном масштабе в связи с антропогенной деятельностью рассмотрено в трудах ученых-географов Ф.Ф. Давитая, Н.М. Сваткова, М.И. Будыко 21, 43, 265, 266.

Характеристика земной энергетики дана в работах М.И. Будыко, С.П. Горшкова, М.М. Ермолаева, К.Я. Кондратьева, Е.Н. Федорова и других 21, 43, 80. О важности экологического подхода в географии неоднократно писали А.М. Алпатьев, В.А. Анучин, В.С. Жекулин, Ю.Г. Саушкин, С.Б. Лавров, Ю.П. Селиверстов, Б.С. Хорев, В.С. Преображенский, Я.Г. Машбиц, А.Г. Исаченко, А.И. Чистобаев, К.М. Петров, Н.А. Солнцев, Д.Л. Арманд, Д.П. Финаров и многие другие 10, 11, 21, 67, 80, 106, 126, 130-132, 171, 172, 197, 205, 226, 228, 232, 263, 269, 270, 312, 315, 316, 321.

Наиболее полное отражение комплексных географических исследований и научных школ в концентрированном виде представлено Б.И. Кочуровым (табл. 1). Рассматривая основные научные направления и школы, существующие в академической географии на современном этапе ее развития, можно выделить направление эколого-географических исследований, основной целью которого является комплексное изучение и оценка экологического состояния современных ландшафтов (природно-антропогенных систем) и разработка комплексных и синтетических карт экологических ситуаций [15, 137, 154, 291].

Таким образом, рассмотрение историко-диагностического аспекта взаимодействия человека и природы позволяет соблюсти генетический принцип в настоящем исследовании. Сущностью данного принципа является изучение факта или явления на основе анализа условий его происхождения, последующего развития, выявление моментов смены одного уровня функционирования другим (качественно иным).

В нашем случае это выражается в выяснении географических предпосылок становления географического образования. Генетический принцип проявляется не только в исследовании возникновения и функционирования географической науки, но и в выявлении тенденций взаимосвязи географии и школьного экологического образования. Это позволяет предвидеть возможности развития, целенаправленно организовывать экологическую подготовку школьников при обучении географии.

С генетическим принципом связан также принцип единства логического и исторического, который предполагает сочетание в исследовании изучения истории объекта и теории, а также перспектив его развития.

Из этого принципа вытекает требование преемственности, учета накопленного опыта, традиций, научных достижений прошлого.

На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что географы с самых ранних времен занимались изучением не только взаимовлияния общества и природной среды, но и взаимодействия человека с другими средами (социальной и антропогенной).

За последние десятилетия в связи с быстрым изменением социально-экономической обстановки и ростом научно-технического прогресса происходило расширение и усложнение задач, стоящих перед географией как комплексной и системной наукой, изучающей Землю и земную поверхность во всем её многообразии. Неизменным всегда оставался общенаучный комплексный подход, рассматривающий территорию как нечто целое и единое и нашедшие свое наиболее яркое отражение в формировании широко известного ландшафтоведческого направления (школа ландшафтно-зональных характеристик), существующего в географии на протяжении почти столетия [154].

Возникшая в 80-е годы XX века школа эколого-географических исследований современных ландшафтов, получившая впоследствии более краткое название школы экодиагностики территории, по существу, продолжила историческую линию создания комплексных географических характеристик отечественной территории – СССР и России. Эту школу, в известном смысле, можно рассматривать как продолжение, а может быть, и как логическое завершение этапа развития природоохранного направления, как перевод последнего в более широкое русло экологического осмысливания всего комплекса условий, существующих на Земле для жизни и хозяйственной деятельности человека. При этом, однако, основным стержнем эколого-географического анализа (экодиагностики) остается изучение природных свойств территории и тех их изменений, которые имеют наиболее важное экологическое значение и, следовательно, требуют проведения природоохранных мер. Отсюда, по-видимому, и возникает двойная трактовка выявленных на территории проблем: их называют экологическими и природоохранными.

Формирование школы экодиагностики является по существу ответом на «вызов времени», на ту волну всеобщего интереса к экологическому состоянию окружающей среды, которая в 70-80-е годы XX столетия охватила практически все науки. География, как наука, располагающая методами комплексной оценки сложнейших взаимосвязей, существующих на Земле и формирующих ландшафтную дифференциацию земной поверхности, оказалась наиболее близка к пониманию системной сущности экологических проблем, обладая при этом возможностями максимально точной привязки экологических показателей к конкретным территориям. Это и обеспечило успехи развития экологического направления в недрах географической науки [15, с. 61].

Фундаментальными задачами такого направления следует считать анализ причинно-следственных связей и факторов, обуславливающих возникновение и проявление экологических проблем и ситуаций на конкретных территориях (экодиагностика), а также определение тех реальных показателей, которые могут служить допустимыми пределами (границами) экологически безопасного хозяйственного использования и основой устойчивого развития территории на локальном, региональном и глобальном уровнях.

На самом первоначальном этапе своего развития школа эколого-географических исследований современных ландшафтов акцентировала внимание на разработке принципов географического прогнозирования природоохранных (экологических) проблем, как это было определено задачами Комплексной программы научно-технического прогресса страны.

Как писал Ю.Д. Дмитревский, «… географы, по существу, всегда анализировали на том или ином уровне экологические проблемы в их широком истинно географическом понимании» 94, с.74. Это действительно так, ведь систему географических наук объединяет тесная взаимосвязь между изучаемыми ими объектами и общностью конечной задачи, заключающейся в комплексном исследовании природы, населения и хозяйства и в установлении характера взаимодействия между человеческим обществом и географической средой».

На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что географы с самых ранних времен занимались изучением не только взаимовлияния общества и природной среды, но и взаимодействия человека с другими средами (социальной и антропогенной).

Подводя итог краткому обзору научной деятельности отечественных географов, можно утверждать, что география всегда изучала проблемы взаимодействия природы и общества, основываясь на комплексном подходе.


Информация о работе «Экологическое обучение и воспитание в системе школьного географического образования»
Раздел: Психология, педагогика
Количество знаков с пробелами: 354538
Количество таблиц: 7
Количество изображений: 2

Похожие работы

Скачать
15667
0
0

... .А. И. Алексеева Изменение целей общеобразовательной школы, актуальность задачи развития личности учащихся и создания благоприятных условий для этого предполагают пересмотр места курса «География своей области» в системе школьного географического образования, его значения и содержания, делают неотложным его связь с потребностями и интересами учащихся. Цели школьного образования, как известно, ...

Скачать
190591
8
19

... школьников практически отсутствует материал о значении научного предсказания возможных изменений в природе. Глава 2. Методические условия использования основ географического прогнозирования в процессе экологической подготовки школьников при обучении курсу «География России».   2.1. Модель методики использования географического прогнозирования в процессе экологической подготовки школьников при ...

Скачать
55861
0
0

... учебных достижений, должна быть повышена за счет соблюдения ими ряда основополагающих принципов его организации и проведения. Сегодня со всей очевидностью возникает проблема стандартизации мониторинга учебной деятельности. Потоки образовательной статистики результатов массового тестирования обучающихся начинают использоваться не только для оценки эффективности учебного процесса, но и аттестации ...

Скачать
115472
7
8

... ; в) знания о ценности, значимости изучаемых объектов в жизни природы и человека; г) знания о труде людей по использованию природных богатств. Блок опорных экологических знаний изучается младшими школьниками в курсе природоведения, что создаёт необходимые условия для изучения другого блока знаний, собственно природоохранительных, не только в курсе природоведения, но и при изучении других ...

0 комментариев


Наверх