Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОЛЖСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ В.Н ТАТИЩЕВА» (ИНСТИТУТ)

Факультет - гуманитарный

Специальность - 031001.65 «Филология»

Кафедра романо-германской филологии


Дипломная работа

КОМПОНЕНТЫ ЭМОТИВНОГО ТЕКСТА

(на материале английского языка)

 

студентки 6 курса группы ФВС - 601

очно-заочной формы обучения

Смирновой Ольги Александровны

Научный руководитель

кандидат филологических наук,

профессор Денисова Галина Леонидовна

Тольятти 2010


Оглавление

Введение

Глава I. Теоретические аспекты изучения эмотивного текста

1.1 Взаимосвязь эмоций и языка

1.2 Роль эмоций в процессе текстообразования

1.3 Эмотивные смыслы лексики в тексте

Глава II. Возможности реализации эмотивного кода в художественном тексте

2.1 Общая характеристика компонентов эмотивного текста

2.2 Особенности эмотивной номинации

2.3 Экспрессивные потенции слов

2.4 Эмотивы-неологизмы в творчестве англоязычных писателей

2.5 Реализация эмотивного кода в языковой игре

Глава III. Анализ эмотивного кода на примере комиксов и повести Г. Джеймса «Поворот винта»

3.1 Эмотивность в соотношении вербальной и изобразительной составляющих комикса

3.2 Эмотивное пространство в произведении Генри Джеймса «Поворот винта»

Заключение

Библиографический список

Приложения


Введение

Проблема эмотивности сегодня уже не является новой в лингвистике. Последние двадцать лет ей уделяется всё большее внимание: отечественные и зарубежные исследователи относят проблему эмотивности к числу первостепенных задач антропоцентрической лингвистики (Апресян В.Ю., Апресян Ю.Д. 1995; Баранов А.Г. 1993; Болотов В.И.,1981; Вольф Е.М. 1995; Гак В.Г. 1998; Городникова М.Д. 1985; Графова Т.А. 1991; Гридин В.Н. 1983; Малинович Ю.М. 1989; Маслова В.А. 1991, 1995; Пиотровская Л.А. 1993, 1995; Сорокин Ю.С. 1982; Телия В.Н. 1986, 1991; Шаховский В.И. 1987, 1995, 1996, 1997, 1998; Шахнарович A.M. 1991, 1997; Вежбицкая А. 1996; Volek В. 1987, 1997; Danes F. 1994; Dijkstra К. 1994; Caffi, Janney 1994; Kneepkens E.W.T.M., Zwaan R.A. 1994 -1995 и др.).

Признается, что современные работы, посвященные вопросам семантики, прагматики и грамматики не могут быть полными без учета эмоционального фактора. По выражению Э. Кассирера, в таких случаях от свойственного человеческому опыту «первоначального конкретного концептуального и эмоционального содержания, от его живого тела остается лишь скелет». Лингвистика, поставившая в центр своих научных интересов личность человека, в качестве основного исследовательского принципа использует положение о том, что научные объекты должны изучаться прежде всего по их роли для человека, по их назначению в их жизнедеятельности, по их функциям для развития человеческой личности и её совершенствования [40, c. 108].

Но, несмотря на признание важности эмоционального фактора для изучении языка, эта область исследований остается одной из наиболее сложных и дискуссионных.

Споры, связанные с возможностью отражения эмоционального в языке, уже имеют свою историю. Рассмотрению этого вопроса посвящены риторические учения античных философов, он затрагивается в трудах В. фон Гумбольдта, К. Бюлера, Л. Вайсгербера Ш. Балли, Х. Шпербера, О. Эрдманна, Ж. Вандриеса, в работах сторонников эстетики «эмотивизма», в исследованиях В.В. Виноградова, Б.А. Ларина, В.А. Звегинцева). Известные подходы к решению проблемы о соотношении рационального и эмоционального в языке и речи, о способах вербализации эмоций достаточно противоречивы. Противоречия обусловлены, с одной стороны, трудностями решения фундаментальных языковедческих задач, а с другой, - являются следствием отсутствия единой психологической концепции эмоций, на которой бы базировались лингвистические исследования эмотивности.

Споры об эмотивности продолжаются и сегодня, но общепризнанным в современном языкознании является тот факт, что исследование данного феномена не может ограничиваться традиционными единицами языка. Многие вопросы, связанные с изучением динамики эмотивного значения, эмотивной валентности, эмотивной коммуникации и прагматики, оказываются неразрешимыми на лексическом и даже синтаксическом языковых уровнях. Современная тенденция в лингвистике к укрупнению единиц исследования и расширению предмета изучения за счёт привлечения всё большего количества экстралингвистических факторов делает необходимым исследование эмотивных явлений в контексте единиц более высокого уровня. Изучение особенностей функционирования лингвистической категории эмотивности в тексте является актуальным для лингвистики эмоций и лингвистики текста.

Текстологи давно обратили внимание на проблему эмоций в тексте. Способность текстов волновать, воздействовать, заставлять переживать содержание, доставлять удовольствие всегда признавалось их имманентным качеством. Но как языковое воплощение эмоциональности эмотивность и сегодня остается одним из наиболее неопределенных качеств текста.

Недостаточно определённым в современной лингвистике текстаявляется статус текстовой эмотивности: она часто отождествляется с экспрессивностью, оценочностью, рассматривается в составе одного из планов текста. Наиболее привычными в обиходе лингвистической литературы являются сочетания: экспрессивно-эмоциональный, эмоционально-психологический, эмоционально-прагматический планы. Однако включение эмотивности в состав других планов текста, на наш взгляд, неоправданно расширяет или сужает объем понятия «текстовая эмотивность».

Существование в лингвистической литературе многочисленных терминологических и метафорических обозначений эмотивных явлений (эмоциональная нагрузка, эмоциональная окраска, эмотивный план, эмотивный тон, эмоциональный «ореол», эмоциональная «дымка», чувственный фон) затрудняет понимание исследуемого явления и делает необходимым выявление унифицированных характеристик текстовой эмотивности.

Неразличение понятий «эмотивность текста» и «эмотивный текст», обусловленное тем, что эмоциональность долгое время признавалась свойством исключительно художественных текстов, стало причиной недостаточной исследованности эмотивных особенностей текстов других функциональных стилей. В то же время, изучение функциональных особенностей текстовой эмотивности является важным для установления общих свойств данного феномена.

Эмоциональность пронизывает всю речевую деятельность человека и закрепляется в семантике слов в качестве определителей его различных эмоциональных состояний. Именно поэтому при исследовании языка текста помимо логико-предметной семантики, отражающей какое-либо понятие человеческого мышления, важно учитывать и эмотивную. В общем виде эмотивную семантику слова можно определить как опосредованное языком отношение человека к окружающему миру.

Как мотивирующая основа познавательной деятельности человека, эмоции составляют существенную часть его когнитивной системы, а процессы вербализации эмоций высвечивают важные моменты устройства и механизмы функционирования человеческого мышления. Таким образом, проблема исследования эмоций в языке и речи заняла достойное место в лингвокогнитивной парадигме и во многом предопределила существенные направления этой области науки.

По мнению польской ученой А. Вержбицкой, одной из важных сфер приложения данных, добытых эмотиологией, стала лингвокультурология, в которой используются положения об универсальности и интегральном характере эмоций и национально-культурной специфике выражения субъективной сферы homo loquens средствами разных языков [20, 45с.]. Обоснование необходимости разграничения понятий «эмоциональность» и «эмотивность» в языке науки и выявление границ эмотивности единиц языка – основные теоретические проблемы, на базе которых выросли новые работы, обосновывающие характер частных проявлений влияния субъективной сферы личности на особенности языковых единиц в разных лингвокультурах.

Данная дипломная работа посвящена изучению компонентов эмотивного текста языка. Настоящая работа находится в русле исследований по лингвистике текста, лингвостилистике и интерпретации текста.

Актуальность работы определяется недостаточностью изучения данной проблемы, а также необходимостью дальнейшего изучения структурно семантических параметров текста и, соответственно, его эмотивных компонентов.

Несмотря на то, что проблеме эмотивной составляющей текста посвящено довольно много исследований, в этой проблематике много недостаточно исследованных аспектов. Соотношение понятий эмоции и экспрессии остается неясным и на сегодняшний день. В лингвистике не решён вопрос о том, как эмотивный компонент входит в лексическое значение слова. Вместе с тем очевидно, что эмоциональная жизнь человека преломляется в языке и его семантике, в речи практически любое слово может стать эмотивным, нейтральные слова, сочетаясь, друг с другом, могут образовывать эмотивные словосочетания и сверхфразовые единства.

Объектом исследования являются эмотивные тексты и их компоненты (языковые и неязыковые), через которые манифестируются эмоциональные отношения / состояния говорящих. К языковым компонентам эмотивных текстов мы относим, в первую очередь эмотивную лексику, к неязыковым компонентам – эмоциональную ситуацию, эмоциональные намерения, отражаемые в англоязычном художественном произведении, в изобразительной составляющей комикса.

Предметом исследования являются проявления эмоционального в тексте: эмоциональный объект отражения, само эмоциональное отражение, способ выражения эмоционального.

Цель настоящей дипломной работы – выявление характеристик компонентов эмотивного текста, манифестирующих эмоциональные отношения / состояния говорящих.

В рамках поставленной цели видится необходимым решение следующих задач:

- изучить теоретические аспекты взаимосвязи эмоций человека и языка;

- определить роль эмоций в текстообразовании;

- дать общую характеристику компонентов эмотивного текста;

- описать основные эмотивные смыслы эмотивной лексики текстов;

- проанализировать особенности эмотивной номинации в творчестве современных англоязычных писателей;

- определить эмотивное пространство в произведении Генри Джеймса «Поворот винта».

Материалом для исследования послужили произведения англоязычных писателей, в частности G.B.Shaw “Pygmalion”, T.Dreiser “An American Tragedy”, O`Connor “Revelation”, K.Mitchel “Gone with the Wind”, A.Christie “Puzzles”, O.Wilde “Happy Prince”, P.Shelly “The Cloud”, Ch.Dichens “Dombey and Son”, J.Fowles “The Collector”, T.Fisher “Thought gang”, Henry James “ The Turn of the Screw”. Предпочтение отдавалось текстам художественного стиля, благодаря их высокой степени эмотивности. Но в область исследования были привлечены и комиксы.

Методологической и теоретической основой данной работы послужили теоретические положения, являющиеся доказанными в современной науке: о единстве формы и содержания, о роли языка в активном отражении действительности субъектом; о единстве рационального и эмоционального в мышлении, сознании и языке; о диалектической связи деятельности, мышления и языка; о системном характере языка и функциональном характере речи; о социально-исторической природе языка.

Основным методологическим принципом исследования является включение изучаемого явления в более широкий - коммуникативно-деятельностный - контекст. В работе для анализа текстового явления использован коммуникативно-деятельностный подход, предложенный профессором А.Н. Барановым. Он состоит в рассмотрении текста на трех уровнях абстракции: гносеологическом, психологическом, лингвистическом [11, с.7], которые соотносятся с тремя аспектами языка в «полной семиотической парадигме» его анализа и позволяют провести комплексное исследование такого языкового явления, как текстовая эмотивность.

Методы исследования: в работе использовался общенаучный гипотетико-дедуктивный метод, а также метод лингвистического анализа. Объектом исследования продиктована необходимость использования текстовых методов: для установления эмотивных тем и эмотивной структуры текстов применяются методики целостно-текстового анализа и контекстуального анализа; необходимость рассмотрения функционально-стилистических особенностей текстовой эмотивности потребовала привлечения метода функционально-стилистического анализа; при рассмотрении эмотивных языковых средств и их сочетаний в текстах использовался метод дистрибутивного анализа и метод эмотивной валентности.

Поставленная цель и конкретные задачи предопределили структуру работы.

Введение содержит обоснование темы дипломного исследования: в нем определяются актуальность, устанавливаются цель и задачи, определяются объект и предмет исследования. Введение включает также сведения о материале и методах исследования, о структуре дипломной работы.

В первой главе «Теоретические аспекты изучения эмотивного текста» рассматривается взаимосвязь эмоций и языка, определяется роль эмоций в процессе текстообразования, возможность отражения эмотивных смыслов в лексике.

Во второй главе «Возможности реализации эмотивного кода в художественном тексте» даётся общая характеристика компонентов эмотивного текста, манифестирующих эмоциональные отношения, рассматриваются особенности эмотивной номинации, экспрессивные потенции слов, возможности реализации эмотивного кода в языковой игре.

В третьей главе «Анализ эмотивного кода на примере комиксов и повести Г. Джеймса «Поворот винта»» даётся анализ эмотивного пространства комиксов и произведения Генри Джеймса «Поворот винта».

В заключении приводятся выводы и намечаются перспективы дальнейшей работы.


Глава I. Теоретические аспекты изучения эмотивного текста 1.1 Взаимосвязь эмоций и языка

Наверное, естественным является то, что исследование эмотивных компонентов единиц языка В.И. Шаховским и его учениками началось с изучения эмотивной семантики слова. Это связано с тем, что слово – основная и в то же время наиболее подвижная единица, которая в обыденном сознании представляет, по словам Н.Д. Арутюновой, всё поле языка. Основной тезис, имевший место в лингвистике тех лет, о том, что имена эмоций не относятся к эмотивным средствам, так как «у языка… нет вторичной знаковой системы, которая бы раскрывала его смыслы» [9, с. 7], в работах В.И. Шаховского и его последователей рассматривается с иных позиций. Имена эмоций, наряду с лексикой, описывающей и выражающей эмоциональные состояния, составляют систему лексических эмотивных средств, поэтому в понятие эмотивности включается как эмотивная лексика, так и лексика эмоций.

В традиционной лингвистике принято считать, что эмоциональное и рациональное – явления, противопоставлены в языке, речи, тексте. Язык привязан к мысли, он действует синхронно с ней, а эмоции дают лишь смутные коннотации, факультативные для понимания семантики слова. Однако этот тезис становится несостоятельным, когда мы переходим к рассмотрению языка как важнейшей характеристики человека – языковой личности. При этом эмоции, как ядро личности, рассматриваются в качестве мотивационной и когнитивной базы языка [86, с. 39]. В качестве основной единицы когнитивной сферы человека рассматривается концепт. Рациональное и эмоциональное в концепте нераздельны, по мнению Ю.С. Степанова: понятия, представления, оценки, переживания, мифологемы и др. составляют единое концептуальное пространство, сохраненное в единицах языка. Эмоциональная составляющая имеет важное значение при раскрытии содержания и формы универсальных культурных концептов [74, с. 75].

Как было показано в работах 90-х годов, «язык одинаков для всех и различен для каждого прежде всего в сфере его эмотивности, где диапазон варьирования и импровизации семантики языковых единиц в сфере их личностных эмотивных смыслов наиболее широк и многообразен» [74, с. 29].

К этому времени споры о том, существует ли эмотивный код языка, были решены положительно: наличие эмотивных средств разных языковых уровней в национальном языковом коде уже ни у кого не вызывало сомнения. В то же время оставалось много спорных вопросов, связанных с динамическим аспектом языка, особенностями его функционирования. Таким образом, актуальность и новизна более поздних исследований была связана с вопросами развития языкового кода, языковыми приращениями, появляющимися за счёт реализации эмотивного потенциала языковых единиц в разных условиях общения.

Другим аспектом изучения эмотивного потенциала языка является межъязыковая коммуникация. В процессе перевода с одного языка на другой особенно актуальными становятся знания о национально-культурной специфике картины мира, проявляющейся в коде используемых языков. Эмоции – общечеловеческая универсалия, но их отражение в языке национально специфично, поэтому эмотивный компонент семантики языка естественно рассматривать в составе его культуроведческого аспекта.

Изучение эмотивности языка в динамике (языковой эмотивный код – развитие языкового кода – эмотивные приращения – эмотивный потенциал языка) позволяет акцентировать внимание на новых возможностях реализации его скрытых ресурсов, выявить перспективы развития языковых моделей, порождаемых новыми условиями коммуникации. Наиболее яркое выражение эти процессы получают в игровой функции языка.

Положение эмотиологов об эмоциональном содержании концепта и эмоциональной природе внутренней формы знака, являющиеся сегодня базовыми в теоретической лингвистике, дали толчок для использования эмотивности в качестве важного средства интерпретации смысла текста.

Теоретические работы В.И. Шаховского (Шаховский, 1991, Шаховский, 1994; Шаховский, 1998) и выводы диссертационных исследований его учеников позволили сделать первоначальные обобщения, касающиеся феномена текстовой эмотивности, выявить унифицированные характеристики текстовой эмотивности применительно к текстам разных функциональных стилей, разграничить понятия эмоциональности (как качества языковой личности автора текста) и эмотивности текста (как его имманентной характеристики), а также понятия эмотивности текста и эмотивного текста, имеющие количественные и качественные различия. Такой подход в 90-х годах прошлого века являлся актуальным для определения статуса текстовой эмотивности (в лингвистической литературе эмотивные явления описывались при помощи понятий эмоциональной нагрузки, плана, «ореола», «дымки», чувственного фона текстов). В работе Волгоградской школы лингвистики эмоций определены виды эмотивного содержания, характерные для любых речевых произведений (эмотивный фон, эмотивная тональность, эмотивная окраска), продемонстрированы бесконечные возможности смыслообразования текстов на основе вариативности выделенных компонентов его эмоционального содержания.

Важным этапом на пути перехода эмотиологии от изучения типичных социологизированных эмоций, характерных для разных типов речевых ситуаций, к исследованию личностных смыслов, маркирующих своеобразие и дифференцирующих речевое поведение коммуникантов, стало выдвижение, обоснование и использование В.И. Шаховским понятия эмоционального дейксиса в качестве объяснительного принципа особенностей вербального поведения коммуникантов.

Базовые характеристики, обусловленные общими лингвистическими и психолингвистическими закономерностями самой языковой способности носителей языка, особенно наглядно проявляются при исследовании эмотивной стороны языка в аспекте онтогенеза, обладающем большой объяснительной силой.

Поскольку тексты предоставляют данные, наиболее близко подходящие к изучению личности, «стоящей за текстом», то логичным представляется переход, характерный для представителей Волгоградской школы эмотиологии, от исследования унифицированных, типизированных эмоций и семантического пространства языка к изучению эмоционального смыслового пространства языковой личности [44, с. 35]. В центре внимания слушателей аспирантского семинара В.И. Шаховского и членов научно-исследовательской лаборатории «Язык и личность» сегодня находятся проблемы динамики языкового кода, развития и реализации его скрытых возможностей, вопросы эмоциональной специфики речи в разных условиях общения, механизмов распознавания чужих эмоций и управления собственными эмоциями в процессе коммуникации, согласования эмоций разного качества, стимуляции положительных и нейтрализации отрицательных эмоций в актах межличностного, институционального и межкультурного общения. Критерием эмотивной компетенции языковой личности может служить её умение порождать (в практике обучающей и естественной коммуникации) эмотивно корректные тексты; критерием её эмоциональной и гражданской зрелости, возможно, может служить способность адекватно воспринимать личностные, эмоциональные доминанты чужих текстов как отражения иных концептосфер и других культур.

Сам В.И. Шаховский говорит о том, что определяющим мотивом деятельности человека и его основной характеристикой является эмоциональная доминанта. Представляя сферу научных пристрастий самого ученого, можно без преувеличения сказать, что эмотивная (эмоциональная) сфера жизни языка и человека в целом составляет существенную часть его исследовательских интересов [86, с. 81].

Тезис о том, что эмоции - одна из форм отражения, познания, оценки объективной действительности, признается представителями разных наук, прежде всего психологами и философами. Это исходное положение у всех исследователей имеет общее уточнение: эмоции - особая, своеобразная форма познания и отражения действительности, так как в них человек выступает одновременно и объектом, и субъектом познания, т.е. эмоции связаны с потребностями человека, лежащими в основе мотивов его деятельности.

Механизмы языкового выражения эмоций говорящего и языкового обозначения, интерпретации эмоций как объективной сущности говорящего и слушающего принципиально различны. Можно говорить о языке описания эмоций и языке выражения эмоций.

На определенном этапе стало необходимым как-то разграничить лексику, в разной степени эмоционально заряженную, с целью исследования различной природы выражения эмоциональных смыслов. Появилось терминологическое разграничение: лексика эмоций и эмоциональная лексика. Выделение двух типов эмотивной лексики учитывает различную функциональную природу этих слов: лексика эмоций сориентирована на объективацию эмоций в языке, их инвентаризацию (номинативная функция), эмоциональная лексика приспособлена для выражения эмоций говорящего и эмоциональной оценки объекта речи (экспрессивная и прагматическая функции). Таким образом, лексика эмоций включает слова, предметно-логическое значение которых составляют понятия об эмоциях. К эмоциональной лексике относят эмоционально окрашенные слова, содержащие чувственный фон. Она соотносится с миром эмоций и отображает этот мир, следовательно, правильнее будет слить эти два направления в одно. Л.Г. Бабенко предлагает, сохраняя за терминами "лексика эмоций" и "эмоциональная лексика" их традиционное осмысление, назвать совокупность обозначаемых ими средств эмотивной лексикой [10, с. 312].

Можно обнаружить узкое и широкое понимание эмотивности. Во втором случае эта категория охватывает все языковые средства отображения эмоций. Подобное осмысление категории эмотивности предполагает, что она объединяет семантически близкие языковые единицы разных уровней. Мы придерживаемся подобного осмысления категории эмотивности.

Шаховский В.И. ввёл в научный оборот понятие эмосемы, сущность которой так раскрывается в его концепции: "Это специфический вид сем, соотносимых с эмоциями говорящего и представленных в семантике слова как совокупность семантического признака "эмоция" и семных конкретизаторов: "любовь", "презрение", "унижение" и др., список которых открыт и которые варьируют упомянутый семантический признак (спецификатор) в разных словах по-разному [84, с. 29]. Соглашаясь с таким определением, мы считаем, что сема эмотивности может отображать эмоциональный процесс относительно любого лица: говорящего, слушающего или какого-либо третьего лица.

Эмотивная лексика традиционно изучается с учетом таких категорий, как оценочность, экспрессивность, образность, причем связи ее с оценкой оказываются особенно тесными. Сопряжение эмоций и оценки не утрачивают актуальности.

Итак, эмоциональность и оценочность - категории, безусловно, взаимосвязанные, а вот на счёт характера их связи имеются различные точки зрения.

Согласно первой точке зрения, оценочность и эмоциональность образуют нерасторжимое единство. Так, например, считает Н. А. Лукьянова: «Оценочность, представленная как соотнесенность слова с оценкой, и эмоциональность, связанная с эмоциями, чувствами, не составляют двух разных компонентов значения, они едины» [55, c. 77]. Этого же мнения придерживается и В.И. Шаховский. Е.М. Вольф, наоборот, разводит компоненты «эмоциональность» и «оценочность», рассматривая их как часть и целое [23, c.16].

Ещё одна позиция: «оценочность» и «эмотивность» - компоненты хоть и предполагающие друг друга, но различные. Различие этих компонентов подтверждает тот факт, что отдельным подклассам эмоциональных явлений функция оценки свойственна не в одинаковой степени. По мнению сторонников этой позиции, оценочность не в равной степени свойственна эмоциональной лексике. Так, долгое время в параметре оценки не рассматривалась лексика эмоций типа «любовь», «грусть», но в последние годы исследуется характер оценочности и подобных слов. В результате выделены типы оценочных слов: общеоценочная лексика типа «нравится / не нравиться, одобрение / не одобрение»; частнооценочные слова или интерпретирующие «эмотивный аспект» оценки слова, типа «любовь», «презрение». Вторые содержат наряду с оценочной модальностью обозначение эмоции.

Основанием единой модели описания всего множества эмотивной лексики может служить сема эмотивности. Она участвует в манифестации эмоций в семантике слова. Занимая разные позиции в семной структуре слова, сема эмотивности может являться главной категориально-лексической или зависимой дифференциальной семой.

Эмоциональность выражается на всех уровнях языка словообразовательными, синтаксическими, лексическими средствами, включая фразеологию.

На словообразовательном уровне в отношении обсуждаемого вопроса важное значение приобретает понятие производности. Огромным потенциалом обладает лексика и фразеология разговорного стиля.

Чувства и эмоции практически невозможно выразить с помощью только одного языкового средства. Обычно эмоциональность в речи выражается совокупностью языковых средств разных уровней.



Информация о работе «Компоненты эмотивного текста (на материале английского языка)»
Раздел: Иностранный язык
Количество знаков с пробелами: 143287
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
357093
1
0

... З А К Л Ю Ч Е Н И Е В настоящей работе была предпринята попытка комплексного исследования функционально - прагматических аспектов фразеологических интенсификаторов на материале современного английского языка. Высказанное предположение о том, что из всех разрядов идиоматики данные фразеологические единицы наиболее близки к классическому семиотическому концепту знака, полностью подтвердилось в ходе ...

Скачать
161449
11
0

... уебниках; систему методов и приемов для обучения адекватному использованию стилистически маркированных лексических единиц. 8.Было бы интересно продолжить исследовать стилистический компонент и его лексикографическое отражение в словарях, стилистическое разнообразие внутри американского и британского вариантов английского языка, а так же реализовать нелоторые предложения в процессе обучения ...

Скачать
93301
8
0

... словаря А.В. Кунина [12]. Сравнительно небольшой объём выборки всё же позволил определить некоторые особенности и сделать выводы относительно структурно семантических особенностей спортивной фразеологии современного английского языка.  Объём спортивной фразеологии. На первый взгляд, решение проблемы определения объёма спортивной фразеологии не представляет большого труда. Следует лишь выделить ...

Скачать
94995
0
0

... и прагматическом аспектах. Все концепции метафоры отражают структуралистические или деятельностные аспекты её исследования. 6. В контексте оценочный компонент значения в семантике метафоры может подвергаться варьированию. Глава 2. Субстантивная метафора в процессе коммуникации. 2.1. Аксиологический статус субстантивной метафоры (на материале английского языка). Критерии оценки ...

0 комментариев


Наверх