Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


27 лет правления Мао Цзэдуна в Китае завершились, но они изменили многое. Начался новый этап развития страны.


Глава ІІ. Китай в современную эпоху

2.1 Китай после смерти Мао Цзэдуна

В канун смерти Мао Цзэдуна определилась позиция высшего военного руководства. В Гуанчжоу приезжали Е Цзяньин и некоторые представители руководства КПК для секретных переговоров с Дэн Сяопином. В результате было достигнуто соглашение о единстве действий против «четверки». Таким образом, к осени 1976г. страна и армия находились в состоянии глубокого раскола. Но если высшему военному руководству и «старым кадрам» удалось достичь соглашения о единстве действий, то в стане выдвиженцев «культурной революции» разворачивалась междоусобная борьба. Ее главным побудительным мотивом были политические амбиции. Цзян Цин явно претендовала на то, чтобы занять пост Председателя ЦК КПК, а Чжан Чуньцяо видел себя будущим премьером Госсовета. На заседаниях политбюро ЦК КПК, состоявшихся в сентябре после смерти Мао Цзэдуна, эти претензии проявились почти открыто. Одновременно по своим каналам «четверка» пыталась организовать массовое движение снизу в поддержку требований Цзян Цин. В частности, была предпринята попытка инициировать кампанию писем от студентов и преподавателей крупнейших пекинских вузов в ее поддержку.

Члены «четверки» планировали организовать государственный переворот с целью отстранения от власти Хуа Гофэна, а также занимавших умеренные позиции деятелей армейского руководства. Осуществить эти планы намечалось до 10 октября. Получив информацию о планах своих соперников, Е Цзяньин, находившийся в Пекине, ушел в подполье. В сложившейся ситуации произошло то, что с политической точки зрения выглядело противостоянием. Е Цзяньиню удалось не только заручиться поддержкой опальных представителей «старых кадров», но и заключить соглашение с Хуа Гофэном, весьма обеспокоенным своей политической будущностью. 5 октября в резиденции Генштаба НОАК состоялось совещание политбюро ЦК КПК, главную роль в котором сыграли Е Цзяньин, Хуа Гофэн и Ли Сяньнянь. Члены «четверки» на это совещание приглашены не были. По сути дела, на нем был сформирован штаб заговорщиков. Хуа Гофэн, первоначально планировавший вынести вопрос о замещении поста Председателя ЦК КПК на заседание пленума, под влиянием других участников совещания согласился на организацию государственного переворота. Развязка наступила 6 октября. Ван Дунсин, получивший приказ от имени партийных инстанций подвергнуть аресту «четверку», используя воинскую часть 8341, блестяще справился с возложенной на него задачей. Ван Хунвэнь и Чжан Чуньцяо, приглашенные якобы на заседание Политбюро, были арестованы, почти одновременно были взяты под стражу Цзян Цин и Яо Вэньюань. На созванном на следующий день заседании политбюро заговорщики получили полное одобрение предпринятых ими действий, а Хуа Гофэн, бросивший на чашу весов свой престиж преемника, назначенного лично Мао Цзэдуном, был вознагражден постами Председателя ЦК КПК и Председателя военного совета при ЦК КПК.

То, что свержение «банды четырех» стало возможным в результате совместных действий фракций, придерживавшихся принципиально отличных позиций в вопросах будущего развития страны, делало неизбежным продолжение междоусобной борьбы в руководстве КПК. Однако теперь ситуация упростилась: это было противостояние выдвиженцев «культурной революции»- «левых» и фракции «старых кадров»- «прагматиков». Хуа Гофэн пытался маневрировать, ведя борьбу как против сторонников «четверки», на которую была возложена ответственность за эксцессы «культурной революции», так и против сторонников Дэн Сяопина. В прессе были развернуты кампании «критики банды четырех» и продолжена кампания «критики Дэн Сяопина». Но подготовка, которую получили от армии «прагматики», сделала их шансы предпочтительными. В феврале 1977г. от имени гуанчжоуского большого военного округа и парткома провинции Гуандун Хуа Гофэну было направлено закрытое письмо, в котором предъявлялись требования, явно неприемлемые для него. Сюй Шию и другие деятели требовали признать ошибки, совершенные Мао Цзэдуном. В первую очередь критике была подвергнута «культурная революция», выдвинуто требование подтвердить назначения на высшие партийно-государственные посты, полученные Хуа Гофэном, со стороны пленума ЦК партии, говорилось о необходимости реабилитации тех, кто был репрессирован в период «десятилетней смуты». Назывались имена Дэн Сяопина, Лю Шаоци, Пэн Дэхуая, даже Линь Бяо /Меликсетов, 2002, с. 720/.

Со сходных позиций Хуа Гофэн был подвергнут критике на рабочем совещании ЦК, состоявшемся в марте. Чэнь Юнь, один из лидеров «прагматиков», потребовал реабилитации Дэн Сяопина и изменения официального отношения к событиям на площади Тяньаньмэнь в апреле 1976г. В апреле 1977г. в ЦК со специальным письмом обратился Дэн Сяопин, все еще находившийся в опале, но и из изгнания влиявший на ход политической борьбы. По сути дела, это было предложение компромисса на основе изменения отношения к событиям в апреле 1976г., что могло бы стать предпосылкой для его реабилитации. Компромисс, превративший столкновение между «левыми» и «прагматиками», был выработан в ходе работы ІІІ пленума десятого созыва, который состоялся в июле 1977г. накануне созыва очередного ХІ съезда КПК (август 1977г.). Наиболее важным решением, принятым пленумом, было восстание Дэн Сяопина на тех постах, которые он занимал до очередной опалы весной 1976г.: заместителя Председателя ЦК КПК, заместителя премьера Госсовета и начальника Генштаба НОАК. Одновременно уже решениями пленума ЦК Хуа Гофэн был утвержден Председателем ЦК КПК и военного совета ЦК КПК, оставаясь при этом премьером Госсовета. Дэн Сяопин, получивший таким образом официальную возможность готовить широкую реабилитацию своих сторонников, воздерживался от критики по существу промаистского курса, на продолжении которого настаивал Хуа Гофэн /Сыроежкин, 2005, с. 40/.

О продолжении «левой» политики Хуа Гофэном было объявлено на ХІІ съезде КПК. В отчетном докладе, сделанном им, прозвучали основные лозунги маоистской эпохи, включая и призыв строить социализм по принципу «больше, быстрее, лучше и экономнее», выдвинутому еще в период «большого скачка». Председатель ЦК КПК настаивал на широком развитии движения по созданию предприятий в городе и на селе по типу Дацина и Дачжая. Партии и обществу было обещано и впредь проводить кампании, подобные «культурной революции». Наряду с этим было заявлено о необходимости модернизации Китая с целью превращения его в современное государство на основе подъема сельского хозяйства, промышленности, обороны, развития науки и техники («четыре модернизации»). Последнее было обращено к «прагматически» мыслящей части партии, но методы достижения поставленной цели по существу оставались прежними. Одним из наиболее важных результатов съезда было то, что противникам Хуа Гофэна удалось добиться укрепления собственных позиций в руководящих органах партии. В ЦК КПК вошли многочисленные представители прагматически мыслящих военных и «старых кадров», в том числе репрессированных в годы «культурной революции». Не оспаривая руководящей роли Хуа Гофэна, не подвергая публичному сомнению маоистские догмы, «прагматики» исподволь готовили почву для своеобразной «революции сверху», осуществляемой руководством партии без радикального изменения устоев власти.

Месяцы, последовавшие за ХІ съездом, были наполнены острой внутренней борьбой, главным образом по кадровым вопросам. Дэн Сяопину и его последователям, пока еще остававшимся в меньшинстве в высших партийных структурах, удалось добиться значительного обновления партийных кадров центрального и регионального уровней. За полгода было сменено около 80% председателей и заместителей председателей провинциальных ревкомов. На протяжении 1978г. к политической жизни были возвращены сотни тысяч партийных работников, репрессированных в предшествующие годы. Сосредоточив усилия главным образом на возвращении своих сторонников в партийно-государственные структуры, «прагматики» на время предоставили решать экономические и хозяйственные проблемы «левых» во главе с Хуа Гофэном. Последний же мог предложить только несколько модифицированный вариант маоистской модели. Это стало очевидным на очередной пятой сессии ВСНП (февраль-март 1978г.) /Воробьев, 1988, с. 156/.

План «четырех модернизаций», предложенный Хуа Гофэном на сессии, представлял собой, в сущности, новый вариант «большого скачка». Однако в отличие от «большого скачка», основанного на концепции «опоры на собственные силы», новый «скачок» предполагалось осуществить за счет западных кредиторов, интенсивного импорта современных технологий и оборудования из промышленно развитых стран. В условиях международной ситуации, сложившейся в конце 70-х годов и отмеченной еще большим ухудшением советско-китайских отношений, руководство КНР рассчитывало на установление широкого торгово-экономического сотрудничества со странами Запада, и эти расчеты не были беспочвенными. Однако попытки добиться молниеносного ускорения темпов экономического развития, предпринимавшиеся на протяжении примерно полутора лет и не предусматривавшие сколько-нибудь радикального изменения самой экономической политики, не могли не закончиться провалом.

Намеченные планы были поистине грандиозны: увеличить производство стали к 1985г. с примерно 20 млн. т до 60 млн. т, нефти - со 100 до 350 млн. т. За 8 лет предполагалось реализовать 120 промышленных проектов, из них 14 в области тяжелой промышленности. При этом планировались капиталовложения, равные тем, что были сделаны за прошедшие 30 лет. Таким образом, подобно Мао Цзэдуну в конце 50-х годов, Хуа Гофэн вместо того, чтобы заслужить лавры государственного деятеля, поднявшего страну из руин после бедствий «десятилетней смуты», вновь пытался поставить ее на грань экономического краха. Этим не замедлили воспользоваться его политические соперники, заинтересованные в ослаблении влияния Председателя ЦК КПК. Впрочем, провал очередного «большого скачка» имел и некоторые позитивные результаты- он еще раз убедил членов «прагматической» оппозиции в том, что без глубоких структурных реформ решение экономических проблем Китая невозможно.

Весной 1978г. в китайской печати началась мощная кампания под старым лозунгом Мао Цзэдуна «практика - единственный критерий истины». Однако очень скоро стало ясно, что она направлена против Хуа Гофэна и других выдвиженцев «культурной революции» и по сути дела против самого Мао Цзэдуна. Важную роль в организации этой кампании сыграл Ху Яобан, репрессированный в году «культурной революции» руководитель китайского комсомола, в последствии реабилитированный и введенный в состав ЦК на ХІ съезде КПК. Весной 1978г. он занимал пост руководителя Высшей партийной школы, профессора которой и подготовили серию статей, положивших начало новой идеологической кампании. Призыв, скрытый в них, был понятен: лишь такая экономическая политика имеет право на существование, которая обеспечит экономическую эффективность. Это был определенно вызов, брошенный «прагматиками» выдвиженцам «культурной революции» и означавший, что они готовы перейти от борьбы за широкую реабилитацию «старых кадров» к наступлению на основополагающие догмы маоизма. Таким образом, борьба за власть стала неотделимой от решения вопроса- быть или не быть глубоким реформам в КНР /Яковлев, 1989, с. 213/.

Поворотным моментом в этом столкновении стал ІІІ пленум ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978г.). Он проходил уже в условиях явного ослабления фракции Хуа Гофэна. К этому времени широкая чистка партийного и государственного аппарата достигла уездного уровня. ЕЕ главной задачей считалась ликвидация сторонников «четверки», однако в действительности люди Дэн Сяопина вели дело к тому, чтобы освободиться от выдвиженцев «культурной революции» в целом. Сторонники Дэн Сяопина распространили дацзыбао с критикой политики Хуа Гофэна и тех, кто поддерживал его. Особенно широко кампания дацзыбао развернулась весной 1978г., в годовщину апрельских событий на площади Тяньаньмэнь.

В целом к ноябрю стало ясно, что региональное партийное руководство преодолело колебания и готово поддержать фракцию Дэн Сяопина. Решения пленума могут быть оценены как полная победа сторонников Дэн Сяопина. Было постановлено прекратить политические кампании и сосредоточить все усилия партии и общества на экономических проблемах. Высшую оценку получила деятельность Дэн Сяопина до апрельских событий, а сами они стали именоваться «великим революционным массовым движением». Несмотря на то, что участники пленума стремились найти оправдания «культурной революции», было принято решение о реабилитации тех деятелей, кто ассоциировался с ее наиболее последовательными противниками и несправедливыми жертвами. Был реабилитирован Пэн Дэхуай. В высшие органы партии были введены такие сторонники Дэн Сяопина, как Ху Яобан и Чэнь Юнь. Не менее важной мерой, с точки зрения укрепления позиций «прагматиков» в высших эшелонах власти, была реорганизация воинской части 8341 и ее переподчинение доверенным людям Дэна.

Проблемы экономической стратегии в решениях были затронуты лишь отчасти - скорее в негативной, чем в позитивной форме. Главным было отрицание опыта Дачжая, что означало отказ от ставки на формы социальной организации в деревне, подобные народным коммунам. Однако в реальной жизни решения пленума создали предпосылки для возвращения к методам «урегулирования», использовавшимся после провала «большого скачка» в начале 60-х годов. Была подвергнута критике также политика Хуа Гофэна, направленная на осуществление нового «большого скачка», что серьезно ударило по его престижу. ІІІ пленум ЦК КПК действительно явился поворотным моментом в истории КНР, создавшим политические предпосылки для постепенного перехода к глубоким экономическим преобразованиям.

Естественно, что экономические вопросы оказались в центре внимания очередной сессии ВСНП в июне-июле 1979г. Реализуя сформулированную на пленуме идею перенесения центра тяжести всей работы партии в экономическую сферу, сессия принимает решения о проведении в течение трех лет (1979-1981гг.) политики «урегулирования» народного хозяйства. Эта новая политика означала, прежде всего, смену экономических приоритетов и соответствующую корректировку инвестиционной политики. За счет сокращения капиталовложений в тяжелую промышленность было ускорено развитие легкой, особенно текстильной промышленности. Сокращение капиталовложений коснулось также военной промышленности, которая приступила к реализации конверсионных программ, обеспечив массовый выпуск товаров длительного пользования - велосипедов, часов, холодильников, стиральных машин, телевизоров. Приоритетной сферой стало и сельское хозяйство: были существенно повышены закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию; машиностроение во многом было ориентировано на производство сельскохозяйственного инвентаря, оборудования для ирригационной системы и т.п.

Значительный рост товарной массы принципиально изменил положение на потребительском рынке, начался процесс оздоровления денежного обращения. Быстро стал увеличиваться экспорт потребительских товаров. Существенно возросла доля фонда потребления в национальном доходе, была прервана тенденция снижения жизненного уровня населения, и начался его рост, в том числе и в деревне. Социальные последствия «урегулирования» стали важным фактором упрочения власти и влияния нового партийного руководств во главе с Дэн Сяопином, создавали благоприятные социальные условия для разгрома его политических противников. После решений ІІІ пленума, создавших условия для перехода «прагматиков» в широкое наступление, изоляция и отстранение Хуа Гофэна с важнейших партийно-государственных постов, которые он продолжал занимать, были лишь делом «политической техники», которой Дэн Сяопин и его сторонники владели в совершенстве.

Уже на ІV пленуме ЦК КПК (сентябрь 1979г.) новому руководству удалось добиться бескомпромиссного осуждения «культурной революции». В утвержденном на пленуме тексте официального юбилейного доклада заместителя Председателя ЦК КПК, председатель Постоянного комитета ВСНП Е Цзяньина «культурная революция» была расценена как «потрясающее, чудовищное бедствие», в ходе которого насаждалась «диктатура насквозь прогнившего и самого мрачного фашизма с примесью феодализма». И хотя впоследствии в официальных публикациях такая резкая оценка «культурной революции» больше не воспроизводилась, новое партийное руководство четко отмежевалось от этого печального прошлого.

На V пленуме (январь – февраль 1980г.) был воссоздан секретариат ЦК КПК и пост генерального секретаря, который когда-то занимал сам Дэн Сяопин. Генеральным секретарем был избран соратник Дэна Сяопина Ху Яобан. Однако «прагматики» предприняли ряд шагов, направленных на то, чтобы лишить Хуа Гофэна поста премьера Госсовета. По предложению Дэна Сяопина, выступившего с идеей необходимости разделения партии и государственного руководства, собравшееся в августе заседание политбюро ЦК КПК приняло решение о необходимости сложить с себя обязанности заместителей премьера рядом высших партийных деятелей. Пример показал сам Дэн Сяопин, заявивший о своем желании уйти с руководящей работы в Госсовете. Однако Хуа Гофэну пришлось передать руководство этим высшим органом исполнительной власти преданному соратнику Дэна Сяопина реформаторски мыслящему Чжао Цзыяну, известному смелыми реформами в провинции Сычуань, партийное руководство которой он возглавил в середине 70-х гг. Очередная сессия ВСНП санкционировала эти кадровые перемещения /Арсентьев, 1990, с. 312/.

На протяжении 1980-1981гг. на форумах партийного руководства Хуа Гофэн подвергался резкой критике со стороны «прагматиков». Ему ставилось в вину та роль, которую он сыграл в свержении Дэн Сяопина в 1976г., в событиях на площади Тяньаньмэнь, провалы в экономике политики. Кульминация этой борьбы наступила на очередном VI пленуме ЦК (июнь 1981г.) когда председателем ЦК КПК был избран Ху Яобан. В дальнейшем пост председателя был упразднен и Ху Яобан возглавил высшее партийное руководство в роли генерального секретаря. Военный совет при ЦК КПК возглавил сам Дэн Сяопин. Разгром «левых» и триумф «прагматиков» был подтвержден на ХII съезде партии (сентябрь 1982г.), на котором Хуа Гофэн был низведен всего лишь до ранга члена ЦК КПК.

Победа фракции Дэна Сяопина была окончательно закреплена в результате судебного процесса над их политическими противниками – «бандой четырех» и их ближайшим окружением, проходившего в течение нескольких месяцев осенью 1980 - зимой 1981г. По сути дела, это был политический процесс над «культурной революцией». Среди 10 обвиняемых было 9 в прошлом членов политбюро ЦК КПК. Руководители клики – Цзян Цин и Чжан Чуньцяо, заявлявшие, что они лишь выполняли указания Мао Цзэдуна, были приговорены к смертной казни, замененной впоследствии пожизненным тюремным заключением, остальные обвиняемые получили суровые приговоры.

Во второй половине 70-х годов в стране произошли глубокие политические перемены. Главная из них – приход к руководству КПК известных партийных деятелей старшего поколения, в разное время и по разным поводам раскритикованных и репрессированных Мао Цзэдуном. Они пришли к руководству после сложной политической борьбы, позволившей им устранить от власти наиболее фанатичных последователей Мао Цзэдуна. В ходе этой борьбы произошли идейно-теоретические перемены. Сохраняя словесную и ритуальную верность «идеям Мао Цзэдуна» и марксизму-ленинизму, новое руководство, по сути дела, пошло по пути все большей деидеологизации своей политики, выдвигая на первый план лишь патриотические идеи строительства богатого и могучего Китая. Все эти глубокие перемены создали предпосылки для проведения новой экономической политики, для реализации курса экономических реформ.

Официальное решение о проведении в КНР широкомасштабной реформы было принято по инициативе Дэн Сяопина на ІІІ Пленуме ЦК КПК в декабре 1978г. Отвергнув утопические идеи Мао Цзэдуна, новое партийное руководство не имело пока своей программы реформ, своей программы политической и экономической модернизации Китая. Программа реформ разрабатывалась медленно, в течение всех 1980-х, методом проб и ошибок. Медлительность и постепенность в повороте экономической политики огромной страны почти на 180 градусов существенно уменьшала социальные издержки перехода к новой экономической стратегии. Переход осуществлялся под хуагофэновским лозунгом «четырех модернизаций»: модернизации сельского хозяйства, промышленности, обороны и науки. 80-е годы стали для Китая временем глубоких идеологических и политических перемен. Наиболее радикальные и быстрые изменения произошли в аграрной политике КПК.

Успех преобразований в деревне не только стимулировал проведение реформ всего народного хозяйства, но и создавал продовольственный, сырьевой, финансовый, социальный базис успешной реформаторской политики. Крестьяне (80% населения) подсказали руководству практический выход из тупика. После некоторого колебания руководство согласилось на повсеместное введение семейного подряда. Пойдя на введение семейного подряд, руководство одновременно приняло ряд решений, имевших далеко идущие последствия. В деревне были ликвидированы «народные коммуны», а тем самым и кооперативный строй.

С 1979г. постепенно внедрялась «система производственной ответственности». В 1982г., после того как в ходе экспериментов были опробованы разные методы, была утверждена система «доведения производственных заданий до отдельного двора». Разумеется, это было невозможно без раздела земли народных коммун между дворами. Суть «производственной ответственности» состояла в том, что крестьянский двор, получив землю, заключал контракт с руководством производственной бригады, представлявшим интересы государства. Контракт не ограничивал крестьян определенными формами хозяйственного использования земли, но предусматривал лишь уплату государству сельскохозяйственного налога и продажу государству части урожая. Все излишки, остававшиеся в крестьянском дворе, могли использоваться в зависимости от желаний крестьян и рыночной конъюнктуры. При этом были значительно повышены закупочные цены, и они были тем выше, чем больше сверхплановой продукции сдавалось государству. Главным достижением этой достаточно радикальной земельной реформы было создание возможностей для проявления хозяйственной инициативы и предприимчивости. Результаты не замедлили сказаться. Начался рост урожайности, что привело к стабильному увеличению сельскохозяйственного производства в целом. За четыре года оно увеличилось почти на 90 млн. т (407 млн. т – в 1984г.), что было беспрецедентно в истории КНР.

В результате экономическая политика государства в области сельского хозяйства представляла собой циклический процесс, сопровождавшийся то усилением, то ослаблением давления государства на деревню. Наряду с этим в стране в некоторые годы возникал дефицит продовольствия, что вызывало необходимость закупок зерна за рубежом .

После создания задела накоплений в сельском хозяйстве в 1984г. получили развитие остальные направления курса «четырех модернизаций». Реформы в городе начались с общественного питания и сферы услуг. Реформы привлекли иностранный капитал, что позволило начать серьезную модернизацию промышленности. Первыми серьезные инвестиции сделали соотечественники из Гонконга, Макао, Тайваня, Сингапура, стран ЮВА. По всей стране возникали «островки капитализма»- свободные экономические зоны. Преобразования осуществлялись на предприятиях, находящихся в общенародной собственности. Большинство предприятий принадлежали государству и им управлялись. Сами же они не имели никаких прав. Государство осуществляло жесткую политику, прежде всего в области поставок сырья, материалов, определения выпуска и количества выпускаемой продукции, доходов, расходов. Осуществление реформы высветило массу трудностей. И главная из них: как сочетать требование сохранить, с одной стороны, систему общенародной собственности и, с другой - оживить деятельность предприятий, обеспечить им реальную самостоятельность.

Экономисты выдвинули теорию разделения права собственности и права пользования. Это означало, что средства производства по-прежнему будут принадлежать государству, а право пользования ими передается предприятиям. С учетом опыта в деревне решено было развивать подрядную систему, предоставляющую ответственность. Государство начало заключать договоры с дирекциями предприятий, которые получили возможность использовать средства производства так, как считают нужным, а часть прибыли оставлять в своем распоряжении. Подрядная система уже введена на 90 крупных и средних предприятиях. На некоторых фабриках подряд не вводился. Цель реформы - создание социалистической плановой товарной экономики, опирающейся на закон стоимости, а это значит, что в одно целое должны быть объединены план и рынок /Кеворков, Шаповалова, 1990, с. 13/.

Вскоре проводимые преобразования дали первые положительные результаты. За период шестой пятилетки (1981-1985гг.) темпы роста промышленного производства ежегодно возрастали в среднем на 11%. Доходы городского и сельского населения в 80-е годы увеличились почти вдвое, однако, продолжали оставаться достаточно низкими в сравнении с другими странами. К середине 80-х годов также замедлились темпы роста сельскохозяйственной продукции, начался рост цен, увеличилась инфляция. То, что наблюдалось в Китае в течение этого времени, представляет собой самую яркую картинку этого процесса со всеми его плюсами и минусами. В середине 80-х годов реформа в КНР почти идеально балансировала между социальной справедливостью и экономической целесообразностью. Начатая в деревне, она полностью отвечала потребностям всего общества - решение продовольственной проблемы, изменение форм организации труда в деревне и ее социально-классовой структуры, обеспечение сырьем промышленных предприятий города и повышение жизненного уровня городского и сельского населения. Кризис обнаружился во второй половине 1980-х годов, когда за первый эффект от «умасливания» бюрократии пришлось расплачиваться. По мере продолжения реформ все большая часть населения стала чувствовать себя обманутой. Несмотря на то, что обещания лучшей жизни были выполнены, потребность в социальной справедливость осталась неудовлетворенной. Социологические исследования в КНР показали, что основные причины «сбоя» реформ для большинства населения виделись в использовании служебного положения в корыстных целях, расширении влияния феодальных пережитков, росте местничества и кумовства, получении нетрудовых доходов и т.д. /Сыроежкин, 2005, с. 32/.

Возникшие за последние годы трудности с еще большей остротой поставили вопрос о необходимости политической реформы. Осторожный подход к проведению реформы объясняется в китайской печати тем, что еще не созрели условия для демократизации общественно-политического строя, что широкие массы трудящихся, особенно крестьян, ни по уровню культуры, ни по степени политического сознания якобы не подготовлены к тому, чтобы стать хозяевами государства. Сторонники реформ считают эти возражения против демократии неосновательными. Они напоминают, что тезис о неподготовленности китайцев к республиканскому правлению, выдвигался в свое время Юань Шикаем, пытавшимся восстановить монархический строй.

В 1987г. на ХІІІ съезде КПК были рассмотрены проблемы политической реформы. На этом съезде Дэн Сяопин сформулировал стратегические задачи Китая. При этом он обратился к конфуцианскому понятию «сяокан», использованному уже в 1950-х годов Чан Кайши при выдвижении программы модернизации Тайваня. Была поставлена задача: к 2049г. Китай должен достигнуть уровня среднеразвитых стран. Новым генеральным секретарем был избран Чжао Цзыян. В апреле 1989г умер опальный генсек Ху Яобан. Его смерть послужила предлогом для массовых демонстраций в Пекине, переросших в студенческие забастовки организацию голодовки на центральной площади Пекина-Тяньаньмэнь. Дэн Сяопин заручился поддержкой командующих военными округами на периферии и, заменив распропагандированные столичные части на свежие войска, в ночь с 3 на 4 июня ввел в Пекин армию под руководством Ян Шанькуня. Поддерживаемые танками и бронетранспортерами войска сокрушили воздвигнутые баррикады и вытеснили забастовщиков с площади. Для установления полного контроля над ситуацией и возобновления жизни в городе потребовалось несколько дней. По официальным данным со стороны войск погибло больше тысячи солдат, цифры потерь среди бунтовщиков не сообщались. В обстановке глубокого политического кризиса в конце июня собрался пленум ЦК КПК. На Чжао Цзыяна была возложена ответственность за происшедшее и по решению пленума его сняли с поста генерального секретаря. На это место был избран мэр Шанхая Цзян Цзэминь, проявивший двумя годами ранее твердость при подавлении студенческого движения в Шанхае. Кровавое подавление выступлений на Тяньаньмэне и разгром демократического движения надолго сняли вопрос о проведении политических реформ, о демократизации политической структуры. Эти трагические события также задержали углубление и расширение экономических преобразований. V пленум ЦК КПК, проходивший в Пекине в ноябре 1989г., высказался за продолжение политики «урегулирования», принятой руководством КПК еще в 1988г. и вызванной резким увеличением инфляции, ростом дефицита госбюджета, необходимостью возвращения к снабжению по «карточкам» и другими побочными явлениями, неизбежно связанными с перестройкой экономической системы. Главная цель этой политики - снять социальную возникшую напряженность. В начале 1990-х, когда Китай мог опереться на достигнутые результаты модернизации сельского хозяйства и промышленности, когда собственная наука уже могла, по крайней мере, копировать по образцам иностранную технику и технологию, началась модернизация обороны. И если модернизация промышленности шла за счет Запада, то модернизацию обороны для Китая во многом сделала Россия. Если стратегические баллистические ракеты, атомные подводные лодки, ядерные заряды китайцы развивали в основном с опорой на собственные силы, то большинство технологий производства обычных вооружений они получили от России. Начало модернизации китайской обороны было положено при М.Горбачеве сразу после нормализации советско-китайских отношений в мае 1989г., при Б.Ельцине было подписано долгосрочное соглашение. Развитие КНР в 90-е годы показало способность существующего механизма не только преодолевать политические препятствия на пути экономических преобразований, но и обеспечивать поступательное развитие экономической реформы. Но ирония истории заключается в том, что всякое движение экономики вперед в современных условиях Китая означает развитие элементов гражданского общества, все более несовместимых с авторитарным политическим механизмом. Все это делает неизбежным - рано или поздно - реформирование политической жизни. Когда и как это свершится - предсказать трудно. Китайская «социальная лаборатория» на Тайване показала один из возможных вариантов постепенной и достаточно безболезненной смены политического режима. В КНР хорошо знают этот политический опыт, разнообразные связи КНР с соотечественниками на Тайване стремительно растут. В начале 1995г. Цзян Цзэминь выступил с программой сближения соотечественников. Эта программа свидетельствует о значимости тайваньского опыта для КНР, с одной стороны, и о влиянии успехов экономического развития КНР на процесс воссоединения - с другой.

Чем быстрее идет процесс экономической и политической модернизации КНР, тем больше возможностей для мирного воссоединения, для объединения вокруг Пекина всех китайцев, для возрождения «Большого Китая».


Информация о работе «Китай во второй половине ХХ века»
Раздел: История
Количество знаков с пробелами: 112223
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
35450
0
0

... США на севере Тихого океана в середине XIX века и покупка Аляски в 1867 г. Томск, 1976 г., с.31. 8) Войпголовский Г. По разные стороны Берингова пролива// Мировая экономика и международные отношения. 1986, К_б. С. 38. 9) История экономического развития Китая(1840-1948). Сборник статических материалов. Пер. с китайского. М„ 1958 г. 10) Киняпина Н.С. Внешняя политика России во второй поло

Скачать
48368
0
0

... и социального развития страны. Предпринимаются первые попытки оценить воздействие традиций Китая на процесс его модернизации». Большее внимание экономическим задачам в обновлявшейся внешней политике КНР ни в коей мере не означало отказа от приоритетности тех ее направлений, которые были связаны с поддержанием национального суверенитета. Яркой иллюстрацией подчиненности текущих экономических ...

Скачать
111389
0
1

... Хиросимы и Нагасаки, которые были фактически стерты с лица земли. За годы военных действий японская армия потеряла более 2 млн. человек /там же, с. 259, 260/. 3. Япония во второй половине ХХ века 3.1 Япония в первый период оккупации Политика союзных держав в отношении побежденной Японии была сформулирована в Потсдамской декларации от 26 июня 1945 г. Декларация содержала требования об ...

Скачать
125461
0
0

... противоречий. Вследствие этого и дальневосточная окраина России становится ареной классовой борьбы, местом вызревания движущих сил буржуазно-демократической революции. Международное положение на Дальнем Востоке во второй половине XIX в. Несмотря на высокие темпы экономического развития в пореформенный период, Россия продолжала отставать от таких капиталистических государств, как Англия, Франция, ...

0 комментариев


Наверх