Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


1.2 Внутренняя политика Китая

1 октября 1949г. Мао Цзэдун от имени китайского народного правительства торжественно заявил о создании Китайской Народной Республики. Незадолго до этого, 21 сентября 1949г., была создана первая сессия Китайской Народной политической консультативной конференции в Бэйпине (Северное спокойствие), который через несколько дней был переименован в Пекин (Северная столица), ставший столицей нового государства. На ней была закреплена организация нового государства и избран состав его руководителей. Председателем правительства стал Мао Цзэ-дун. Все это свидетельствовало об очень высокой степени концентрации власти в ее высшем эшелоне в руках одного человека- Мао Цзэдуна, который стал к этому времени харизматическим вождем китайского народа.

В ходе политического и экономического обновления страны, руководителем и инициатором которого была КПК, развивалась и сама КПК теперь уже как правящая партия всего Китая. Продолжался рост численности КПК- с 4,5 млн. к моменту образования КНР и до 6,1 млн. в мае 1953г. Но кадровая политика руководства КПК оставалась противоречивой. С одной стороны, партия стремилась расширить свои ряды за счет привлечения всех патриотически-настроенных сограждан, видевших в КПК руководителя нового Китая. Но с другой стороны, КПК как правящая партия неизбежно стояла перед угрозой засорения своих рядов карьеристами, политически чуждыми элементами, членство в партии которых могло лишь дискредитировать КПК. Поэтому вскоре после образования КНР руководство КПК принимает решение о регулировании роста рядов партии и о первоочередном привлечении в партию рабочих, о развитии партийной учебы и о «чистке» партийных рядов. «Чистка» партии проходила как напряженная политическая кампания, ставившая своей задачей политическое и организационное укрепление партии /Савельев, 1981, с. 210/.

Превращение КПК из партии «воюющей» в партию «правящую», «управляющую» не привело к изменению методов и стиля партийного руководства, сложившегося в годы войны и борьбы за власть. Армейские «приказные» взаимоотношения «верхов» и «низов» партии сохранились, не было сделано ни одного шага в сторону демократизации внутрипартийной жизни. Все важнейшие решения принимались узким кругом партийно-государственной номенклатуры при всей возрастающей роли Мао Цзэдуна. В функционировании этой партийно-политической олигархии огромную роль играли личные отношения, складывавшиеся за долгие годы совместной борьбы за власть. Командно-экономические высоты находились в руках нового государства в результате перехода в его руки гоминьдановской правительственной собственности, что означало концепцию в руках правительства КНР наиболее развитой части крупной промышленности, современного транспорта, кредитно-банковской системы, внешней торговли и ряда отраслей внутренней оптовой торговли. Идя к власти, КПК провозглашала лозунги «конфискации» (мошоу) бюрократического капитала, хотя по сути дела речь шла о переходе государственной собственности «по наследству» в руки нового государства и поэтому в нормативных актах новой власти говорилось лишь о «приемке» (цзэгуань) правительственной собственности /Некрасов, 1988, с. 96/. Идейно-политическая победа Мао Цзэдуна во внутрипартийной борьбе привела к принципиальным переменам в социально-экономической политике КПК, и, прежде всего в аграрной. К 1953г. ясно выявилась неспособность пореформенного сельского хозяйства обеспечить страну в достаточной мере продовольствием и сырьем. Основные причины этого связаны, прежде всего, с низким уровнем развития производительных сил деревни с перенаселенностью, со слабым развитием сельской инфраструктуры, с неразвитостью рыночных отношений.

Вряд ли необходимо подробно говорить о том, какие колоссальные трудности подстерегали комитетов и весь китайский народ на пути модернизации экономики и строительства социализма. Унаследованный от гоминьдановцев Китай был страной отсталой, полуколониальной. Накануне революции в деревнях проживало примерно 90% населения, 10% которого составили помещики и зажиточные крестьяне. Очень отсталой выглядела и социальная сторона города: больше половины городского населения составляли чернорабочие (кули), тогда как на долю промышленных рабочих приходилось меньше 20% общей численности рабочих /Морозов, 1981, с. 88/.

В сельском хозяйстве господствовали феодальные и полуфеодальные отношения. Почти ¾ всей обрабатываемой земли принадлежало помещикам и зажиточным крестьянам. Примерно 70% крестьян были бедняками (почти все они являлись арендаторами и полуарендаторами) и лишь 20% - середняками. Решение аграрной проблемы и проведение индустриализации, естественно, выдвинулись как коренные задачи, как самые необходимые предпосылки социального переустройства общества /Воробьев, 1988, с. 113/. Летом 1950г. начал осуществляться на практике Закон об аграрной реформе, согласно которому отменялась помещичья собственность на землю. При этом значительная ее часть национализировалась, а остальная передавалась во владение крестьянам.

Эта кампания продолжалась вплоть до весны 1953г., при этом значительная часть помещиков была физически уничтожена, а позиции зажиточных крестьян ослаблены. За два с половиной года реформа охватила 450 млн. человек. Параллельно в городах проводилась конфискация собственности крупной национальной буржуазии и иностранного капитала, создавался госсектор экономики. К 1952г. его доля уже составляла около 60% от общего объема валовой продукции промышленности. Неоднозначны были социальные последствия радикальных и очень быстрых экономических преобразований, которые не могли не привести к росту социальной напряженности в обществе. Так, в Шанхае - крупнейшем промышленном центре страны - социалистические преобразования частной промышленности привели к снижению заработков рабочих этих предприятий, ликвидации системы рабочего контроля, которая сложилась на частных предприятиях после победы 1949г. и которая защищала интересы фабрично-заводских рабочих.

Социально-политический поворот, сделанный руководством КПК в 1953г., нашел отражение не только в Конституции, но и в завершении составления первого пятилетнего плана развития народного хозяйства. Работа над первым планом началась еще в 1951г., однако внутрипартийная борьба, неясность социальных ориентиров, корейская война и т.п. заставляли не торопиться авторов первого пятилетнего плана. Китайские экономисты при составлении плана стремились учесть уже накопившийся опыт хозяйствования, обращались, вполне естественно, они и к богатому советскому опыту. Составление первого пятилетнего плана было завершено к началу 1955г. Пятилетний план (1953-1957гг.) стал воплощением генеральной линии партии на индустриализацию страны и постепенные социалистические преобразования несоциалистических форм хозяйства. План предусматривал строительство 694 так называемых сверхлимитных объектов - крупных электростанций, металлургических комбинатов, машиностроительных заводов и других предприятий по преимуществу тяжелой промышленности.

План предусматривал развитие кооперативного движения в деревне, которое должно было к концу пятилетки охватить примерно 33% крестьянских дворов. Предусматривалось кооперирование примерно 2млн. кустарей. Большинство предприятий промышленности и торговли должны были быть охвачены различными формами госкапитализма. Проект первого пятилетнего плана был 31 марта вынесен на обсуждение Всекитайской конференции КПК, одобрен ею и 30 июля 1955г. представлен на обсуждение ІІ сессии ВСНП. Эта процедура как бы подчеркивала историческую значимость принятого высшим органом власти закона о пятилетнем плане. Так же, как генеральная линия партии, пятилетний план был компромиссом между умеренно-прагматической и радикально-утопической частями руководства КПК. Производственные и социально-экономические ориентиры плана были в основном рационально-умеренными, позволявшими проводить преобразования постепенно и наименее болезненно для всех социальных слоев китайского общества. Реальность этого политического компромисса могла выявиться только в ходе претворения в жизнь программы социально-экономических преобразований. Возможность выдвижения развернутой программы исторически весьма быстрой модернизации народного хозяйства во многом связана с существенно возросшей в это время советской экономической и научно-технической помощью. Н.С.Хрущев, возглавивший советское руководство после смерти Сталина, отбросил некоторое недоверие своего предшественника к китайским руководителям и взял курс на всемерную поддержку социалистического переустройства Китая. Именно в 1953-1955гг. имеет место наиболее идейно-политическое сближение руководителей КПСС и КПК, именно в эти годы СССР оказал КНР экономическую и научно-техническую помощь. В течение 1955-1957гг. задания первого пятилетнего плана были перевыполнены, процесс индустриализации Китая набирал темпы. Иная ситуация сложилась с реализацией плана социальных преобразований в первой пятилетке: в течение первого же года после утверждения пятилетнего плана в руководстве КПК вспыхнула борьба по вопросу о темпах и формах социалистических преобразований, являвшаяся лишь частью более общего столкновения двух основных идейно-политических тенденций внутри КПК - умеренно-прагматической и радикально-утопической, а также отражавшая развитие культа личности Мао Цзэдуна с его идеологическими и политическими претензиями.

Чем ближе подходил Китай к задачам социалистического характера, тем больше стали сказываться на его развитии негативные политические факторы. Уже и в первые годы существования КНР мировую прогрессивность не могли не насторожить некоторые методы проведения реформ. Речь идет о двух формах политического давления, которые применялись еще в Яньани: идеологических кампаниях типа «Чжэнфын» и сопровождающих эти кампании массовых репрессиях. Эти методы получили распространение уже в период аграрной реформы, и особенно в период первой пятилетки. Выступая на одном из совещаний в КПК по поводу проведения аграрной реформы, Мао Цзэдун призывал крестьян убивать «... не одного или двух, а побольше помещиков» /Самтурова, Медведев, 1991, с. 231/. Он считал публичные расправы с помещиками справедливым и даже полезным делом. Во-первых, многие помещики в прошлом сами жестоко избивали своих крестьян, а во-вторых, крестьяне, ведя расправу с помещиками, лучше осознают радикальные изменения в деревне. Во многих деревнях в период аграрной реформы проводились открытые суды над бывшими эксплуататорами, которых предавали смерти тут же, у всех на глазах.

Впрочем, количество жертв во время преобразований в деревне было сравнительно невелико. В одном из западных источников сообщается о «сотнях тысяч», что составляет не более половины процента общего количества помещиков. Крупная волна репрессий началась позднее, а в начале 1951г., когда по предложению Мао было принято «Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность» от 20 мая 1951г. Этот закон предусматривал в числе прочих видов наказания смертную казнь или длительное тюремное заключение за разного рода политические и идеологические преступления. К середине 1956г. в масштабах всей страны произошли радикальные социально-экономические перемены - была ликвидирована частная собственность и резко ограничены рыночные отношения. Мао Цзэдун и его единомышленники расценивали эти события как победу социалистической революции в сфере экономики, как досрочное выполнение заданий «генеральной линии».

В марте 1951г. в городах Китая проводились открытые показательные суды, на которых после публичного объявления преступлений «опасные контрреволюционеры» приговаривались к смерти. В одном Пекине в течение нескольких месяцев состоялось около 30тыс. митингов; на них присутствовало более 3млн. человек. Что касается количества жертв, то в октябре 1951г. было официально указано, что за 6 месяцев этого года было рассмотрено 800тыс. дел «контрреволюционеров».

Важнейшим фактором внутрипартийной жизни и, следовательно, всего политического развития КНР в начале 50-х годов было все возрастающее насаждение культа личности Мао Цзэдуна. Кампания прославления Мао Цзэдуна была хорошо спланирована и оказалась достаточно эффективной. Усилиями талантливых идеологов и пропагандистов (Лю Шаоци, Чэнь Бода, Ху Цяому и другие) создавалась версия истории китайской революции, в которой революционная деятельность и теоретическое творчество Мао Цзэдуна оказывались главным содержанием революционного процесса. Насаждение «идей Мао Цзэдуна» и культа его личности становится основным направлением идейно-политической деятельности КПК, особенно по отношению к интеллигенции.

Развертывание КПК массовых идейно-политических кампаний 1951-1952гг. было в целом продиктовано объективной необходимостью сломить сопротивление со стороны буржуазии, феодальных и полуфеодальных элементов, выступавших против ограничений народно-демократического строя. Но одновременно с этим проводились кампании против прогрессивно настроенной интеллигенции и партийных кадров, не согласных с идеологией и практикой Мао. Осенью 1951г. по его инициативе началось движение за идеологическое перевоспитание интеллигенции. Движение началось с проработочной кампании, связанной с дискуссией о фильме «Жизнь У Сюня». В ходе кампании многие представители интеллигенции были обвинены в распространении буржуазных взглядов /Сидашенко, 1991, с. 49/.

Движение за идеологическое перевоспитание проводилось главным образом среди вузовской интеллигенции. В высших учебных заведениях были созданы специальные комитеты, под руководством которых профессора и преподаватели изучали произведения Мао и историю КПК в ее маоистской интерпретации. Эта первая кампания такого рода включала излюбленные методы маоистского руководства: принуждение «перевоспитываемых» к «высказываниям начистоту» с публичным самобичеванием, с обвинениями в различных прегрешениях своих друзей, товарищей, родственников и пр. Конечно, многие из специфических моментов этих кампаний, вероятно, можно объяснить жестокостью нравов, сложившихся в старом Китае. Зверства гоминьдановцев в годы гражданской войны не поддаются описанию; пытки коммунистов, издевательства над мирными крестьянами, массовые убийства были обычным явлением. Но должны ли коммунисты следовать этим традициям? – вот в чем вопрос. Не входит ли жестокость в обычай нового государства, когда оно становится на пути мести прошлые преступления или проступки бывших господ?

У Мао Цзэ-дуна есть чрезвычайно любопытное высказывание на этот счет: «Когда китайцы говорят про смерть человека, то называют это белой «радостью». С одной стороны, похороны, погребение, поминовение усопшего, все скорбят. А с другой стороны, смерть называют «радостью», благостным событием. И это соответствует диалектике. По-моему, это действительно радостное торжество. …Неодобрительно относиться к смерти значит быть не диалектиком, а метафизиком…»По-видимому, именно с таким пониманием смерти врага как события радостного, торжественного, праздничного, и связаны публичные расправы, которые так часто практикуются в Китае.

Уже с 50-х годов масса становится активным соучастником избиений - вначале людей, действительно виновных, а позднее невинных. Это метод входит как важный составной элемент маоцзэдуновской «линии масс», а точнее было бы сказать, линии манипулирования массами. Каков должен быть воспитательный и нравственный результат публичных судилищ? Судилищ, где нет места нормальному разбирательству дела, объективной оценке степени вины, разумному выбору адекватного наказания? Трудно ответить на этот вопрос, поскольку мы имеем дело с психологическим феноменом, основанным на особой национальной традиции. Но одно, несомненно - жестокость и произвол становятся нормой массового сознания.

В полном соответствии со стереотипом механизма «Чжэнфын» в 1954г. начались новые гонения на интеллигенцию. Мао был прямым инициатором кампании против «контрреволюционной группы» Ху Фэна. Ху Фэну - литературному критику, многие годы участвовавшему в движении революционных писателей, а после 1949г. вошедшему в состав руководства Всекитайской ассоциации работников культуры и искусства - было инкриминировано выступление против принципа партийного руководства литературой и искусством, изложенного в яньаньских выступлениях Мао. Материалы о так называемой «группировке Ху Фэна» были опубликованы тремя частями в газете «Жэньминь жибао» с 13 мая по 10 июня 1955г., а также в брошюре «Материалы о контрреволюционной группировке Ху Фэна». Авторство предисловия к этой брошюре, примечаний и справок редактора приписывается Мао Цзэдуну. В результате из КПК было изгнано и арестовано много коммунистов, обвиненных в связях с Ху Фэном. Почти одновременно был дан ход так называемому делу «Гао Гана - Жао Шу-ши».

В тот период Гао Ган и Жао Шу-ши обвинялись в заговорщической деятельности, но ничего не говорилось относительно их особой позиции по каким бы то ни было вопросам внутренней и внешней политики партии. Четыре года спустя в постановлении 8-го пленума ЦК КПК в августе 1959г. относительно «антипартийной группы во главе с Пэн Дэ-хуаем» уже утверждалось, что Гао Ган и Жао Шу-ши придерживались «ошибочной линии», которая противопоставлялась ими «правильной линии», «проводимой товарищем Мао Цзэдуном» /Куликов, 1989, с. 263/.

Принятая в 1954г. Конституция юридически закрепляла социалистический характер государства. Были внесены изменения в структуру высших государственных органов. Вводился пост Председателя КНР, правительство стало называться Государственным административным советом, высшим представительным органом объявлялось Всекитайское собрание народных представителей. Реальная власть на всех уровнях, как и в других социалистических государствах, находилась в структурах компартии. В сентябре 1956г. прошло важнейшее событие в политической жизни КНР - состоялся VІІІ съезд КПК. Как отмечали на съезде многие китайские руководители, он проходил под благотворным влиянием ХХ съезда КПСС. В решениях VІІІ съезда указывалось на необходимость неуклонного соблюдения принципа коллективного руководства и борьбы против культа личности. В решениях съезда говорилось, что Китаю для построения социализма необходимо осуществлять социалистическую индустриализацию и развивать, прежде всего, тяжелую промышленность.

Особенностью переходного периода в Китае признавалось то, что в этой стране союзником рабочего класса являются не только крестьяне и городская мелкая буржуазия, но и национальная буржуазия. Считалось, что нужно использовать метод мирного преобразования и перевода на рельсы социалистического хозяйствования капиталистической промышленности и торговли.

Другой важной проблемой были темпы и методы осуществления социалистической индустриализации Китая. Хотя Китай начинал индустриализацию с более низкого уровня, чем в свое время СССР, он имел возможность опереться на экономическую помощь СССР и других стран социализма, использовать научно-технические достижения всех государств. Предметом серьезных разногласий были и вопросы внутрипартийной демократии, а также социалистического демократизма в целом. Это нашло отражение, как в основных докладах, так и в принятых им решениях, в частности в новом уставе КПК. Съезд по докладу Дэн Сяопина вычеркнул из устава КПК положение о том, что идеи Мао Цзэдуна являются идейной основой партии. Докладчик также подчеркнул необходимость для партии продолжать борьбу против «выпячивания личности, против ее прославления.

Все это – наглядное свидетельство борьбы различных направлений внутри руководства КПК и очередных маневров Мао Цзэдуна. В период VІІІ съезда ему пришлось временно отступить от своих планов дальнейшего насаждения режима личной власти. Эта уступка была явно вынужденной и носила тактический характер. Мао не собирался складывать оружие.


Информация о работе «Китай во второй половине ХХ века»
Раздел: История
Количество знаков с пробелами: 112223
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
35450
0
0

... США на севере Тихого океана в середине XIX века и покупка Аляски в 1867 г. Томск, 1976 г., с.31. 8) Войпголовский Г. По разные стороны Берингова пролива// Мировая экономика и международные отношения. 1986, К_б. С. 38. 9) История экономического развития Китая(1840-1948). Сборник статических материалов. Пер. с китайского. М„ 1958 г. 10) Киняпина Н.С. Внешняя политика России во второй поло

Скачать
48368
0
0

... и социального развития страны. Предпринимаются первые попытки оценить воздействие традиций Китая на процесс его модернизации». Большее внимание экономическим задачам в обновлявшейся внешней политике КНР ни в коей мере не означало отказа от приоритетности тех ее направлений, которые были связаны с поддержанием национального суверенитета. Яркой иллюстрацией подчиненности текущих экономических ...

Скачать
111389
0
1

... Хиросимы и Нагасаки, которые были фактически стерты с лица земли. За годы военных действий японская армия потеряла более 2 млн. человек /там же, с. 259, 260/. 3. Япония во второй половине ХХ века 3.1 Япония в первый период оккупации Политика союзных держав в отношении побежденной Японии была сформулирована в Потсдамской декларации от 26 июня 1945 г. Декларация содержала требования об ...

Скачать
125461
0
0

... противоречий. Вследствие этого и дальневосточная окраина России становится ареной классовой борьбы, местом вызревания движущих сил буржуазно-демократической революции. Международное положение на Дальнем Востоке во второй половине XIX в. Несмотря на высокие темпы экономического развития в пореформенный период, Россия продолжала отставать от таких капиталистических государств, как Англия, Франция, ...

0 комментариев


Наверх