Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Жанрово-речевая проблема в студенческих печатных изданиях

240106
знаков
0
таблиц
0
изображений

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

КАРЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙУНИВЕРСИТЕТ

Историко-филологический факультет

Кафедра русского языка

Русский язык и литература с дополнительной специализацией «Английский язык» - 032900

 

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему

Жанрово-речевая проблема в студенческих печатных изданиях.

Работу выполнил

студент 452 группы

К. С.

Научный руководитель

«___»___________200_г.

Петрозаводск

2008 г.


Оглавление

Введение.

Глава 1. Специфика газетной публицистики.

Глава 2. Жанровая организация публицистического стиля.

Глава 3. Жанрово-речевая проблема студенческих печатных изданий. Газета «Петрозаводский университет».

3.1 Жанровые особенности газеты.

3.2 Содержательно – тематический анализ текстов.

3.3 Структурные особенности газеты.

3.4 Речевые особенности на страницах студенческой газеты «Петрозаводский Университет»

3.5 Оперативно-новостная группа текстов в газете «Петрозаводский Университет»


Введение

Последние полтора десятилетия во многом переосмысливается наше прошлое, настоящее и все чаще говорят о кризисе 90-х годов ХХ века. Как известно, с культурой тесно взаимодействует язык, и в первую очередь, его литературная, «культурная» разновидность[1]. Русский язык – неотъемлемая часть русской культуры. Язык и время всегда взаимосвязаны между собой, как язык отражает идеалы, культуру общества определённой эпохи, в которой он «живёт», так и время отражается в языке. Время меняет многое: жизнь, общество, государства, культуру поведения и речи.

С социально-экономическими, политическими преобразованиями наиболее тесно связана газетно-публицистическая сфера деятельности, очевидна всё возрастающая роль средств массовой коммуникации в формировании языковой нормы, стилистического вкуса у современного читателя и слушателя, и прежде всего, молодого. 80 - 90–е годы характеризуются ослаблением цензуры в СМИ (хотя ранее она – определитель характера речевого поведения), рамок официально–публицистического общения, расширением сферы спонтанного, свободного диалога, ростом психологической неприязни к языку прошлого, и, как следствие, «появляется стремление выработать новые средства выражения, новые формы образности».[2] В публицистический стиль внедряются внелитературные средства выражения, неоправданные заимствования, которые нарушают коммуникативные качества газетной речи, однако наибольшее волнение у деятелей искусства и науки вызывает «неуважение к русскому слову», «неумение журналистов предоставить информацию объектированно, без нот пристрастности, особенно в изложении политических и социально значимых мнений».[3]

В настоящее время особенно актуальны исследования, объектом изучения которых становится система публицистических жанров, которая начала складываться еще в петровское время. Современное состояние речевой культуры СМИ заставляет исследователей по–новому оценить, охарактеризовать, по–новому решать вопросы, связанные с жанровой принадлежностью текстов. По мнению М. М. Бахтина, «игнорирование природы высказывания и безразличное отношение к особенностям жанровых разновидностей речи в любой области лингвистического исследования приводят к формализму и чрезмерной абстрактности, искажают историчность исследования, ослабляют связи языка с жизнью. Ведь язык входит в жизнь через конкретные высказывания, через конкретные же высказывания и жизнь входит в язык». [4] Описанию жанровой системы языка, ее анализу посвящены труды М. М. Бахтина, В. В. Виноградова, Л. В. Щербы, Г. О. Винокура, М. Н. Кожиной, Л. Е. Кройчик и др.

Несмотря на то, что жанровая система печатных СМИ активно изучается, до сих пор в современной науке[5] нет единого мнения о целесообразности исследования жанровой системы публицистики, так как «содержание понятия «жанр» непрерывно изменяется и усложняется, в целом недостаточно разработана сама теория жанров, и подтверждается это тем, что разные исследователи предлагают свой «набор» жанров» [6]; не установлено количество жанрообразующих факторов, критерии для классификации публицистических жанров и др.[7] Последние десятилетия характеризуются значительными изменениями в жанрово – стилистической системе газетной публицистики, активной перестройкой газетных жанров, поэтому изучение данного аспекта представляется нам актуальным. Региональная студенческая пресса с точки зрения ее жанровых, речевых свойств мало изучена.

Таким образом, целью дипломной работы является изучение жанрово-речевых особенностей студенческой прессы в контексте общерусских проблем языковой культуры.

В соответствии с целью в дипломном сочинении решаются следующие задачи:

Изучить специальную литературу по теме исследования.

Установить количественное соотношение жанров в газете «Петрозаводский университет».

Проанализировать газету с точки зрения целевой установки редакции, основной тематики и содержания газеты.

Охарактеризовать структурно-композиционные и жанровые особенности газеты.

Провести анализ жанрообразующих речевых особенностей на лексическом и синтаксическом уровнях.

Сформулировать выводы.

Объектом исследования стала газета «Петрозаводский Университет», за 1991 (40 номеров) -1992 гг. (41 номер) и за 2008 г.(10 номеров). Общее количество использованных для анализа текстов более 200.

Предмет: жанрово-стилистические особенности газетных текстов на различных языковых уровнях.

В работе используются различные методы: описательно – аналитический, метод стилистического комментирования, метод лингвоэкологической экспертизы, метод лексикографического поиска, а также элементы статистического анализа.

Теоретическая значимость: результаты исследования важны для дальнейшего изучения проблем речевых жанров в области функциональных стилей, жанроведения стилистических газетных жанров.

Практическое значение: отдельные положения работы могут быть учтены при разработке курсов по функциональной стилистике, культуре речи и языковой экологии для студентов – филологов и журналистов, а также факультативов для школьников.


Глава 1. Специфика газетной публицистики

Роль СМИ в современном мире, их все возрастающая роль в развитии и функционировании языка, влияние на индивида, массовое сознание, определяют постоянный интерес и потребность в изучении публицистического стиля.[8]

Публицистический стиль – функциональная разновидность речи, обслуживающая широкую сферу общественных отношений: общественно-политических, культурных, спортивных и др.[9] Наиболее полно публицистический стиль проявляется в газетах и общественно-политических журналах, отчего его называют также газетно- или журнально-публицистическим, а также на радио и телевидении, в документальном кино, таким образом, данный функциональный стиль подразделяется на собственно публицистику (представлена формами профессиональных публикаций: памфлет, очерк, проблемная статья), газетно-публицистический ( жанры газетной речи: репортаж, интервью, хроника, статья и др), политико-агитационный подстили (воззвания, призывы, листовки), радио- и телепублицистику.[10]

Публицистический стиль служит выражению разносторонней и всеобъемлющей информации. В журнальной и газетной публицистике получают широчайшее и популярное отражение внутренняя жизнь страны и за рубежом, в поле зрения газеты попадают практически любые факты, но при непременном условии, что они представляют общественный интерес.

Основные задачи публицистического стиля – сообщение новостей, их комментирование и оценка описываемых событий или фактов.[11]

Все исследователи признают ведущими в публицистическом стиле две функции - информативную и воздействующую. Информативная функция неотделима от функции воздействия. Сообщаемые факты комментируются, т.е. получают истолкование и оценку, в том числе общественно-политическую. Воздействующая функция осуществляется благодаря системе языковых и неязыковых средств.[12] Произведения публицистического стиля, таким образом, передают как сами факты (информативная функция), так и мнение об этих фактах, выраженное средствами, способными оказать воздействие на политическое сознание читателя, слушателя и зрителя (воздействующая функция). Наравне с этими функциями О. А.Лаптева определяет все возрастающую роль эстетической функции, присущую лишь публицистике и отличающую ее от научного, делового и разговорного стилей.[13]

М. Н. Кожина несколько расширяет круг функций и выделяет: информационную, воздействующую, экспрессивную, просветительскую, воспитательную, организаторскую, гедонистическую (развлекательную), пропагандистско-информационную функции.[14] Исследовательница подчеркивает, что «исторически изначальная функция газеты» - информационная – в настоящее время вытесняется воздействующей функцией: «чистая» информативность осталась лишь в некоторых жанрах, да и там благодаря отбору самих фактов и характеру подачи их оказывается подчиненной главной, а именно воздействующей, или экспрессивной».[15]

Разновидности газетно-публицистического стиля порождают различное сочетание стилевых черт, обусловленных единством, сопряжением экспрессии и стандарта, которые наиболее точно и последовательно обозначил В. Г. Костомаров в работе «Русский язык на газетной полосе»: [16]

документализм, который проявляется в объективности и проверенной фактологичности изложения;

содержательность, официальность, подчеркивающие значимость фактов, информации;

известная обобщенность, абстрагированность и понятийность изложения как итог аналитичности и фактографичности.

экспрессивность и эмоциональность, при этом экспрессия на страницах газет носит особый характер, она не служит средством для создания образной системы (как в языке художественной литературы) «отступления от этого правила носят речевой характер и могут наблюдаться лишь в конкретных произведениях выдающихся публицистов-художников»[17]

Синтез особенностей различных функциональных стилей характеризует публицистические тексты как неоднородные, однако полистилистика языковых единиц и целых текстовых формообразований не приводит к разрушению единства газетно-публицистического стиля.

Политические и экономические преобразования, происходившие в России в период перестройки и реформ 90-х гг., из всех функциональных стилей русского литературного языка самым радикальным образом язык средств массовой информации. В предисловии к «Большому словарю русской разговорной экспрессивной речи» В. В. Химик отмечает, что к началу ХХ1 века в русском культурном и языковом пространстве произошла «смена нормативной основы литературного языка», то есть наше языковое сообщество стало ориентироваться не на язык художественной литературы, не на образцовый язык русских писателей, а «на звучащую публичную речь средств массовой информации».[18]

По словам Ю. Н. Караулова, язык СМИ сегодня представляет собой обобщенную модель, совокупный образ национального языка, коллективным пользователем которого являются все россияне».[19] Максимальное приближение к речи массовой аудитории, сегодня приводит к «усреднению», «массовизации» речевого стандарта в публицистических текстах, к использованию «общедоступных», общепонятных языковых средств. Изменение литературных норм в сторону либерализации приводит к расшатыванию литературных норм; открытию границ литературного языка для разговорной лексики, просторечия, жаргонизмов, заимствований, что обусловлено расширением сферы спонтанного общения; «небывалого словотворчества»,[20] что связано со свободой форм выражения.

В 90 – е годы 20 столетия активным и социально значимым языковым процессом стал процесс заимствования иноязычных средств. Причины заимствования связанны с политическими, экономическими, культурными реалиями, а также социально – психологическими причинами:[21]

престижность иноязычного слова по сравнению с исконным или ранее заимствованным и обрусевшим. Внутри данного процесса иногда можно проследить такое явление, которое названо – «повышением в ранге», т. е. слово, обозначая в языке-источнике обычный объект, в заимствующем языке обозначает понятие более значительное, престижное. Например, «бутик» фр. «лавочка, небольшой магазин», в русском «престижный магазин модной одежды», коммуникативная актуальность понятия и соответствующего ему слова.

Исходя из причин, все заимствования можно разделить на две категории – необходимые заимствования, отвечающие потребностям самого языка, и заимствования, не отвечающие требованиям необходимости, заимствования, которых при желании можно было бы избежать «при более бережном отношении к природному русскому языку».[22]

Как отмечает в своей работе Л. В. Савельева, сам по себе этот процесс естественен и не должен вызывать тревоги, но нельзя не видеть здесь и разрушающего начала в том случае, когда иноязычное слово, выбранное для шика, вытесняет из языка «труженика тысячелетней русской культуры, не давая ему равной замены, но выполняя роль речевого протеза, лишенного памяти и нравственного потенциала».[23] Это разрушающее начало исследовательница видит в грубом внедрении «чужеродной ментальности» в русскую этнокультурную картину мира.

Действительно, во многих случаях наш язык с трудом справляется с нашествием «звонкого иноязычия», «он не успевает орфографически, морфологически освоить новые слова, приспосабливать их к собственным законам, не говоря уже о выдвижении оригинальных эквивалентов».[24] Особенно часто встречаются такие «необработанные», не освоенные языком элементы в языке прессы, в том числе и молодежной, студенческой. В желании показать «свою широту и учёность, точнее – свою приобщеность к американо-западному миру, журналисты нередко создают причудливую смесь иностранных слов, грубого просторечия и жаргона»,[25] даже тогда, когда существуют не менее точные русские эквиваленты.

К сожалению, процессы, связанные со злоупотреблением англо-американских заимствований, наблюдаются в языке анализируемой нами газеты «Петрозаводский Университет»: «В Тбилиси его программу составляли в основном ритм-энд-блюзы, в последующие годы Грапс, резко изменив саунд, одним из первых кинулся ковать «метал» российского производства» («ПУ», № 13, 1991, стр. 4, О. Гальченко, обозрение под рубрикой «Русский рок. Страницы биографии»); «Наши хозяйственники, увесив гроздьями пеногонов черную лестницу, оставшиеся решили передать ближнему соседу нью – Эрмитажу – общежитию» («ПУ», № 17, 1991, стр. 3, Фельетон «Сижу за решеткой…» С. З. Филипыч); «Стала ли эта популярная обувь (тапки) брендом общаги №8, пока не известно, но будем надеяться, что все "принцы" смогут найти своих "золушек" по тапкам, призывно оставленным на лестницах, а такой праздник не окажется последним» («ПУ», №9, 2008, репортаж «С тапками по жизни» У. Серовой)

Здесь будут уместны слова Ю. Н. Караулова, который считает, что внедрение иноязычных слов идёт от лености ума, консерватизма говорящего <…>, от нежелания «растормошить» ресурсы родного языка и заглянуть в его запасы, а иногда, правда, от стремления к элитарности в речи.[26]

Процесс жаргонизации русского литературного языка конца ХХ века, связан с перестройкой, ломкой важнейших политическо–экономических структур. Выделяя два основных фактора, способствующих проникновению жаргонизмов в речь: необычность, причудливость звучания и воровская романтика, М. А. Грачёв отмечает повсеместное нарушение языковых норм, появление в речи подавляющего большинства лексики деклассированных элементов.[27]

Огрубление речи – отчасти следствие ее раскрепощённости и реакция на негативные аспекты жизни, служащая средством разрядки психологического напряжения, «"крепкое словцо" более доходчиво и более понятно "простому народу", чем убедительная аргументация, изложенная хорошим русским языком»[28]

Как отмечается учеными, сейчас активным является процесс формирования общепринятого жаргона.[29] Термин «общий жаргон» - пласт современного русского жаргона, который, не являясь принадлежностью отдельных социальных групп, с достаточно высокой частотностью встречается в языке средств массовой информации и употребляется всеми жителями города, в частности образованными носителями русского литературного языка. Приведем примеры из анализируемой студенческой газеты: «Питерская тусовка» («ПУ» №4, 1991, стр. 4, заголовок репортажа О. Гальченко о прошедшем фестивале рок-музыки); «Лишь на одной шестой части земной суши народ, в ожидании обещанного партией и правительством всеобщего коммунистического кайфа,..» («ПУ», №1, 1991, стр 4. О. Гальченко (2 к, филфака) в обозрении анализирует политическую, социальную картину 70 х годов в России и других странах); «… с совхозом у факультета заключен клевый договор – можно в любое время года заказывать картофель по дешёвке» («ПУ», № 25, 1992, стр. 1. Отчет о выезд студентов на «картошку»)

Как пишет М. В. Колтунова, среди различных видов жаргона наиболее распространённым является молодёжный жаргон, который включает в себя огромное количество англицизмов и англоязычных образований.[30] Например, «В Тбилиси его программу составляли в основном ритм-энд-блюзы, в последующие годы Грапс, резко изменив саунд (здесь: «звук»), одним из первых кинулся ковать «метал» российского производства» («ПУ», № 13, 1991, стр. 4. Обозрение «Балтийский маяк» О. Гальченко о событиях российской и зарубежной эстрады)

Кальконизированные жаргонизмы активно проникают в речь молодых людей, сочетаясь с литературной лексикой в новом значении («бродить по Интернету» - т.е. «находиться в сети Интернет, искать информацию». В словаре: «Бродить. Ходить по разным направлениям, отыскивая что-то или без цели; шататься, слоняться» (Словарь живого великорусского словаря В. Даля), наряду с лексическими сочетаниями в данную «языковую цепь» включаются и грамматические сочетания («я такая говорю, а он типа не слышит»), в которых знаменательные слова начинают выполнять либо функции артикля, либо означают речевую ситуацию («типа» - делает вид, что не слышит»). Таким образом, создаётся особая языковая среда, которая с одной стороны, характеризуется игрой лексическими значениями слова, что не может не привлечь молодых людей, с другой стороны, огромность набора жаргонизмов создаёт лексический монотон, приводящий к обеднению речи.[31]

Современный молодёжный жаргон Л. И. Скворцов считает одним из речевых стилей нашего времени».[32] По словам ученого, основу молодёжного сленга составляет студенческий жаргон, который, господствуя над другими жаргонами, взаимообновляется и вбирает в себя «младшие» (например, школьный). Молодёжный жаргон характеризуют выразительные наименования и переименования, связанные с такими аспектами, как учёба, спорт, развлечения, а также иноязычные заимствования. Истоки данного процесса давно подметили специалисты по возрастной психологии: «эмоции молодых ищут выход – и находят его в мерзком, грязном слове, тем более и взрослые вокруг легко роняют всю эту лексику, не заботясь об окружающих»,[33] а также желание подростков самоутвердиться, показать в языке свою принадлежность к определенному классу. Молодежь во все времена старалась противопоставить себя миру взрослых, т. е. «протест как реакция на общественные невзгоды: на ложный пафос, на враньё, на оскорбление личности» и соперничающим молодёжным группам - «желание сразиться, здоровая конкуренция»[34]

В настоящее время речь молодёжи называют интержаргоном.[35] Этот термин отчасти означает то, что в английском языке называется сленгом. Данное понятие изначально тесно связано с рок- музыкой и андеграундом; оно вызвано, по мнению В. Г. Костомарова, увеличением информации на английском языке, общей модой на него и на все американское.

Границы распространения молодёжного сленга расширяются при активном участии СМИ. Жаргонные слова и выражения проникают во все сферы общественной жизни: в речь политиков, журналистов, публики – что и формирует речевое сознание нашего общества под давлением жаргона во всех его разновидностях.[36]

Еще одной очень яркой особенностью языка СМИ является так называемый стеб.[37] «Стеб – это не только стилевая манера, но и определенное мировоззрение, точнее, отсутствие мировоззренческих позиций, когда высмеивается все и вся, когда в лихом, разухабистом стиле пишут о политике, катастрофах, убийствах – о самых серьезных вещах, никак не располагающих к шутке или смеху».[38] По словам А. Агеева, данный стиль общения возник как «своеобразная культурная самооборона, весьма, впрочем, глухая и не всегда ясно осознаваемая «носителями языка», которая противопоставлялась официальному политико-патетическому жаргону и, вместе с тем, «великому русскому языку». [39]

Таким образом, нами выявлены сферы применения данного стиля, тематический диапазон, черты, основные функции публицистического стиля. Как показал анализ литературы, посвященной языку СМИ, стилистика газетной публицистики стала изменяться под влиянием разговорной речи, процессов немотивированного заимствования и жаргонизации. Не избежала такого влияния и региональные, студенческие печатные издания. Изменения затронули не только язык и стиль газетной публицистики, но и ее жанровую систему. Прежде, чем анализировать жанровые особенности газеты «Петрозаводский Университет» мы рассмотрим разные мнения ученых по вопросам классификации жанров и критериев их выделения.


Глава 2. Жанровая организация публицистического стиля

Любой функциональный стиль существует лишь как совокупность жанров, вне жанров функциональный стиль представляет собой научную абстракцию, общее представление о языковом и речевом облике той или иной разновидности литературного языка. Функциональный стиль имеет двустороннюю основу: языковую и речевую, которые и проявляются во всех жанрах данного стиля, таким образом, функциональный стиль – фактор, объединяющий жанры, организующий их систему.

Сначала определим, что такое жанр. В литературоведении под жанрами понимают «сложившиеся в процессе развития художественной словесности виды произведений».[40] В публицистике жанр – это «устойчивая группа публикаций, объединенная сходными содержательно-формальными признаками».[41]

До недавнего времени тексты газетно-публицистического стиля анализировались не как целостное образование, а по отдельным языковым уровням, вопросы языкового оформления газетных текстов в соотнесении с жанрами редко рассматривались.

В основе анализа современных жанров лежит подход, предложенный М. М. Бахтиным, в соответствии с которым жанры рассматриваются как модели развертывания взаимодействия автора и предполагаемых жанровых моделей адресата, ориентируясь на которые журналист корректирует свои целеустановки и речевую форму высказывания. Рассматривая речевые жанры как «относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы высказываний», ученый полагал, что они «даны нам так же, как нам дан родной язык» и «научиться говорить – значит научиться строить высказывание».[42] Безразличное отношение к особенностям жанровых разновидностей речи в любой области лингвистического исследования приводит, по словам ученого, к формализму и чрезмерной абстрактности, искажает историчность исследования, ослабляет связи языка с жизнью. Ведь язык входит в жизнь через конкретные высказывания, через конкретные же высказывания и жизнь входит в язык. [43]

Основными свойствами речевых жанров являются объективность, нормативность и историчность; особое отношение к действительности, дифференциация по сферам человеческой деятельности, многообразие и разносторонность, и еще очень важно отметить, что речевые жанры вырабатываются людьми в определенную эпоху в соответствии с конкретными условиями социальной жизни.

М. М. Бахтин усматривал связь времени и категории жанра и вслед за Д.С. Лихачевым признавал литературные жанры категорией исторической:[44] «Литературные жанры…постоянно меняются и сменяются. Дело не только в том, что одни жанры приходят на смену другим и ни один жанр не является для литературы «вечным», - дело еще в том, что меняются самые принципы выделения жанров, меняются типы и характер жанров, их функции в ту или иную эпоху».[45] Определенная функция (научная, техническая, публицистическая, деловая, бытовая) и определенные, специфические для каждой сферы условия речевого общения порождают определенные жанры.

К речевым жанрам ученый относил «и короткие реплики бытового диалога…, и бытовой рассказ…, и короткую военную команду, и развернутый и детализированный приказ и довольно пестрый репертуар деловых документов, и разнообразный мир публицистических выступлений…; …и все литературные жанры от поговорки до многотомного романа».[46] Одним из важнейших теоретических положений М.М.Бахтина является то, что жанры – явление не только художественной литературы, но и в любой сфере деятельности общение осуществляется в речевых жанрах относительно устойчивых тематических, композиционных и стилистических типов высказываний.[47]

Бахтин выделил 3 фактора, которые создают в своей совокупности целостное единство высказывания как речевого жанра:

Предметно-смысловая исчерпанность

Речевой замысел, или речевая воля говорящего

Типические композиционно-жанровые формы завершения.

Все эти факторы и являются наиболее общими и обязательными условиями, определяющими целостный характер речевых жанров.

Все речевые жанры подразделяются на первичные и вторичные: «Вторичные речевые жанры – романы, драмы, большие публицистические жанры и т. п. – возникают в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и организованного культурного общения (преимущественно письменного). В процессе своего формирования они вбирают в себя и перерабатывают различные первичные жанры, сложившиеся в условиях непосредственного общения»,[48] таким образом «первичные жанры» – образуются в условиях непосредственного речевого общения, а вторичные возникают в рамках художественного, научного и других форм сложного культурного общения.[49]

Таким образом, к наиболее важным теоретическим положениям М.М.Бахтина, которые получили продолжение и дальнейшее развитие в трудах Л. В. Щербы, В. В. Виноградова, М. Н. Кожиной, Е. А. Земской, Г. Я. Солганика, М.Ю. Федосюка относятся:

функциональный подход к изучению речевых жанров;

текстовая направленность речевых жанров;

деление жанров на первичные и вторичные (сложные);

наличие жанров не только в художественной литературе, но и в любой сфере деятельности, что свидетельствует о необозримом количестве жанров;

возможность трансформации речевых жанров;

свободный характер правил формирования речевых жанров;

интертекстуальность речевого жанра и интерперсональность «высказываний».

Анализу жанровой системы и языку современной прессы посвящены исследования М. Н. Кожиной, И. П. Лысаковой, А. А. Тертычного, О. А. Лаптевой, С. М. Гуревича, О. Р. Валуйской, Л. Р. Дускаевой, Л. Е. Кройчика. Такая ученая, как М. Н. Кожина немало работ и монографий посвятила выявлению особенностей функционирования публицистического стиля на содержательном и языковом уровнях и определению понятия «жанр» в частности.[50]

Особый интерес и несомненную ценность для нашего исследования представляет анализ языковых средств, использующихся в газетно-публицистическом стиле на разных языковых уровнях, в особенности, на лексическом и синтаксическом, а также положении о взаимодействии, смешении различных стилей: в рамках публицистического стиля могут находиться элементы разговорного, официально-делового и научного стилей.[51] Исследователи А. А. Тертычный, О. А. Лаптевой, С. М. Гуревича, О. Р. Валуйской, Л. Е. Кройчик много внимания также уделяют вопросам классификации жанров и принципов их выделения.

Основанием для выделения публицистических жанров А. А. Тертычный считает их функциональную природу и выделяет жанры:

информационные (заметка, корреспонденция, репортаж, интервью)

аналитические (статья, рецензия, обзор аналитический, пресс-релиз)

художественно-публицистические (очерк, фельетон, памфлет).

О. А. Лаптева, в отличие от А.А. Тертычного, выделяет две группы жанров, которые сильно различаются по характеру языковых средств, при этом обе группы могут выступать одновременно в одном номере газеты, но на разных полосах. Различаются группы по преобладающим в них функциям: если это информативная функция – жанры строгие, если функция воздействия – жанры нестрогие. Далее различаются языковые средства, которые используются в том или ином жанре: в жанрах первой группы преобладают книжно – письменные и общелитературные средства, жанры второй группы представлены общелитературными средствами, где очень велика роль экспрессивно – выразительных средств разной природы (разговорные и внелитературные).[52]

Строгие жанры (хроникальное сообщение, информационная заметка, официально сообщение, публикация документа, закона, постановления руководящего органа власти) – обычно краткие тексты, которые занимают место первой полосы в газете. Нестрогие жанры (очерк, проблемная статья, сообщения и размышления о культурной жизни, обозрения, рецензии, документальна проза) – более объемны, могут быть информационными и аналитическими.

В функциональном отношении две эти группы также различны: строгие жанры обладают информативной функцией, в то время как нестрогие сочетают в себе все три функции: информативную, воздействия и эстетическую и «несут на газетную полосу языковые средства разных разрядов и питают общество неологизмами, разговорными и просторечными словами, жаргонизмами, неслыханными новыми варваризмами».[53]

С. М. Гуревич в зависимости от назначения объединяет жанры в несколько групп:[54]

жанры новостной информации (заметка, отчет, репортаж)

диалогические жанры (интервью, диалог, беседа)

ситуативно-аналитические (комментарий, корреспонденция, статья, обозрение)

эпистолярные жанры (разновидности письма внередакционного автора)

художественно-публицистические жанры (зарисовка, очерк;

сатирические жанры – фельетон, памфлет, пародия, сатирическая заметка, эссе)

О. Р. Валуйская рассматривает жанровую систему с точки зрения количества интерпретативных ходов, которые раскрывают смысловую неоднозначность текста. Так, по мнению исследовательницы, тексты публицистики имеют четкую смысловую структуру и, как наиболее типичные, выделяются:[55]

«фактуальная» смысловая структура, то есть реальный факт является доминантой изложения и развертывание смысла, последовательность рассуждений и умозаключений идет от него.

«концептуальная» смысловая структура – развертывание смысла идет от «авторской концепции», при которой трансформация факта подчинена логике авторской мысли.

Как отмечает О. Р. Валуйская, в газетных текстах средств массовой информации ведущим типом развертывания смысловой структуры является развертывание «от факта», такая четкая заданность смысловой структуры публицистического текста «является основой того, что скрытый смысл восстанавливается, хотя имеет место и вероятностное восстановление смысла».[56] Неоднозначность при восстановлении смысла обусловлена жанровыми особенностями текстов, которые объединяют в следующие группы: информационные, аналитические и художественно – публицистические. Например, газетное сообщение (информативный жанр) – ряд событий, имевших или имеющих место, основная цель таких текстов – информирование. В текстах этого жанра отмечается полное отсутствие авторского «я», им присуща актуальность, социальная значимость, объективность и, как характерная особенность, рубрикация, «нацеливающая читателя на однозначное восприятие нижеследующих сообщений».[57]

Более сложными для интерпретации, по мнению исследовательницы, являются аналитические жанры публицистики (корреспонденция, статья, обозрение), так как они более насыщены тропами и фигурами речи (метафорами, аллюзиями), что и создает базу для более сложной интерпретации, требующей увеличения количества интерпретативных ходов по восстановлению смысла. И, наконец, наиболее сложными являются те жанры, где автор как личность выходит на первый план (эссе, памфлет, фельетон, репортаж).

Исследователь Л. Р. Дускаева рассматривает газетные жанры «как нормативные формы духовной (воздействующе-коммуникативной) речевой деятельности», таким образом, основным критерием для выделения становятся основные виды социальной духовной деятельности.[58] Публицистический стиль, по ее мнению, сформировался как способ осуществления политической деятельности, которая в журналистике предстает через социальное ориентирование, и каждое из направлений такого ориентирования предстает в системе «своих» жанров. Л.Р. Дускаева предложила следующую классификацию:

1. Информирующие жанры. Они сообщают новости, помогают читательской аудитории получать представление «о быстро меняющейся общественной обстановке, обо всем существенном, характерном в этих изменениях.[59]

2. Оценочные (диагностирующие) жанры, которые осуществляют оценочную интерпретацию явлений, событий и их участников, определяя их роль и место «с точки зрения актуальных требований дня».

3. Побудительные жанры (императивные), способствующие выработке определенного поведения у массового читателя.

Таким образом, анализ представленных работ отображает все многообразие точек зрения на проблему жанровой классификации тестов.

В настоящее время большинство ученых отмечает активную перестройку газетных жанров, «что отражает общую тенденцию развития газетно-публицистического стиля, где периодически обновляются жанровые стандарты».[60] «Жанр фиксирует сдвиги в духовной жизни общества и меняется вместе с ней. Это дает основания увидеть в жанрах и через жанры «движение времени».[61]А. Н. Тепляшина отмечает, что в настоящее время в системе жанров происходит два основных процесса: активная эволюция жанров и свободная комбинация признаков различных жанров в одном произведении, что и создает предпосылки к построению новой теории жанров.[62]

По утверждению Л. Е. Кройчика, с изменением поэтики публицистического текста в 90-е годы ХХ века, подверглась трансформации и система журналистских жанров.[63]Жанры советской прозы представляли собой три большие группы:

информационные – заметка, интервью, репортаж, отчет;

аналитические – статья, корреспонденция, письмо, обзор печати, обозрение, рецензия;

художественно-публицистические – очерк, фельетон, памфлет.

Внутри данной схемы присутствовала своя иерархия: передовая статья – «флаг номера» (без нее не возможен выход газеты), фельетон – «король жанров», корреспонденция – «кусочек жизни» и т. д. «Концерт политической газеты» (термин ввел В. И. Ленин) подразумевал четкое местонахождение публикаций определенного жанра на газетной полосе и регулярность его появления: так, например, политическая информация на первой полосе, экономическая – на второй, международное обозрение – еженедельно, экономическое – раз в месяц.

Изменения жанровой системы выражаются в трансформации существующих жанровых форм, которые связаны с изменением основных жанрообразующих признаков, таких, как «наличие авторского начала, цель сообщения, предметное содержание, стандартность средств выражения, объем…»[64].

Чжао Вэньцзе отмечает, что динамика газетных жанров проявляется: [65]

В количественном соотношении текстов различных жанров на страницах газет, то есть устаревание одних жанров и активизация других. Объясняется данный процесс изменением языкового вкуса читательской аудитории, переосмыслением роли самого газетного текста в общественном сознании. Отмечается, что одним из ведущих информационных жанров газетно-публицистического стиля является заметка, так как «отвечает главному требованию современного общества – подавать информацию в компактной форме изложения».[66]

По мнению уже упомянутого нами исследователя, происходит модификация традиционных газетных жанров, что приводит к сдвигам во всей жанровой системе. Например, в информационных жанрах проявляется тенденция к усилению субъективного, авторского начала: жанр репортажа - «самый «живой жанр», воспроизводящий действительность глазами автора-рассказчика» - выходит за рамки информационного жанра и приближается к художественно-публицистическим. Жанр рекламной информации, получивший развитие в конце 1990-х годов, может быть представлен в виде различных газетно-публицистических жанров (от объявления до очерка).

Сдвиги в жанровой системе происходят, по мнению Чжао Вэньцзе, в результате комбинирования в одном тексте фрагментов различной жанровой принадлежности. Появляются комбинированные жанры вследствие длительного соседства интервью и статьи, интервью и комментария, информации и интервью, очерка и интервью.[67]

Подобное комбинирование, смешение в одном тексте фрагментов различной жанровой принадлежности, ведет, по наблюдениям ученых, к размыванию границ между газетными жанрами.[68] Этот процесс А. А. Тертычный называл синкретизацией, под которой понимал смешение жанров и в результате этого появление новых.[69]

Данный процесс изучала Л. Р. Дускаева. По наблюдениям исследовательницы, в настоящее время уже не встречается такой жанр, как передовая статья, так как основные ее черты – директивность, риторичность, лозунговость, менторский дидактизм – «неуместны» сейчас, исчезает очерк, памфлет и фельетон и получают распространение жанры, в основе которых лежит диалог: беседа, экспресс-интервью, экспресс-опросы, эксклюзивные интервью, а такие жанры, как эссе, комментарий, прогноз, исповедь приобрели большую значимость в связи с активизацией личностной тенденции в СМИ.

В. Г. Кройчик в статье «Система журналистских жанров» отмечает, что публицистический текст включает в себя три важных компонента:[70]

сообщение о новости или возникшей проблеме

фрагментарное или обстоятельное осмысление ситуации

приемы эмоционального воздействия на аудиторию.

В связи с эти автор предлагает разбить газетные тексты на 5 групп:

1) оперативно-новостные,

2) оперативно-исследовательские,

3) исследовательско-новостные,

4) исследовательские,

5) исследовательско-образные, или художественно-публицистические.

Так, основной целью оперативно – новостной группы текстов является максимально кратко, точно, оперативно предоставить информацию, отвечающую запросам аудитории, что и осуществляется в жанре заметки.

Оперативно – исследовательские тексты представляют собой истолкование сообщаемой информации: сообщают детали и подробности того или иного события, комментируют, оценивают происходящее. Представлены жанрами репортажа, отчета, интервью.

Группа иследовательско-новостных текстов (жанры корреспонденции, комментария, рецензия) объединяет стремлениежурналиста, с одной стороны, сохранить новостное ядро передаваемой информации, а с другой – проанализировать, дать оценку описываемым фактам. Таким образом, акцент переносится с изложения факта на его интерпретацию, комментарий.

Логический, рациональный анализ, система рассуждений журналиста в центре повествования, использование различных источников информации, сопоставление различных точек зрения – все это является чертами исследовательских текстов, которые представлены жанрами статьи, письма, обозрения.

К последней группе исследовательско–образных текстов относятся жанры очерка, фельетона и памфлета, для которых основополагающим является метод образного познания действительности.

В нашей работе при анализе газеты «ПУ» мы будем опираться на концепцию Л. Е. Кройчика, который утверждает, что в связи с произошедшими в российской прессе изменениями (усиление авторского начала, раскованность стиля, нацеленность прессы на диалог с аудиторией, возросшая роль художественного приема в обработке материала),[71] серьезно встает проблема пересмотра традиционной классификации жанров и тщательного изучения её основных речевых характеристик. Данная классификация отражает все особенности, (отмеченные ранее) жанровой системы современных СМИ.


Глава 3. Жанрово-речевая проблема студенческих печатных изданий. Газета «Петрозаводский университет»

Современная российская пресса очень разнообразна: региональные издания, развлекательные газеты и журналы, «качественная», бульварная пресса, женские, мужские издания, публикации для детей и юношества. На сегодняшний день молодежная пресса представляет совершенно особый сегмент средств массовой информации. Это типологически особая группа периодики, которая выполняет несколько иные задачи, имеет иную функциональную направленность по сравнению с остальными типами СМИ. М. Е. Аникина отмечает, что в силу возрастных и социально-психологических особенностей молодежной аудитории основной функцией в таких изданиях становится социализаторская функция, которая заключается в «представлении аудитории и распространении различных моделей поведения, в оказании определенного влияния на принимаемые читателем решения и разумной, тактичной корректировки их деятельности, в широком смысле – во введении в общественную жизнь, помощи молодежи в адаптации к существующим условиям».[72] Кроме того молодежные периодические издания выполняют целый ряд иных функций: информируют, развлекают, организуют и поддерживают общественный диалог, что является для молодого читателя очень важным (газетная полоса выступает как «площадка для обмена мнениями»). Сегодня отмечается падение интереса молодежной аудитории к печатным СМИ, но в то же время они играют значительную роль в процессе получения новым поколением знаний, усвоения системы сложившихся в обществе норм и нередко становятся источником жизненного опыта, недостаточного в силу возраста.

При всем различии содержания и стилистики молодёжных изданий существует категория, которая объединяет прессу, составляет ее как единое целое. Такую категорию некоторые учёные называют «моделью газеты»[73] (или имиджем)[74]. Под моделью газеты понимается, с одной стороны, графическое оформление издания и, с другой стороны, жанрово-речевые особенности газеты. Так, например, С.М. Гуревич и В.В. Попов в работе «Производство и оформление газеты» говоря о композиционно-графической схематической конструкции, включают в ее состав основную тематику газеты, ее постоянную структуру, внутреннюю организацию материалов и способы графического выражения всех содержательных компонентов издания.[75]

Э.А. Лазарева в монографии «Системно-стилистические характеристики газеты» рассматривает лингвистическую модель газеты.[76] Автор использует новый термин «экспрессивно-стилистическая модель газеты», определяя его через выделение трех групп дифференцирующих признаков: жанровых, структурных и экспрессивных. В жанровую модель газеты входит круг жанровых форм и особенности текстов в аспекте жанрообразующих признаков, в структурную - характеристики построения полосы, подборки и отдельного текста (отраженные в заголовочном комплексе), экспрессивная модель - это анализ использования экспрессивных средств в текстах и заголовках.[77]

А теперь обратимся к газете и рассмотрим ее жанровые и речевые особенности.

 


Информация о работе «Жанрово-речевая проблема в студенческих печатных изданиях»
Раздел: Иностранный язык
Количество знаков с пробелами: 240106
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
57350
1
0

... » // Звезда. – 1991. – № 9. – С. 158-164. 11.  Белопольская Е.В. Роман А.И.Солженицына “В круге первом”: Опыт интерпретации. – Ростов-на-Дону, 1997. – 166 с. 12.  Белопольская Е.В. К проблеме интерпретации творчества А.И.Солженицына // Русская классика ХХ века: Пределы интерпретации. Сборник материалов научной конференции. – ИРЛИ РАН – СГПУ. – Ставрополь, 1995. – С. 80-83. 13.  Белль Г. Четыре ...

Скачать
508006
1
0

... тенденция связана с печатью меньшевиков, эсеров, анархистов. Они призывали к содружеству с Временным правительством за предотвращение возможных путей наступления на демократические свободы. Журналистика этих социалистических партий выражала недоверие большевикам, несогласие с их политикой, преследовавшей цель установление диктатуры пролетариата. Третью тенденцию выражала большевистская пресса. ...

Скачать
133877
1
8

... для публикации с сайта, обязано при этом ссылаться на «Эхо Москвы», что положительно сказывается на имидже станции. Заключение Целью данной работы являлось исследование рекламы в FM-вещании Санкт-Петербурга и можно с уверенностью сказать, что цель достигнута. Мы изучили основные процессы функционирования рекламы на радио, подкрепили их примерами из практической деятельности петербургских ...

Скачать
153993
3
0

... «Следует отметить, что для гендерных исследований актуально изучение в языке определенных, уже сложившихся стереотипов, а также их динамики, окружающей изменения в традиционной полоролевой дифференциации общества» [Кирилина 1999,13] семантическая стилистическая синонимия 1.1.3 Автороведение и интернет-коммуникация (гендерный аспект) Под судебным речеведением мы вслед за Р. К. Потаповой, Е. ...

0 комментариев


Наверх