Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Н.Хомский

I. Методологическое введение. 1. Порождающие грамматики как теории лингвистической компетенции.

<…> Полностью адекватная грамматика должна приписывать каждому из бесконечной последовательности предложений структурное описание, показывающее, как это предложение понимается идеальным говорящим-слушающим. Эта традиционная проблема описательной лингвистики, и традиционные грамматики дают изобилие информации, имеющей отношение к структурным описаниям предложений. Однако при всей их очевидной ценности эти традиционные грамматики неполны в том отношении, что они оставляют невыраженными многие основные регулярности языка, для которого они созданы. Этот факт особенно ясен на уровне синтаксиса, где ни одна традиционная или структурная грамматика не идет далее классификации частных примеров и не доходит до стадии формулирования порождающих правил в сколько-нибудь значительном масштабе. Анализ лучших из существующих грамматик сразу же показывает, что это следствие порочности принципа, а не вопрос эмпирической детальности или логической точности. Тем не менее кажется очевидным, что попытка исследовать эту в значительной степени не отмеченную на карте территорию может быть с наибольшим успехом начата с изучения свойств структурной информации, представленной традиционными грамматиками, и свойств лингвистических процессов, которые были выявлены, хотя бы и не формально, в этих грамматиках.

<…> Грамматика конкретного языка должна быть дополнена универсальной грамматикой, которая вводит творческий аспект использования языка и выражает глубинные регулярности, которые будучи универсальными, исключаются из самой конкретной грамматики. <…> Лишь после дополнения универсальной грамматикой грамматика данного языка дает полные сведения о компетенции говорящего-слушающего.

<…> Возвращаясь к главной теме, замечу, что под порождающей грамматикой я понимаю просто систему правил, которая некоторым эксплицитным и хорошо определенным образом приписывает предложениям структурные описания. <…>

 Организация порождающей грамматики.

<…> Знание языка включает в себя имплицитную способность понимать неограниченное количество предложений. В силу этого порождающая грамматика должна быть системой правил, которые могут итерировать и порождать при этом бесконечно большое число структур. Эта система правил может быть разложена на три основных компонента порождающей грамматики: синтаксический, фонологический и семантический компоненты. <…>

Синтаксический компонент грамматики должен указывать для каждого предложения глубинную структуру, которая определяет его семантическую интерпретацию, и поверхностную структуру, которая определяет его фонетическую интерпретацию. Первая интерпретируется семантическим компонентом, вторая – фонологическим компонентом.

Можно было бы предположить, что поверхностная структура и глубинная структура всегда будут идентичными. <…> Центральная идея трансформационной грамматики состоит в том, что эти структуры вообще различны и что поверхностная структура задается неоднократным применением определенных формальных операций, называемых «грамматическими трансформациями», к объектам более элементарного вида. Если это верно (а я буду исходить из этого допущения), то синтаксический компонент должен порождать для каждого предложения глубинную и поверхностную структуры и соотносить их друг с другом. <…>

Разложение на Непосредственно Составляющие <…> реальной цепочки формативов может быть адекватным для объяснения поверхностной структуры, оно определенно не является адекватным для объяснения глубинной структуры. В этой книге я занимаюсь в первую очередь глубинной структурой и, в частности, элементарными объектами, из которых глубинная структура состоит.

Базой синтаксического компонента является система правил, которая порождает весьма ограниченное <…> множество базовых цепочек, каждая из которых имеет связанное с ней структурное описание, называемое базовым Показателем Структуры Составляющих, или базовым С-показателем. Эти базовые С-показатели являются элементарными единицами, из которых состоят глубинные структуры. <…> В основе каждого предложения языка лежит последовательность базовых С-показателей, каждый из которых порождается базой синтаксического компонента. Я буду называть эту последовательность базисом предложения, который лежит в его основе.

Кроме базы, синтаксический компонент порождающей грамматики содержит трансформационный субкомпонент. Он занимается порождением предложения с его поверхностной структурой из его базиса.

Среди предложений с одним базовым С-показателем в качестве базиса мы можем выделить собственное подмножетсво, называемое «ядерными предложениями». Это предложения особенно простого вида, которые для своего порождения в минимальной степени вовлекают трансформационный аппарат.

<…> Во многих местах данного изложения я буду молчаливо допускать, упрощая факты <…>, что лежащая в основе базовая цепочка и есть предложение и что базовый С-показатель есть как поверхностная структура, так и глубинная.

II. Категории и отношения в синтаксической теории. 1. Сфера действия базы.

Теперь мы обратимся к задаче уточнения и развития общей схемы <…>, показывающей, как организована порождающая грамматика.

Исследование порождающей грамматики может быть успешно начато с тщательного анализа той информации, которая представлена в традиционных грамматиках. <…> Рассмотрим, что сообщает традиционная грамматика о следующем простом английском предложении:

(1) sincerity may frighten the boy

«искренность может испугать мальчика»

Рассматривая это предложение, традиционная грамматика может дать информацию следующего типа:

(2) ( i ) цепочка (1) является Предложением ( S ); frighten the boy является Глагольной Составляющей ( VP ), состоящей из Глагола ( V ) frighten и Именной Составляющей ( NP ) the boy ; sincerity является также NP ; NP the boy состоит из Определителя ( Det ) the , за которым следует Существительное ( N ); NP sincerity состоит только из N ; далее, the является Артиклем ( Art ), may является Вспомогательным Глаголом ( Aux ) и, кроме того, Модальным Глаголом ( M ).

( ii ) NP sincerity функционирует как Субъект предложения (1), в то время как VP frighten the boy функционирует как Предикат этого предложения; NP the boy функционирует как Объект VP , и V frighten как ее Главный Глагол; грамматическое отношение Субъект-Глагол имеет место для пары ( sincerity , frighten ), а грамматическое отношение Глагол-Объект имеет место для пары ( frighten , the boy ).

( iii ) N boy является Исчисляемым Существительным (отличающимся от Вещественного Существительного butter «масло» и от Абстрактного Существительного sincerity ) и Именем Нарицательным (в отличие от Имени Собственного John и Местоимения it ); оно, кроме того, является Одушевленным Существительным (в отличие от book «книга») и Человеческим Существом ( Human ) (в отличие от bee «пчела»); frighten является Переходным Глаголом (в отличие от occur «встречаться») и таким Глаголом, который не допускает свободного опущения Объекта (в отличие от read «читать», eat «есть»); он свободно принимает значение Длительного Вида ( в отличие от know «знать», own «владеть»); он допускает при себе Абстрактные Субъекты (в отличие от eat «есть», admire «восхищаться») и Человеческие Объекты (в отличие от read «читать», wear «носить»).

Мне представляется, что информация, представленная в (2), несомненно является правильной по существу и необходимой для любого объяснения того, как язык используется и усваивается. Главная тема, которую я хочу затронуть, – это вопрос о том, как информация такого рода может быть формально представлена в структурном описании и как такие структурные описания могут быть порождены системой эксплицитных правил. <…>

2. Аспекты глубинной структуры. 2.1. Категоризация

Замечания, приведенные в (2 i ), касаются подразделения цепочки (1) на непрерывные подцепочки, каждая из которых приписана к определенной категории. Информация такого рода может быть представлена с помощью помеченной скобочной записи предложения (1), или, что эквивалентно, диаграммой-деревом типа (3).<…> Если теперь допустить, что (1) есть базисная цепочка, то структура, представленная в (3), может рассматриваться как первое приближение к ее (базовому) показателю Структуры Составляющих (С-показателю).

Грамматика, которая порождает простые С-показатели типа (3), может основываться на словаре символов, который включает как формативы ( the , boy и т.д.)., так и категориальные символы ( S , NP , V и т.д.). Формативы затем могут подразделяться на лексические единицы ( sincerity , boy ) и грамматические единицы (Перфектность, Притяжательность и т.п). <…>

(3) S

NP Aux VP

N M V NP

Sincerity may frighten Det N

The boy

<…> Естественным механизмом порождения С-показателей типа (3) является система правил подстановки.

Правило подстановки есть правило вида:

(4) A>Z/X-Y

где X и Y есть (возможно пустые) цепочки символов, A – единичный категориальный символ и Z – непустая цепочка символов. Это правило интерпретируется как утверждение о том, что категория А реализуется как цепочка Z , когда она находится в окружении, состоящем из X слева и Y справа. Применение правила подстановки (4) к цепочке… XAY …превращает ее в цепочку … XZY …

<…> Система правил подстановки <…>может служить частью порождающей грамматики.

Неупорядоченное множество правил подстановки <…> называется грамматикой непосредственных составляющих (или грамматикой структуры составляющих). <…>

Кажется ясным, что определенные виды грамматической информации представляются наиболее естественным образом с помощью системы правил подстановки, и мы можем поэтому заключить, что правила подстановки составляют часть базы синтаксического компонента. Далее, допустим, что эти правила расположены в линейной последовательности, и определим последовательный вывод как вывод, образованный серией применений правил с соблюдением их порядка. <…>

Чтобы получить С-показатель типа (3), базовый компонент должен содержать следующую последовательность правил подстановки:

(5) (I) S→NP ˆ Aux ˆ VP

VP→V ˆ NP

NP→Det ˆ N

NP→N

Det→the

Aux→M

(II) M→may

N→sincerity

N→boy

V → frighten

Заметим, что правила (5), будучи достаточными для порождения (3), будут также порождать такие отклоняющиеся от нормы последовательности, как boy may frighten the sincerity «мальчик может испугать искренность». <…>

Имеется естественное различие в (5) между правилами, которые вводят лексические формативы (класс ( II )), и другими правилами. Действительно <…>, необходимо различать эти множества и помещать лексические правила в специальную часть базы синтаксического компонента.

Таким образом, в отношении информации типа (2 i ) мы ясно видим, как она должна быть формально репрезентирована и какие виды правил требуются для того, чтобы породить эти репрезентации.

2.2.Функциональные понятия.

Обращаясь теперь к (2 ii ), мы можем сразу же заметить, что используемые там понятия имеют совершенно другой статус. Понятие «Субъект», в отличие от понятия « NP », означает грамматическую функцию, а не грамматическую категорию. Другими словами, это относительное по своей природе понятие. Мы говорим, в традиционных терминах, что в (1) sincerity есть NP ( а не что это NP данного предложения) и что sincerity есть (функционирует как) Субъект – при данном предложении (а не что это Субъект). Функциональные понятия типа «Субъект», «Предикат» должны тщательно отграничиваться от категориальных понятий, таких как «Именная Составляющая», «Глагол», и различие между ними не должно быть замаскировано тем обстоятельством, что иногда один и тот же термин используется для понятий обоих видов. Поэтому попытка формально репрезентировать информацию, представленную в (2 ii ), с помощью расширения С-показателя (3) до (6), путем добавления к (5 I ) необходимых правил подстановки будет просто смешением этих различий. Такой подход ошибочен в двух отношениях. Во-первых, при этом смешиваются категориальные и функциональные понятия, обоим приписывается категориальный характер, а относительный характер функциональных понятий остается невыраженным. Во-вторых, при этом не замечают, что и (6), и грамматика, на которой этот показатель основывается, являются избыточными, так как понятия «Субъект», «Предикат», «Главный глагол» и «Объект», будучи относительными, уже представлены в С-показателе (3), и не требуется никаких новых правил подстановки для их введения. Необходимо только сделать эксплицитным относительный характер таких понятий, определяя «Субъект – при» для английского языка как отношение, связывающее NP некоторого предложения вида NP ˆ Aux ˆ VP со всем предложением, «Объект – при» – как отношение между NP в VP вида V ˆ NP и всей VP и т.д. В более общем виде мы можем считать, что любое правило подстановки определяет описанным способом множество грамматических функций, причем только некоторые из этих функций (а именно те, которые касаются наиболее абстрактных грамматических категорий «высшего уровня») традиционно наделяются эксплицитными именами.

(6) S

Субъект Aux Предикат

NP M VP

N may Главный глагол Объект

sincerity V NP

frighten Det N

the boy

Фундаментальная ошибка, заключающаяся в рассмотрении функциональных понятий как категориальных, несколько маскируется в примерах, в которых имеется только один Субъект, один Объект и один Главный Глагол. <…> Рассмотрим предложения типа (7), в которых реализуются многие грамматические функции – несколько в одной и той же составляющей:

(7) ( а ) John was persuaded by Bill to leave

Джон был убежден Биллом уйти

(b) John was persuaded by Bill to be examined

Джон был убежден Биллом быть осмотренным

(c) what disturbed John was being regarded as incompetent

что беспокоило Джона, (так это) считаться неспособным

В (7а) John одновременно Объект – при persuade ( to leave ) и Субъект – при leave ; в (7 b ) John одновременно Объект – при persuade ( to be examined ) и Объект – при examine ; в (7 c ) John одновременно Объект – при disturb , Объект – при regard ( as incompetent ) и Субъект – при предикации as incompetent . В (7а) и (7 b ) («логическим») Субъектом – при Предложении является Bill , а не John , который является так называемым «грамматическим» Субъектом – при Предложении, то есть Субъектом по отношению к поверхностной структуре. В подобных случаях невозможность категориальной интерпретации функциональных понятий становится сразу очевидной; соответственно, глубинная структура, в которой представлены существенные грамматические функции, будет сильно отличаться от поверхностной структуры. Именно примеры такого типа дают исходную мотивировку и эмпирическое обоснование для теории трансформационной грамматики. Иными словами, каждое предложение из (7) будет иметь базис, состоящий из последовательности базовых С-показателей, каждый из которых представляет некоторую семантически релевантную информацию, касающуюся грамматической функции.

Возвращаясь теперь к основному вопросу, рассмотрим проблему представления информации о грамматической функции эксплицитным и адекватным образом, ограничиваясь теперь базовыми С-показателями.<…>

В частности, если дан С-показатель (3), порожденный правилами (5), мы получим в результате, что sincerity связано отношением [ NP , S ] с sincerity may frighten the boy , frighten the boy связано отношением [ VP , S ] с sincerity may frighten the boy , the boy связано отношением [ NP , VP ] с frighten the boy и frighten связывается отношением [ V , VP ] с frighten the boy .

Допустим, далее, что мы предлагаем следующие общие определения:

(11) ( i ) Субъект-при: [ NP , S ]

( ii ) Предикат-при: [ VP , S ]

( iii ) Прямой Объект-при: [ NP , VP ]

( iv ) Главный Глагол-при: [ V , VP ]

В этом случае, мы можем теперь сказать, что по отношению к С-показателю (3), порожденному правилами (5) sincerity есть Субъект – при предложении sincerity may frighten the boy , и frighten the boy есть его Предикат; и the boy есть Прямой Объект – при Глагольной Составляющей frighten the boy и frighten есть ее Главный Глагол. При наличии этих определений информация <…> выводится непосредственно из (3), то есть из самой грамматики (5). Эти определения должны рассматриваться как часть общелингвистической теории. <…>

Отметим, что общая значимость определений (11) основана на допущении, что символы S , NP , VP , N и V могут быть охарактеризованы как грамматические универсалии.


Информация о работе «Аспекты теории синтаксиса»
Раздел: Языкознание, филология
Количество знаков с пробелами: 40731
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
22478
0
0

... неправильность. ПС здесь лишь внешнее проявление ГС как комплекса, неосознанно управляющего как восприятием событий внешнего мира (апперцепция), так и поведением индивида. Авторы теории и практики мета-моделирования верят, что а) проявление ПС соответствует наличию в ГС идентично сформулированного убеждения, управляющего поведением человека и б) сила такого управляющего воздействия велика (нам ...

Скачать
698911
0
0

... контакты", "Многоязычие в социологическом аспекте". Их исследованием занимаются социолингвистика (социальная лингвистика), возникшая на стыке языкознания и социологии, а также этнолингвистика, этнография речи, стилистика, риторика, прагматика, теория языкового общения, теория массовой коммуникации и т.д. Язык выполняет в обществе следующие социальные функции: коммуникативная / иформативная ( ...

Скачать
57640
0
0

... , что в рамках структурной лингвистики еще не произошел качественный сдвиг в сторону осмысления экспансии англицизмов в язык масс-медиа как целостного и объективного процесса. Поэтому нельзя признать состояние данной проблематики в науке удовлетворительным. Мы предлагаем понимать под синтаксической структурой систему единиц речи, состоящих между собой в различных синтагматических (линейных) и ...

Скачать
61830
2
2

... упражнения. Практическая значимость исследования в том, что его материалы можно использовать в школьной и вузовской работе.   Глава 1. Теоретические основы изучения темы: «Методика синтаксиса сложного предложения». 1. Лингвистические основы. Сегодня синтаксис является одним из разделов учебного вузовского курса современного русского языка. В лингвистической науке подробно этим разделом ...

0 комментариев


Наверх