Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


1. Введение

Договор одна из наиболее древних правовых конструкций. Ранее его в истории складывавшегося обязательственного права возникли только деликты. Будучи по своей природе негативной реакцией со стороны государства на отклонение от установленных им же критериев должного поведения, деликты были прямым наследником одного из наиболее отвратительных пережитков родового строя- мести.

Развитие различных форм общения между людьми выдвинуло потребность в предоставлении им возможности по согласованной сторонами воле использовать предложенные законодателем или самим создать правовые модели. Такими моделями и стали договоры (контракты).

В течение определенного времени деликты и договоры были единственными признаваемыми государством основаниями возникновения обязательств.

В период расцвета Римского права становилась все более ясной узость двучленной формулы оснований возникновения обязательств, и соответственно Юстинианом, а вслед за ним Гаем была высказана идея о необходимости по крайней мере еще двух групп оснований : квази-деликтов и квази-договоров. Однако и при этих условиях, когда уже определилось четырехчленное деление гражданских обязательств, договор продолжал играть главенствующую роль в их системе. Более того, значение договора все более возрастало. Не случайно одна из высказанных еще в ХIХ веке идея относительно перспектив развития гражданского права состояло в том, что “договор занимает девять десятых действующих кодексов, а когда нибудь ему будут посвящены в кодексах все статьи от первой до последней”.

В нашей стране в плоть до недавнего времени основная масса договоров- те, которые связывали между собой главных участников тогдашнего экономического оборота – государственные, а также кооперативные и иные общественные организации, - заключалась во исполнение или исполнения плановых актов. Воля контрагентов в таких договорах складывалась под прямым или косвенным влиянием исходящих от государственных органов заданий. Тем самым договор утрачивал свой основной, конституирующий признак: он лишь с большой долей условности мог считаться результатом достигнутого контрагентами согласия. Иного и быть не могло, если учесть, что плановый акт предопределял в виде общего правила, какие именно организации, о чем, когда и каком объеме должны были заключать договоры на передачу товаров, выполнении работ или оказании услуг. Наглядным примером служили, в частности, договоры непосредственно опосредствовавшие движения товаров в обороте. Последовательно изменившиеся Положения о поставках продукции производственно- технического назначения и Положения о поставках товаров народного потребления, а равно предшествовавшие им основные условия поставки отдельных видов продукции включались указания на запрещение предприятиям заключать договоры поставки при отсутствии планового акта распределения продукции и товаров или сверх указанных в нем объемов, а так же отказа от заключения договоров на поставку выделенных им товаров (продукции). В установленных Положениями о поставках в случаях стороны признавались состоящими в договорных отношениях при условии, если на протяжении определенного срока (10 дней) ни одна из них не требовала согласование не охваченных плановым актом условий. К этому следует добавить жесткую регламентацию основных компонентов того, что именовалось договором поставки. Последнее отличало и законодательство, действовавшее применительно к договорам подряда на капитальное строительство, перевозкам грузов и другим договорам между организациями, охваченным понятием “хозяйственные договоры”.

Наконец, максимальному ограничению значимости договорной модели как таковой способствовала то, что почти все действовавшие в этой области нормы носили абсолютно обязательный (императивный) характер. В этой связи Ф.Фельдбрюггер справедливо отмечает, что господствовавшие в нашей стране направления развития социалистической экономики на основе административных предписаний оставляло на долю обязательного права не имеющие важного значения задачи регулирования мелких сделок между гражданами.

Тенденция к повышению роли договора, характерная для всего современного гражданского права, стало появляться в последние годы во все возрастающем объеме и в современной России. Эта тенденция в первую очередь связана с коренной перестройкой экономической системы страны. Ключевое значение для такой перестройки имело признание частной собственности и постепенное занятие ею командных высот в экономике, сужение до необходимых пределов государственного регулирования хозяйственной сферы, установление свободы выбора контрагентов и реализации других основ нового гражданского законодательства, о которых идет речь в П.1ст.1 Гражданского кодекса 1994-1995 гг.(в дальнейшем ГК).

Новый ГК не только провозгласил “свободу договоров”, но и создал необходимые гарантии для осуществления. Признание со стороны ГК возросшей значимости договоров нашло свое формальное выражение в том, что только во второй его части из общего числа 656 статей, регулирующих отдельные виды обязательств, около 600 посвящено отдельным видам договоров. Уже одно это примерно в трое превосходит набор специальных “договорных” статей в гражданском кодексе 1964г.

Ключевую роль в договорном регулировании по ГК играют прежде всего нормы, посвященные в его разделе I “общие положения”, а также III “общая часть обязательственного права”. Оба указанных раздела содержат немало норм, которые целиком или по крайней мере преимущественно рассчитаны на применение их к договорам, а не редко именно им непосредственно адресованы. Наряду с этим также нормы, имеющие ввиду договоры или по крайней мере рассчитанные главным образом на применение к соответствующим договорам, находятся в разделе II ГК “Право собственности и другие вещные права” ; они, несомненно, составят костяк будущей 3 части ГК (имеются ввиду прежде всего его раздел, посвященный интеллектуальной собственности).

Именно в этой связи в литературе справедливо подчеркивается, что практически весь текст Гражданского кодекса решает задачу регулирования договоров.

Действующий Кодекс является солидной нормативной базой для конкретной перестройки системы гражданского права в целом, а с ней всей той области отношений которая по классификации Ульпиана представляет собой частное право. ГК прямо называет около 30 законов, из которых примерно 20 приходятся на долю актов, посвященных договорам (законы об ипотеки, поставках товаров для государственных нужд, электроснабжении, подряде для государственных нужд, страховании, а также транспортные уставы и кодексы и др.). Наряду с ними предстоит принять с целью развития правового регулирования договоров большое число и других законов, а также указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства РФ, а также министерств и иных федеральных органов исполнительной власти.

Нормативное развитие договорного права предполагает обеспечение его единства. Существующая практика подготовки и принятие новых актов о договорах подтверждает важность соответствующего требования. В этой связи весьма актуально звучат слова Рудольфа Шмаммлера, адресованные законодателям : “Люди стараются выяснить, какие именно общественные феномены образовались под влиянием нынешнего регулирования социального сотрудничества, а также – как это бывает при критике какого- либо законопроекта, какие феномены необходимо образуются в будущем. И в том и другом случае совершенно справедливо предполагается, что именно законодательство в последнем счете ответственность за социальные явления, ибо оно регулировало в том или ином направлении жизнь людей, с которой ему приходилось считаться при данных условиях”.

Задача работы:

Выявить сущность, содержание, основные условия и форму договора.

Определить виды договоров, в соответствии с их основаниями.

Определить виды договоров, порядок заключения, изменения и расторжения договора.

При подготовке работы автор использовал гражданское законодательство, различные нормативно-правовые акты, монографии и современные исследования юристов.

2.Понятие и значение договора

Договор - это наиболее распространенный вид сделок. Только немногочисленные односторонние сделки не относятся к числу договоров. Основная масса встречающихся в гражданском праве сделок - договоры. В соответствии с этим договор подчиняется общим для всех сделок правилам. К договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках. Очень часто общие положения об обязательствах (гл. 21-26) построены с учетом применения их прежде всего к договорам, например, способы обеспечения исполнения обязательств. Договором признается согласие двух или нескольких лиц об установлении, изменении и прекращении гражданских прав и обязанностей (п.1, ст. 420).

Есть еще одно существенное обстоятельство, вызывает ошибки в применении норм гражданского права. В имущественные и связанные с ним личные неимущественные отношения в качестве самостоятельного, специального элемента включается предпринимательская деятельность. Осуществляется гражданами и юридическими лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей, в установленном законом порядке. Договоры, заключенные предпринимателями или с их участием, нередко исполняются иначе, чем обычные гражданско-правовые договоры.

Согласно ст. 315 ГК РФ досрочное исполнение предпринимательского договора возможно только в случаях, предусмотренных в законе, иных правовых актах, самом договоре или вытекают из обычаев делового оборота.

По федеральному закону о введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации правила ГК РСФСР об отдельных видах обязательств, а так же гл. 9-18 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик применяются постольку, поскольку они не противоречат ГК РФ. В таком же порядке действуют и другие законы, иные правовые акты РФ, а так же СССР. Поэтому применяя акты, в которых регулируются договорные отношения, до приведения их в соответствии с Гражданским кодексом РФ, следует установить, не противоречат ли их нормы ГК РФ, а если противоречат, то применять последние. Как следует из ГК РФ, Правительство Российской Федерации может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров, типовых договоров, положений и т.п. (п.4 ст. 426). Видимо, в главах об отдельных видах договоров Правительству могут даваться поручения об издании таких правовых актов. Если в законе нет об этом прямого указания, то типовой документ рассматривается как документ, содержащий примерные условия. Поэтому многочисленные акты ряда федеральных органов исполнительной власти, которыми утверждены типовые договоры, носят с 1 января 1995 года рекомендательный характер. Если в договоре не будет указана отсылка к ним как примерным условиям, то такие условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев делового оборота, если они отвечают требованиям кодекса (ст. 427 ГК РФ).

Гражданско-правовой договор представляет собой наиболее распространенный вид юридических факторов. В качестве основания возникновения широкого спектра гражданских прав и обязанностей (правоотношений) договор закреплен в особом подразделе раздела III гражданского кодекса.

В ст. 8 ГК перечень юридических фактов открывают договоры и иные сделки, предусмотренные законом, а так же договоры, хотя и непредусмотренные законом, но не противоречащие ему, согласно ст. 154 ГК для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка), либо трех и более сторон (многосторонняя сделка), а в силу ст. 420 ГК договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Этой же статьей устанавливается, что к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренных главой 9 (“Сделки”) Кодекса. Так, соглашением обычно двух сторон является договор купли-продажи: по легальному определению данного договора (ст. 454 ГК) одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). Соглашением большего числа сторон может быть, например, договор простого товарищества (договор о совместной деятельности). По такому договору двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной цели, не противоречащей Закону (ст. 1041 ГК).

Сопоставление понятий “договор” и “сделка” показывает, что второе шире первого, так как сделка может быть односторонней.

Поэтому договор - непременно сделка, но последняя далеко не всегда является договором. На договоры распространяются правила о форме, об условиях действительности сделок, об основаниях признания их недействительными и наступающих в подобных случаях последствиях, ряд других положений о сделках. Гражданско-правовые договоры, выражая согласованную волю сторон на достижение отвечающей действительному правопорядку цели, порождают, изменяют или прекращают, как правило, соответствующие имущественные правоотношения. Эти договоры - одно из важнейших оснований возникновения обязательств (ст. 307 ГК) Некоторые договоры наряду с обязательственными порождают такие видные правоотношения - правоотношения собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления (раздел II ГК).

В определенных случаях договоры служат основанием возникновения не только имущественных, но и личных неимущественных правоотношений (например, авторские договоры - ст. 30-34 Закона РФ от 9 июля 1993 года “Об авторских правах и смежных правах”). Из изложенного следует, что закон четко различает понятие “договор” и “обязательство”. Вместе с тем в гражданском обороте, законодательстве (в широком смысле) науке права термину “договор” придается значение не только юридического факта: нередко он применяется для наименования самого правоотношения, возникшего в результате соглашения, а так же примерных форм, используемых при заключении различных договоров, иных документов, из которых явствует достигнутое сторонами соглашения. Нужно вместе с тем иметь в виду, что в Гражданском кодексе наряду с договорными отношениями как таковыми, представленными позитивным образом, они в ряде положений закреплены в нормах, в которых, на первый взгляд, речь идет о лишь сугубо экономических категориях.

При переходе российского общества к рыночной экономике неуклонно усиливается значения договора, который становится основной правовой формой имущественных отношений между всеми участниками гражданского оборота.

Договор представляет собой волевой акт. Однако этот волевой акт обладает присущими ему специфическими особенностями. Он представляет собой неразрозненные волевые действия двух или более лиц, единое волеизлияние выражающее их общую волю. Для того, чтобы эта общая воля могла быть сформирована и закрепилась в договоре, он должен быть свободен от какого-либо внешнего воздействия. Поэтому ст. 421 ГК закрепляет целый ряд правил, обеспечивающих свободу договора.

Свобода договора является основным принципом современного гражданского и частного права.

В соответствии с п. 1 ст. 421 ГК МРФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается за исключением случаев, когда обязанность заключить договор, предусмотрена ГК РФ, иным законом или добровольно принятым обязательством.

Таким образом, есть основания рассматривать свободу заключения договора как неотъемлемую или наиболее значимую по своему правовому и практическому смыслу часть принципа свободы договора.

Представляется, что свобода заключения договора выражается в следующих элементах, имеющих решающее значение для договорного права.

1). праве участников гражданского оборота самостоятельно решать, следует им заключать договор или нет;

2). установлении для граждан и юридических лиц реальной свободы в выборе контрагента по договору;

3). юридическом равенстве сторон в процессе достижения соглашения;

4). самостоятельности сторон в определении вида (разновидности) договора, которому они хотят подчинить свои правоотношения;

5). возможности заключить договор, в котором содержаться элементы различных договоров, предусмотренных законом или иным правовым актом (смешанный договор);

6). праве сторон самостоятельно вести переговоры с целью достижения соглашения путем использования любым правомерных способов и без ограничения во времени, а так же в решении вопроса о целесообразности продолжения переговоров;

7). регулировании взаимоотношений участников договора преимущественно диспозитивным (дозволенными) нормами, которые действуют только в том случае, если иное правило не предусмотрено в самом договоре, разработанном сторонами.

Кроме этого, ГК РФ значительно расширил правоспособность коммерческих организаций, сферу применения договора, увеличил круг объектов, по поводу которых возможно заключения договора, что, безусловно позитивно отразилось на развитии рыночных отношений.

Каждый из перечисленных элементов имеет собственное содержание, которое можно проследить с помощью анализа положений ГК РФ.

Вместе с этим крайне важно подчеркнуть, что свобода договора вообще и свобода заключения конкретного договора не может быть абсолютной, ибо человек, живя в обществе, не может быть абсолютно свободен. Он должен соблюдать правила этого общества, по которым свобода одного не должна нарушать свободу другого. Человек отчуждает свою свободу, как писал Руссо, за благо жить в обществе. Беспредел в договорном праве неизбежно привел бы к злоупотреблениям правами, к анархии в экономике, а в конечном итоге – к подрыву государственности.

Свобода договоров могла быть абсолютной только при условии, если бы сам Кодекс м все изданные в соответствии с ним правовые акты состояли исключительно из диспозитивных и факультативных норм. Но нетрудно предвидеть, что такой путь повлек бы за собой немедленную гибель экономики страны, ее социальных и иных программ, а с ними вместе поверг в хаос общество. Неслучайно законодательство ни одной из существоваших в истории стран не пошло по этому пути.

В конечном счете ограничения свободы преследует одну из трех целей. Как было показано на примере императивных норм, это во-первых, защита слабейшей (слабой) стороны, которая начинается со стадии заключения договора и завершается его исполнения и ответственностью за нарушение.

Во-вторых, это защита интересов кредиторов, угроза которым может оказать разрушительное влияние на гражданский оборот. Имеется в виду, в частности судьба многих банков, представляющих кредиты “дутым” фирмам, а равно многочисленных граждан, предоставлявших таким же кредитным учреждениям свои денежные средства. Ставшим бичом нашей экономики пресловутый “кризис неплатежей” уже в наши дни так же подтвердил нуждаемость кредиторов в правовой защите.

Наконец, в-третьих защита интересов государства, в концентрированном виде выражающего интересы общества.

Поэтому закон устанавливает пределы свободного волеизъявления участников гражданского оборота, желающих вступить друг с другом в договорные отношения. На наш взгляд, основанием для вмешательства государства в регулирование договорных отношений могут быть положения ч.2 п. 2 ст. 1 ГК РФ, а именно: необходимость защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства.

В то же время, устанавливая рамки дозволительного поведения участников договорных правоотношений, государство должно ограничить свое произвольное вмешательство в частные дела, чтобы избежать возврата к существовавшим ранее командно-административным методам управления экономикой.

Особое значение имеют ограничения, связанные с введением лицензионного порядка. Имеется в виду, что отдельными видами деятельности, не только предпринимательской, но и за ее пределами, могут заниматься те, кто имеет специальное разрешение – лицензию. А значит, только они могут заключать определенные договоры. Хотя указанное обстоятельство специально выделено лишь в п.1 ст.49 ГК и тем самым применительно к только юридическим лицам, это в равной мере относится и к предпринимателям – гражданам. Такой вывод следует из п.3 ст.23 ГК , в силу которого к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила Кодекса, которыми регулируется деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями ( если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения).

ГК (ст.49) установил иной порядок: только закон может определить те виды деятельности, которыми юридическое лицо может заниматься лишь при наличии лицензии

Одним из институтов, который определяет пределы свободы заключения договора в целях защиты прав и законных интересов других лиц, является преимущественное право на заключение договора.

Преимущественное право на заключение договора (как самостоятельный институт гражданского права) в наиболее полном виде сформулировано применительно к продаже доли в праве общей собственности (ст. 250 ГК РФ). Данная норма не является новеллой для нового российского гражданского законодательства. Положения о преимущественном праве покупки были отражены как в ГК РСФСР 1964 года (ст. 120), так и в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (п. 4 ст. 46). Однако ст. 250 ГК РФ содержит некоторые новые правила, которые необходимо учитывать в практике.

Одно из них касается продажи доли в праве общей собственности с публичных торгов. Прежнее законодательство (ст. 120 ГК РСФСР) исходило из того, что право преимущественной покупки применяется во всех случаях кроме продажи имущества с публичных торгов. Нововведение заключается в том, что публичные торги для продажи доли в праве общей собственности при отсутствии согласия на этот всех участников долевой собственности могут проводиться только в случаях, предусмотренных законом. К таковым относятся: проведение публичных торгов в порядке исполнения решения суда, если иное не предусмотрено процессуальным законодательством (ст. 225 ГК); реализация заложенного имущества (ст. 350 ГК).

Еще одно новое положение заключается в распространении правил о преимущественной покупке в случае отчуждения доли по договору мены.

Статья 250 ГК РФ не содержит так же ограничения, ранее существовавшего для граждан (ст. 106 ГК РСФСР), относительно возможности иметь в собственности только один жилой дом или его часть, поскольку это положение противоречит не только Конституции РФ и другим законодательным актам, но и новым экономическим отношениям.

Институт права преимущественной покупки (преимущественного права на заключение договора) можно рассматривать с точки зрения императивного предписания, устанавливающего изъятие из принципа свободы договора (ст. 1 и 421 ГК РФ), так как при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли на условиях, предложенных посторонним лицом. Следовательно, продавец доли в праве общей собственности утрачивает возможность заключить договор с любым контрагентом по своему выбору, если ее захотят купить совладельцы или один из них.

Пределы свободы договора установлены и для потенциальных покупателей – участников права общей собственности ввиду того, что они лишаются права настаивать на включении в договор купли-продажи приемлемых для них условий. Это требование может быть просто отвергнуто продавцом.

Иными словами, к договорам применяется такое общее правило, как “закон обратной силы не имеет”, что, несомненно, придает устойчивость гражданскому обороту. Участники договора могут быть уверены в том, что последующие изменения в законодательстве не могут изменить условий заключенных ими договоров. Вместе с тем потребности дальнейшего гражданского оборота могут натолкнуться на такие препятствия, которые заложены в условиях заключенных договоров. В целях преодоления этих препятствий в п.2 ст. 422 ГК предусмотрена возможность изменения условий уже заключенных договоров путем введения обязательных для участников договора правил, действующих с обратной силой. При этом следует обратить внимание на то, что вновь введенные правила только в том случае обязательны для участников ранее заключенных договоров, если обратная сила им придана законом. Или правовые акты не могут действовать с обратной силой в отношении заключенных договоров.

Таким образом, в качестве общего правила должно быть воспринято положение о приоритете договора над законом, принятым после заключения договора. Исключения составляют лишь случаи, когда законодатель сознательно распространяет действие императивных норм на условия договоров, заключенных до вступления в силу соответствующего закона. Это создает определенные гарантии для сторон, которые при заключении договора обязаны руководствоваться обязательными правилами, установленными законом, действующим в момент оформления договорных отношений, поскольку исключает возможность не зависимо от воли сторон изменения путем принятия нового закона, содержащего иные правила о применении правовой нормы к ранее намеченному договору, если специально установлено, что ее действия распространяется и на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, касается лишь тех случаев, когда соответствующая правовая норма содержится в законе. Иными словами: то, что позволено закону не дозволяется делать иным правовым актам, регулирующим гражданско-правовые отношения.

Применительно к договорным отношениям сторон правильным будет утверждение о приоритете условий договора перед нормами, содержащимися в указах Президента РФ и постановлениях Правительства, изданных после заключения договора. Даже в тех случаях, когда названные правовые акты включают в себя императивные нормы, регламентирующие отношения сторон, и содержат указания об их обязательном применении к правоотношениям, возникшим до издания соответствующих правовых актов, стороны вправе не применять указанные нормы, а руководствоваться условиями ранее заключенного договора.

Наконец, ограничение свободы договоров может быть связано с их основанием. Имеется в виду, что существенный признак многих договоров составляет их цель. В этой связи стороны могут заключать договоры по выбранной ими модели только при условии, если основание конкретного договора будет соответствовать той цели, которая указана применительно к данной модели. Так, например, для договоров розничной купли-продажи и бытового обслуживания в равной мере обязательным является то, что эти договоры должны быть направлены на удовлетворение соответствующих потребностей (п.1 ст.492 ГК и п.1 ст.730 ГК). В противном случае договор не может рассматриваться ни как розничная купля-продажа, ни как бытовой подряд, а значит, и к отношениям сторон будут соответственно применяться, на что уже обращалось внимание, лишь общие положения о купле-продаже и общие положения о подряде. Более строгим является то требование в договоре, основанном на публичном конкурсе. В силу п.2 ст.1057 ГК этот договор может быть направлен на достижение какой-либо общественно-полезной цели.

Позитивное ограничение свободы, как уже отмечалось, выражается в том, что заключение договора или включение в него определенного условия становится обязательным для одной или обеих сторон.

Ст.421 ГК допускает понуждение заключить договор только при наличии указаний в Кодексе, в законе или в добровольно принятом обязательстве. Во всех таких случаях речь идет о возникновении у соответствующего лица по отношению к будущему контрагенту обязанности заключить в установленный срок и в установленном порядке определенный гражданско-правовой договор.

По общему правилу не допускается понуждения к заключению договора. Это в случаях, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК, другим законом или добровольно принятым участниками гражданского оборота обязательством. Посредством договоров выявляется истинные и конкретные потребности сторон в товарах, работах, услугах, характер и направление предпринимательской и другой экономической деятельности. Вместе с тем договор всегда определяет права и обязанности каждой из сторон, последовательность, а так же порядок их осуществления и исполнения. Особенно велика роль условий договора, касающихся последствий нарушения сторонами обязанностей.

В имущественном обороте сформировалась устойчивая система договоров, получивших закрепления в кодексе. Наряду с подобными договорами ГК, как отмечалось, допускает существование договоров, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему. В первую из названных групп - основную - прежде всего должны быть включены соглашения, опосредствующие отношения по передаче имущества в собственность или иное видное право. Большое распространение получили договора, по которым имущество переходит во владение и пользование; договоры, направленные на выполнение определенных работ и оказании всевозможных услуг. Ко второй группе могут быть отнесены смешанные договора, в которых содержатся элементы различных типов договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (ст. 421 ГК). Каждый из называемых договоров порождает обязательственные отношения имущественного характера. Наряду с подобными соглашениями, образующими подавляющую часть обязательственного права (разделы III, IV), ГК урегулировал ряд правил о договорах и иных подразделах части первой.

Особое место занимают среди соглашений, равно как и среди договоров организационные соглашения (договоры). Имеются в виду соглашения (сделки), которые представляют собой разработанные самими сторонами локальные нормы. Об одном из таких соглашений идет речь п.2 ст.784 ГК, которая отсылает по вопросам условий перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственности сторон к соглашению между этими последними. Такие соглашения не укладываются ни в рамки п.1 ст.420 ГК с ее определением договора, ни таким же образом в рамки ст.453 ГК, которая содержит определенные сделки.

При всех сделанных выше оговорках основной конститутивный признак соглашения – совпадения воли сторон – сохраняет свое значение. Совпадение, о котором идет речь, необходимо и тогда, когда в соглашении участвуют две стороны, и тогда, когда в нем насчитывается более широкий круг субъектов. Подобная ситуация может возникнуть, например, при общей собственности с тремя и более участниками. В последнем случае речь идет о единогласии всех участников независимо от того предусмотрено ли это специально в законе (например, в п.1 ст.247 ГК), или законодатель ограничивается указанием на необходимость достижения соглашения между сторонами (например, ст.248 того же Кодекса).

ГК 94 и некоторые иные акты употребляют наряду с “договором” и “соглашением” также еще один термин “согласие”.

Согласие в отличие от соглашения само по себе не порождает обычных для юридического факта последствий : возникновения изменения или прекращения прав и обязанностей. Его роль гораздо скромнее. Она проявилась лишь в случаях, когда на этот счет есть прямое указание в ГК, и в ином законе или другом правовом акте либо договоре, и сводится к тому, что представляет собой непременное условие, при котором волеизъявление лица (для одной стороны) или совпадающее встречное изъявление воли других лиц (для договоров) способно создать правоотношение. Указанный смысл согласия выражен, например, весьма четко п.2 ст.253 ГК : “Распоряжение имуществом находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, с кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом”.

Из приведенной нормы вытекает, что сделку совершает один, а согласие дает другой (другие лица). Таким образом, согласие третьего лица – юридический факт, который служит лишь условием, при котором законодательство предоставляет определенному лицу возможность совершить сделку (заключить договор). При этом согласие в отличие от соглашения (договора) всегда рассматривается как одностороннее действие со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поскольку согласие на совершение сделки (договора) может иметь в одних случаях гражданско-правовую, а в других административно-правовую основу его может выразить лицо, которое обладает в установленных пределах соответственно субъективным правом (как это имеет место при продаже доли в общей собственности), специальной гражданской правоспособностью или административной компетенцией. В последнем случае речь идет о “согласии-разрешении”. Примером может служить выдача компетентным органам лицензии на ведение определенных видов деятельности и заключении соответствующих договоров в рамках полученной лицензии (п.1 ст.49 и ст.173 ГК). Или другой пример – отсутствие согласия на постройку строения влечет за собой признание строительства самовольным со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе для судьбы заключенного по этому поводу договора (п.1 и п.2 ст.222 ГК).

Среди норм, которые регламентируют отношения с несовершеннолетними (гл. 3), имеются статьи, направленные на существенное обеспечение их интересов - “Эмансипация” и “Доверительное управление имуществом подопечного”. Согласно ст. 27 достигший 16 лет может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору (контракту) или с согласия родителей (усыновителей), занимается предпринимательской деятельностью и, следовательно, регулярно вступает в договорные отношения. Статья 38 предоставляет органу опеки и попечительства при необходимости постоянного управления недвижимым и ценным движимым имуществом подопечного возможность заключить с управляющим, определенным этим органом, договор, о доверительном управлении таким имуществом. Очевидно, что если в первом случае круг гражданско-правовых договоров законом не ограничен, то во втором управляющий имуществом подопечного не может выйти за рамки полномочий по управлению его имуществом.

С принятием ГК РФ ряд общих норм о юридических лицах, в том числе относящихся к договорам, приобрел высшую юридическую силу. Согласно ст. 52 ГК юридическое лицо действует на основании устава либо учредительного договора и устава, либо только учредительного договора; учредительный договор юридического лица заключается, а устав утверждается его учредителями (участниками); в учредительном договоре учредители обязуются создать юридическое лицо, определяют порядок совместной деятельности по его созданию, условия передачи ему своего имущества и участия в его деятельности. Далее этой же статьей устанавливается, что договором определяются так же условия и порядок распределения между участниками прибыли и убытков, управления деятельностью юридического лица, выхода учредителей (участников) из его состава.

В законе выделены правила об учредительном договоре. В ст. 70 говорится, что полное товарищество создается и действует на основании такого договора. Закрепляется так же, какие сведения должны содержатся в учредительном договоре полного товарищества. Сходного содержания правила действуют для товарищества на вере. В отношении обществ с ограниченной ответственностью, обществ с дополнительной ответственностью, акционерных обществ правила об учредительном договоре в особые статьи не выделены.

Более детально положения о таком договоре содержатся в настоящее время в соответствующих статьях Кодекса, Закона об акционерных обществах, а в последствии станут неотъемлемой частью предусмотренных Кодексом Закона об обществах с ограниченной ответственностью (ст. ст. 87, 89-91, 93), других находящихся в стадии разработки актов (например, Закона о договорных (полных и смешанных) товариществах).

Договоры направленные на создание хозяйственных товариществ и обществ (исчерпывающий перечень которых закреплен в кодексе), в известной степени подпадают под действие подраздела “Общие положения о договоре”. Об этом свидетельствует, в частности, правило п. 4 ст. 420; к соглашениям, заключаемым более чем двумя сторонами (что обычно происходит при возникновении товариществ и обществ), общие положения о договоре применяются, если это не противоречит многостороннему характеру таких договоров. Однако заключение учредительных договоров в силу их специфики не происходит путем направления одному или нескольким лицам оферты и получения акцепта. В то же время в главе “Заключение договора” не получило отражения требование ст. 52 и других статей ГК о необходимости оформления учредительного договора, хотя наименование ст. 445 (“Заключения договора в обязательном порядке”) дает для этого определенные основания.

Наряду с учредительными договорами не порождают обязательств исключительно имущественного характера и так называемые организационные договоры, обычно заключаемые при длительных хозяйственных связях. В части второй ГК подобного вида соглашения представлены в ст. 798 – “Договоры об организации перевозок”. Согласно этой статье перевозчик и грузовладелец при необходимости осуществления систематических перевозок могут заключать долгосрочные договоры об организации перевозок. Практике известны договоры на организацию поставок материальных ресурсов по заказам постоянных потребителей, которые определяют порядок и сроки представления и исполнения заказов. Конкретные обязанности поставщика и покупателя возникают в таких случаях при оформлении заказа.

Организационные договоры в известном смысле подпадают под понятие предварительного договора, получившего в ст. 429 ГК довольно развернутую регламентацию. По предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказания услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных данным договором. Предварительному договору однократного действия корреспондирует основной договор, что не имеет места при заключении организационных договоров, носящих долговременный характер. При длительном сотрудничестве нет нужды наряду с организационными мерами согласовывать все условия выполнения периодических конкретных действий. Поскольку организационные договоры в части первой ГК не представлены, допустимо применение к ним норм гражданского законодательства, регулирующих сходные отношения (аналогия закона – ст. 6 ГК), а именно ст. 429.

Договорные условия представляют собой способ фиксации взаимных прав и обязанностей. По этой причине, когда говорят о содержании договора в его качестве правоотношения, имеют в виду права и обязанности контрагентов. В отличии от этого содержание договора-сделки составляют договорные условия. Их фиксационная роль позволила в течении определенного времени широко использовать в законодательстве и литературе в качестве синонима условий договора его пункты.

Договорные условия принято объединять в определенные группы. Наиболее широкое распространение получили три группы условий : существенные, обычные и случайные. Из них сам законодатель использует и соответственно раскрывает смысл только названных первыми т.е. существенных, условий. Именно о них шла, в частности, речь в общих и специальных, посвященных отдельным видам договоров в статьях Гражданских кодексов 1922-1964 и 1994 гг.

Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие определить предмет, а так же другие существенные условия основного договора. В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если же такой срок не определен, основной договор подлежит заключению в течении года с момента заключения предварительного договора. Когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, предназначенные для случаев заключения договоров в обязательном порядке.

Вопрос об условиях договора имеет самостоятельное, причем более общее значении. Суть его в том, что совокупность условий образуют содержания договора как юридического факта. Определенность же содержания предопределяет особенности возникающих прав и обязанностей сторон, возможность надлежащего исполнения обязательств, последствия их нарушения. Согласно ст. 421 ГК условия договора формируются по усмотрению сторон. Исключения составляют случаи, когда содержание конкретного условия предписано законом или иными правовыми актами. Существует еще один аспект проявление свободы при заключении договора. Когда условие договора предусмотрено диспозитивной нормой, стороны могут своим соглашением исключить ее применение, либо установить условие, отличное от содержащегося в ней. При отсутствии такового соглашения, условия договора определяются диспозитивной нормой. Если же оно не определено сторонами или диспозитивной нормой, то должны учитываться опытом делового оборота., применяемые к отношениям сторон. В силу с. 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

3.Содержание договора


Информация о работе «Договор как основной вид сделок»
Раздел: Право, юриспруденция
Количество знаков с пробелами: 146318
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
83336
0
0

... договор), либо основанный на соглашении передачи вещи или иного имущества (реальный договор). Конструирование того или иного договора как реального или, напротив, консенсуального зависит от того, в чем выражается интерес каждой из сторон и какова соответственно цель договора, которая в общем виде представляет собой сумму интересов контрагентов. Если данная цель состоит в получении вещи, в работе ...

Скачать
25021
0
0

... научно- техническом сотрудничестве. Типы внешнеторговых сделок- подрядные, инжиниринговые, арендные, лизинговые, лицензионные, компенсационные, бартерные и др. Арендные сделки. Арендные сделки относятся к основным видам сделок купли- продажи услуг (наряду с лицнзионными и подрядными) и характерны для торговли машинами и оборудованием. Наибольшее распространение во ВЭД получил финансовый лизинг. ...

Скачать
37807
0
0

... исполнение договора по закону нельзя, но можно его расторгнуть по согласию сторон, выбрав условия расторжения, отвечающие интересам обоих участников. В таких жизненных ситуациях и нужны договоры новации, соглашение о прощении долга, соглашение о зачете, мировое соглашение, соглашение о расторжении договора. Особенностью договоров такого типа является то, что они «привязаны» к предыдущему ...

Скачать
147610
0
0

... , недействительной. Это связано с тем, что юридические последствия, возникающие из рассматриваемых сделок, не предусматривают возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, о чем говорилось ранее. ЗАКЛЮЧЕНИЕ   Понятие «договор» в равной степени может быть применимо, во-первых, к собственно документу, на котором изложен соответствующий текст, не имеющий содержания в ...

0 комментариев


Наверх