Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Институты «родительство» и «супружества»

Теория, практика и перспективы гендерологии и феминологии
Проблемы женской эмансипации в историческом аспекте Развитие женского движения в России Женское движение в сравнительной перспективе Всемирные конференции по положению женщин Семья как институт гендерной социализации Институты «родительство» и «супружества» Планирование семьи и репродуктивные права Влияние референтной группы на усвоение гендерный ролей Насилие против женщин Сексуальные домогательства на рабочем месте Женщины-осужденные Гендерная специфика суицидального поведения Феминистская социальная работа Лингвистический сексизм и лингвистическая гендерология Мужские и женские образы в современной литературе Феминистская кинокритика Гендерные различия пользователей РС Развитие гендерных подходов в образовании Школьные учебники как предмет гендерного анализа Феминизация бедности и занятости Гендерный фактор в предпринимательстве Секс-работа как профессиональная занятость Представительство женщин в высших структурах власти Гендерная теория власти и институт лидерства Проблема политического партнерства полов Гендерная политика и законодательство Формирование концепции равных прав и возможностей для женщин и мужчин
556640
знаков
5
таблиц
0
изображений

5.2. Институты «родительство» и «супружества»

Для более полного анализа гендерной социализации в семье необходимо исследовать такой социальный институт, как "родительство", которое определяется И.С.Коном как "система взаимосвязанных явлений:

а) родительские чувства, любовь, привязанность к детям; б) специфические социальные роли и нормативные предписания культуры; в) обусловленные тем и другим реальное поведение, отношение родителей к детям, стиль воспитания и т.д.". Прежде всего нас интересует как специфика отношения мальчиков и девочек к отцам и матерям, так и обратный процесс, а также распределение родительских ролей в семьях различных типов.

Нет необходимости доказывать, что родительские установки, реализуемые через непрямое "программирование", - один из важнейших факторов в социальном конструировании пола. Т.А.Гурко провела комплексное исследование на выявление доминирующей ориентации родителей: конформизм (ориентация на внешние правила и авторитеты)/ развитие личности (ориентация на внутренние стандарты поведения).

Хотя взгляды опрошенных матерей нельзя свести к какой-либо доминанте, автор условно их классифицирует на пять типов. 29 % матерей считают, что, когда юноша или девушка вырастут, оба они должны создать семью и получить специальности, иногда упоминается необходимость заботы о своих родителях. В какой-то мере это воспроизведение "идеального" советского варианта распределения гендерных ролей. 28 % матерей очень определенно представляют роль девушки, которая в первую очередь должна стать матерью и хозяйкой, мужская же роль выглядит туманно.

В их понимании мальчик должен стать "мужчиной", и в это понятие вкладываются самые различные характеристики: от галантности (например, 'подавать руку при выходе из троллейбуса") до "отслужить в армии". Более того, мужчина мыслится или находящимся где-то на периферии каждодневной жизни, или даже как предмет интерьера. В этом случае в известной степени вырисовываются "матриархальные" элементы, которые в нашей стране существовали и в действительности, по крайней мере, в частной семейной сфере.

Третий тип (10%) соответствует взаимодополнительной модели распределения семейных ролей: мальчику предписывается в будущем роль хозяина и главы, имеющего высокооплачиваемую работу и способного "обеспечить семью", а девушка должна "удачно" выйти замуж, быть ласковой и женственной, поддерживающей мужа в трудную минуту, заботящейся о детях. В этом типе в какой-то мере представлена западная семья среднего класса 60-х годов (знакомая нам, скорее, по кинофильмам) или идеальная модель семьи имущих в России.

Два других выделенных типа не включают семейные роли. 14 % матерей указывают на сходные личностные черты, девушка и юноша должны стать хорошими, разносторонними людьми, уметь работать. 19 % описывают женские (мягкая, аккуратная и т.д.) или мужские (сильный, смелый, ответственный и т.д.) качества.

Наиболее сложный аспект родительской социализирующей роли - ценностный. Сегодняшние родители подростков, являющиеся носителями пропагандируемых представлений прежней социальной системы, могут испытывать проблемы в подготовке детей в новом обществе. Отметим, что матери ставят на первое место по важности независимо от пола ребенка такие качества, как честность и правдивость (заметим, что и в других культурах именно матери, а не отцы ставят эти качества на первое место), в то время как отцы - целеустремленность и усердие в достижении успеха. Процесс трансформации ценностей как мужчин, так и женщин нуждается в более глубоком осмыслении.

По мнению Э.Эриксона, потребность в родительстве - критический период в развитии личности взрослого и его социализации. Осознавая свою новую роль в качестве образца для подражания, матери и отцы могут стараться лучше себя контролировать, усваивать новые знания и жизненные стратегии. Кроме того, дети сами могут выступать воспитателями своих родителей, особенно в периоды социальных трансформаций.

Расхождение ценностей, отношение детей к родителям сказывается и на подростковой идентификации. Как отмечают педагоги, родители и сами подростки, лишь очень немногие хотят быть похожими на мать или отца и еще меньше - на обоих родителей. Безусловно, ориентация на саморазвитие очень важна, особенно в условиях посттоталитарного общества. В то же время крайне ограничено число положительных героев и образцов. Например, для мальчиков часто образцом для подражания выступают герои фильмов. В условиях увеличения гендерной асимметрии в первичных институтах социализации маскулинные качества воспринимаются подростками как абстрактные и не связанные с положительными образами. В итоге, мальчики утверждают себя с помощью внешней символики (употребления алкоголя, наркотиков, курения). Поэтому по-прежнему острой остается проблема поднятия престижа отцовства как с точки зрения потребностей девочек и мальчиков, так и в качестве одного из возможных способов самореализации мужчин.

Анализ гендерных аспектов семейной социализации невозможен без рассмотрения такого конструкта, как "супружество". Международное исследование, в котором опрашивались отцы и матери детей до шести лет в России, Польше, Венгрии, Германии и Швеции, дало возможность заметить определенную специфику гендерных отношений в России по сравнению с другими странами.

Так, например, русские мужчины наиболее часто, по сравнению с мужчинами других стран, признают, что им было бы тяжело, если бы основным кормильцем стала жена, а ситуация, когда из двух супругов работает только жена, совсем невыносима для подавляющего большинства мужчин и почти половины женщин. В то же время среди них еще больше тех, кто придерживается убеждения, что независимо от того, работает жена или нет, дома мужа всегда должен ждать уют и порядок.

Основными причинами, по которым женщины могут оставить работу, они считают желание заботиться о семье и непосильность совмещения обязанностей в семье и на работе, а тезис о том, что женщины не оставляют работу лишь по финансовым причинам вообще вне конкуренции. Неудивительно поэтому, что столь значительная доля женщин (33 %) мечтают стать домохозяйками, хотя большая их часть вовсе не склонна считать это привлекательным образом жизни. М.Ю.Арутюнян отмечает: "Мужчины, обладающие более высокой квалификацией, с одной стороны, не так уверены в абсолютном равенстве женщин в семье и на работе, но, с другой стороны, не так категоричны в требовании "уюта во что бы то ни стало", как мужчины с низкой квалификацией".

В то время как часть женщин находит удовлетворение в роли домохозяек, удовлетворенность жизнью, включая самооценку и чувство собственной компетентности, выше у работающих женщин. Те же женщины, которые видят себя только в роли жены и матери, чаще всего испытывают так называемый "синдром домохозяйки". Он проявляется в чувстве беспомощности и безнадежности, частых депрессиях, низкой самооценке. Как показывает практика, годы, посвященные только заботам о семье, лишают женщин ощущений самостоятельности и компетентности, приводят, как правило, к потере собственного "Я", могут вести к алкоголизации, психическим и сексуальным расстройствам, к суициду.

Особенно тяжело сказывается подобная ситуация на одаренных женщинах, которые, отказавшись от получения высшего образования и посвятившие себя семье, чаще всего указывают на неудовлетворенность жизнью и наличие психологических проблем во взаимоотношениях с окружающими.

Весьма своеобразен тот факт, что доля женщин, разделяющих идею справедливого главенства мужчин на рынке труда и в семье и избегающих конкуренции с ними, весьма высока; примерно столько же женщин придерживаются совершенно противоположного взгляда, что приоритет должен быть отдан женщинам. Но "латентная традиционность", выражающаяся в чувстве вины перед мужем за посягательство на мужскую роль, явно перевешивает чашу весов в сторону традиционных ролевых позиций.

Показательно, что российские женщины оценивают коэффициент участия мужей в домашнем хозяйстве и воспитании детей как чрезвычайно высокий по сравнению с другими странами (что, по нашему мнению, является некоторым преувеличением и не отражает реального положения вещей, так как не согласуется ни с другими данными, ни со здравым смыслом) и, в то же время, именно российские женщины наименее удовлетворены участием мужей как в домашнем хозяйстве, так и в воспитании детей.

В последние годы наметилась четкая тенденция к увеличению вариативности содержания гендерных конструктов. Прежде всего это касается быстро прогрессирующих новых тенденций в сознании молодых девушек, так как изменения гендерных установок у девушек значительно более вариативны, чем у юношей. В экспериментах девушки явно проявляют склонность к свободному исследованию в сфере полоролевого поведения, фактически предоставляя юношам лишь возможность ответной реакции. Доминирующая черта в поведенческих моделях респонденток может быть интепретирована как "комплекс маскулинности", подразумевая условное использование этого термина при характеристике основных ориентации.

Как правило, "комплекс маскулинности" характерен для девушек с ярко выраженной наступательной тактикой в поведении. Они независимы и самостоятельны в принятии решений, активны и честолюбивы, стремятся к лидерству, имеют четко сформулированные жизненные установки. Основной постулат, декларируемый девушками такого типа, - абсолютный приоритет их творческой самореализации перед всеми другими социально значимыми функциями женщины в современном мире. Девушек такого типа достаточно много - до 25 %.

В то же время опросы, проведенные О.М.Здравомысловой, показывают, что современный успешный мужчина в большинстве случаев описывается как "жесткий и даже жестокий, властный, агрессивный, упорный в достижении цели, уверенный и скрытный", что подтверждается данными Т.А.Клименковой, И.С.Кона, Л.В.Поповой, Дж.О'Нила. Оказывается, таким образом, что российское общество на данном этапе развития воскрешает традиционные нормы мужского поведения и одновременно маскулинизирует нормы женские!

Думается, что, несмотря на безусловное влияние особенностей выборки (в большинстве исследований - это население преимущественно центральных городов), эти данные адекватно иллюстрируют современные тенденции развития нашего общества, частично подтверждая рассмотренную выше теорию Ю.Е.Алешиной и А.С.Волович.

Показательно также то, что в идеальных ценностных установках девушек инициативного типа фактически доминирует мужской подход к обустройству своего быта. Например, значительная часть девушек не связывает свое ожидаемое будущее, скажем, с такой перманентной функцией российских женщин, как повседневное приготовление еды в семье, покупка продуктов, не терзают себя вопросами: "Чем я буду кормить сегодня мужа?". Домашняя жизнь, как традиционная система ценностей в жизни женщины, часто отходит на второй план, уступая место профессиональной карьере.

Возникает правомерный вопрос, что же обусловило распространение такого типа женщин в нашем обществе? Следует помнить, что волевая и сильная женщина никогда не была редкостью в России, но в относительно стабильных условиях развития социума эти качества находили свое самовыражение прежде всего во внутрисемейных отношениях, проявляясь в той или иной форме авторитарности. Драматические вехи российской истории нередко как бы выталкивали женщин такого типа на поверхность общенациональных событий. Но при этом ролевое поведение женщин временно лишь приравнивалось к мужским поведенческим моделям ради достижения единой цели.

Однако уже в конце XIX в. традиционные модели начинают разрушаться под влиянием ухода мужчин в поисках работы в промышленные центры, что зачастую приводило к тому, что реальной хозяйкой в семье оставалась женщина. Отсюда в немалой степени и возник тот тип самостоятельной, сильной женщины, про которую и сейчас принято говорить: "...Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет".

Эти тенденции резко усилились после революции 1917 года и особенно после второй мировой войны в результате использования женского труда во всех сферах производства, воспитания детей без отцов, резкого демографического дисбаланса. Прибавим к этому высокий уровень разводов, когда ребенок остается с матерью, вынуждает женщину ориентироваться на карьерный рост, так как очевидно, что именно такая активная и деловая женщина имеет значительно больше шансов выжить и благополучно вырастить детей. Именно жесткость современной социально-экономической обстановки, а не особый психологический склад души российской женщины формируют такие качества (а именно на них в первую очередь обращают внимание иностранные исследователи), как авторитарность, резкость, гиперопека над детьми и нередко над мужем и т.д. И наконец, в процессе их жизни постепенно происходит девальвация тех ценностных установок, которые рассчитаны на развитие позитивных контактов с мужчинами.

Что же происходит в результате в повседневной семейной жизни? Объективно наработанный комплекс маскулинности приходит в постоянное столкновение с существующей в России полоролевой традицией. В связи с этим часто происходит несовпадение ролевых ожиданий и ценностных ориентации, приводящих к конфликтам между мужем и женой, причем, чем более независимо и самостоятельно живет женщина, тем острее переживаются эти конфликты.

Таким образом, наличие кризиса образа "настоящей женщины" представляется нам объективной реальностью. Но внутренняя раздвоенность и духовная дисгармония не являются лишь женской прерогативой. Сложившиеся условия властно требуют изменения и жестких норм мужского поведения, а также закрепления в сознании и опыте новых поколений иных социальных и психологических навыков.

Исследования последних лет показали, что современные западные мужчины в значительно большей степени, чем их отцы, стали связывать собственную самореализацию с семьей и меньше с достижениями в профессиональной сфере. Можно утверждать, что они уже не просто хотят иметь семью, но хотят быть в семье. Современные отцы значительно больше вникают в воспитание детей, больше проводят с ними времени, берут на себя часть традиционно женских обязанностей. Эта тенденция оказалась достаточно значима, и социологи описывают семейную ориентацию мужчин как явление современного постиндустриального общества.

О.М.Здравомыслова отмечает, что, с точки зрения современных женщин, идеальный мужчина должен быть "честен, деликатен, способен к сопереживанию, образован, находчив, жизнерадостен, надежен"', а с точки зрения самих мужчин, идеальный мужчина должен быть "честен, хорошо образован, справедлив, ответственен, способен к сопереживанию, находчив...".

В этом новом идеале нет намека на властность, агрессивность, грубую силу. Вспомним, что семейная жизнь становится для мужчины способом самореализации не в меньшей степени, чем профессия. Это заметно даже тогда, когда мужчина, живущий отдельно от семьи, продолжает оставаться (пусть и не всегда полноценным) отцом своего ребенка - ситуация, которая становится все более "нормальной" и распространенной на Западе, хотя в России не считается достаточно приемлемой.


Информация о работе «Теория, практика и перспективы гендерологии и феминологии»
Раздел: Социология
Количество знаков с пробелами: 556640
Количество таблиц: 5
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
57442
1
0

ендерология и феминология получают статус университетской науки. 1.2 Понятие гендер, феминность, маскулинность, андрогинность Понятие «гендер» является центральным и ключевым в гендерологии и феминологии. В 1968 г. Р. Столлер впервые обозначил различие понятий «пол» и «гендер». Хронологически феминология сформировалась ранее, чем гендерология, которая появилась как следствие интенсивных ...

Скачать
43775
7
0

... выделения которых являются принадлежность к мужскому или женскому полу и обладание маскулинными, феминными или андрогинными характеристиками личности. В третьей главе «Личностные особенности подростков с различной гендерной идентичностью (анализ эмпирических данных)» описывается процедура исследования, излагаются методы сбора, обработки и интерпретации эмпирической информации, этапы исследования. ...

Скачать
23955
0
0

... гендерный аспект в современном российском образовании, сконцентрировавшись на интеграции гендерной концепции в формальное образование в высшем образовании. Цель эссе - дать представление о гендерных аспектах образования; показать возможность применения гендерного подхода в образовании при решении актуальных проблем; научиться применять гендерный анализ в педагогической деятельности. ЧАСТЬ 1. ...

Скачать
81094
0
0

... волны». Деятельность всех феминистских организаций – наряду с деятельностью иных партий и союзов – была объявлена большевистскими декретами конца 1917г. – начала 1918г. вне закона.   Глава 2. Современное женское движение и его проблемы   2.1 Современный феминизм и его основные направления   Новый виток в развитии женских движений начался в конце 19 - первой половине 20 веков. В этот период ...

0 комментариев


Наверх