Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


3.   Кризис современных духовных ценностей привел к тому, что значительная часть общества начинает отдавать предпочтение ценностям христианской религии.

4.   Вследствие совершенствования правовой базы, регулирующей взаимодействие государства, церкви и общества, религиозная ситуация в Республике Беларусь находится в стабильном состоянии, а действующие религиозные конфессии вносят определенный вклад в возрождение нравственности и духовной целостности всех сторон общественной жизни.

5.   Необходимо чтобы и в дальнейшем государственная политика ставила себе целью устранение противоречий в межрелигиозных отношениях и предотвращала причины их возникновения.

Высшие ценности лежат в области веры, христианские ценности проверены временем, следовательно, в Республике Беларусь возможна только модель либерального конфессионального европейского общества, в котором сохраняется унаследованная от прошлых веков близость господствующей церкви с государством при свободе иных конфессий. Так де–факто происходит в сегодняшней Республике Беларусь, и в России, возможно, так сложатся отношения и в будущем.

ГЛАВА II. Основные направления реализации религиозной политики

 

2.1. Политико – правовое обеспечение религиозной политики.

 На современном этапе в Республике Беларусь наметились реальные изменения в религиозной политике. Религиозная политика является частью социальной политики белорусского государства. Она конституирована республиканскими нормативными актами и институционализирована в виде государственных и религиозных структур, выступающих в качестве субъектов данного направления социальной деятельности. Процесс становления религиозной политики в Беларуси отнюдь не завершен. Эта политика требует выработки современной концепции государственно–конфессиональных отношений, а также анализа и перспектив развития религиозной ситуации [3, с.47].

Становится очевидным, что развивающиеся в 90–е годы ХХ века общественно – политические процессы, повлекли за собой коренные изменения в государственном и политическом устройстве Республики Беларусь. Они существенным образом затронули сферу отношений государства и церкви, и это нашло отражение в постановлениях, законах. 16 августа 1991 года вышло постановление Совета Министров БССР № 318 «О создании в республике государственных органов по делам религий». На основании этого постановления при облисполкомах стали создаваться советы по делам религий.

Государственный курс Республики Беларусь ориентирован на реальное обеспечение права граждан на свободу совести. Реальность свободы совести зависит от ее соответствующего законодательного закрепления. Значительным шагом в этом направлении стал Закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях». Закон регулирует государственно–церковные отношения в целях единообразного осуществления на всей территории страны принципов свободы совести и вероисповеданий, а также реализации права на пользование этой свободой. 17 января 1995 года был принят Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях». Положения Закона во многом являются признанием той ситуации, которая сложилась в реальной жизни. В нем отражены новые подходы к государственно–конфессиональным отношениям, соответствующие духу и сути обновления и демократизации белорусского общества. Церковь получила право юридического лица, возможность осуществлять религиозное образование, иметь собственность, заниматься благотворительностью и социальным служением. Закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» является итогом напряженного труда депутатов, представителей традиционных для республики религий и конфессий, ученых–религиоведов и специалистов в области государственно–конфессиональных отношений.

Принятие Закона продиктовано необходимостью совершенствования регулирования взаимоотношений государства и конфессий, установления правовых гарантий обеспечения свободы совести, а также и социальными переменами, демократизацией жизни в республике. Закон снял все неоправданные ограничения на культовую деятельность религиозных организаций, упростил процедуру их регистрации, снял запрещение на их социальную, производственно–хозяйственную и иную некультовую деятельность, признал за религиозными организациями право юридического лица и право собственности, распространил нормы трудового законодательства, социального обеспечения и социального страхования на всех граждан, включая служителей культа, работающих в религиозных организациях.

В Законе отражена попытка привести свободу вероисповеданий в соответствие с международно–правовыми пактами о правах человека. Каждому гражданину предоставляется возможность самостоятельно, без принуждения, определять свое отношение к религии.

Учитывая перемены, произошедшие в государстве, изменения и дополнения в Конституции, принятые на республиканском референдуме в 1996 году, следует подумать о необходимости внесения в Закон серьезных корректив. В новом законодательном акте необходимо учесть вопросы такие как:

Ø определение роли и места православия в жизни нашей республики, в государственно–конфессиональных отношениях;

Ø выражение отношения к новым религиозным движениям, течениям, сектам.

В 1997 году в республике создан Государственный комитет по делам религий и национальностей при Совете Министров. Задачей Госкомитета являлась подготовка предложений по урегулированию вопросов, связанных с деятельностью религиозных организаций и требующих решения правительства, а также информационно–аналитическое обеспечение деятельности правительства по вопросам, затрагивающим сферу взаимоотношений государства и религиозных организаций. Госкомитет вырабатывал рекомендации, готовил проекты решений правительства по вопросам, относящимся к его компетенции, проекты законов Республики Беларусь для внесения их в установленном порядке в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь. Госкомитет в своей деятельности опирался на действующий при нем консультативный совет. В состав консультационного совета входили представители зарегистрированных религиозных организаций, юристы, специалисты в области религиоведения и др. Базовых специальностей для этой системы нет, их нужно готовить, используя все виды и формы современного обучения. Этим объясняется, по мнению Л.Е. Землякова, отсутствие квалифицированного проекта Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» [49, с.181].

В настоящий момент вышел Указ Президента Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Указ Президента Республики Беларусь от 24 сентября 2001 года № 516, в соответствии с которым абзац седьмой следует изложить в следующей редакции: «Создать при Аппарате Совета Министров Республики Беларусь организацию по делам религий и национальностей». Указом Президента от 11 октября 2001 года, № 578 при Аппарате Совета Министров РБ создана организация по делам религий и национальностей (вместо Госкомитета по делам религий и национальностей). Нововведение является свидетельством понижения статуса этого органа.

В недалеком будущем возможно принятие нового Закона, так как в компьютерной сети появился проект Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях». Проект принят Палатой представителей и одобрен Советом Республики. В статье 4 указано, что каждый имеет право на свободу выбора атеистических или религиозных убеждений, а также самостоятельно определять свое отношение к религии. Статья 5 дает возможность каждому свободно выбирать, иметь, менять, выражать и распространять религиозные убеждения, не запрещенные законом. Указывается, что родители или лица, их заменяющие, по взаимному согласию вправе воспитывать своих детей в соответствии со своим собственным отношением к религии, за исключением случаев, когда побуждение к религиозным действиям угрожает непосредственно жизни и здоровью ребенка, нарушает его законные права. Очень важно, что новый законопроект устанавливает статьей 6 равноправие религий перед законом, а в статье 7 речь идет о равноправии граждан перед законом независимо от их отношения к религии.

В статье 8 нового законопроекта оговаривается отношение государства и религии:

Ø государство не вмешивается в деятельность религиозных организаций, если деятельность их не противоречит законодательству Республики Беларусь; на религиозные организации также не возлагаются государственные функции;

Ø религиозные организации вправе участвовать в общественной жизни, а также использовать государственные средства массовой информации в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь;

Ø религиозные организации не участвуют в деятельности политических партий и других общественных объединений, преследующих политические цели, и не оказывают им финансовой поддержки;

Ø в местах богослужений не допускается использование государственной символики, проведение собраний, митингов и других мероприятий политического характера;

Ø государство способствует установлению отношений терпимости и уважения между гражданами, исповедующими и не исповедующими религию, религиозными организациями различных вероисповеданий.

Таким образом, становится очевидным, что институт государства и институт религии имеют свои отведенные законодательно функции и должны действовать в рамках, установленных законодательством.

Вопросами законодательного порядка обеспокоена и церковь. Митрополит Филарет отметил, что в действующем законе «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях», в отличие от аналогичных законодательных актов большинства развитых европейских стран, отсутствует юридическая дифференциация религиозных организаций. Наша законодательная практика фактически не учитывает решающий вклад православия в формирование национальной белорусской культуры и мировоззрения. «Правовой гиперплюрализм», по его мнению, «приводит к тому, что принцип равенства религий ошибочно толкуется как их равенство между собой». А между тем, «православная церковь сегодня единственная сила, которая последовательно и принципиально борется за духовное здоровье нации, сохранение ее этических, духовных, а, следовательно, и национальных особенностей» [115, с.8]. В новом законопроекте православная религия не выделяется в качестве приоритетной, и это правильно, в противном случае это противоречило бы принципу равноправия религий, что в дальнейшем могло бы вызвать негативные последствия, разногласия и противоречия на межконфессиональной почве.

В законе нет разграничения формулировок «свобода совести» и «свобода вероисповеданий». Это вызывает серьезные возражения, так как и по объему, и по содержанию эти понятия неоднозначны. Свобода совести означает право человека быть свободным в выборе той или иной религии, или быть атеистом; выбирать, иметь и распространять религиозные или иные убеждения и действовать в соответствии с ними при условии соблюдения закона. В новом законопроекте разграничиваются формулировки «свобода совести» и «свобода вероисповеданий». Отношение к религии – это одна их личных свобод человека, и признавать религию или не признавать – решает он сам. В конфессиональном выборе он также свободен. В таком вопросе не может быть принуждения граждан, как со стороны государства, так и со стороны религиозных объединений и их органов управления. Следовательно, ни государство, ни религиозные институты не вправе устанавливать нормы, обязывающие граждан соблюдать религиозные каноны. Понятие «свобода совести» является этической категорией, выражающей моральное сознание, внутреннюю убежденность в том, что есть добро и зло, сознание ответственности за свое поведение и за то, что происходит вокруг. «Свобода совести» означает свободу человека понимать окружающую действительность в соответствии со своими внутренними убеждениями. Совесть определяется мерой развития человека, его социальной позицией в тех условиях, в которые он поставлен. Нормы демократического общежития как свободы совести, слова, собраний и т.д. должны дать самим гражданам возможность определиться в своих верованиях.

Свобода вероисповеданий прежде всего предполагает веротерпимость, терпимое отношение государства ко всем вероисповеданиям, конфессиям при отделении религиозных организаций от государства и школы от религиозных организаций и ко всем прочим – при наличии официальной государственной или покровительствуемой религии. Понятие «свобода вероисповеданий», как отмечает Л. Земляков, не включает в себя свободу выбора человеком вероисповедания (религии, конфессии). По существу понятие это означает веротерпимость, укрепляющую позиции религиозных организаций в государстве, на что, собственно, и направлен Закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» [49, с.138]. Становится очевидным, что в Законе «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» понятие «свободы вероисповеданий» не раскрыто, оно подменено понятием «свободы совести». Следовательно, необходимо уточнить это концептуальное положение.

В Законе отсутствует также признание религиозных организаций в качестве социальных институтов, субъектов публично–правовых отношений.

Правовые основы светского государства Республики Беларусь заложены в Конституции. Статья 16 действует в единстве со статьей 31 Конституции и Законом Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях». Светский характер государства подразумевает признание ряда принципов в сфере отношений государства с объединениями его граждан определенного вероисповедания. В Законе Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» подчеркивается, что «не допускается какое–либо принуждение при определении гражданином своего отношения к религии, к признанию, либо отказу от признания религии, к участию или неучастию в богослужениях, религиозных обрядах и церемониях, обучении религии». В законодательстве существуют и некоторые ограничения права и свободы исповедовать религию. В статье 16 Конституции Республики Беларусь, принятой на республиканском референдуме 1996 года, говорится о том, что «запрещается деятельность религиозных организаций и их органов и представителей, которая направлена против суверенитета Республики Беларусь, ее конституционного строя и гражданского согласия либо сопряжена с нарушением прав и свобод граждан, а также препятствует исполнению гражданами их государственных, общественных, семейных обязанностей или наносит вред их здоровью и нравственности»

Запрещаются законом религиозные организации, деятельность которых сопряжена с насилием над гражданами, с посягательствами на права, свободу и законные интересы граждан. Такие организации лишаются возможности участвовать во всех сферах жизни общества, наказываются штрафом, или лишаются права занимать определенные должности, или заниматься определенной деятельностью, или наказываются лишением свободы на срок до шести месяцев (ст. 193 УК РБ – Уголовный Кодекс Республики Беларусь).

В качестве субъектов политических и иных отношений могут выступать как сами религиозные организации, так и их различные органы, а также лидеры конфессий, главы религиозных организаций. Вместе с другими объединениями они формируют общественное мнение, создают благоприятные или неблагоприятные условия для осуществления официальной политики, оказывают воздействие на государственную власть.

Государство имеет дело с гражданином, обеспечивая реализацию его интересов, прав, свобод. Для государства Беларуси обеспечение законности -одна из главных задач. Свидетельством тому является Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 9 апреля 1997 года № 309: «О ходе выполнения закона Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях», в котором речь идет о необходимости обеспечения исполнения законодательства о свободе вероисповеданий и религиозных организациях. Государство и его органы в соответствии со статьей 7 Закона «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» не вмешиваются в законную деятельность религиозных организаций, их внутреннюю организацию, не поручают им исполнения каких–либо государственных функций. Государство уважает духовную связь личности с церковью, признает тайну исповеди. В свою очередь участие религиозных организаций в государственных актах и процессах государственного управления не противоречит законодательству. Приоритет свободы совести предусматривает запрещение по закону действий, возбуждающих вражду и ненависть в связи с религиозными верованиями. Государство поощряет толерантность к различным мировоззренческим позициям, к плюрализму нравственных ценностей.

Отделение религиозных организаций от государства и школы от религиозных организаций освобождает верующих только от обязательного участия в политической жизни, от определения своих политических пристрастий, но не освобождает от выражения религиозных чувств и принадлежности к той или иной конфессии. Отделение религиозных организаций от государства является определяющим политическим и правовым принципом отношений государства и религиозных организаций. Религиозные организации не могут быть составной частью государственных органов и учреждений, в том числе таких, как государственные школы, высшие учебные заведения, больницы, дошкольные учреждения.

Не следует отделение религиозных организаций от государства понимать как полное прекращение отношений между ними, так как это дает основания для бесконтрольности действий и неподчинения органам государства. Принцип отделения религиозных организаций от государства является основополагающим в белорусской модели государственно–конфессиональных отношений. Государство способствует установлению отношений терпимости и уважения между гражданами, исповедующими или не исповедующими религию, между религиозными организациями различных вероисповеданий. Самый важный момент в отделении религиозных организаций от государства в том, что религиозные организации не участвуют в деятельности политических партий и других общественных объединений, которые преследуют политические цели.

Статья 16 Конституции Республики Беларусь провозглашает равноправие религиозных организаций, создаваемых гражданами. Этот принцип нашел свое подтверждение в статье Закона «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях», согласно которой все религиозные организации Республики Беларусь имеют равные права и возможности основывать и содержать места богослужений или собраний, отправлять культ и заниматься миссионерской деятельностью, готовить кадры служителей культа, распространять религиозную литературу, участвовать в благотворительности. Государство должно занимать нейтральную позицию, не становиться на сторону какой–либо религии или мировоззрения. После референдума в ноябре 1996 года в Конституцию был внесен ряд изменений и дополнений. В частности изменения внесены в часть 1 статьи 16 Основного Закона. Раньше текст был следующим: «Все религии и вероисповедания равны перед законом. Установление каких–либо преимуществ или ограничения одной религии или вероисповедания по отношению к другим не допускаются». Теперь статья 16 содержит следующее положение: «Религии и вероисповедания равны перед законом. Взаимоотношения государства и религиозных организаций регулируются законом с учетом их влияния на формирование духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа».

Можно с полным основанием разделить точку зрения В.И. Бобровича по поводу места религий в современном обществе. В статье «Государственная идеология в переходном обществе» он говорит о том, какое место в сознании белорусов занимают христианские ценности. Он отмечает, что «Объединение граждан на базе общей конфессиональной принадлежности не должно быть задачей правового государства. Будучи отделенным от церкви, оно признает моральную автономию личности – ее право на самоопределение в вопросах веры и морали. Кроме того, опора на христианские (православные) ценности оставляет за пределами гражданского сообщества представителей других конфессий. Современное общество, и белорусское в этом смысле не исключение, многоконфессионально. Задачей государства в современных условиях становится создание условий для их мирного сосуществования и развития. Диалог культур, способность к компромиссам, толерантность – главные темы демократического гражданского образования» [12,c.9]. И с этим мнением невозможно не согласиться.

Принцип равенства перед законом перестал трактоваться упрощенно. Он стал включать в себя два характерных для международного законодательства положения, составляющих его юридическое содержание: требования Закона равно обязательны для всех религиозных организаций; за нарушение требований Закона религиозны организации несут равную ответственность.

Но приоритет сотрудничества государства распространяется на традиционные религиозные конфессии. Государство должно противостоять распространению деструктивных культов и тоталитарных сект.

Деятельность иностранных религиозных организаций должна определяться особым правовым статусом, в том числе и посредством заключения договоров между Республикой Беларусь и той или иной зарубежной религиозной организацией.

В законодательстве Республики Беларусь впервые закреплено положение, согласно которому религиозные организации признаются юридическими лицами с момента регистрации их уставов. Религиозные организации обладают собственными органами управления, полномочия которых закрепляются в уставах. Они имеют обособленное имущество и несут имущественную ответственность. В условиях многопартийности, идеологического плюрализма, активности религиозных организаций государство обязано взять на себя инициативу по формированию своего курса церковной политики. Оно заинтересовано в конструктивном развитии отношений с религиозными организациями, рассматривая их членов, прежде всего, как представителей интересов многомиллионной массы верующих граждан. Государство должно умело оппонировать общественным объединениям, отстаивать и проводить в жизнь общепринятый в цивилизованном мире принцип светскости государства, устранять все то, что может привести к расколу и конфликту в обществе по религиозному признаку, создавать условия для удовлетворения нерелигиозных духовных потребностей граждан. Государство должно вернуть религиозный вопрос в ту сферу, где его место: в сферу частной жизни граждан. Глава белорусского государства разделяет эту точку зрения, поэтому встречи Александра Лукашенко и митрополита Филарета носят регулярный характер. Президент Беларуси и его «вертикаль» подтверждают свою приверженность православным взглядам. Они поддерживают то, что государственно–церковные отношения должны базироваться исключительно на конституционно–правовой основе, и соответствовать международным документам по правам человека.

 На государстве лежит обязанность обеспечить правовой статус личности по отношению к религии. Государство должно предоставить право личности на свободный выбор вероисповедания и свободное отправление религиозного культа. Отношение государственных органов к личности не должно быть дифференцированным в зависимости от его принадлежности к той или иной конфессии. Американская традиция исходит из принципа равенства религий перед законом и между собой. Первая редакция ст. 6 Закона Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» (17 декабря 1992 года), где говорилось о том, что ни одна религия, вероисповедание не пользуются никакими преимуществами и не имеют никаких ограничений в сравнении с другими, отвечает американской традиции. Но тут следует сделать оговорку, что нам ближе западноевропейская традиция, которая исходит из дифференциации статуса религиозных организаций, что никоим образом не ущемляет права личности на свободу вероисповедания. Сохраняя юридическое равенство религий и конфессий перед законом, европейская правовая традиция выделяет исторически традиционные конфессии и оговаривает право государства на преимущественное сотрудничество именно с ними. Это сотрудничество по–разному закреплено в конституциях различных европейских стран: в Норвегии Евангелическая лютеранская религия является официальной государственной религией. В Греции преобладающей религией является восточная православная христианская церковь. В Италии, Ирландии, Польше и других государствах, особым статусом наделена католическая религия [151, с.59].

В стране произошли значительные политические и идеологические перемены. Это способствовало возрождению понимания религии как достояния мировой и отечественной культуры. Если в социально стабильных странах влияние идеологий на общественное сознание по преимуществу снижается, то в государствах, переживающих процесс трансформации, их роль возрастает в борьбе за захват и использование власти. Этим, в частности, можно объяснить современную позицию православной церкви. И тут уместными представляются идеи, высказанные академиком Э.А Поздняковым: «В отрицательной форме религию как веру стала вытеснять религия как идеология, в позитивной форме ее полностью вытеснила политика, государство прочно заняло место церкви, политика – место религии, светская идеология – место идеологии религиозной. Политика стала новой религией человека, идеология ее теологией... всякое политическое действие сводится в итоге к занятию определенной ценностной позиции. Идеология и служит формулированию и теоретико–философскому обоснованию этих ценностей, их защите от иных чуждых ценностей. Лишаясь идеологической основы, политика лишается и одухотворяющей ее идеи, и превращается в пустое политиканство, в политическую игру, в «искусство ради искусства» и, в конце концов, в политический авантюризм. Такое случается с политикой в периоды духовного кризиса общества, сопровождаемого разрывом органических связей между государством и гражданским обществом и наоборот, между политикой и нравственностью, между идеей и силой» [Цит. по:111, с.54].

Следовательно, в здоровом общественном организме политика, идеология и нравственность представляют единый неразрывный узел его духовного бытия, там где этот узел начинает распадаться на отдельные составляющие его части, там общество больно, там наступают его сумерки, начинается его переход в стадию стагнации и затем упадка.

Общество не может существовать без идеологий. Справедливо было бы поддержать А. Ахиезера, который пишет: «государственная идеология – это костыли, которые необходимы больному. Здоровому костыли не нужны. Но что же делать больному обществу? В этой драматической ситуации неизбежно приходится вести речь не об исчезновении идеологии, а о смысле ее формы» [8,с.89]. Конституцией Республики Беларусь зафиксировано многообразие идеологий. Подобные идеологии могут быть выработаны самим государством, церковью, политическими партиями.

 В настоящий момент, характеризующийся трансформацией нашего общества, церковь, религия, верующие послужили источником идей и ценностных ориентиров, призванных собрать воедино белорусское общество; стали активно использоваться в текущей политике как аргумент в споре власти и оппозиции, при решении политических конфликтов, как возможный электорат того или иного политика. Религиозные ценности легли в основу политических программ новых партий, созданных в последнее время. И хотя в Республике Беларусь и существует несколько партий, носящих название «христианская», их влияние и политический вес практически не ощущаются.

Белорусский христианско–демократический союз (БХДС) выступает преемником ХДС, созданного в Беларуси в мае 1917 года. Это партия парламентского типа, объединяющая граждан республики для осуществления целей, основанных на общечеловеческих ценностях и идеалах христианской демократии. Сама партия считает себя не светской партией, а светским продолжением церкви. Она не выдвигает ограничений для своих новых членов, но принимает лишь тех, кто разделяет морально–этические заповеди Христа. Следует отметить, что христианских партий быть не должно, ибо партия – это часть, раскол общества, а церковь должна объединять, а не разъединять. Христиане должны действовать как христиане в любой партии по выбору своей совести, а не создавать «христианские» партии.

Несмотря на установленный законом запрет участия религиозных организаций в деятельности политических партий и движений, в выборных компаниях, опосредованно это широко практикуется. Кроме того, появилось значительное число конфессионально ориентированных партий и общественно – политических движений, что сделало институт религии существенным фактором общественно – политической жизни страны [26, с.22]. И тут следовало бы отметить, что в белорусском обществе религиозные организации в большей степени участвуют в культурно–просветительской деятельности, нежели в политической жизни.

Республика Беларусь находится в кризисной стадии как в смысле экономическом, так и духовном. В качестве аналога можно привести пример Польши, которая миновала подобную стадию. В Польше подобное вхождение в экономический и духовный кризис в 80–х годах сопровождалось усилением религиозности и нарастанием клерикальных тенденций, но по мере того, как страна стала выходить из кризиса, наблюдалось снижение религиозности. По мере того как стабилизируются экономические, социальные процессы, рост религиозности пойдет на убыль. На сегодняшний день роль православного фактора в общественно–политической жизни страны велика.

В докладе на заседании «круглого стола» от 22 апреля 1999 года президент Белорусского фонда единства православных народов В.Коноплев отметил, что в последние годы в Беларуси возник ряд политических партий и движений, прямо не связанных с иерархией церкви, однако в той или иной мере использующих православный фактор в своей деятельности. Примечательно, что и здесь наблюдается полный плюрализм: на православную идеологию опираются как демократические партии, так и патриотические. Однако эти партии пока еще не получили серьезной общественной поддержки: большинство населения все еще с опасением относится к возможной политизации религии [26, с.14].

Владимир Махнач считает ложным утверждение, якобы церковь не занимается политикой. Еще как занимается! Есть политика поместной церкви, проводимая в интересах всех христиан данной территории, и есть политика вселенской церкви – в интересах всех православных христиан, ныне живущих и тех, кто еще будет жить [88, c.4].

Церковь отсекала попытки расчленения церковного единства, когда не было единства политического. В социальной концепции РПЦ по этому поводу говорится: «Считать нежелательным членство священнослужителей в политических партиях, движениях, союзах, блоках и им подобных организациях, в первую очередь ведущих предвыборную борьбу» [93, с.19]. Это само собой разумеется, ибо политика любой партии – это политика в интересах некоей группы, а политика церкви – это политика всего православного народа.

В зале заседаний Европейского гуманитарного университета с 4 по 6 октября работала секция «Образование, культура и религия в ХХI веке». Митрохин Л.Н., выступая со своим докладом, выразил обеспокоенность тем, что происходит слияние церкви с политикой. По его мнению, этого быть не должно. Церковь должна быть аполитичная и асоциальна. Привел пример Америки, где религия является «принципом моральности». В Соединенных Штатах Америки, которые изначально представляли собой многоконфессиональное государство, утвердился принцип радикального отделения церкви от государства. Иммиграция со всего мира завезла в США практически все существующие в мире христианские религии, а также иудаизм, буддизм, ислам. Религии вынуждены были приспосабливаться, эволюционировать, чтобы найти свое место в американском обществе. Эта эволюция, не касаясь теологических аспектов веры, затронула самые разнообразные стороны жизни, привела к укреплению религиозной терпимости, признанию принципов демократии, участию в утверждении общего для всех вероисповеданий США американского образа жизни. В свою очередь религиозный плюрализм делал изначально невозможным возникновение в США государственной церкви. Это нашло свое отражение в принятой еще в 1791 году и действующей до сего дня первой поправке к Конституции США: «Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии либо запрещающего свободное ее вероисповедание...» Подтверждением серьезности, с которой на Западе относятся к вопросу религиозной свободы, является принятие 9 октября 1998 года Сенатом США по инициативе сенатора Дона Николса закона о международной религиозной свободе. Он направлен на защиту прав религиозных общин и против преследований на религиозной почве. Закон подразумевает применение санкций против тех стран, которые проводят дискриминационную политику в области религии. Под санкциями подразумевается не только дипломатический протест, но и сокращение инвестиций, прекращение помощи, запрещение заключения государственных контрактов. Такой закон надо рассматривать, как попытку установить общие для всех стран принципы взаимоотношений государства с религиозными организациями [112, c.74]. Решительное большинство жителей США представляют христиане. Эта реальность отражена, в частности, в церемонии присяги президента на Библии, наличии официального выходного дня в воскресенье и так далее. Но в американской переселенческой традиции религия являлась чисто социальной общностью на нейтральной к любой пришлой культуре почве Нового Света, а в Республике Беларусь, как и повсюду в Европе, религия накрепко срослась с культурой, с почвой, с языком. Именно поэтому в белорусском государстве заново возникает модель государства с «господствующей» религией, наподобие Англии, ряда стран Скандинавии, Греции. Другие религии, помимо господствующей, ни в малой степени там не подавляются, но они не считаются там государство образующими. Американское политическое сообщество внеконфессионально, но религиозно, французское политическое сообщество внеконфессионально, и внерелигиозно. Немецкое, греческое или английское, с известными оговорками, и конфессионально, и религиозно.

В ряде современных стран, – например, Великобритания, Финляндия, Норвегия, Дания, Греция – церковь сохраняет государственный статус. Другие государства, которых со временем становится все больше, (США, Франция), свои отношения с религиозными общинами строят на принципе полного отделения. В Германии Католическая, Евангелическая и некоторые другие церкви имеют статус корпораций публичного права, в то время как иные религиозные общины от государства полностью отделены и рассматриваются как частные корпорации. На практике, однако, реальное положение религиозных общин в большинстве этих стран мало зависит от того, отделены или не отделены они от государства. В некоторых странах, где церкви сохраняют государственный статус (Греция, Финляндия, Кипр), он сводится к взиманию налогов на их содержание через государственные налоговые учреждения. Наряду с регистрацией актов гражданского состояния, производимой государственными административными органами, признается правовая действительность церковных записей, сделанных при крещении новорожденных или при заключении брака через церковное венчание [93, с. 9].

Н. Митрохин видит церковь «одной из наиболее значимых общественных организаций современной России. РПЦ – крупнейшая организация на постсоветском пространстве. Среди других общественных организаций ее заметно выделяет ряд факторов, позволяющих говорить о некоем особом ее статусе. Во–первых, велико политическое влияние РПЦ, которая в России полуофициально признана самой главной общественной организацией. Это формально закреплено тем, что патриарх занимает шестое место в государственном протоколе. Во–вторых, церковь имеет многовековую практику ведения хозяйственной деятельности, которой она не была лишена даже в период выживания в атеистическом государстве. В третьих, он выделяет, возможно, главное: существование РПЦ в качестве общественной организации неотделимо от ее функционирования в качестве субъекта экономики [97, с.54].

Религиозным организациям предоставлено право помимо своей основной религиозной деятельности осуществлять иные виды деятельности, в том числе предпринимательскую, если ее результаты используются для достижения основной цели. Государство и общество заинтересованы в том, чтобы деятельность религиозных организаций осуществлялась на основе самофинансирования; однако необходим контроль за тем, чтобы религиозный статус организации не превращался в прикрытие для коммерческой деятельности. Значительная часть доходов религиозных организаций, в том числе от предпринимательской деятельности, должна направляться на поддержание в надлежащем состоянии религиозного имущества, которое принадлежит государству и находится в безвозмездном использовании религиозными организациями. Учитывая некоммерческую сущность религиозных организаций, им предоставлены значительные льготы; государство ставит их в особое положение по сравнению с иными некоммерческими и общественными организациями. В отношении религиозных организаций льготы являются выделением доли общественного богатства на удовлетворение духовных потребностей как общества в целом, так и его конфессионально ориентированной части. Государственная поддержка и содействие религиозным организациям в этой ситуации как дань исторической традиции. Проект бюджета страны на 2002 год, принятый парламентом в первом чтении, предусматривает финансирование Белорусского экзархата в размере 97,6 миллиона рублей. Это в некотором роде противоречит действующей Конституции, отделяющей церковь от государства, и может вызвать недовольство у других конфессий. Но выделяя средства, государство исходит из того, что многие храмы Белорусской православной церкви имеют статус памятников истории и архитектуры и находятся под охраной у государства. Поэтому государство вправе направлять средства на выполнение собственных обязательств по охране национального культурно-исторического достояния белорусского народа. Восстановление разрушенного наследия должно производиться обществом и государством в качестве добровольного и сознательного шага.

Передача религиозным организациям имущества религиозного назначения – одна из важнейших форм их поддержки государством. Но порядок выбора формы передачи имущества в собственность или же в безвозмездное пользование должен быть четко определен в законодательстве. Поскольку передача религиозным организациям культового имущества имеет духовно-нравственную мотивацию, очень важно, чтобы учитывалось конфессиональное происхождение такого имущества и оно возвращалось бы той же конфессии, правопреемникам той же организации, которой оно было первоначально создано.

Таким образом, анализируя политико-правовое обеспечение религиозной политики можно сделать вывод:

1.         Государство Республики Беларусь проводит взвешенную религиозную политику исключительно правовыми методами.

2.         Необходимо чтобы Закон отвечал международным документам по правам человека, защищал конституционные права граждан на свободу совести и вероисповеданий.

3.       Недопустимо, чтобы в дальнейшем государственно-церковные отношения рассматривались как нечто незначительное в государственной политике; они должны строится исключительно на конституционно-правовой основе.

4.       В условиях многопартийности, идеологического плюрализма, активизации религиозных организаций государство взяло на себя инициативу по формированию своего курса церковной политики.

5.       Государственно-церковные отношения – это существенная часть отношений государства с формирующимся в республике гражданским обществом, необходимо в этой связи признание в Законе религиозных организаций в качестве социальных институтов.

6.    Учитывая, что вес и значимость религиозных организаций за последние десять лет значительно выросли, и от характера этих отношений зависит диалог общества с государством, а, следовательно, гражданский мир и согласие, инициатива в разрешении религиозных проблем должна исходить от государства.

7.         Устранять все то, что может привести к расколу и конфликтам в обществе по религиозному признаку.

8.         Проводить в жизнь общепринятый в мировой практике принцип светскости государства.

9.       Отвергать попытки идеологизации государственно-церковных отношений.

10.       Предпринимательская деятельность, которой благотворительные организации и учреждения вправе заниматься, должна иметь правовое регламентирование.

В настоящий момент государство берет на себя задачу обеспечения и реализации интересов, прав и свобод граждан, опираясь исключительно на постановления и законы. В рамках управленческой государственной структуры необходимо создать компетентный орган, обладающий профессионализмом, ведающий всем комплексом вопросов, относящихся к государственно-церковной политике.


Информация о работе «Церковь и Государство в Республике Беларусь»
Раздел: Религия и мифология
Количество знаков с пробелами: 299627
Количество таблиц: 1
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
65581
2
3

... в статье «Религиозное возрождение в современной Беларуси» дается характеристика деятельности основных конфессий и общин с 2000 года по 2006 год. Глава 1 Современная религиозная ситуация в Республике Беларусь   Современный религиозный ландшафт Республики Беларусь сформирован и развивается под воздействием двух групп факторов. Первый – внутренние характеристики "религиозного поля" Беларуси: ...

Скачать
630653
0
0

... единообразие судебной практики, а также гарантированность прав и законных интересов субъектов гражданского права Республики Беларусь. В рамках настоящей главы основное внимание сосредоточено на проблемах реализации принципов гражданского права в нормотворческой и правоприменительной деятельности. Под реализацией принципов гражданского права автор понимает осуществление содержащихся в них ...

Скачать
51244
0
0

... с. 58-64] Часть 2 ст. 10 Закона наделяет республиканский орган государственного управления по делам религии полномочиями по контролю за исполнением законодательства Республики Беларусь о свободе совести, вероисповедания и религиозных организациях. Необходимо отметить, что контроль над религиозными организациями наряду с правоохранительными органами специальным уполномоченным органом является ...

Скачать
158727
2
1

... в Республике Беларусь для российских туристов» является туром выходного дня, основной целевой группой которого являются российские туристы.   3.2 Разработка нового туристского продукта экскурсионно-познавательной направленности «Памятные места Могилева в Республике Беларусь»   Экскурсионно-познавательный тур «Памятные места Могилева в Республике Беларусь для российских туристов» отличается ...

0 комментариев


Наверх