Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


3.    Христианство в своем нравственном учении превосходно определяет отношения личности и общества.

4.    Христианство раскрывает те основы человеческого общежития, которые никогда не изменяются по существу, оно развертывает перед нами историю если не всего мира, то значительного числа народов.

Он констатирует, что Северо–Американская демократия и Русская монархия – эти два политические построения, оба внушенные гением христианского учения, во многом противоположны, – но сходны в том, что одно дало миру величайшую демократию, другое – величайшую из монархий. И в ответ на вопрос, почему столь различные политические формы могли быть почерпнуты из единой сокровищницы? Потому, что в обоих случаях твердо помнили, что государство воздвигается на крепком, здоровом общественном строе.

М. Штамм, характеризуя «войну за души» православия и католицизма, православие сравнивает с пыльной оглоблей, а католичество – с полированным клинком, форма которого меняется в зависимости от моды и технологий. В наше время пока наши ортодоксы делали придворные карьеры и сидели в президиумах, католики действовали, откликаясь на все вызовы времени. Они дали своего духовного «покровителя» Интернету, разрешают сидеть в церкви и следят за молодежной модой, снимают за свои деньги клипы и поют вместе с поп– звездами. На папу, в отличие от патриарха, работает целая индустрия моды, периодических изданий, рекламы и пропаганды [154, с.10]. Что касается нашей православной церкви, то она не располагает средствами для оплаты эфирного времени. Для трансляции пасхального и рождественского богослужения церковь ищет спонсоров, которые оплачивают эти программы.

Таким образом, анализ методологических и практических подходов к государственно-религиозной политике позволяет сделать ряд выводов:

1.   Превращение христианства в государственную религию в поздней Римской империи привело к постоянному включению церкви в систему государственной власти. В средневековой Европе имели место случаи, когда церковная власть доминировала над светской.

2.   К началу Нового времени церковь утрачивает черты субъекта власти, превратившись в субъект политики, не обладающий атрибутами власти.

3.   РПЦ вплоть до революции 1917 года составляла вместе с государством единую социальную систему и выступала в роли государственного мировоззрения на правах его идеологии.

4.   В советский период в России и Белоруссии государство целенаправленно ограничивало деятельность церкви, исключая, тем самым, ее какое бы ни было вовлечение в политический процесс.

5.   В постсоветский период роль православной церкви в общественно-политической жизни Республики Беларусь значительно возросла, в связи с чем, необходима выработка и реализация такой вероисповедной политики, которая позволила бы максимально эффективно использовать потенциал церкви в интересах общества.

6.    В отличие от западной церкви, которая представляет собой наиболее влиятельный после государства институт, православие не являлось таковым. Будучи общим по догматике с западным христианством, православие имеет восточную религиозную ментальность.

7.   Религия, церковь не оказала решающего воздействия на социальную жизнь. Поэтому, когда начались процессы технологической, экономической и социальной трансформации, православие не сыграло стабилизирующей роли в политической морали.

Конец ушедшего века характеризовался разломом социальных структур, что привело к обнажению скрытых процессов, происходивших в жизни белорусского общества. Назрела необходимость приведения всех сфер общественной жизни в соответствие с сегодняшней реальностью. Трансформирующееся общество должно уничтожить старое, отжившее во всех сферах жизнедеятельности социума. Республика Беларусь, как и другие государства постсоветского пространства, стоит перед необходимостью выработки новой модели взаимоотношений государства с религиозными организациями. Желаемый результат возможен при условии, если мы будем учитывать положительные и отрицательные стороны моделей прошлого.

Интерес к религиозной жизни в настоящий период достиг своего пика. Он миновал пору модного увлечения, но тем не менее остался актуальным в связи с проблемой «духовного вакуума», образовавшегося после крушения системы коммунистических ценностей. Вопрос состоит в готовности религии восполнить идеологическую пустоту, выполнить эту непростую задачу. Для того чтобы сделать попытку ответить на поставленный вопрос, необходимо дать анализ религиозной ситуации в республике.

1.2. Анализ религиозной ситуации в Республике Беларусь

Религиозное пробуждение общества характерно не только для Республики Беларусь. С середины 70–х годов нашего века почти одновременно возникло всепланетное движение за религиозное обновление. В 1991 году в Париже вышла книга «Реванш Бога» французского социолога Жиля Кенеля, где рассказывается о том, как с середины 70–х годов XX века почти одновременно возникло всепланетное движение за религиозное обновление. Сегодня этот феномен, по словам автора, охватил весь мир [Цит. по:154, с.51]. И это не случайно, так как многие ученые различных эпох и в том числе белорусские и русские мыслители видели в религии стержень культуры, ее конституирующую идею как основу и оправдание нравственности. Они первыми указали на то, что все до сих пор существовавшие культуры и цивилизации были религиозными по духу. Кроме того, они обосновали мнение о том, что и в будущем невозможна безрелигиозная культура.

Религиозная ситуация в Республике Беларусь сравнительно недавно стала объектом научных исследований. Главная причина этого явления религиозный ренессанс последнего десятилетия, который характерен не только для Республики Беларусь, но и для всего пространства Советского Союза. Историки восстанавливают общую картину религиозной жизни в прошлом, социологи пытаются анализировать ее современное состояние, политологи занимаются прогнозами. И все вместе пытаются ответить на вопрос какова значимость религиозных факторов в политической жизни общества? Этот вопрос является основным вопросом политологии религии. Ответ на него позволит уточнить степень влияния религии в политике прошлого и настоящего и сделать выводы о тенденциях на будущее.

Вариант концепции взаимоотношений государства и религиозных организаций исходит из основополагающего положения о светском характере существующего и функционирующего в Республике Беларусь государства. Светский характер государства предполагает не только признание, но и обеспечение принципа свободы совести, а также полную нейтральность государства в отношении религии в том смысле, что оно не проводит ни прорелигиозной, ни антирелигиозной политики. В официальных документах не допускается указания на отношение граждан к религии, что является осуществлением принципа отделения религиозных организаций, от государства. Граждане равны перед законом во всех областях общественной, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии. Государство, его органы и должностные лица, не вмешиваются в законную деятельность религиозных общин и объединений, в их внутреннюю организацию, не поручают им исполнение каких бы то ни было государственных функций. Система образования в таком государстве носит светский характер. В то же время граждане республики имеют право получать религиозное образование по своему выбору или совместно с другими в негосударственных учебных заведениях и при религиозных организациях. Государство уважает права личности во всех областях жизни, в том числе и в сфере духовного самоопределения и религиозного вероисповедания.

В предвыборной программе 2001 года Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко в пункте, касающемся свободы вероисповеданий, говорится о том, что «каждый человек вправе выбрать свою дорогу к своему храму. Никому не будет позволено навязывать гражданам Беларуси ту или иную веру. В Беларуси нет и не будет дискриминации человека по религиозным, этническим и политическим убеждениям» [78, с.1].

В реализации конфессиональной политики в Республике Беларусь необходимо учитывать, что произошедшие на протяжении 90–х годов ХХ столетия коренные социально–экономические, социокультурные преобразования качественно повлияли на характер государственно–конфессиональных отношений: государство прекратило какое бы то ни было вмешательство в деятельность религиозных организаций и объединений, протекающую в рамках закона, гарантирует полную свободу совести и вероисповеданий, равноправия всех религиозных деноминаций, благодаря чему резко возросла миссионерская и общественная активность религиозных организаций, значительная их часть приобретает все более важную роль в решении не только религиозных, но и социальных, нравственных и иных проблем, затрагивающих интересы широких масс граждан республики. Религия является основным каналом, формирующим национальные моральные ценности, она рассматривается как сила, способная восстановить национальную культуру, решить проблему нравственного и даже экономического, социального возрождения нации.

 Религиозное начало ведет к познанию политики. У каждой нации свой путь общения с Богом, своя религия, свои социокультурные ценности, в которых содержится национальное культурное начало. Политическое познание не ограничивается констатацией истины, выявленной опытным путем. Оно обращено и к абсолютному, предполагает веру. Вся история обоснования и развития идеалов от древности до наших дней – поиск непреходящих ценностей в политической жизни. И в этом проявляется потребность в вере, присутствии идеологии в политологии.

К анализу современного положения конфессий в Республике Беларусь обращаются многие. В частности, научный сотрудник Института истории Национальной академии наук, А. Кыштымов отмечает, что Республика Беларусь со своей уникальной поликонфессиональностью, существовавшей веками, представляет как бы мини модель религиозной жизни Большой Европы. На белорусские земли христианство пришло тысячу лет назад, однако оно не смогло полностью стереть глубокие языческие традиции. По его мнению, характерной особенностью белорусской истории является многовековая вражда православия и католицизма, роль и влияние которых менялись в разные исторические периоды. Знала Беларусь и реформационное движение второй половины XVI века (чаще всего в форме кальвинизма), которое в начале ХVII века сменилось католической контрреформацией. Существование с 1596 года униатской, греко–католической церкви, рожденной на белорусской земле, в Бресте, и официально ликвидированной российским императором Николаем I в 1839 году дополняет эту сложную картину. Во второй половине прошлого века подавляющее большинство белорусов принадлежало к двум соперничавшим христианским конфессиям – православию и католицизму. Но это не привело к разобщению белорусского этноса, так как белорусы католики и белорусы православные жили в рамках не разных, а одного государственного образования, будь то Великое княжество Литовское, Речь Посполитая или Российская империя. Конфессиональное деление совпадало не с государственными границами, а с социальными различиями. Исторический опыт свидетельствует, что в религиозной жизни Беларуси проблемы веры часто переплетались с проблемами политики. Характерной чертой является и то, что своей национальной церкви у белорусов, по сути, не сложилось [72, c.8]. Современная Республика Беларусь обладает достаточно полным и разнообразным спектром религиозных общин – от православия до дзен–буддизма. Но при этом христианские общины преобладают по численности.

 Исходя из анализа проблемной ситуации, возникшей в Беларуси в связи с существенным изменением в последние годы уровня и характера религиозности, усилением общественного влияния религии и церкви и настоятельно требующей разработки концептуальной основы долговременной государственной политики по отношению к верующим и религиозным культам Институт социологии Национальной Академии наук Беларуси по заданию Госкомитета СМ Беларуси по делам религий и национальностей осуществил (1998 год) комплексное репрезентативное социологическое исследование. Цель – определить основные тенденции и направленность изменений религиозной ситуации в Беларуси и на этой основе выработать концепцию взаимоотношений государства и религиозных организаций в различных сферах жизни. Во второй половине 1998 года под руководством Е.М. Бабосова было проведено исследование «Основные тенденции, специфика и динамика развития религиозной ситуации в Беларуси, рекомендации по выработке концепции взаимоотношений государства и религиозных организаций в современных условиях». В исследованиях приводятся следующие данные, накануне распада СССР неверующие составляли 65 %, с середины 1998 года неверующих было в два раза меньше, а именно 25,4 % . Эти исследования дают и другие цифры: в настоящее время в республике признают себя религиозными людьми 37,5 % опрошенных, а еще примерно столько же (37,1%) затрудняются точно определить являются они религиозными людьми или нет. Количество женщин верующих выше, чем количество мужчин (в процентном соотношении 54,5 % против 33,2 %). Число религиозных общин возросло с 1537 до 2256, то есть почти в полтора раза. Это означает, что более половины населения республики испытывает в той или иной мере влияние религии или, по крайней мере, считаются с таким влиянием как существенным фактором современного общественного развития.1

Таким образом, современный этап развития общества характеризуется отказом от идеологического противостояния с религией, но началась проработка путей нормализации церковно–государственных отношений с момента объявления М.С. Горбачевым весной 1985 года курса «перестройки». Новый курс предполагал изменение религиозной ситуации в стране в сторону ее демократизации. Первые шаги в этой части приняты 7 ноября 1985 года. В Кремле на государственном приеме в честь 68–й годовщины Октября состоялся традиционный обмен любезностями между патриархом Пименом и членами Священного синода РПЦ, с одной стороны, и генсеком и членами Политбюро, с другой. Высшие иерархи РПЦ заверили руководство КПСС и правительства в том, что церковь будет и впредь делать все возможное для поддержания внешнеполитического курса Советского государства. Именно осенью 1985 года РПЦ получила от руководства сигналы, свидетельствующие о готовности властей к диалогу и разрешению в духе доброй воли проблем, накопившихся между государством и церковью – первый раз с времен хрущевских гонений. Именно тогда на имя Горбачева поступило в ЦК послание митрополита Алексия, в котором говорилось о том, что «Русская Православная Церковь может внести существенный вклад в патриотическое и гражданское воспитание, в дальнейшее укрепление единства нашего общества. Церковь могла бы более активно бороться с различными пороками и «болезнями в обществе», не только с пьянством, но и с моральной распущенностью, черствостью, эгоизмом, добиваясь укрепления советской семьи как важнейшей ячейки общества, выступать за духовное и нравственное здоровье людей» [80, с.6].

И это закономерно, так как в переходные периоды, когда между понятиями «реальность» и « идеал» огромная пропасть, народы испытывают потребность в Боге, идеальной личности, Абсолюте. Велико и значение библейских ценностей, которые являются сокровищницей европейской и мировой культуры. В Библии записаны общечеловеческие нормы общежития, утверждается равенство перед законом.

Однако в первые годы «перестройки и гласности» благоприятные возможности для завоевания широкой поддержки политических реформ со стороны религиозных организаций и верующих оказались в полной мере не использованными. Как всегда, преобразование государственно–церковных отношений казалось делом второстепенным. Ситуация в динамике регистрации религиозных общин стала меняться лишь после встречи М.С. Горбачева накануне празднования тысячелетия крещения Руси с патриархом Московским и всея Руси Пименом (Извековым) и членами Священного Синода. Примерно с этого момента стало меняться отношение к религии и в белорусском обществе.

Г.В. Плеханов, прослеживая некую закономерность в социальном развитии, характерную для кризисных моментов, отмечал, что, когда надежда передовой части общества на земное благоустройство показалось ей несбыточной, она принялась за религиозные искания [125, с.186]. Это мнение является актуальным в наши дни. Крах коммунистической идеологии в обществе вызвал поиск новой парадигмы, необходимость новой идеи, что вызвало волну всплеска интереса к религии. Когда теряется предмет веры, у человека происходит подсознательный поиск нового объекта веры; в условиях политического кризиса при исчезновении политических идеалов происходит обращение к идеалам религиозным. В атеистически ориентированном обществе, которое формировалось и функционировало более 70 лет на территории Республики Беларусь не существовало потребности в различных религиозных организациях, культовых сооружениях, молитвенных домах, кадрах священнослужителей. Это способствовало формированию отрицания всяких нравственных ценностей. На протяжении последней трети ХХ века росло влияние телевидения, электронной поп–музыки, смыкания средств массовой информации и профессионального спорта, а также взрывообразного развития образования и науки. Этот процесс релятивировал для многих людей привлекательность традиционно церковных путей духовного образования и обучения.

То в чем раньше люди находили для себя утешение, живительные силы, что давало им ориентацию и уверенность, все это, как полагают многие, соотносится с деятельностью и высказываниями средств массовой информации, с широким информационным потоком и ассортиментом услуг электронных коммуникативных средств. Церковь же сконцентрировалась на поддержке системы моральных ценностей, служащей опорой семьи и поэтому она вошла в столкновение с духом времени. Многие повернулись к ней спиной.

Современный переходный период, сопровождаемый ренессансом религиозности, обострил потребность в создании религиозных организаций и объединений, в культовых зданиях, в кадрах священнослужителей. Важна взвешенная политика государства по отношению к религиозным организациям. Новая концепция государственно–церковных отношений должна служить стабилизирующим фактором в жизни общества.

Белорусское государство не вмешивается в деятельность религиозных организаций, не возлагает на них государственных функций, вместе с тем религиозные организации всех конфессий участвуют в общественной жизни, используют средства массовой информации. Анализ многочисленных публикаций белорусских ученых в научных журналах, республиканских, местных газет, программ радио и телевидения свидетельствуют, что никогда за всю историю белорусского государства в них не отводилось сколько места вопросам, связанным с религией.

В Республике Беларусь, как и во всем современном мире, политика превращается в инструмент гуманистического преобразования общества. Исходя из этого демократические государства учитывают интересы церкви и верующих, как части социума. Современный кризисный период вызвал к жизни практически все идеологии 20 века, общество пытается найти в них для себя «новых кумиров». Очевидно, что основу этому надо искать во взаимодействии политического и религиозного сознания, подсознательном стремлении сотворить новый социальный миф.

Слияние религии с политикой произошло на всех уровнях: на уровне массового сознания, на государственном уровне и на уровне таких политических институтов как партии. С. Сафронов, давая анализ деятельности РПЦ в конце ХХ века (территориальный аспект) отмечает заметную роль епископата РПЦ, церковной «партии власти»: «Включение иерархов, в первую очередь постоянных членов Синода, представляющих главные центры РПЦ (Москву, Санкт–Петербург, Киев, Минск) в рейтинг политической популярности косвенно свидетельствуют об их вовлеченности в общественно–политическую жизнь. Это в целом соответствует реальной ситуации: мнение правящего архиерея не является безразличным для населения регионов, а контактов с ним ищут и политики и предприниматели» [133, с.75].

С середины 80–х годов в Республике Беларусь, наряду с существующими традиционными конфессиями, появились конфессии и движения нетрадиционной направленности – неоязычество. Неоязычество – нетрадиционные религии. Проблема неоязычества характерна для регионов, где на протяжении определенного исторического периода сложившаяся духовная традиция подвергалась трансформации, или подавлению. Неоязычество в Беларуси носит, в большей степени, характер социальных, а также духовных поисков и часто связано с политическими движениями. Оно оторвано от реального мира, характеризуется уходом в мистические сферы. Их идеи используются различного рода авантюристами и аферистами.

А. Гурко выделяет четыре основные направления в неоязыческих организациях Беларуси: [28, с.115].

Ø организации националистически настроенных неоязычников. Их возникновение обусловлено общим интересом и возрождением национальной культуры;

Ø неоязыческие националистические организации, основанные на идеи славянского единства (теории разных авторов подкрепляются потенциалом используемых психотехник и методов воздействия на личность). Руководят такими организациями политические авантюристы;

Ø это строго неоформленные оккультные традиции, пришедшие из–за рубежа – «Новый век», культы, связанные с экстремальной музыкальной молодежной культурой, а также группы объединенные на основе изучения астрологии, оздоровительных практик. Они могут эксплуатироваться различного рода дельцами;

Ø экспортируемые из восточных регионов языческие культы, получающие определенное преломление на местной почве. Это Бон–по, Оомото, Шайва–Шактизм и т.п. Организации, как правило, закрытые.

Имеет смысл открытое обсуждение их теорий и практических методов, проводимое в контексте общекультурного развития. В процессе диалога между представителями столь различных взглядов, победит здравый смысл. Будет осознан и оценен тысячелетний опыт национальной традиции, нашедший воплощение в государственной идеологии молодого белорусского государства, провозгласившего христианские ценности главным приоритетом.

 В Республике Беларусь, как отмечает Л.Е.Земляков, в конце 80–х начале 90–х годов религия объективно была востребована частью белорусского общества в качестве необходимого элемента его жизнедеятельности. Она выступила для отдельных людей своеобразным компенсатором внезапно обрушившихся базисных опор их мировосприятия, нравственных устоев, сложившихся форм человеческого общения. На этапе шаткого равновесия и неопределенности в целях, средствах и методах осуществляемых преобразований религия и ее институты заявили о себе как о важном факторе интеграции нации, общества, государства [49, с.22]. За этот период большие преобразования произошли в Белорусской православной церкви. Если до перестройки она считалась одной из 76 епархий РПЦ, то 16 октября 1989 года преобразована в экзархат БПЦ Московского Патриархата, который имеет свой синод и насчитывает вместо одной десять епархий: Минскую, Гродненскую, Новогрудскую, Брестскую, Пинскую, Туровскую, Гомельскую, Могилевскую, Полоцкую и Витебскую.

Отмечая политическую и идеологическую активность общества Республики Беларусь в этот период, А. Верещагина связывает повышение статуса религии с наличием таких факторов как экономический и социальный кризис, переоценка ценностей, что способствует углублению поисков, общественных идеалов в старых архетипах религиозного сознания. В общественном сознании религия занимает, с ее точки зрения, позицию гаранта стабильности, порядка, незыблемости духовных устоев общества, возрождения национальных традиций народа [19, с.45]. И с этими утверждениями невозможно не согласиться.

Давая оценку государственно–церковным отношениям в Республике Беларусь необходимо отметить характерное для республики совмещение церковной и государственной деятельности, причем на высшем уровне. Но политика – это не сфера деятельности церкви. Любая религия убивает в человеке свободу деятельности, любой верующий, если он живет по предписаниям своей веры, является ее рабом. По мнению А.А. Круглова, насаждение религии делается сознательно с целью заменить социалистическую идеологию религиозной, вытравить из сознания людей коммунистические идеи, которые мешают утвердить в нашей стране капитализм с религиозно–идеалистическим мировоззрением. Именно поэтому активизировали свою деятельность служители различных религиозных конфессий [73, с.41]. Его утверждение, на мой взгляд, не убедительно, так как существует свобода выбора. И тут уместно согласиться с Л.Е. Земляковым, что особое значение для белорусского общества имеет законодательная гарантия права на свободу совести, признание за каждым человеком права мировоззренческого выбора. Вопросы, касающиеся свободы совести должны решаться добровольно, не должны насаждаться кем бы то ни было. Белорусское государство располагает достаточно хорошо развитой правовой основой для урегулирования взаимоотношений властных и управленческих структур, а также для обеспечения реальной свободы различных вероисповеданий и их религиозных организаций. 31 статья Конституции устанавливает, что «Каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов».

 Анализируя государственно–церковные отношения в Республике Беларусь, следует отметить, что православная церковь стремится в своей деятельности находить точки соприкосновения с теми сторонами жизни общества и отдельных граждан, которые ей позволяет закон. Церковь считает своей задачей восстановление культурной традиции и исторической роли православия, возрождение духовного образования и воспитания народа.

Ныне и лидеры бывших советских республик декларируют свое уважительное отношение к религии, что в политической практике выливается в демонстрацию тесных связей власти с церковными иерархами и представителями высших религиозных элит. По мнению А. Кыштымова позиция нынешнего руководства Республики Беларусь по религиозным вопросам заключается в емкой формулировке «я – православный атеист». Этого оказалось достаточно для того, чтобы Белорусский экзархат на словах и на деле стал оказывать поддержку властям, тем более, что такая модель поведения аналогична действиям Московской патриархии.

Православие является конфессией «первой среди равных». Такая позиция православия наметилась с сентября 1992 года, когда на государственном уровне прошло празднование 1000–летие христианства на белорусской земле. В частности, празднование 1000–летия Полоцкой епархии и православной церкви в Беларуси. Хотя 1000–летие христианства на белорусских землях, по сути, в равной степени принадлежит всем белорусским христианским конфессиям, это событие целиком интерпретировалось как торжество православия.

Церковь получила от государства независимость. Она стала полноправным институтом гражданского общества. Церковь, отделенная от государства по законодательству, тем не менее, с одной стороны служит объектом политики, а с другой, – превращается в субъект политики, то есть активное, направляющее начало политической воли. В последнее десятилетие стали очень актуальны послания иерархов в адрес отдельных политических сил, их участие вместе с главой государства в общественно–политических мероприятиях. Примером тому является исторический момент, когда в Георгиевском зале Кремля Лукашенко и Ельцин подписали Договор об образовании Содружества Беларуси и России. Под звон колоколов он был торжественно освящен патриархом всея Руси Алексием II [130, с.5].

Общеизвестно, что 31 декабря 1999 года патриарха Алексия II президент Ельцин попросил приехать и присутствовать при передаче властных полномочий Путину. Патриарха попросили «благословить Владимира Владимировича на его новое трудное служение» [51, с.10].

Следует отметить, что отношения между представителями православной и политической элиты строятся на основе взаимной выгоды: власть использует иерархов в своих целях, а церковь пытается что–то получить взамен. Внешним проявлением стало частое присутствие архиереев на церемониях вступления в должность.

Объединительная роль религии для современного общества, состоит в том, что общество существует лишь тогда, когда оно действительно консолидировано. Консолидирующей традицией является приход. Но консолидирует такой приход, где прихожанин знает других прихожан, знает его детей, знает его семейные проблемы. Пропаганда безудержного индивидуализма он считается социально опасной ложью. В «Идеологических технологиях» Л.Владимиров поддерживает мнение о том, что когда проповедуется безграничный индивидуализм, делается это для того, чтобы гражданин стоял один как перст перед сплоченной корпорацией чиновников, корпорацией банкиров, журналистов, преступников или милиционеров [88 , с.58].

В современном обществе Республики Беларусь возвращение к религии происходит в ситуации, когда несколько поколений людей не имели, в своем подавляющем большинстве, никаких связей с институциональной церковной организацией и христианской церковной идеологией. Даже посещение в советскую эпоху немногих открытых для богослужения храмов само по себе не включало человека в реальную церковную жизнь. Знакомило с религиозным мировоззрением в минимальной степени. В настоящее время разрушены старые идеологические механизмы, отрицающие роль и значение религии, активизировалась деятельность религиозных объединений, наблюдается их стремительный рост. Этот процесс продолжается и по сегодняшний день. По официальным данным на 1 января 1999 года в Республике Беларусь действовало 2427 религиозных организаций. В их состав входят 1081 религиозная община Белорусской православной церкви, 399 – римско–католической, 838 – протестантской, 36 – старообрядческой церкви, 21 – иудейской, 24 – мусульманской. По данным на 1 января 2000 года в нашей республике действовало 2548 религиозных организаций, относящихся к 26 зарегистрированным конфессиям, на 1 января 2001 года их количество составило 2663 (см.: Приложение 1, 2, 3).

Новые отношения церкви и власти – наиболее важные перемены, произошедшие в нашем обществе. В основу взаимоотношений белорусского государства и церкви положены Конституция Республики Беларусь (ст.16), Закон о свободе вероисповеданий и религиозных организациях, а также некоторые другие законодательные акты. Существующим законодательством установлено позитивное отношение государства к религии, граждане свободно могут определить свое отношение к ней, свободно исповедовать любую религию.

Конституцией Республики Беларусь провозглашено равенство всех религий и вероисповеданий перед законом. Государство установило регистрационный порядок создания религиозных организаций. Они получили статус юридического лица. Религиозным организациям дано право участвовать в общественной жизни, использовать средства массовой информации. Вместе с тем государство не возлагает на религиозные организации выполнение каких–либо государственных функций и не вмешивается в их деятельность, если она не входит в противоречие с законом. Законодательное предоставление определенных прав и возможностей для религиозных организаций одновременно предполагает правовое регулирование их деятельности. Это должно обеспечить определенный баланс церковно–государственных отношений и определить сотрудничество государства и церкви в решении ряда вопросов, в первую очередь социальных [108, с.11].

Процесс формирования модели государственно–конфессиональной политики в современной Беларуси оказался чрезвычайно сложным. Государство до настоящего времени не имеет научно обоснованной модели вероисповедной политики применительно к переходному периоду развития страны. При формировании демократичного общества вопрос взаимоотношений государства и религиозных организаций является одним из важнейших. Необходимо пересмотреть законодательство, создать такое законодательство, которое при соблюдении принципов демократии учитывало бы исторические, религиозные, этнографические, психологические особенности белорусского народа, складывавшийся веками национальный менталитет. Следует отстаивать и проводить в жизнь принцип светскости государства, устранять все, что может привести к расколу и конфликту в обществе на религиозной почве. Важно обеспечить равные условия для удовлетворения духовных потребностей как верующих, так и неверующих граждан. По мнению В. Коноплева, «нельзя позволить уничтожить высокую белорусскую духовность, надо помочь в строительстве и реставрации церквей, создании воскресных школ» [118, c.2]. С этой целью Правительство в 1998 году оказало помощь церкви в размере одного миллиарда рублей в знак уважения к тем людям, как сказал Президент А.Г. Лукашенко, которые помогают стабилизировать общество и воспитывать народ в духе терпимости, не прибегая к крайностям, способствующим дестабилизации общественных отношений. Президент Беларуси при встрече с Патриархом высказал мысль о готовности обменяться мнениями, о дальнейших совместных усилиях церкви и государства по воспитанию в людях высокой нравственности и морали, гражданственности и патриотизма, стремления к сохранению в республике мира и спокойствия. Факторы материальные не должны подминать под себя факторы духовные, культурные. Нельзя допускать вражды между церквами, государствами и народами. Необходимо добиваться единства, строго соблюдая многообразие культур и религий, государственных устроений, уважая суверенные права каждого человека. С этой целью проводятся различные мероприятия. Так 22 апреля 1999 года Палатой Представителей Национального собрания Республики Беларусь было организовано проведение круглого стола «Государственно–конфессиональные отношения в Республике Беларусь». Митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуси Филарет большое внимание уделил некоторым аспектам отношений государства и церкви. Он считает необоснованными обвинения православия, в том, что оно якобы стремится стать государственной религией. «Существующую ныне свободу вероисповедания мы считаем необходимым условием для нормального развития и течения церковной жизни» [26, с.3].

Для материальной поддержки православной церкви в Беларуси создан фонд единства православных народов. Сфера деятельности православных общественных объединений весьма многообразна: просветительские общества устраивают семинары, конференции, круглые столы с участием широкой аудитории. На обсуждение выносятся вопросы взаимодействия православия и общества. Президентом фонда является В.Н. Коноплев – заместитель Председателя Палаты Национального собрания Республики Беларусь. Учредителями фонда являются известные в Беларуси политики–депутаты. Среди них представители администрации Президента, министры, депутаты белорусского парламента и др. Учреждено под попечительством Митрополита Филарета Белорусское отделение международного общественного фонда единства православных народов. Белорусский фонд единства православных народов ставит перед собой задачи:

Ø  содействие Белорусской православной церкви, другим поместным православным церквам в их духовном и социальном служении;

Ø  объединение общественности в деле возрождения православных традиций;

Ø  содействие расширению связей православных народов с другими народами в областях духовной жизни, культуры, науки, религии, экономики и туризма;

Ø  содействие проведению научно–исследовательских работ в области художественных, богословских, политологических, религиоведческих, социологических, технических направлений деятельности;

Ø  организация и проведение конференций, дискуссий, «круглых столов», в том числе международных, совещаний, лекций, тематических вечеров и других мероприятий, связанных с целями, задачами и деятельностью фонда;

Ø  привлечение инвестиций для реконструкции, строительства культовых сооружений, а также зданий, предназначенных для деятельности православной общественности;

Ø  духовно–нравственное воспитание детей и молодежи, в том числе путем возрождения православных лицеев, гимназий, воскресных школ и т.д.;

Ø  изучение и пропаганда православной духовной культуры, осуществление издательской и иной информационной деятельности по данной проблематике;

Ø  привлечение инвестиций для реконструкции, строительства культовых сооружений, а также зданий, предназначенных для деятельности православной общественности;

Ø  осуществление предпринимательской и хозяйственной деятельности, соответствующей уставным целям фонда, в том числе посредством создания хозяйственных обществ и отделений фонда с правами юридического лица;

Ø  осуществление иных полномочий и видов деятельности, предусмотренных законодательством об общественных объединениях [26, с. 12].

Православная церковь организует свою деятельность в самых различных сферах жизни общества. Помимо ежедневной богослужебной деятельности, БПЦ организует и проводит паломничества верующих в храмы и монастыри республики, а также Польши, России, святые для православия места. Так в праздновании 2000–летия христианства и в целях согласия, соборного единения и духовного возрождения народов Беларуси, России и Украины Патриарх московский и всея Руси Алексий II – Председатель попечительского Совета Международного Фонда единства православных народов – благословил инициативу фонда о проведении крестного хода по водам трех великих славянских рек – Волги, Днепра и Западной Двины. Принимая во внимание большое гуманитарное значение и высокую духовную цель Крестного хода по водам трех великих славянских рек – Волги, Днепра и Западной Двины, – власти республики включили белорусский этап этой миротворческой акции в число мероприятий, посвященных подготовке к встрече третьего тысячелетия и празднованию 2000–летия христианства в Республике Беларусь.

 В начале третьего тысячелетия создаются предпосылки для новых отношений государства и церкви. Православное духовенство и официальные власти находят взаимопонимание. Государство доброжелательно относится к проблемам православной церкви, церковь, в свою очередь, проявляет лояльность по отношению к государству. Она не выходит за рамки религиозной деятельности.

В 1998 году Патриарх Московский и всея Руси Алексий II нанес визит в Республику Беларусь, посетив Минскую, Витебскую и Полоцкую епархии. Во время визита состоялась встреча Патриарха с Президентом Республики Беларусь, что еще раз стало свидетельством и подтверждением дружбы белорусского и русского народов.[126, с.1].

Во время визита 27 июня 2001 года главы русской православной церкви Алексия II в Гомель прозвучало совместное обращение президента Республики Беларусь и патриарха московского и всея Руси к народам России, Украины и Беларуси. Говорилось об однокоренном характере слов «славянство» и «православие», следовательно, славянские народы должны придерживаться, соответственно, православной веры, и всем надлежит жить в мире и согласии. В истории можно проследить примеры вовлечения церкви в политику как на Востоке так и на Западе, когда государство характеризовалось взаимным проникновением религии и политики. И не удивительно, что президент Республики Беларусь и вся его «вертикаль» во время визита высокого гостя продемонстрировали свою приверженность православным взглядам. Совершенно очевидно, что присутствие христианства в мире само по себе ставит проблему об его отношении к человеческой деятельности, а также о христианском отношении к политике.

Республика Беларусь является многоконфессиональным государством. Анализируя конфессиональную структуру Республики Беларусь, А. Верещагина отмечает важную черту белорусского народа – толерантность (терпимость). Эта черта характерна для белорусского народа еще со времен средневековья, когда Европу охватили религиозные войны, на территории Беларуси мирно сосуществовали представители разных вероисповеданий. Но доминирующую роль все же играло православие. И в прошлом (с Х до ХII вв.), и в настоящем оно является самой распространенной религией в Республике Беларусь. Православная церковь занимает первое место среди других религиозных объединений по количеству общин и верующих. В Республике Беларусь на 1 января 2001 года насчитывалось 2663 религиозных общин. Из общего количества 1172 составляют православные. Кроме религиозных обществ существуют 78 организаций общеконфессионального значения: 33 республиканских и религиозных объединения, 5 мужских и 6 женских православных монастырей, 7 православных братств, 2 сестричества, 13 протестантских миссий, 3 женские католические монашеские общины, 9 духовных учебных заведений. Это Православная духовная академия, православная и католическая духовные семинарии, Библейский институт и семинария Евангельских христиан–баптистов (ЕХБ), православное духовное училище по подготовке псаломщиков, Богословский факультет при Европейском гуманитарном университете в Минске, который был открыт в 1993 году. Деканом факультета является Митрополит Минский и Слуцкий Филарет. Основным предметом является богословие, в программу включена история церквей и христианских конфессий. Преподаются также педагогические и философские предметы (педагогика, психология, литература, искусство). Студентами изучаются два иностранных и четыре древних языка. Ведется подготовка по двум специальностям – богослов и преподаватель богословия. Выпускники могут работать в воскресных школах, духовных семинариях, в домах милосердия, а также в государственных образовательных учреждениях – преподавателями школ, лицеев, колледжей, институтов. В 1995 году специальность «Теология» получила квалификацию государственной.

Однако, если с одной стороны, создаются необходимые условия для удовлетворения религиозных потребностей верующих, то с другой стороны, отмечает Л.Е. Земляков, возникают противоречия между конфессиями и иерархиями, между верующими и неверующими. Все это усиливает социальную и межнациональную напряженность. Межнациональная и социальная напряженность, в свою очередь, обостряет межконфессиональные отношения. Конфессиональная структура общества зависит от многих причин: от степени политизации, от статуса религии в данном обществе, от специфики той или иной конфессии, от социальной доктрины церкви и ее нравственных позиций, от межконфессиональных отношений и исторических традиций. Современные межцерковные недоразумения, разногласия и противоречия являются закономерным следствием осуществления религиозной государственной политики, в результате которой были допущены нарушения принципа свободы совести, прав человека, администрирование и т.д. К ним относятся, несовершенство действующего законодательства о свободе совести, сегодняшние ошибки в разработке и проведении в жизнь целостной единой политики в религиозном вопросе, амбиции некоторых религиозных и политических деятелей, недостаток культовых помещений, «во все окна и двери стучится новая модель государственно–церковных отношений. Мы же находимся в плену ложной идеи о равенстве всех конфессий. Сами конфессии никогда не были и не могут быть равными, прежде всего по своим богословско–вероисповедальным принципам, по исторической укорененности в национальной почве» [49, с.23].

Характерной особенностью Республики Беларусь, было наличие значительного числа верующих Римско–католической церкви (РКЦ), которая существует с ХIV в. Однако, ни Минск, ни Москва до 1923 года по отношению к католической конфессии не применяла жестких методов работы. Ватикан еще в 1917 год быстро отреагировал на трудности РПЦ. Началось усиление деятельности папских миссионеров. Это касалось не только западных областей Беларуси, находивщихся под Польшей, но и восточных. Католическая церковь сумела укрепить здесь свои позиции. Решительному наступлению на католицизм с 1924 года способствовало резкое выступление Ватикана против церковной политики Советской власти. В условиях напряженной внешнеполитической обстановки и наличия близкой границы с католической Польшей римско–католическое духовенство обвинялось со стороны руководства СССР в том, что «оно выполняло роль прямой агентуры польского государства».[1] Под усилившимся давлением властей в 1925–1926 гг. начался отъезд многих ксендзов из СССР. Католическая церковь, не имея столь значительной социальной базы, как православная, на территории Советского Союза к концу 20–х годов практически прекратила свое существование. В Беларуси насчитывалось всего 111 религиозных католических общин. Католических общин в настоящее время в республике насчитывается 417. Римско–католическая церковь в Республике Беларусь относится к числу традиционных и является одной из крупнейших по количеству последователей. Установлены дипломатические отношения Беларуси с Ватиканом. За последние шесть лет количество римско–католических приходов выросло в 3,5 раза. Римско–католическая церковь в значительной мере политизирована, подвержена сильному влиянию Союза поляков Беларуси и польско – католического епископата. РКЦ стремится к тому, чтобы в каждом населенном пункте был костел или помещение, в котором можно было бы проводить богослужения. Взяв ориентацию на сближение с православием, Ватикан одновременно реализует свою стратегическую цель – продвижение католицизма на Восток. Систематически присылают ксендзов–миссионеров, прошедших подготовку в польском католическом епископате, в республике насаждаются монашеские ордена. Не смотря на более сложное положение католиков, тем не менее, католичество в Беларуси не исчезает и имеет стабильный контингент верующих, ряд регионов своего влияния и контакты с Западной Европой. Белорусские католики имеют надежду на визит Папы Римского. Такие визиты, уже прошедшие во всех странах бывшего союза с католическим населением, кроме Республики Беларусь, символизировали приобщение национальных католических общин ко всему католическому миру. В третьей декаде июня 2001 года такой визит был нанесен в Киев и Львов. М. Штамм считает, что визит понтифика на Украину всколыхнул всю российскую верхушку, привел к громкому политическому скандалу. По мнению автора статьи, религиозная война между Западом и Востоком вступила в решающую фазу. Это война за души, доход приносящие. Он отмечает: «Можно сколько угодно тусоваться среди политиков и олигархов, носить дорогие ризы, ездить на «Мерседесах» с мигалками, получать от государства право на беспошлинный ввоз алкоголя и табака, принимать в дар от градоначальников помпезные храмы – и при этом с треском проигрывать войну за души даже в своей стране. Блеск номенклатурных куполов сегодня мало кого обманывает: влияние РПЦ сужается, как шагреневая кожа». Цель этого визита, как не трудно заметить в том, чтобы оторвать украинскую церковь от русской, загнать прихожан в Единую поместную церковь, а потом объединить ее с грекокатоликами, и отдать в руки Ватикана. Изменить таким образом сознание украинцев, чтобы их больше не тянуло к Москве и СНГ [156, с.10].

Что касается Республики Беларусь, то о сроках такого визита можно только гадать. 27 июня 2001 года после встречи с местными властями и священнослужителями Гомеля, глава русской православной церкви Алексий II дал комментарии относительно визита его извечного конкурента на Украину. Патриарх не согласился с утверждениями Папы Римского об объединительном, примиряющем характере визита. «Я заявил и еще раз заявляю, что его визит внесет дополнительные разделения, противостояния, которые сейчас очень нежелательны» [См.:104, с.2].

С начала 90–х годов в Беларуси предпринимаются попытки возрождения греко–католической церкви (ГКЦ), которая существовала на Беларуси с конца ХYI в. до первой трети ХIХ. Этот процесс связан с духовными поисками части интеллигенции и с идеей о национальной церкви, в которой богослужение и культ связаны с национальной символикой, языком, традицией. Зарегистрировано 11 греко–католических общин. Греко – католическая церковь находится под патронатом Ватикана.

В последние годы заметно увеличилось количество протестантских объединений (см.: Приложение 4). Существуют предположения, что в ближайшее десятилетие протестантизм имеет реальные перспективы стать одной из самых распространенных в республике религий. Протестанты ведут миссионерскую работу в массовых аудиториях – в концертных залах, в спортивных комплексах, в домах культуры и т.д. Пользуются при этом финансовой материальной поддержкой зарубежных единоверцев.

Еще одной особенностью конфессиональной жизни Беларуси было наличие значительного числа представителей иудаизма (704 синагоги в 1917году), которые по сравнению с православными и католиками в первой половине 20–х гг. имели значительное преимущество. Если православную церковь или католический костел могли закрыть и местные, и партийные власти, то синагогу – только еврейская секция партийной организации. До 1924 года открыто существовали еврейские школы – хедеры и иешивы. Благодаря средствам, получаемым из США, запрещенное официально религиозное еврейское образование получило новые импульсы. Беларусь стала его важнейшим центром в бывшем Союзе. Раввины не подвергались такому жесткому физическому уничтожению, как православное и католическое духовенство. В 1929 году действовало 547 иудейских общин. На сегодняшний день зарегистрировано 20 иудейских общин по республике.

Существуют в Беларуси и мусульманские общины, которые прежде не имели какого–либо центра. В январе 1994 г. создано религиозное республиканское мусульманское объединение – муфтиат. Зарегистрировано 5 общин Международного Общества Сознания Кришны, Богородичный центр, Церковь объединения С.М. Муна, множество других направлений. В частности, существуют незначительные по численности объединения сатанистов. Нетрадиционные культы в Беларуси–динамичная, многовариантная, быстрорастущая часть религиозных движений. На территории республики периодически проявляют себя представители 11 деструктивных направлений. Это, в первую очередь, последователи Церкви объединения и Бостонского движения (Церковь учеников Иисуса Христа). Вузовская ассоциация по изучению Принципа (на английский САRP), которая занимается распространением идей церкви Объединения, как и в предыдущие годы, стремилась укрепить свои позиции в системе образования. Филиалы САRP имелись в городах Гродно и Могилеве.

Подпольно в Минске действует «Церковь учеников Иисуса Христа», которая активно пытается легализоваться. Указанная секта ставит своей задачей в республике создание своих организаций во всех городах Беларуси, численность населения которых приближается к 100 тыс. человек. Адепты этой церкви особую активность проявляют в вузах города Минска. Группы ее последователей имеются в Белорусском государственном университете, Белорусском государственном педагогическом университете, Белорусской политехнической академии, Белорусском коммерческом университете управления.

В 2000 году 42 организациям отказано в перерегистрации, из них 18 признаны деструктивными псевдорелигиозными организациями. Республиканский центр «Дианетика», студенческая ассоциация САRP, «Искусство жизни», Белорусский центр миссии Шри Рам Чандра, детско–юношеский центр «Волшебный цветок» обратились в Верховный Суд с исковыми заявлениями по поводу отказа им в перерегистрации. Верховный Суд не удовлетворил иск названных организаций. В результате проведенной работы прекратили существование организационные структуры названных организаций.

За 10 лет возрождающаяся духовность белорусского народа проделала сложный путь. В борьбе взглядов и политических тенденций сформировались вполне зрелые подходы – для абсолютного большинства белорусов предпочтительнее тысячелетние ценности христианства, нежели языческие новоделы. По оценкам социологов, церковь занимает первое место в рейтинге доверия среди социальных институтов и политических фигур.

Поддержка государством национального Белорусского Костела, БПЦ будет способствовать продолжению характерной для Беларуси традиции толерантности и поможет в дальнейшем избежать крайностей, связанных с неоязычеством и проявлениями религиозного и политического экстремизма.

Таким образом, в настоящий момент, все религии пытаются воздействовать на общественное развитие. Параллельное развитие религиозных движений таит в себе опасность возможной конфронтации. Конфликты на религиозной почве могут породить межнациональную вражду, обострить отношения между отдельными нациями, народами государствами. Обострение межконфессиональной напряженности на Ближнем Востоке, в Индии, Югославии и других районах мира, а также противоречия внутри различных течений ислама и христианства подтверждают, что религиозность ХХI в. таит в себе массу проблем. Значительно растут разногласия между традиционалистами и модернистами в современных протестантских общинах. Белорусская православная церковь, Римско– католическая церковь, и Греко–католическая церковь отягчены внутренними проблемами – строительством церковных структур: управлений, миссий, монастырей, а также сложностями объединения в единое целое слишком разноплановых составных. При росте религиозного влияния государство может быть втянуто в конфликты.

Некоторые псевдорелигии становятся опасным вызовом традициям белорусов и других народов. Зарубежные проповедники игнорируют традиционные религии, пытаются создать у людей ложное впечатление, что отдельные традиционные конфессии и течения поддерживают их или являются составной частью провозглашаемого ими учения. Используют при этом традиционную для Беларуси православную религиозную символику [49, с.161].

Иностранные миссионеры используют трудное финансовое положение БПЦ. Идет распространение бесплатной литературы, раздается гуманитарная помощь, используются средства массовой информации, что является свидетельством ослабления влияния на верующих традиционных конфессий. Пропагандируется идея которая может сломать традиционные межконфессиональные, межцерковные отношения. Это идея Серединной Европы, куда входили бы страны Балтии, Польша, Беларусь, Украина. Религиозной основой Серединной Европы видится союз польской католической, «независимых от Москвы» Украинской и белорусской греко–католической конфессии. Предлагается создать «Балтийско–Черноморскую Федерацию», возродить Великое княжество Литовское. Есть противоречия в других конфессиях. Причины недоразумений и распрей, порой перерастающих в конфессиональные конфликты, по мнению Л. Землякова, лежат не только в плоскости материально–имущественных претензий. Они осложняются стремлением отдельных церквей единолично выражать интересы белорусского народа, а также вмешательством политических сил и другими внецерковными факторами. Одной из наиболее распространенных идей, которая используется разными политическими и религиозными организациями, является идея «единой белорусской национальной церкви». Выдвигается она не церковными иерархиями, а верующими – интеллигентами из числа новых членов новых политических объединений.

Единая церковь видится либо в униатстве, либо в объединении всех христианских церквей в Федеративную церковь во главе с единым руководителем. В обстановке национального возрождения воскресла исторически устаревшая мысль, будто нация без своей особой религии и церкви существовать не может. На право носителей национального духа белорусского народа претендуют три конфессии: православная, католическая, униатская. Другие религиозные организации не ощущают в себе достаточно сил, чтобы провозглашать себя «национальной церковью»[49, с.162].

Было бы уместным согласиться с Л. Земляковым, что очень важны компетентность органов власти, мудрость и следование принципу толерантности ко всем без исключения религиозным организациям для избежания конфликтов на религиозной почве, и что не менее важно строго соблюдать законы. Это касается и определенных политических сил, которые, руководствуясь благородными намерениями религиозного возрождения, следуют моноконфессиональной ориентации. Очень важным моментом является формирование нормального правового и социально ответственного отношения светских институтов: власти, культуры, прессы, образования, к многообразию религиозной жизни.

 Его Высокопреосвященство Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, выступая в белорусском парламенте в январе 1998 г. выразил озабоченность по поводу бесконтрольного распространения различных структур сомнительного толка, которые прикрываются благозвучными вывесками религиозных и общественных организаций, которые образуют своего рода мафию. Он выразил обеспокоенность по поводу искусственного дробления общества, которое может привести к ослаблению гражданского единства и религиозной отчужденности между гражданами.

Долгое совместное проживание народов в пределах единого государства, их тесные экономические, исторические, культурные и родственные связи создают уверенность в сохранении добрых отношений между народами суверенных ныне государств и продолжении взаимовыгодного сотрудничества. Особенности нынешнего этапа развития религий в мире и сложившаяся сложная обстановка на территориях бывшего СССР вызывают беспокойство за будущее в сфере национально–религиозных отношений. Кризисный период государственно–политического, социального и экономического развития создает предпосылки для внутренних раздоров, конфликтов, вспышек фанатизма и непримиримости на национально–религиозной основе. Религия часто становится средством и методом политической борьбы, поскольку религиозные мотивы воздействуют на психологию людей сильнее, нежели экономические и правовые аргументы. После развала тоталитарного государства у некоторых политиков возникает соблазн урвать лакомый кусок у соседей. Выдвигаются концепции о границах государств по религиозному принципу, а это чревато появлением провокационных националистических требований. Попытки реализации этих требований могут иметь нежелательные последствия для многонационального населения, как для верующих так и неверующих.

Огромной ошибкой необходимо считать исключение «религиозного фактора» из числа приоритетных направлений государственной политики. Необходима своевременная корректировка курса церковной политики. Это имеет большое значение в деле избежания межэтнических конфликтов. Ведь в современном мире зачастую именно такие конфликты приобретают ярко выраженную религиозную окраску. Именно поэтому важно чтобы было достаточно специалистов по государственно–конфессиональным отношениям, всерьез и ответственно понимающих специфику религий, не допускающих ущемления прав верующих.

В руководстве Совета по делам религии, структурах государственного управления, включая местные Советы депутатов не хватает специалистов по государственно–конфессиональным отношениям. Приняв законодательство о свободе вероисповедания, власти отстают в принятии соответствующих ему правовых актов, изменений и дополнений. Нуждаются в регулировании вопросы уголовной и административной ответственности за нарушение законодательства о свободе вероисповедания. Важно также не допускать ущемления граждан религиозно неориентированных. Религиозно неориентированные граждане не должны испытывать дискомфорт в обществе. Законодательно не урегулированы вопросы возвращения и передачи верующим ранее отчужденного культового имущества, что нередко приводит к конфликтам, вызывает напряженность в отношениях между религиозными организациями и органами власти.

Важным условием является поиск форм сотрудничества религий. Необходимо прилагать все усилия, чтобы не допустить борьбы на религиозной основе, не позволить силам зла использовать людей, придерживающихся какой – либо веры для преследования и тем более уничтожения людей другого вероисповедания.

Рассмотрение современной религиозной ситуации дает основание для следующих выводов:

1.   Преобразования в различных сферах общественной жизни привели к коренным изменениям во взаимоотношениях государства и религиозных организаций. Новые подходы предполагают политику невмешательства в деятельность религиозных организаций, если она не противоречит действующему законодательству. Церковные структуры, в свою очередь, должны не вмешиваться в политическую сферу, находить компромиссы в случае возникновения конфликтных ситуаций.

2.   Распространение конфессиональных новообразований постепенно снижает доминирующую роль БПЦ. Это обстоятельство вызывает тревогу у представителей традиционной конфессии. Проблемы, возникающие на религиозной почве требуют комплексного подхода: государственно – конфессиональные отношения должны иметь правовую базу, необходимо следовать принципу соблюдения законности в вопросах свободы совести, уважительно относиться к верующим других конфессий.


Информация о работе «Церковь и Государство в Республике Беларусь»
Раздел: Религия и мифология
Количество знаков с пробелами: 299627
Количество таблиц: 1
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
65581
2
3

... в статье «Религиозное возрождение в современной Беларуси» дается характеристика деятельности основных конфессий и общин с 2000 года по 2006 год. Глава 1 Современная религиозная ситуация в Республике Беларусь   Современный религиозный ландшафт Республики Беларусь сформирован и развивается под воздействием двух групп факторов. Первый – внутренние характеристики "религиозного поля" Беларуси: ...

Скачать
630653
0
0

... единообразие судебной практики, а также гарантированность прав и законных интересов субъектов гражданского права Республики Беларусь. В рамках настоящей главы основное внимание сосредоточено на проблемах реализации принципов гражданского права в нормотворческой и правоприменительной деятельности. Под реализацией принципов гражданского права автор понимает осуществление содержащихся в них ...

Скачать
51244
0
0

... с. 58-64] Часть 2 ст. 10 Закона наделяет республиканский орган государственного управления по делам религии полномочиями по контролю за исполнением законодательства Республики Беларусь о свободе совести, вероисповедания и религиозных организациях. Необходимо отметить, что контроль над религиозными организациями наряду с правоохранительными органами специальным уполномоченным органом является ...

Скачать
158727
2
1

... в Республике Беларусь для российских туристов» является туром выходного дня, основной целевой группой которого являются российские туристы.   3.2 Разработка нового туристского продукта экскурсионно-познавательной направленности «Памятные места Могилева в Республике Беларусь»   Экскурсионно-познавательный тур «Памятные места Могилева в Республике Беларусь для российских туристов» отличается ...

0 комментариев


Наверх