Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Части Мирового океана, острова, архипелаги, на которые распространяется режим нейтрализованных и демилитаризованных территорий;

73082
знака
0
таблиц
0
изображений

3.    части Мирового океана, острова, архипелаги, на которые распространяется режим нейтрализованных и демилитаризованных территорий;

4.    санитарные зоны и местности, в том числе на оккупированной территории, имеющие отличительные эмблемы, организованные таким образом, чтобы оградить от действий войны раненных и дольных, а также персонал, на который возложены организация и управление этими зонами и местностями и уход за лицами, которые будут там сконцентрированы (ст. 23 Женевской конвенции об улучшении участи раненных и больных в действующих армиях 1949 года);

5.    культурные ценности, здания и центры культурных ценностей, имеющие большое национальное и общемировое значение, внесенные в Международный реестр культурных ценностей, находящиеся под специальной защитой и обозначенные специальным знаком (ст. ст. 1, 16 и др. Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженных конфликтов 1954 года);

6.    районы расположения атомных электростанций, дамб и плотин, разрушение которых чревато катастрофическими и опасными последствиями для гражданского населения (Дополнительный протокол II 1977 года к Женевским конвенциям о защите жертв войны).

2.2. Правовое положение участников вооруженных конфликтов

В вооруженном конфликте международного характера воюющие стороны представлены прежде всего своими вооруженными силами. Согласно Дополнительному протоколу I к Женевским конвенциям 1949 года, вооруженные силы воюющих сторон “состоят из всех организованных вооруженных сил, групп и подразделений, находящихся под командованием лица, ответственного перед этой стороной за поведение своих подчиненных, даже если эта сторона представлена правительством или властью не признанными противной стороной. Такие вооруженные силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая, среди прочего, обеспечивает соблюдение норм международного права, применяемых в период вооруженных конфликтов” (п. 1 ст. 43).

Участников вооруженных конфликтов можно условно разделить на две группы: сражающиеся (комбатанты) и несражающиеся (некомбатанты). Согласно Дополнительному протоколу I, лица, входящие в состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, и принимающие непосредственное участие в боевых действиях, являются комбатантами. Только за комбатантами признается право применять военную силу. К ним самим допустимо в ходе боевых действий высшей меры насилия, то есть физического уничтожения. Комбатанты, оказавшиеся во власти противника, вправе требовать обращения с ними как с военнопленными.

К несражающимся относится личный состав, правомерно находящийся в структуре вооруженных сил воюющей стороны, оказывающий ей всестороннюю помощь в достижении успехов в боевых действиях, но не принимающие непосредственного участия в этих действиях. Это интендантский и медицинский персонал, корреспонденты и репортеры, духовенство и др. Несражающиеся не могут быть непосредственным объектом вооруженного нападения противника. В то же время, оружие, имеющееся у них, они обязаны использовать исключительно в целях самообороны и защиты вверенного им имущества.

Таким образом, деление вооруженных сил на сражающиеся и несражающиеся основывается на их непосредственном участии в боевых действиях с оружием в руках от имени и в интересах той воюющей стороны, в вооруженные силы которой они правомерно включены.

Поскольку партизанская война квалифицируется современным международным правом как правомерная форма борьбы против агрессора, колониальной зависимости и иностранной оккупации, за партизанами, согласно Женевским конвенциям 1949 года, признается статус комбатанта, если они имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных, имеют отличительный знак, открыто носят оружие, соблюдают в ходе боевых действий законы и обычаи воины. В свете современного международного права статусом комбатанта обладают и бойцы национально-освободительных движений.

Учитывая вышеизложенное, на практике не редко возникает необходимость в разграничении таких категорий как военный шпион и военный разведчик, доброволец и наемник.

Военный шпион (лазутчик) – “это такое лицо, которое, действуя тайным образом или под ложным предлогом, собирает или старается собрать сведения в районе действия одного из воюющих с намерением сообщить таковые противной стороне”[18]. Статья 46 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 года, уточняя правовой статус военного шпиона, закрепляет норму, согласно которой лицо из состава вооруженных сил, “попадающее под власть противной стороны в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного и с ним могут обращаться как со шпионом”. Если лицо из состава вооруженных сил собирает сведения на территории, контролируемой противной стороной, и носит при этом форменную одежду своих вооруженных сил или не действует обманным путем или преднамеренно не прибегает к тайным методам, то такое лицо не считается шпионом, а квалифицируется как военный разведчик. В случае если это лицо попадет в руки противника, на него должен распространяться режим военного плена.

Доброволец – это иностранный гражданин, добровольно поступающий в действующую армию одной из воюющих сторон, из политических или иных убеждений (исключая материальные) и включающееся в личный состав вооруженных сил. С точки зрения международного права, осуждающего колониализм и агрессивные войны, действия добровольца будут правомерными, если он вступит в армию, ведущую войну в защиту своей страны от иностранного порабощения.

Содержание понятия “наемник” раскрывается в ст. 47 Дополнительного протокола I. В соответствии с этой статьей, наемник – это лицо, которое специально завербовано для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте, и фактически принимает непосредственное участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте материальное вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и с таким же функциями из числа личного состава вооруженных сил данной стороны.

Приведенное определение позволяет установить более четкое отличие наемника от добровольца, а также провести различие между наемниками и военными советниками, не принимающими непосредственного участия в военных действиях и направленными на службу в иностранную армию по соглашению между государствами.

В декабре 1989 года в рамках ООН была принята Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников. В отличие от Дополнительного протокола I, Конвенция 1989 года к категории наемников относит не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтах, но и, что существенно важно, лиц, завербованных для участия в заранее запланированных актах насилия. Согласно этой Конвенции, государства не должны заниматься вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников, в том числе в целях, противоречащих праву народов на самоопределение и обязаны запрещать и предотвращать подобные действия.

2.2.1. Нейтралитет во время войны

Под нейтралитетом во время войны понимается правовое положение государства, при котором оно не участвует в войне и не оказывает непосредственной помощи воюющим. Права и обязанности нейтральных государств во время войны, воюющих сторон в отношении нейтральных государств, а также физических лиц как нейтральных, так и воюющих государств регламентируются V Гаагской конвенцией о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны 1907 года, в соответствии с которой территория нейтрального государства является неприкосновенной и не может быть превращена в театр военных действий. Воюющим государствам запрещается проводить через территорию нейтрального государства войска и военные транспорты. Нейтральное государство не должно разрешать воюющим создавать, устанавливать или размещать на своей территории радиостанции и другие средства связи и технические приспособления. Однако оно может разрешать воюющим (на равных началах) пользоваться своими средствами связи.

Нейтральное государство не должно снабжать воюющих оружием, военными и другими материалами. Вместе с тем оно не обязано препятствовать вывозу (или транзиту) из мест боевых действий за счет того или другого из воюющих оружия, боеприпасов на условиях взаимности и одинакового отношения к воюющим.

Нейтральное государство вправе отражать покушения на его нейтралитет с помощью своих вооруженных сил.

Нейтральное государство вправе разрешать перевозку по своей территории раненых и больных воюющих сторон при условии отсутствия в транспорте оружия и боеприпасов.

Нейтральное государство обязано не допускать открытия вербовочных пунктов и формирования на своей территории военных отрядов для воюющих. Вместе с тем нейтральное государство не несет ответственности, если его граждане в одиночку переходят границу и вступают в армию воюющих.

Нейтралитет в морской войне регулируется XIII Гаагской конвенцией о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны 1907 года, согласно которой в территориальных водах нейтрального государства запрещаются любые военные действия со стороны воюющих. Нейтральное государство обязано не допускать снаряжения или вооружения одной из сторон любого судна, а также его выхода из территориальных вод, если есть основания полагать, что оно примет участие в боевых действиях на стороне одного из воюющих. Что касается допуска и пребывания военных судов в территориальных водах нейтрального государства, то последнее решает эти вопросы на основе одинакового отношения ко всем воюющим. Оно устанавливает разумный срок их пребывания, по истечении которого может потребовать, чтобы они покинули территориальные воды. Находясь в территориальных водах нейтрального государства, военные суда могут пополнять свои запасы по лимитам мирного времени, брать столько топлива, сколько необходимо для достижения ближайшего порта своей страны.

Специальных соглашений, определяющих правовой режим нейтралитета в условиях воздушной войны, не существует. На воздушную войну распространяются общие правила нейтралитета, изложенные в действующих конвенциях. В обобщенном виде их содержание можно сформулировать следующим образом: воздушное пространство над территорией нейтрального государства неприкосновенно; запрещается пролет через него летательных аппаратов воюющих сторон, преследование противника или вступление с ним в бой; приземлившиеся военные самолеты задерживаются, а экипаж интернируется до конца войны; воюющим сторонам запрещается транспортировать через воздушное пространство нейтрального государства войска и военную технику, однако, допускается транспортировка на самолетах раненых и больных воюющих сторон.

2.3. Средства и методы ведения войны

Средства ведения войны – оружие, снаряды, вещества, применяемые вооруженными силами воюющих сторон для нанесения вреда и поражения противнику. Методы ведения войны – это порядок использования средств ведения войны[19].

Средства и методы ведения войны делятся на запрещенные (или частично запрещенные) и не запрещенные международным правом. Согласно ст. 35 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 года, право сторон, находящихся в конфликте выбирать средства и методы ведения войны не является не ограниченным. Запрещается применять оружие, снаряды, вещества и методы ведения военных действий, способные причинить излишние повреждения или страдания или делающие смерть сражающихся неизбежной, а также ведущие к массовому разрушению и бессмысленному уничтожению материальных ценностей (ст. 22 Приложения к Гаагской конвенции 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны).

Международное право запрещает следующие средства и методы ведения войны (сухопутной, морской, воздушной):

·     Яды или отравленное оружие, удушливые, ядовитые или другие газы, аналогичные жидкости, вещества и процессы, а также бактериологическое оружие;

·     Средства воздействия на природную среду во враждебных целях;

·     Любое оружие, если его действие заключается в нанесении повреждений осколками, которые не обнаруживаются в человеческом теле с помощью рентгеновских лучей (стекло, пластмасса и т.д.); мины, мины-ловушки и другие устройства в виде детских игрушек и предметов медицинской помощи; любое зажигательное оружие против гражданского населения, населенных пунктов и невоенных объектов;

·     Другие виды обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющие неизбирательное действие;

·     Осуществление геноцида на захваченной территории; предательское убийство или ранение сложившего оружие или безоружного неприятеля; объявление обороняющимся, что в случае сопротивления им не будет пощады;

·     Бессмысленное разрушение городов и населенных пунктов и уничтожение неприятельской собственности, если это не вызывается военной необходимостью;

·     И т.д.[20]

Однако международное право не запрещает военные хитрости с целью ввести противника в заблуждение или побудить его действовать опрометчиво. Примерами таких хитростей являются: использование маскировки, ловушек, ложные операции и дезинформация (ст. 37 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 года).

2.3.1. Средства и методы ведения морской войны

К числу международно-правовых актов, регламентирующих ведение морской войны, относятся Парижская декларация о морской войне 1856 года, Гаагские конвенции 1907 года, Лондонская декларация о праве морской войны 1909 года, Лондонский протокол 1936 года и ряд других соглашений. В 1994 году в порядке неофициальной кодификации было принято Руководство Сан-Ремо по международному праву, применяемому к вооруженным конфликтам на море, подготовленное группой специалистов по международному праву и военно-морских экспертов, созданной Международным институтом гуманитарного права. Содержащиеся в этих документах нормативные ограничения касаются методов (бомбардирование морскими силами, применение военно-морской блокады, осуществление захвата торговых судов), а также средств ведения военных действий на море (подводные лодки, морские мины и т.д.).

Театр морской войны может включать в себя, за определенными изъятиями, территориальные и внутренние воды воюющих государств, открытое море и воздушное пространство над ним. Однако ведение войны в открытом море не должно нарушать свободы плавания судов государств, не участвующих в данной войне. Морские силы воюющих составляет военный флот, в который, в частности, входят военные корабли всех классов и типов (подводные и надводные), а также вспомогательные суда, военные самолеты и иные летательные аппараты авиации военного флота, торговые суда, переоборудованные в военные корабли и отвечающие требованиям об обращении торговых судов в суда военные, закрепленным в VII Гаагской конвенции 1907 года. Там же указывается, что от переоборудования торговых судов в военные корабли следует отличать вооружение торговых судов в военное время. Последнее делается в целях самозащиты и не влечет за собой превращения торгового судна в военное, что означает отсутствие у такого судна права вести военные действия.

Одним из методов ведения войны на море является военно-морская блокада, под которой понимается система не запрещенных современным международным правом насильственных действий военно-морских сил воюющего государства, направленных на преграждение доступа с моря к берегу, находящемуся во власти противника или им занятому.

Согласно общепринятым нормам международного права, блокада должна быть действенной и эффективной, то есть должна реально препятствовать доступу к неприятельскому побережью. Блокирующее государство или действующие от его имени морские власти должны сделать объявление о блокаде с указанием даты начала блокады, географических границ блокируемого побережья, срока, даваемого судам нейтральных и других невоюющих государств для выхода из блокируемого района. Власти блокируемого побережья или данного района должны известить иностранных консулов о блокаде данного района. Блокада применяется в блокируемом районе одинаково к судам всех флагов. Морская блокада прекращается со снятием ее блокирующим государством, захвата блокируемого района противником или с разгромом блокирующих сил.

Необходимо вместе с тем подчеркнуть, что соблюдение приведенных выше формальностей само по себе не делает блокаду правомерной. В современных условиях блокада считается правомерной, если она предпринимается в связи с реализацией права на индивидуальную и коллективную самооборону в соответствии с Уставом ООН. К морской блокаде, согласно Уставу, вправе прибегнуть Совет Безопасности ООН, если это необходимо для поддержания или восстановления международного мира и безопасности.

Военно-морская блокада, осуществляемая агрессором, составляет как таковая акт агрессии. Преднамеренное нарушение блокады влечет за собой конфискацию судна и его груза. Захват судов может осуществляться не только по отношению к неприятельским, но и к судам нейтральных государств, если они нарушают блокаду или перевозят грузы и предметы, отнесенные воюющей стороной к военной контрабанде, списки которой опубликуются в начале войны. Согласно Лондонской декларации о праве морской войны 1909 года возможность захвата нейтрального судна за нарушение блокады обуславливается действительной или предполагаемой осведомленностью его о блокаде. Захват нейтральных судов за на рушение блокады может быть осуществлен только в районе действия военных судов, обеспечивающих блокаду. Судно, признанное виновным в нарушении блокады, конфискуется вместе с грузом, если только не доказано, что в момент его погрузки лицо, ее производящее, не знало и не могло знать, о намерении нарушить блокаду.

XI Гаагская конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне 1907 года предусматривает абсолютную неприкосновенность госпитальных судов, везущих больных и раненых и отмеченных определенной эмблемой, и судов-картелей, перевозящих парламентеров. Не подлежат также захвату, за исключением случаев нарушения ими установленной должным образом морской блокады, почтовые суда, прибрежные рыболовные суда, а также суда, выполняющие научные, религиозные и филантропические функции.

Международное право не запрещает использование минного оружия. Вместе с тем, согласно Гаагской конвенции об установке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновения мин 1907 года, запрещается ставить мины, не закрепленные на якорях (за исключением тех, что становятся безопасными спустя час после того, как над ними будет утрачено наблюдение тем, кто поставил мину), или закрепленные на якорях мины, которые не становятся безопасными, после того как сорвутся с минрепов. Запрещается также ставить мины у берегов и портов противника с целью нарушить торговое мореплавание. Конвенция обязывает все государства принимать меры для обеспечения безопасности мирного судоходства, а в случаях, когда наблюдение за минами прекращено, указывать в извещениях мореплавателям или в других общедоступных документах опасные районы и сообщать о них другим государствам дипломатическим путем.

2.3.2. Средства и методы ведения воздушной войны

В связи с развитием НТП и повышением уровня в военно-промышленном комплексе, особое место в международном праве вооруженных конфликтов занимают средства и методы ведения воздушной войны. Положения дополнительного протокола I направлены на защиту гражданского населения от нападений с воздуха. Нападения с воздуха могут быть направлены только против военных объектов. Запрещается нападение или угроза нападения, основная цель которого состоит в том, чтобы терроризировать гражданское население.

Особый запрет установлен в отношении неизбирательного нападения, то есть такого, которое направлено как на военные, так и на невоенные объекты. При нанесении ударов с воздуха надлежит:

1.    удостовериться в военном характере целей;

2.    выбирать такие методы и средства, которые сводят к минимуму случайное поражение гражданских объектов и населения;

3.    воздерживаться от нападения, если конкретное и прямое военное преимущество от него будет несравнимо уступать случайным потерям гражданского характера.

При ведении военных действий в воздухе надлежит принимать меры для минимизации ущерба гражданским лицам и объектам, в частности предупреждать о нападениях, могущих затронуть гражданское население.

Дополнительный протокол I провозглашает принцип уважения и защиты санитарных летательных аппаратов и устанавливает условия такой защиты. Стороны в конфликте не имеют права использовать санитарную авиацию для получения военного преимущества над другим противником, в частности для сбора и передачи разведывательных сведений.

2.4. Режим военной оккупации

От других видов пребывания войск на иностранной территории военная оккупация отличается совокупностью присущих ей признаков. Колосов Ю.М. определяет военную оккупацию как вид временного пребывания значительных воинских формирований на территории иностранного государства в условиях состояния войны между этим государством и государством принадлежности таких формирований, при котором прекращается эффективное осуществление власти правительством того государства, которому принадлежит занятая территория, а административная власть осуществляется в пределах, определенных международным правом, высшими командными воинских формирований[21]. Нужно отметить, что определение довольно размытое, громоздкое и затрудненное для понимания, поэтому, мы считаем, что в данном случае лучше пользоваться определением Бирюкова П.Н., который дет следующее определение военной оккупации: военная оккупация – это временный захват территории (части территории) одного государства вооруженными силами другого государства и установлении военной администрации на захваченной территории[22].

Военная оккупация не ведет к распространению суверенитета оккупирующего государства на занятую его войсками территорию. Согласно законам и обычаям сухопутной войны, воспрещается принуждать население занятой области давать сведения об армии другого воюющего государства или о его средствах обороны. Честь и семейные права, жизнь отдельных лиц и частная собственность, а также религиозные убеждения и отправление обрядов веры должны уважаться. Контрибуции могут взиматься лишь на основании письменного разрешения начальствующего командира, и по каждой контрибуции должна выдаваться расписка. Повинности не должны включать обязанности для населения принимать участия в военных действиях против своего отечества.

Одним из важнейших положений Женевской конвенции о защите гражданских лиц во время войны 1949 года является запрет угона и депортации гражданских лиц из оккупированной территории на территорию оккупирующей державы или на территорию третьего государства, равно как и перемещение части собственного гражданского населения на оккупированную территорию. Однако, допускается полная или частичная эвакуация определенного района в силу особо веских соображений военного характера или для безопасности населения.

Помимо вышеизложенного в отношении гражданских лиц запрещается:

·     совершать любые акты насилия, запугивания или оскорбления;

·     применять меры принуждения, физического или морального порядка, в частности, с целью получения сведений;

·     применять пытки, телесные наказания, медицинские опыты и т.д.;

·     применять коллективные наказания.

Иностранцам, оказавшимся на оккупированной территории, обеспечивается право ее покинуть в возможно короткие сроки. И, что необходимо отметить, уголовное законодательство должно в принципе оставаться каким было до оккупации, кроме положений, которые представляют угрозу безопасности оккупирующей державы. Судебным органам оккупированной территории должно быть разрешено продолжение исполнения своих функций.


Защита прав личности во время вооруженного конфликта 3.1. Правовой режим раненных и больных

Режим данной категории лиц регламентируется главным образом Женевской конвенцией об улучшении участи раненных и больных в действующих армиях 1949 года и Женевской конвенцией об улучшении участи раненных, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море 1949 года.

Раненными и больными в целях предоставления защиты, предусмотренной нормами международного гуманитарного права, считаются гражданские лица и военнослужащие, находящиеся в районе вооруженного конфликта, которые вследствие травмы, болезни, другого физического расстройства или инвалидности нуждаются в медицинской помощи при уходе и которые воздерживаются от любых военных действий.[23] К этой категории относятся также роженицы, новорожденные, немощные, беременные женщины. Гражданские лица и военнослужащие, которые подвергаются опасности на море или в других водах в результате несчастного случая с перевозившим их судном или летательным аппаратом и которые воздерживаются от любых враждебных действий, считаются потерпевшими кораблекрушение. Независимо от того, к какой стороне они принадлежат, эти лица пользуются покровительством и защитой и имеют право на гуманное обращение. В максимально возможной степени и в кратчайшие сроки им предоставляется медицинская помощь.

Касательно самих военных действий, то во всякое время, и в особенности после боя, стороны должны принять все возможные меры к тому, чтобы разыскать и подобрать раненных и больных и оградить их от ограбления и дурного обращения. Не допускается ограбление мертвых (мародерство). Когда это позволяют обстоятельства, должны заключаться соглашения о перемирии или прекращении огня, чтобы подобрать раненных на поле боя, и произвести обмен ими.

Стороны, находящиеся в конфликте, должны зарегистрировать все данные, способствующие установлению личности оказавшихся в их власти раненных, больных, потерпевших кораблекрушение и умерших неприятельской стороны. Эти сведения должны быть как можно скорее доведены до сведения национального справочного бюро по делам военнопленных для передачи их державе, за которой числятся эти лица, через центральное агентство по делам военнопленных, подлежащего учреждению в нейтральной стране.

Запрещается добивать или истреблять раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, преднамеренно оставлять их без медицинской помощи или ухода, предумышленно создавать условия для их заражения, подвергать этих лиц, даже с их согласия, физическим увечьям, медицинским или научным экспериментам, удалению тканей или органов для пересадки, кроме случаев, когда это оправданно состоянием здоровья лица и соответствует общепринятым медицинским нормам. Упомянутые лица имеют право отказаться от любой хирургической операции. Сторона, принужденная оставить неприятелю раненных или больных, обязана оставить вместе с ними, насколько это позволяют военные условия, часть своего санитарного персонала и снаряжения для содействия уходу за ними.

Оказавшись во власти противника, раненные, больные и потерпевшие кораблекрушение считаются военнопленными, и к ним применяются нормы международного права, касающиеся военнопленных.

3.2. Режим военного плена

Основным международно-правовым документом, определяющим режим военного плена, является Женевская конвенция об обращении с военнопленными 1949 года, согласно которой военнопленными являются следующие категории лиц, попавшие во власть неприятельской стороны во время войны или вооруженного конфликта:

·     личный состав вооруженных сил воюющей стороны;

·     партизаны, личный состав ополчений и добровольческих отрядов;

·     личный состав организованных движений сопротивления;

·     некомбатанты, то есть лица из состава вооруженных сил, не принимающих непосредственного участия в военных операциях (врачи, юристы, корреспонденты, различный обслуживающий персонал);

·     члены экипажей судов торгового флота и гражданской авиации;

·     стихийно восставшее население, если оно открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны.

Военнопленные находятся во власти неприятельской державы, а не отдельных лиц или воинских частей, взявших их в плен. С ними следует всегда обращаться гуманно. Ни один военнопленный не может быть подвергнут физическому калечению либо научному или медицинскому экспериментам, запрещается дискриминация по признаку расы, цвета кожи, религии, социального происхождения. Эти положения действуют и в отношении участников гражданских и национально-освободительных войн.

Военнопленные должны размещаться в лагерях и в условиях не менее благоприятных, чем условия, которыми пользуется армия противника, расположенная в этой местности. Военнопленных (за исключением офицеров) можно привлекать к работам, не связанным с военными действиями (сельское хозяйство, торговая деятельность, работы по домашнему хозяйству, погрузо-разгрузочные работы на транспорте). Подчиняются военнопленные законам, уставам и приказам действующим в вооруженных силах держащей в плену державы. Если военнопленный предпринял неудавшуюся попытку к побегу, то он несет только дисциплинарное взыскание, равно как и те военнопленные, которые оказывали ему помощь.

Здесь приведены далеко не все условия содержания и права военнопленных, которые закрепляет Конвенция, но в целом их можно охарактеризовать как гуманные, за нарушения которых военнопленные вправе обращаться к державе-покровительнице или в Общество Красного Креста.


Международно-правовая регламентация окончания военных действий и состояния войны[24]

Окончание военных действий и состояния войны – это акты, отличающиеся один от другого как по способам их юридического оформления, так и по тем правовым последствиям, которые они порождают для воюющих сторон.

Наиболее распространенными формами прекращения военных действий являются перемирие и капитуляция. Перемирие – временное прекращение военных действий, осуществляемое на основе взаимного соглашения между участниками вооруженного конфликта. Различают два вида перемирия: местное и общее. Местное перемирие преследует цель приостановит военные действия между отдельными частями и подразделениями на ограниченном участке военных действий. Как правило, оно направлено на решение частных задач (подбор раненных, погребение мертвых, эвакуация из осажденного района лиц из числа гражданского населения, посылка парламентеров и т.д.).

Общее перемирие существенно отличается от местного. Во-первых, в случае общего перемирия военные действия приостанавливаются на всем участке театра военных действий. Во-вторых, общее перемирие при определенных обстоятельствах (например, если стороны в конфликте формально не заявили о наличии состояния войны между ними) способно не только приостановить военные действия, но и привести к их прекращению.

Специфической формой приостановления военных действий является выполнение участвующими в конфликте государствами решения Совета Безопасности ООН (на основании ст. 40 Устава ООН “о временных мерах”, которые могут включать, в частности, прекращение огня, отвод войск на заранее занятые позиции, освобождение определенной территории и т.д.).

Согласно IV Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года, всякое существенное нарушение перемирия одной из сторон дает право другой стороне отказаться от него и даже в крайнем случае возобновить военные действия (ст. 40). Однако нарушение перемирия отдельными лицами, действующими по собственному почину, дает только право требовать наказания виновных и вознаграждения за понесенные потери, если таковые случились (ст. 41).

Капитуляция – это прекращение сопротивления вооруженных сил или их части. Как правило, при капитуляции все вооружение, военное имущество, военные корабли и самолеты переходят к противнику. Сдающаяся сторона подвергается военному плену. Капитуляция отличается от перемирия тем, что капитулирующая сторона лишается даже формального равенства с победителем. Так, после разгрома фашистской Германии 8 мая 1945 года в Берлине был подписан Акт о военной капитуляции германских вооруженных сил. После победы над Японией 2 сентября 1945 года в Токийской бухте был подписан Акт о капитуляции Японии. Акты предусматривали безоговорочную капитуляцию всех германских и японских вооруженных сил, их полное разоружение и сдача командованию союзных армий.

Согласно обычной норме международного права, нарушение условий капитуляции составляет международное правонарушение, если оно совершено по указанию правительства воюющей стороны, или военное преступление, если оно совершено без такового указания. Такое нарушение может повлечь либо адекватные военные действия, либо наказание виновных как военных преступников.

Основным международно-правовым средством прекращения состояния войны между воюющими сторонами является заключение мирного договора. Подобные договоры охватывают широкий круг вопросов, касающихся урегулирования политических, экономических, территориальных и других проблем в связи с прекращением войны и восстановлением мира между воюющими.

Так, окончание первой мировой войны получило свое международно-правовое оформление в виде ряда мирных договоров 1919 – 1920 гг., которые составили так называемую Версальскую систему мирных договоров. После второй мировой войны страны антигитлеровской коалиции подписали в 1947 году выработанные на Парижской мирной конференции мирные договоры с Италией, Финляндией, Румынией, Венгрией и Болгарией.

Практике известны и другие способы прекращения состояния войны, например односторонняя декларация, когда восстановление мирных отношений является результатом инициативы одной стороны. Так, Советский Союз в свое время прекратил состояние войны с Германией путем издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 января 1955 года. Также, состояние войны может быть прекращено принятием двусторонней декларации. Например, 10 октября 1956 г. СССР и Япония подписали совместную Декларацию о прекращении состояния войны, согласно которой между Советским Союзом и Японией “прекращалось состояние войны” и восстанавливались “мир и добрососедские, дружественные отношения”. Обращение к последним двум формам прекращения состояния войны объясняется, в частности, в случае с Германией – ее расколом, а с Японией – существованием неурегулированного территориального вопроса.


Заключение

Право вооруженных конфликтов – это отрасль международного публичного права. Специфика данной отрасли состоит в том, что она регулирует конкретную область межгосударственных отношений, а не все эти отношения в целом. Кроме того, она закрепляет в своих нормах, приемы, правила практических действий субъектов; наконец, она имеет временные ограничения, то есть действует в период вооруженной борьбы, а после окончания в отношениях между ранее воевавшими субъектами должны, как правило, устанавливаться нормальные мирные отношения, регулируемые принципами и нормами других отраслей международного права. Нормы об ответственности, о заключении перемирия, мирного договора сохраняют свою силу после войны.

Некоторые юристы считают, что наука права вооруженных конфликтов должна исследовать только сами вооруженные конфликты, и, что при применении норм этой отрасли права несущественным является вопрос о правомерном или неправомерном применении оружия. В случае противоправного нападения одного государства на другое оба они должны руководствоваться нормами права вооруженных конфликтов.

Считая в принципе верными подобные высказывания, мы никак не можем согласиться с тем, что исследования этих проблем должны абстрагироваться от того, правомерно или неправомерно та или иная сторона прибегла к оружию, что при применении права вооруженных конфликтов несущественным является вопрос о причинах, приведших к вооруженному конфликту. Современное международное право совершено четко делит войны на справедливые и несправедливые; оно содержит норму, согласно которой агрессивная война – это международное преступление.

Несмотря на все вышеизложенное, право вооруженных конфликтов далеко несовершенная отрасль международного права. И не потому, что содержит определенные пробелы (такая проблема присуща практически каждой отрасли права), а в силу того, что имеет слабый механизм регулирования. Орган (Организация Объединенных Наций), осуществляющий контроль и регулирование международного права в период вооруженных конфликтов, не достаточно силен, чтобы диктовать свою волю могущественным державам. И прецеденты, когда не исполняются решения Совета Безопасности ООН, были.

Также довольно сложный вопрос о защите прав личности во время вооруженного конфликта. Это не секрет, что права личности сильно ущемляются во время ведения военных действий. И это благодаря не внутригосударственному законодательству, которое справедливо ограничивает права личности в период военных действий и чрезвычайного положения, учитывая сложность и нестандартность складывающейся ситуации. Права граждан зачастую нарушаются рядовыми солдатами, которые сами находятся в экстремальных условиях, и зачастую просто не знают определенных норм международного права регламентирующих отношения в возникшей ситуации. Эти вопросы должны решаться в действующих армиях при подготовке личного состава. Должны проводиться соответствующие занятия по доведению норм международного права до сведения солдат и офицеров, которые помогут не только понять свои права, но и осознать обязанности во время ведения боевых действий.

Учитывая сказанное, можно сделать вывод, что право вооруженных конфликтов отрасль, требующая серьезных доработок, которые должны проводиться на основе межгосударственных соглашений и закрепления их в соответствующих международных актах.


Список использованных нормативных актов и литературы

1.    Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907г. // Действующее международное право. / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. Т. 2. Стр. 573 – 574.

2.    Конвенция об улучшении участи раненных и больных в действующих армиях 1949г. // СДД СССР. Вып. XVI. М., 1957, стр. 71 – 97.

3.    Конвенция об обращении с военнопленными 1949г.//СДД СССР. Вып. XVI. М., 1957, стр. 125 – 204.

4.    Конвенция о защите гражданского населения во время войны. // СДД СССР. Вып. XVI. М., 1957, стр. 204 – 280.

5.    Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов 1977г. // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. М., 1990г.

6.    Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1980г. // Ведомости СССР, 1984г. №3.

7.    Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников // Действующее международное право. / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. Т. 2. Стр. 812 – 819.

8.    Протокол о запрещении или ограничении применения мин-ловушек и других устройств с поправками, внесенными 3 мая 1996г. (Протокол II с поправками, внесенными 3 мая 1996г.), прилагаемый к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения // Московский журнал международного права. – 1997г. №1. Стр. 200 – 216.

9.    Конституция РФ, главы IV, V, VI, М. – С.- П.: “Герда”, 1997г

10.  Арцибасов И.Н. “Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия”. – М.: Международные отношения, 1989г. – 245с.

11.  Бирюков П.Н. “Международное право: Учебное пособие”, 2-е издание переработанное и дополненное. – М.: Юристъ, 1999г. – 416с.

12.  Григорьев А. Г. “Международное право в период вооруженных конфликтов”. – М.: Воениздат, 1992г. – 32с.

13.  Исакович С.В. “Международно-правовые проблемы прав человека в вооруженном конфликте” // Вестник Киевского университета. Серия: МО и МП. – 1976г. - №3. – стр. 27 – 28.

14.  Колосов Ю.М. “Массовая информация и международное право”. – М., 1974г., стр. 152.

15.  Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. “Международное право: Учебник”. Издание 2-е, доп. и пререраб. – М.: Международные отношения, 1998г. – 624с.

16.  Лазарев М.И. “Теоретические вопросы современного международного морского права”. – М.: 1983г. – стр. 21.


[1] Арцибасов И.Н. “Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия”. – М.: Международные отношения, 1989г., стр. 7.

[2] Арцибасов И.Н. “Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия”. – М.: Международные отношения, 1989г., стр. 8.

[3] Там же, стр. 9.

[4] Там же, стр. 9.

[5] Исакович С.В. “Международно-правовые проблемы прав человека в вооруженном конфликте” // Вестник Киевского университета. Серия: МО и МП. – 1976г. - №3. – стр. 27 – 28.

[6] Исакович С.В. “Международно-правовые проблемы прав человека в вооруженном конфликте” // Вестник Киевского университета. Серия: МО и МП. – 1976г. - №3. – стр. 29.

[7] Арцибасов И.Н. “Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия”. – М.: Международные отношения, 1989г., стр. 16 – 17.

[8] Лазарев М.И. “Теоретические вопросы современного международного морского права”. – М.: 1983г. – стр. 21.

[9] См.: Протокол о запрещении или ограничении применения мин-ловушек и других устройств с поправками, внесенными 3 мая 1996г. (Протокол II с поправками, внесенными 3 мая 1996г.), прилагаемый к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения // Московский журнал международного права. – 1997г. №1. Стр. 200 – 216.

[10] Колосов Ю.М. “Массовая информация и международное право”. – М., 1974г., стр. 152.

[11] Бирюков П.Н. “Международное право: Учебное пособие”, 2-е издание переработанное и дополненное. – М.: Юристъ, 1999г. стр. 234 – 235.

[12] Арцибасов И.Н. “Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия”. – М.: Международные отношения, 1989г., стр. 19.

[13] Григорьев А. Г. “Международное право в период вооруженных конфликтов”. – М.: Воениздат, 1992г., стр. 4 – 5.

[14] Бирюков П.Н. “Международное право: Учебное пособие”, 2-е издание переработанное и дополненное. – М.: Юристъ, 1999г. стр. 236.

[15] См. Конституция РФ, главы IV, V, VI, М. – С.- П.: “Герда”, 1997г.

[16] Бирюков П.Н. “Международное право: учебное пособие”, 2-е изд., М.: Юристъ, 1999г.

[17] Григорьев А.Г. “Международное право в период вооруженных конфликтов”. – М.: Воениздат, 1992г., стр. 7.

[18] Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. “Международное право: Учебник”. Издание 2-е, доп. и пререраб. – М.: Международные отношения, 1998г., стр. 354.

[19] Григорьев А.Г. “Международное право в период вооруженных конфликтов”. – М.: Воениздат, 1992г., стр. 11.

[20] См. Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. “Международное право: Учебник”. Издание 2-е, доп. и пререраб. – М.: Международные отношения, 1998г., стр. 357 – 362.

[21] Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. “Международное право: Учебник”. Издание 2-е, доп. и пререраб. – М.: Международные отношения, 1998г., стр. 356.

[22] Бирюков П.Н. “Международное право: учебное пособие”, 2-е изд., М.: Юристъ, 1999г. стр. 246.

[23] Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. “Международное право: Учебник”. Издание 2-е, доп. и пререраб. – М.: Международные отношения, 1998г., стр. 366.

[24] Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. “Международное право: Учебник”. Издание 2-е, доп. и пререраб. – М.: Международные отношения, 1998г., стр. 369.


Информация о работе «Международное право в период вооруженных конфликтов»
Раздел: Международное публичное право
Количество знаков с пробелами: 73082
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
162784
2
0

... этот приказ1. Единственными военнослужащими, не несущими ответственности, лежащей на их начальниках и командирах, являются рядовые, отвечающие все же за нарушение основополагающих норм защиты прав человека в период вооруженного конфликта (см. статьи 86 и 87 Протокола I). Так, они обязаны отказаться выполнить приказ командира расстрелять раненого или военнопленного. В противном случае они могут ...

Скачать
334232
0
0

... право. Общая часть.- М.,1996.- С.317. 1 Заявление представителя Госдепартамента //New York Times.- 1990.- March 12. 1 Броунли Я. Международное право.- М.,1977.- Кн.2.- С.379. 1 Курс международного права в 7-ми томах.- т.1.- М.,1989.- С. 170. Лекция № 6. ПРАВО ВНЕШНИХ СНОШЕНИЙ. 1. Основные понятия дипломатического и консульского права. 2. Дипломатическое право. 3. Консульское право. 1. ...

Скачать
71137
0
0

... этих явлений одна и та же, но она имеет различную степень концентрации в каждом из них. Отсюда и известная трудность в различении войны и военного конфликта. ГЛАВА 3 ВИДЫ ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ. § 1 Международные вооруженные конфликты. Современное международное право запрещает захватнические, агрессивные войны (п.4 ст.2 Устава ООН). Вместе с тем это не означает, что войны уже исключены из ...

Скачать
52387
0
0

... военного преимущества над другим противником, в частности для сбора и передачи разведывательных сведений. 4. ГУМАНИТАРНЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ ЛИЧНОСТИ Говоря о защите жертв войны, речь идет об обеспечении воюющими государствами в период вооруженных конфликтов международно-правовой защиты следующим категориям лиц: раненым, больным, лицам, потерпевшим кораблекрушение из состава вооруженных сил на ...

0 комментариев


Наверх