Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Министерство образования РФ

Рязанская государственная радиотехническая академия


Кафедра ИиК



РЕФЕРАТ ПО ИСТОРИИ:

«А.В.СУВОРОВ – ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ»


Выполнил: ст. I курса гр. 316

Позднышев А.А.




Рязань 2004



ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ А.В.СУВОРОВ


Детство и юность Суворова.

Состояние русской армии в середине XVIII столетия.

24 ноября 1730 года в Москве у небогатого дворянина Василия Ивановича Суворова родился сын Александр.

Василий Суворов, как и отец его Иван Суворов, был спо­движником Петра 1; Василий был даже крестником царя. Че­ловек строгих правил, честный, он и сына своего Александра воспитывал в духе патриархальной старины, приучая к почи­танию старших, непривередливости и простоте вкусов. Очень бережливый, Василий Иванович не приглашал к мальчику учителей, и ребенок постигал азы науки сам. Общение со сверстниками — детьми крепостных в подмосковном поместье отца, дало возможность Суворову рано познать характер рус­ского человека.

Влечение к военному делу проявилось у Александра с дет­ских лет, но отец не поощрял этих стремлений сына — маль­чик был от рождения слабый, тщедушный: в пору ли ему вынести тяготы военной службы? Лучше пустить его по граж­данской части.

Но Александр с недетским упорством добивался своего, и в 1742 году отец записал его в лейб-гвардии Семеновский полк. Еще несколько лет мальчик провел дома, занимаясь по установленной программе, а 12 января 1748 года он прибыл в полк. С этого дня началась действительная военная служба будущего генералиссимуса.

Александр Суворов был записан в полк рядовым, но к мо­менту своего прибытия получил уже чин капрала.

Приезд молодого Суворова в Петербург совпал с началом широкой реформаторской деятельности правительства импе­ратрицы Елизаветы Петровны (1741—1762). В 50-х годах бы­ла проведена отмена внутренних таможен, осуществлены мероприятия по организации государственного кредита и по межеванию земель, начата работа — с участием представите­лей дворянства и купечества — по выработке нового судебно­го Уложения. Большой подъем наблюдался в общественной и культурной жизни: в 1755 году открыт Московский универ­ситет, в 1757 году — Академия художеств, в 1756 году был создан национальный русский театр; появились первые круп­ные русские журналы.

Все это не могло не сказываться на положении армии, осо­бенно размещенных в столице гвардейских полков.

Семеновский полк был расквартирован в Петербурге. Зна­чительная часть его солдатского состава (примерно половина) состояла из дворян, и полк поэтому пользовался рядом приви­легий. Одна из них давала возможность солдатам-дворянам жить на частных квартирах.

Молодой Суворов впоследствии воспользовался этим пра­вом, но в продолжение первых 8 месяцев он проживал в рас­положении полка, вместе с солдатами из крепостных. Повидимому, он сделал это, чтобы поближе ознакомиться с бытом и нравами «солдатства». Тесное общение с солдатской массой много помогло в дальнейшем Суворову быстро и верно ула­вливать настроение войск и находить кратчайшие пути для то­го, чтобы вдохнуть в них бодрость и отвагу.

В 1751 году Суворов был произведен в сержанты. Он очень ревностно нес службу, был у начальства на прекрасном счету и в то же время продолжал занимался самообразованнием: изучал иностранные языки, математику, географию, историю, особенно же военную историю и военное дело.

В 1754 году Суворов был произведен в поручики и назна­чен в Ингерманландский пехотный полк.

Острый взгляд молодого офицера подмечал все особенно­сти устройства тогдашней русской армии. По сравнению с дру­гими европейскими армиями она имела ряд важных преимуществ. В ней вовсе не было наемных иноземных солдат, составлявших в других армиях весьма значительную часть. Она комплектовалась посредством рекрутской повинности, а не за счет наемничества и принудительной вербовки, как это имело место в армиях других европейских государств.

Боевые качества русских солдат были исключительно вы­соки. Однако наряду с этим русская армия середины XVIII века страдала серьезными недостатками. Прежнее строение армии, соответствовавшее ее отличительным особенностям и утвержденное еще Петром I, сменилось слепым подражанием западноевропейским порядкам. При этом забывали, что на Западе другой характер армии, что тамошние вербованные или наемные армии менее надежны в моральном отношении чем национально однородная русская армия. Характер запад­ноевропейских армий способствовал возникновению там систе­мы муштры, требовавшей автоматического выполнения прика­зов, противодействовавшей личной инициативе солдат и даже командного состава.

Прибывавшие во второй четверти XVIII века (особенно при временщике герцоге Бироне) в русскую армию иностран­ные офицеры, а за ними и часть русских дворян-офицеров стали насаждать в ней систему муштры, искореняющую живой дух в солдатах; непомерно раздувалась парадная сторона строевой службы и т. л. Это, естественно, ослабляло русскую армию и снижало значение ее преимуществ перед армиями за­падноевропейских государств.

Молодой Суворов, обладавший богатой военной эрудицией, наблюдательностью и способностью делать обобщения, не мог не заметить этого, и он сделал правильный вывод: нужно в корне изменить существующие уродливые военные порядки, оздоровить их — и тогда можно будет создать новую армию, гораздо более сильную, чем существующая, ослабленная не­правильной организацией.

Конечно, на первых порах эта мысль возникла у Суворова лишь в общих чертах. Понадобились долгие годы, длительный опыт, чтобы она приняла вполне отчетливые и конкретные очертания.

Первый боевой опыт.

В 1750 году Россия в союзе с Францией, Австрией и большинством второстепенных немецких государств начала войну против Пруссии, которую поддерживали Англия, Ганновер и еще три мелких немецких государства. Воина эта, получившая название Семилетней (1756—1763), явилась следствием за­хватнической политики прусского короля Фридриха II. В 17-10 году он завладел австрийской областью Селизией, а в авгу­сте 1756 года совершил разбойничье нападение па Саксонию.

Располагая почти двухсоттысячной хорошо обученной армией, Фридрих рассчитывал расправиться поодиночке со своими противниками. Но это ему не удалось. Особенно жестокие удары Фридрих потерпел от русских. Не проиграв прусскому королю ни одной битвы, русская армия несколько раз наносила ему сокрушительные поражения.

Для Александра Суворова эта война была первой боевой школой. Долгое время он находился в действующей армии (куда был откомандирован по собственному настойчивому же­ланию) па штабных должностях, а в сентябре 1761 года был назначен заместителем командира двухтысячного конного от­ряда. Отряд этот имел задачей прикрытие коммуникации кор­пуса, осаждавшего под начальством П. Л. Румянцева важную крепость Кольберг, на севере Германии.

В течение 4 месяцев, вплоть до прекращения военных действии, Суворов, фактически командуя отрядом, вел успеш­ные боевые операции против прусской кавалерии, продемон­стрировав исключительную энергию, стремительность и лич­ную храбрость.

В начале 1763 года Суворова назначили командиром Суз­дальского пехотного полка. Этот полк нес в столице карауль­ную службу, а осенью 1764 гола был переведен в находящее­ся вблизи от Петербурга село Новую Ладогу. В этом селе Суворов получил возможность на практике осуществить некото­рые из своих идей.

Обучение полка велось им с таким расчетом, чтобы — во­преки фридриховским правилам — выработать сознательное отношение солдат к возлагаемым на них задачам. Суворов развисал в солдатах храбрость, упорство, чувство воинской чести. Он закалял их физически, учил метко стрелять и хорошо владеть холодным оружием.

— Тяжело в ученье — легко в походе; легко в ученье — тяжело в походе, — говорил он, мотивируя необходимость упорных тренировочных занятий с личным составом полка.

Не раз он говорил также:

— Солдат ученье любит, было бы с толком.

Действительно, подчиненные ему солдаты никогда не роп­тали, хотя он заставлял их напряженно обучаться военному делу.

Будучи простым и приветливым в обращении с солдатами, Суворов проявлял в то же время большую требовательность и сурово взыскивал за нарушение дисциплины.

Суворов заботился не только о военном обучении солдат, но также об их воспитании, развивая в них понятия о долге перед родиной и о воинской чести.

В 1764—1765 годах Суворов свел правила по управлению и обучению полка в особом наставлении, названном «Полковое учреждение». В этом наставлении подчеркивается, что в центре внимания обучения рекрут должна стоять не парад­ная, показная сторона, а обучение тому, что полезно и важно в бою и в походе: боевым построениям, меткой стрельбе и т.д. Подчеркивается также значение дисциплины: «Вся твердость воинского правления основана на послушании, которое должно быть содержано свято. Того ради никакой подчиненный перед своим вышним на отдаваемой какой приказ да не дерзает не токмо спорить или прекословить, но и рас­суждать».

«Полковое учреждение» послужило основанием для оформившегося спустя тридцать лет другого суворовского настав­ления — «Наука побеждать».

В Польше и на Дунае.

В феврале 1768 года часть польской шляхты образовала конфедерацию, ставившую целью борьбу с русским влиянием в Польше.

Суздальский полк был вызван в Польшу, где велись воен­ные действия против шляхтичей-конфедератов.

Переход был проделан образцово: 870 верст, отделявшие Новую Ладогу от Смоленска, были пройдены в 30 дней, при­чем из 1500 человек лишь трое заболели и один умер. Суворов получил в командование бригаду, а затем получал более или менее крупные (до 3500 человек) отряды.

В Польше Суворов провел около четырех лет (до полной капитуляции конфедератов). За это время он многократно на­носил поражения противнику. Так, в мае 1771 года он с незна­чительными силами разбил у местечка Ланцкорона крупный отряд поляков и французов (правительство Людовика XV оказывало военную помощь конфедератам), которым коман­довал французский генерал Дюмурье.

Следует отметить, что во все время Польской кампании Суворов очень гуманно обращался с пленными и заботился об охране интересов мирного польского населения.

Вскоре после окончания войны в Польше Суворов был на­правлен в Дунайскую армию графа П. Л. Румянцева, дейст­вовавшую против турок.

Русско-турецкая война 1768—1774 годов была, в основе своей, продолжением начавшейся еще в конце XVII века борь­бы за северное побережье Черного моря. В 1770 году Румян­цев разгромил турок при Ларге и Кагуле; Алексей Орлов уничтожил турецкий флот в Чесменской бухте. Однако Румян­цев не располагал достаточными силами, чтобы перенести военные действия в глубь Турции и нанести решительный удар.

К моменту прибытия Суворова армия Румянцева и турец­кая армия стояли друг против друга на разных берегах Дуная. Суворов получил назначение в дивизию графа И. П. Салты­кова. Вверенный ему отряд был расположен у Негоештского монастыря; на другом берегу реки лежал сильно укрепленный турками город Туртукай.

Вскоре после приезда Суворова ему было поручено нанес­ти короткий удар противнику (как тогда выражались — поиск); переправиться через Дунай, взять Туртукай и унич­тожить собранные там турками запасы. 21 мая 1773 года Суворов блестяще выполнил эту задачу. Потери неприятеля достигали 1500 человек; потери русских не превышали 200 человек; были взяты большие трофеи: пушки, перевозочные средства и пр.

Турки вновь свезли в Туртукай крупные военные запасы и еще сильнее укрепили его. 28 нюня Суворов совершил вторичный поиск и опять уничтожил плоды всех приготовлений противника.

В дальнейшем течении кампании Суворов одержал круп­ные победы у городов Гирсово и Козлуджи. В бою у Козлуджи (21 июня 1774 г.) он, имея под начальством 8000 человек, разбил 40000 турок, захватив большие трофеи и 107 знамен.

Потрясенная этим поражением, Турция заключила мир на выгодных для России условиях. Согласно подписанному в ию­ле 1774 года в Кучук-Кайнарджи мирному договору к России отошли Керчь, Кинбурн и Азов; находившийся под протекторатом Турции Крым получал независимость, чем были созда­ны предпосылки для последовавшего спустя 17 лет присоеди­нения Крыма к России.

Война против Турции 1787—1791 годов.

В 1774 году Суворов был вызван в Приволжье Петром Па­ниным, руководившим операциями против Пугачева. Приезд Суворова совпал с нанесением правительственными войсками тяжелого поражения Пугачеву (у Сальникова завода).

Вскоре выяснилось, что несколько приверженцев Емельяна Пугачева изменили ему и предали его в руки царских властей.

Как заявила однажды Екатерина II. говоря о кампании против Пугачева, Суворов тут участия не имел... и приехал по окончании драки и поимки злодея».

В начале 1776 года Суворова назначили командиром Пе­тербургской дивизии. Это назначение, сулившее спокойное жи­тье и быстрое служебное продвижение, было совершенно не по душе полководцу. Придворная жизнь с ее лицемерием и низкопоклонством претила ему. Суворов жил в деревне, де­монстративно ни разу не появившись в столице для командо­вания дивизией.

В 1782 году Суворова командировали на юг. Начальствуя над Кубанским корпусом, он выстроил оборонительную линию, простиравшуюся на 540 верст, от Тамани до Ставрополя.

Укрепления строились в боевых условиях, часто под огнем. Суворов лично выбрал все пункты для сооружения укреплений и лично руководил работами. Впоследствии он с гордостью указывал, что хотя укрепления строились «на носу» неприя­теля, но только один солдат погиб от вражеской пули.

Вслед за тем Суворов возглавил вооруженные силы в Крыму. Здесь также он соорудил сильную укрепленную линию, по­зволявшую оборонять побережье с незначительными силами. Эта линия состояла из 29 укреплении, в промежутках между которыми были разбросаны наблюдательные посты.

Турки, намеревавшиеся высадить в Крыму десант, не реши­лись штурмовать вновь сооруженные укрепления, и турецкий флот вернулся в Константинополь. Назревавшее в Крыму вос­стание местного населения также не произошло. «Осаждение крепостями здешнего края воспрепятствовало мятежу», — до­носил Суворов Румянцеву.

Из Крыма Суворова перевели в Астрахань, в связи с пред­полагавшимся походом в Персию. Однако поход не состоялся, и после двух лет томительного пребывания в Астрахани пол­ководец вновь оказался на Кубани.

Осенью 1786 г. он получил назначение в Екатерииославскую армию, которой командовал Г. А. Потемкин.

Суворов охотно поехал к Потемкину. Полководец уважал его больше других государственных деятелей. Он знал, что наряду с тяготением к показному, со склонностью к изнежен­ности и роскоши, с длительными периодами апатии и вытека­ющего отсюда безделья Лотемкин обладал выдающимися спо­собностями и проявлял подлинную заботу о солдатах. За это редкое свойство Суворов многое прощал фавориту царицы.

Вместо громоздкого великолепия прежних воинских нарядов Потемкин ввел новую, удобную форму. Реформы не ограничи­вались одеждой. Очи коснулись основ военного устройства. Предписывалось избегать телесных наказании, поощрять при­мерных солдат, обучать в первую очередь «скорому заряду и верному прикладу».

Беда была в том, что Потемкин, по свойственному ему не­постоянству, не очень следил за соблюдением новых порядков. 11о самый факт столь авторитетной поддержки их имел гро­мадное значение для всех передовых начинаний Суворова.

А реформы были существенно необходимы: с каждым днем отношения с Турцией обострялись. Турецкое правительство, подстрекаемое Англией и Пруссией, мечтал о реванше. С дру­гой стороны, и в Петербурге не считали возможным ограничиться достигнутым. Турция, запиравшая выход из Черного моря, препятствовала экономическому развитию русских чер­номорских областей и осваивавшегося русским правительст­вом Крыма. К тому же Турция держала себя вызывающе. Русскому посланнику Булгакову был предъявлен дерзкий ультиматум — возвратить Турции Крым и признать недействительными последние трактаты. Булгаков, разумеется, отказал. В ответ турки, в соответствии с усвоенной ими манерой начинать, войну, заключили посланника в темницу.

Война началась. Вскоре против Турции выступила и Австрия, рассчитывавшая на территориальные приобретения; с другой стороны, Швеция объявила воину России.

Суворов получил командование одним из пяти корпусов, входивших в состав Екатерннославской армии. Потемкин по­ручил ему самый опасный район — Херсоне-Кинбурнская, где ждали первого удара турок и где совсем не были готовы его отразить.

Когда были получены сведения, что турецкое командование готовит высадку десанта на Кинбурнской косе, Суворов тотчас отправился в Кинбурн и принялся укреплять косу.

Он ставил себе целью не просто отразить десантные войска, но нанести туркам тяжкое поражение, истребить их жи­вую силу.

С теми скромными средствами, которыми Суворов располагал, это был рискованный, смелый замысел; тем не менее он был полностью реализован.

12 октября 1787 года сильная неприятельская эскадра на­чала высадку десанта. Суворов позволил туркам беспрепятст­венно высалиться, а затем атаковал их и, после длившегося весь день чрезвычайно упорного боя, разбил их. Лишь десятая часть высадившихся добралась до кораблей. Свыше 4 ты­сяч турок было уничтожено. Кинбурнская победа имела тем большее значение, что она была первым серьезным успехом русских войск в неудачно протекавшей дотоле кампании.

Во время этой битвы Суворов, лично водивший солдат в штыковую атаку, был ранен картечью в грудь, а вскоре затем пулей в руку. Однако он остался в строю. Еще раз он под­вергся смертельной опасности, когда три турецких солдата внезапно бросились на него. Но оказавшийся поблизости гре­надер Новиков убил двух турок и обратил в бегство третьего.

Вскоре Суворов был вызван Потемкиным в осадный кор­пус, обложивший турецкую крепость Очаков Суворов рекомен­довал штурмовать крепость, так как пассивная осада не су­лила быстрого успеха, а русские войска несли большие потери от болезней. Потемкин не согласился с ним. и в конце концов Суворову пришлось уехать из-под Очакова. Впоследствии По­темкин убедился в правильности рекомендованного Суворовым образа действии: в декабре 1788 года состоялся штурм, и Очаков был взят.

Весной 1789 года Суворов был назначен в передовой кор­пус молдавской армии. С порученными ему войсками — 5 пехотных полков, 8 кавалерийских и 30 пушек — он занял по­зицию на стыке с союзной австрийской армией. Получив из­вестие о том, что сильная турецкая армия готовится атако­вать 18-тысячный австрийский корпус принца Фридриха Кобурга, он выступил на помощь союзникам. Пройдя за 28 ча­сов 50 верст, он соединился у Фокшан с австрийцами и взял в свои руки руководство. Действуя, как обычно, наступатель­но, он не стал дожидаться турецкой атаки, а сам атаковал врага. При этом удар его пришелся оттуда, откуда турки во­все не ждали нападения, потому что там тянулись болота. Су­воровские войска, проваливаясь в трясине, перебрались через болота и, обрушившись «как снег на голову» на противника, разгромили его.

В начале сентября того же 1789 года турки повторили попытку раздавить корпус Кобурга и таким образом выйти в тыл русской армии. Предвидевший этот маневр неприятеля Суворов держал свой отряд в боевой готовности. Узнав о при­ближении турок (на этот раз их было 102 тысячи), он, не теряя ни минуты, двинулся к местечку Рымник, где предстоя­ло разыграться сражению. Он вел с собою 7 тысяч человек. За двое суток было пройдено около 100 верст; утром 21 сентября русские полки примкнули к австрийцам.

И в этот раз Суворов основал свой план на том, чтобы перехватить у противника инициативу и внезапно атаковать его. Установив, что турецкая армия стоит тремя крупными от­рядами, отделенными один от другого лесами и оврагами, Су­воров предпринял 22 сентября атаку левофлангового турецко­го лагеря, затем обрушился на центр и, наконец, разгромил правофланговый лагерь. Огромная армия великого визиря Юсуф-паши перестала существовать как реальная военная си­ла. Всю тяжесть боя вынесла на себе семитысячная горсточка русских.

За эту победу Суворов получил титул графа Рымникского. Георгиевский орден 1-й степени и драгоценную шпагу.

Однако русское высшее командование не сумело использовать в должной мере Рымникскую победу и дало возмож­ность туркам оправиться. Опорным пунктом турок являлась расположенная в устье Дуная крепость Измаил. Стратегическое значение Измаила было чрезвычайно велико, поэтому турки укрепили его (под руководством французских и немец­ких инженеров) и сосредоточили в нем армию в 35 тысяч че­ловек.

В ноябре 1790 года русские войска в количестве 26 тысяч человек под начальством Гудовича и де-Рибаса обложили Из­маил. На активные операции никто не решался: шла слабая бомбардировка в надежде, что турки падут духом и выкинут белый флаг. Армия терпела лишения от холода, болезней и недостатка продовольствия. В начале декабря был созван во­енный совет, отправивший главнокомандующему на утвержде­ние свое решение — снять на зимнее время осаду и ограни­читься наблюдением за крепостью.

Однако Потемкин, избегавший рискованных предприятий, на этот раз упорствовал. Взятие Измаила было необходимо не только по военным, но и по политическим соображениям.

Потемкин решил предпринять штурм Измаила. Был только один человек, который мог справиться с такой задачей; прав­да, светлейший князь предпочитал держать Суворова в тени. потому что слава его и без того начинала иногда звучать че­ресчур громко, но теперь приходилось подчиняться обстоя­тельствам.


Информация о работе «Суворов»
Раздел: Исторические личности
Количество знаков с пробелами: 35559
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
41861
0
0

... говорили иностранные генералы. Сама Екатерина писала потом в письме из Кременьчуга : Мы нашли здесь расположенных в лагере 15 тысяч человек превосходнейшего войска, какое только можно встретить… Суворов в солдатской куртке, украшенной орденами, подъехал к императрице. Екатерина II в присутствии блестящей свиты обратилась к генералу с вопросом: чем она может выразить ему благодарность? Кланяясь и ...

Скачать
37769
0
0

... . Он предложил Суворову встать во главе армии для выступления в момент смены лиц на троне. Убеждая в необходимости этого, Каховский говорил Суворову, что за ним пойдет вся армия. Однако полководец не принял его предложения: «Молчи, молчи. Не могу. Кровь сограждан!»15. Сам факт обращения Каховского к Суворову свидетельствует о том, что он сам и его единомышленники не боялись разоблачения с его ...

Скачать
33331
0
0

... иначе, как крупными массами. Суворов понимал необходимость этого уже при штурмах Измаила и Очакова», – указывал Энгельс. Огромное значение имеют взгляды Суворова в области тактики. Свой тридцатилетний опыт боевой и военно-организаторской деятельности Суворов обобщил в «Науке побеждать». «Наука побеждать» составила эпоху в тактике XVIII в., в ней великий полководец сформулировал свое тактическое ...

Скачать
29977
0
0

... юга, переправившись через Дунай, ворвалась в город группа де Рибаса. Жестокий бой на улицах города продолжался еще шесть с половиной часов. Измаил был взят. Глава 5. Победы и разочарования полководца В апреле 1791 г. Суворов был направлен в Финляндию для «создания положений мест для обороны оной». Уже через месяц на основе личной рекогносцировки он представил проект укрепления границ и всех ...

0 комментариев


Наверх