Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


19 декабря, за четыре дня до открытия международной конференции, султан назначил Мидхат-пашу великим везиром. Это был вынужденный шаг.

Судьба конституции решилась 22 декабря 1876 г., буквально за сутки до ее провозглашения, на драматическом заседании кабинета министров. На этом заседании группа министров вновь выступала против провозглашения конституции. Мидхат-паша сумел отстоять свои позиции. Он заявил, что подаст в отставку, если решение о немедленном провозглашении конституции не будет тотчас же принято Кабинетом. Отставка Мидхат-паши в канун открытия конференции держав поставила бы Турцию в затруднительное положение, потому противникам конституции пришлось уступить.

Торжественная церемония провозглашения конституции состоялась днем 23 декабря 1876 г. на площади у здания Порты. Когда под сводами зала, в котором в эти часы собрались на первое заседание участники международной конференции, отдалось эхо орудийного салюта, турецкий представитель сделал заявление о важном событии, в корне меняющем политическую ситуацию в османской империи. Однако представители держав не согласились с утверждением турецкого делегата о том, что работа конференции в создавшейся обстановке представляется неоправданной.

Они не признали новую конституцию гарантией осуществления необходимых реформ в балканских провинциях. Конференция продолжалась, но поставленная Портой цель все же частично была достигнута: ссылаясь на конституцию, турецкие представители стали решительно отвергать все предложения держав, с тем, чтобы сорвать работу конференции.

Таким образом, реформы, проведенные в Японии и османской империи, не изменили положения основной части населения. Разные социальные слои общества были недовольны существовавшими режимами. Это недовольство в обеих странах проявилось в нарастающей политической активности. И в Японии и в Турции возникли оппозиционные течения, целью которых было установление конституционного правления в своей стране.

Силы, боровшиеся за введение конституции в этих странах, были представлены в основном интеллигенцией, крупной буржуазией и помещиками, высшими чиновниками. Но, ни в Японии, ни в османском государстве в эту борьбу не были включены широкие массы крестьян. Хотя, в Японии делались попытки сочетать либеральное и крестьянское движение. Однако реального, положительного результата эти попытки не принесли.

В рассматриваемых странах власти упорно боролись с конституционным движением, подвергая аресту и ссылкам его участников. Тем не менее, реформаторы продолжали вести борьбу за введение конституционного режима, а японское и турецкое правительства вынуждены были пойти на уступки оппозиционерам и создать комиссии, которые приступили к разработке проектов конституции. Однако эти комиссии представляли собой ограниченный круг лиц, пытавшийся сохранить все приоритеты монархии.

В Японии в ходе борьбы за первую конституцию стали возникать политические партии, которые имели собственные программы. Но эти партии не выражали интересов широких слоев населения и поддерживались крупными японскими фирмами. Их появление, однако, явилось прогрессивным для страны явлением – на этой основе в Японии зародилась система партий и парламентаризм.

В Османской империи такого процесса не наблюдалось. Там конституционное движение началось с “общества новых османов”, которое через печать активно пропагандировало свои идеи. К тому же в Турции очень важным фактором, подтолкнувшим к принятию конституции, был внешний фактор – угроза вмешательства иностранных держав во внутренние дела Османской империи. Этим объясняется тот факт, что конституция здесь была принята на десятилетие раньше, чем в Японии.

Несомненно, принятие конституции и в Турции и в Японии являлось вынужденным шагом, т.к. власти панически боялись нараставшей волны недовольства, массовых протестов, антиправительственных выступлений. Однако сам факт принятия этих конституций имел прогрессивное значение. Впервые в двух азиатских странах устанавливались конституционные режимы, в основу которых были положены идеи из европейских конституций. И хотя данный режим в Турции продержался не долго и на смену ему пришел реакционный режим Абдул Хамида, была заложена основа, фундамент нового строя, позволивший продолжать борьбу за окончательное укрепление конституционного порядка.

Глава III. Анализ статей японской и турецкой конституций

§ 1. Содержание конституции Японской империи

“Конституция Мэйдзи” была с большой помпой обнародована 11 февраля 1889 г. Выбор именно этой даты, официально праздновавшийся как “день основания империи” (кигэнсэцу), символизировал связь новой конституции с “исконными порядками управления империей” времен мифического императора Дзимму. Новая конституция, а главное - ее официальные комментарии освещали положения тэнноистской идеологии.

Этот обстоятельный и до мелочей разработанный документ (конституция состоит из 76 статей, разделенных на семь глав) представляется умелым переложением принципов, заимствованных у европейских конституций и, прежде всего, прусской конституции 1850 г. Но эти принципы до такой степени приспособлены к особенностям японского монархического устройства, что конституция служит не столько введению определенных политических свобод и прав, сколько их ограничению. Будучи попыткой прекратить общественное брожение, вызванное “движением за свободу и народное право”, конституция отражает стремление правящей бюрократии эклектически сочетать местные теории императорской власти с заимствованными западными концепциями для наиболее полного и действенного обоснования своего господства.

Согласно ст.1, “в Японской империи царствует и ею правит император, принадлежащий к единой и непрерывной во веки веков династии”, ст.3 добавляет к этому, что “особа императора священна и неприкосновенна”, ст.4 определяет императора “верховным главой государства”, а ст.11 закрепляет его прерогативы как верховного главнокомандующего армией и флотом.1

Конституция предоставляет неограниченные права главе государства – право императора осуществлять законодательную власть совместно с парламентом (ст.5), право императора утверждать и издавать законы и указы, касающиеся их опубликования и исполнения (ст.6), право императора на созыв, открытие, закрытие парламента, а также отсрочки его сессий и роспуск палаты представителей (ст. 7), право императора на определение организации и состава армии в мирное время (ст.12), право объявлять войну, заключать мир, вступать в международные соглашения (ст. 13), объявлять осадное положение (ст. 14), право жаловать дворянские звания, чины, ордена и другие знаки отличия (ст. 15), даровать амнистии, помилования, смягчения наказаний (ст. 16)2.

Таким образом, вся полнота верховной власти принадлежала императору на основании “божественного права”.

Это особенно ясно видно из комментариев к конституции, составленных Ито Хиробуми, который подчеркивал, что “… конституция – дар Благожелательного и милосердного императора народу”3. Провозглашая императора сакрализованным центром нового конституционного порядка, Ито отмечал: министры ответственны перед монархом, а не перед парламентом, деятельность которого рассматривалась как служение императору и внесение таким образом “… своей доли в гармоничное существование уникального государства - семьи”4.

Если глав первая конституции Японской империи была посвящена правам императора, то вторая глава провозглашала права и обязанности его подданных. В статье 18 этой главы говорилось, что “условия, необходимые для того, чтобы быть японским подданным, определяются законом”5, а в статье 19 отмечалось, “японские подданные, удовлетворяющие условиям, указанным в подлежащих законах и указах, могут быть допускаемы ко всякой гражданской и военной службе и ко всем другим общественным должностям”6. В обязанности японских граждан входила служба в армии и флоте и уплата податей (ст. 20, 21). Конституция провозглашала свободу избрания и перемены места жительства (ст. 220), запрет на незаконный арест (ст. 23), неприкосновенность жилища (ст. 25), тайну переписки (ст. 26). Однако в данных статьях допускалась оговорка – “За исключением случаев, предусмотренных законом, что предполагало возможность вмешательства в частную жизнь японцев. Конституция предусматривала неприкосновенность собственности (ст. 27)”, свободу вероисповедания, “… поскольку это не нарушает общественного спокойствия и порядка и не препятствует исполнению гражданских обязанностей” (ст. 28)8,свободу слова, печати, общественных собраний и союзов (ст. 29)9.

Таки образом, конституция, провозглашая основные права и свободы, практически не давала возможности для сколько-нибудь свободного участия простых японцев в политической жизни страны, поскольку политические права народа отождествлялись с их долгом перед “божественным” императором.

Третья глава конституции была посвящена императорскому парламенту. Он разделился на палату пэров и палату представителей (ст. 33). Первая состояла из членов императорской фамилии, из членов титулованного дворянства и из лиц, непосредственно назначенных императором (ст. 34)10. В палату представителей входило 300 выборных депутатов”. По избирательному закону, опубликованному одновременно с конституцией, право выбирать предоставлялось мужчинам старше 25 лет, платившим не менее 15 иен прямого налога и проживавшим в своем избирательном округе не менее полутора лет. Избранными могут быть лица не моложе 30 лет. Каждый кандидат в депутаты должен был внести высокий денежный залог. Депутаты избирались на 4 года12.

Конституция запрещала быть одновременно членами обеих палат (ст. 36). Как орган законодательной власти парламент имел право принимать и отвергать правительственные законопроекты (ст. 38), пользовался правом законодательной инициативы (ст. 37)13. Конституция определяла схему работы парламента. Императорский парламент созывался каждый год (ст. 41). Сессия его продолжалась три месяца, а в случае необходимости сессия могла быть продолжена по указу императора (ст. 42). В случае острой необходимости созывалась чрезвычайная сессия, продолжительность которой также определялось императорским указом (ст. 43). Открытие, закрытие, продление или отсрочка сессий императорского парламента должны были иметь место одновременно для обеих палат (ст. 44). В случае если палата представителей распускалась, одновременно должны были объявляться новые выборы, и новая палата созывалась в течение 5 месяцев со дня роспуска парламента (ст. 45). Для открытия прений и законности постановлений каждой палаты требовалось присутствие не менее 1/3 всех ее членов (ст. 46). В обеих палатах решения принимались абсолютным большинством голосов (ст. 47)14. Конституция провозглашал неприкосновенность членов парламента. В частности, ст.53 гласила: “Члены обеих палат в течение сессии не могут подлежать задержанию иначе, как с согласия парламента…”15. В работе парламента в любое время могли принять участие министры и уполномоченные правительства (ст.54).

Четвертая глава конституции включала в себя всего лишь две статьи, касающиеся государственных министров и тайного совета. В статье 55 говорилось, что каждый из государственных министров дает свои советы императору и ответственен перед ним за них.

Все законы, императорские указы и акты всякого рода, касающиеся государственных дел, должны быть скреплены государственными министрами. Согласно конституции 1889 г., тайный совет обсуждал важнейшие государственные дела (ст.56)16.

Таким образом, кабинет министров нес ответственность не перед парламентом, па перед императором. В том случае, когда парламент отклонял проекты бюджета, правительство могло не уходить в отставку, а принять бюджет предыдущего года. Тем самым, парламент был лишен возможности воздействовать на политику кабинета. Император мог издавать указы по тем или иным важным вопросам государственной политики в межсессионный период, с последующим их утверждением парламентом.

Конституция определяла тайный совет как высший консультативный орган при императоре “состав его был увеличен до 27 человек, которых назначал император из высших сановников, имевших большой опыт государственной службы”17. Тайный совет был независим от парламента и кабинета. Фактически каждое сколько-нибудь важное решение кабинета или парламента должно было получить санкцию совета.

Все это до крайности ограничивало права и деятельность японского парламента.

Отдельная глава конституции была посвящена судебной власти (глава V). В ней говорилось, что “судебная власть осуществляется судами именем императора и согласно закону. Организация судов определяется законом”18 (ст. 57). По конституции, ни один судья не отрешался от своей должности иначе как за наказуемое деяние, по приговору условного или дисциплинарного суда (ст.58). Суды не могли входить в рассмотрение исков, касавшихся прав, о которых утверждалось, что они нарушены незаконными действиями административных властей, и подлежащих ведению административного суда, особо установленного законом (ст. 61)19.

Таким образом, конституция 1889 г. утверждала заново созданную систему судебных органов. Что касается финансов, о которых подробно говорилось в шестой главе, определенную роль в финансовых вопросах играл парламент: он утверждал доходы и расходы государства в форме годового бюджета, очень большой расход непременно представлялся на утверждение парламента (ст.64)20. Но право парламента в этой области также были ограничены, о чем свидетельствовала статья 67 – “императорский парламент не может без согласия” правительства отменить или уменьшить расходы, определяемые согласно конституции властью императора, или расходы, проистекающие из использования законов или возникающие из законных обязательств правительства”21.

Глава седьмая данной конституции содержала в себе дополнительные постановления. В ней говорилось, что когда в будущем представится необходимость изменить постановления конституции 1889 г., то соответствующий проект будет внесен в императорский парламент по повелению императора. Далее оговаривалось, что не одна из палат не может открыть прений иначе как большинством в присутствии 2/3 общего числа ее членов, и никакое изменение конституции не может быть принято иначе как большинством не менее 2/3 присутствующих членов (ст. 73)22. Дополнительные постановления предполагали, что изменения в статусе императорского дома не подлежат обсуждению императорского парламента, и что никакое постановление данной конституции не может быт изменено статусом императорского дома (ст.74)23.

Итак, конституция провозглашала верховную власть императора. Она также утвердила единую судебную систему. Конституция 1889 г. установила схему, при которой император правил государством с помощью тайного совета, министров и парламента. Однако в действительности японский император, в отличие от русского царя и германского кайзера, не принимал активного участия в управлении страной. Конституция представляла собой юридическое оформление союза помещиков и буржуазии под эгидой реакционной монархии. Парламентская буржуазная оппозиция добивалась ликвидации “клановых” правительств – бюрократии и военщины из Сацума и Тёсю. Однако на основе агрессивной внешней политики оппозиция довольно быстро нашла общий язык с правящими кругами.

К 1889 г. в Японии происходит идеологическое оформление культа императора. Последствия этого оформления, а также введения конституции Мэйдзи очень верно определяет американский исследователь политической роли императора в довоенной Японии Д. Титус: “Во-первых, институт императорской власти был поднят в недосягаемости критики “японского подданного”. Высший священнослужитель, верховный главнокомандующий и конституционный монарх, император должен был представлять трансцендентный институт государственной власти”, далекий от дыма человеческих жилищ, причем никто никогда не мог нарушить его священности. Эта дистанция, внушающая благоговение, должна была обеспечить основу народной лояльности и покорность государству. Во-вторых, император не обладал свободой действия в открытом политическом процессе. Его личная воля, подверженная ошибкам, не была идентична императорской воле, являвшейся, по определению, вечной волей императорских предков. Это, в свою очередь, означало ограничение его публичной роли формальными ритуалами, такими, как синтоистские обряды и формальное санкционирование государственных решений. Устранив императора от открытого и прямого участия в процессе принятия решений и в то же время осуществляя все государственные аспекты именем императора, олигархия, очевидно, надеялась гарантировать собственную власть, развить японские политические институты на прерогативу сверху и лояльность снизу”24.

§ 2. Основные положения конституции Османской империи

Провозглашенная 23 декабря 1876 г. первая турецкая конституция не содержала каких-либо ограничений и условий власти султана. Все они были аннулированы. В ней не было упоминаний о какой-либо административной автономии нетурецких провинций, предусматривавшихся в первоначальном проекте Мидхат-паши. В ст.1 конституции Османской империи говорилось, что “империя заключает в себе нынешние страны и владения и привилегированные провинции. Она составляет одно нераздельное целое, от которого никогда не может быть отделена никакая часть по какому бы ни было поводу”25.

В ст.3 конституции 1876 г. подтверждалась неразрывное единство прерогатив власти султана и халифа, которые, согласно издавна сложившейся традиции, принадлежали старшему члену династии Османов”26. В ст.4 говорилось, что султан, будучи халифом, является высшим авторитетом мусульман, покровителем и хранителем святынь ислама. Он – падишах османских подданных27. При этом в статье 5 разъяснялось, что султан ни перед кем никакой ответственности не несет. Особа его священна и неприкосновенна28. Не султан, и не члены династии ответственны перед народом, а наоборот, как гласила ст.6, “свобода членов Османской династии, их личная собственность, как движимая, так и недвижимая, их оклады и все виды содержания “гарантируются ответственностью всего населения”29.

Прерогативы верховной власти султана изложены в ст.7 конституции: назначение и отставка министров; распределение чинов, должностей, знаков отличия, утвержденные в должности управителей вилайетов в соответствии с регламентом, определяющим привилегии, дарованные отдельным вилайетам; право чекана монеты30.

Как и в прошлом, имя султана провозглашалось в мечетях на общих молитвах. Он облагал правом утверждать условия договоров с другими государствами, объявлять войну и заключать мир, осуществлять верховное командование сухопутными и морскими войсками. Под контролем высшей власти султана находились и исполнение норм шариата, и функционирование государственной администрации. Помилование и смягчение приговоров судов также относилось к прерогативам султана. Он имел право созыва парламента, приостановки его деятельности или роспуска, мог требовать переизбрания депутатов. Следует отметить, что в текст конституции 1876 г. не вошло. Находились и исполнения норм шариата, и функционирования государственной администрации. Помилование и смягчение приговоров судов также относилось к прерогативам султана. Он имел право созыва парламента, приостановки его деятельности или роспуска, мог требовать переизбрания депутатов. Следует отметить. Что в текст конституции 1876 г. не вошло положение Корана, запрещающее правителям под угрозой законного возмущения подданных всякие нововведения, не согласующиеся с нормами священной книги.

Таким образом, все эти статьи, входившие в раздел конституции под названием “Об Оттоманской империи”, подчеркивали неограниченный характер власти султана.

Далее в конституцию был включен раздел, касающийся государственного права османов.

Провозглашение конституции 1876 г. было, с одной стороны, несомненным достижением либерального крыла правящей верхушки, с другой, маневром султана Абдул-Хамида II, желавшего любой ценой удержаться у власти пред угрозой ультиматума великих держав и внутреннего кризиса. В конституции содержались положения, характерные для доктрины османизма, что свидетельствовало о том, что она все еще сохраняла некоторое значение для правящей верхушки. В составе Османской империи пока находились значительные территории, населенные христианами, а какой-либо альтернативой для их удержания не было. В статье 8 конституции объявлялось, что все подданные империи какой бы религии они не придерживались, являются османами31. В конституции объявлялось, что все османы “пользуются личною свободою”, которая является неприкосновенной (ст.9,10)32. Государственной религией по конституции, объявлялся ислам, но в то же время утверждалось, что “… государство… покровительствует свободному отправлению всех исповеданий, признанных в империи, и сохраняет религиозные привилегия, предоставленные разным общинам, при том условии, чтобы не наносилось никакого ущерба общественному порядку и добрым нравам” (ст.11)33.

Все османы провозглашались равными перед законом, имели одинаковые права и обязанности перед государством независимо от исповедуемой религии (ст.17). По конституции, допуск к общественным должностям обусловливался знанием турецкого языка – официального языка османского государства (ст.18). Все османские подданные допускались к общественным должностям в зависимости от их подготовленности, их заслуг и способностей (ст.19)34. В конституцию был включен ряд законодательных актов, известных со времен Махмуда II и танзимата. Например, о порядке распределения и взимания налогов в зависимости от имущественного положения населения (ст.30); о гарантии сохранности движимого и недвижимого имущества (ст.21); о праве на создание коммерческих, промышленных и сельскохозяйственных объединений в соответствии с существующими правилами и в границах, установленных законом (ст. 13)35.

В статье 22 говорилось, что жилища османов неприкосновенны, и общественная власть не могла силой проникать в жилища, исключая случаи, определенные законом. Конституция предусматривала унифицировать и упорядочить османскую систему образования. Все школы передавались под контроль государства, однако было оговорено, что этим не будет нанесен ущерб религиозному образованию, организованному в милетах.36

В разделе “О министрах” конституции 1876 г. сообщалось о должностях великого везира и шейх-уль-ислама (высший мусульманский авторитет в Османской империи). Эти должности султан вверял тем лицам, которым доверял. Назначение остальных министров производилось императорскими ирадэ (повелениями султана) (ст.27). В данном разделе упоминалось о работе совета министров, который собирался под председательством великого везира. В компетенцию совета министров входили все важные внутренние и внешние государственные дела. Решение совета поступали на утверждение султана (ст.28)37.

Конституция устанавливала создание двухпалатного парламента – сената из членов, пожизненно назначаемых султаном, и палаты депутатов, избираемый мужским населением империи (из расчета 1 депутат на 40 тыс. жителей) (ст.42)38.По конституции султан мог ускорить время открытия палат, сократить или продолжить их сессию (ст.44). Конституция запрещала быть одновременно членами обеих палат (ст.50). Процедуре законотворчества была посвящена статья 54, гласившая, что “проекты законов, изготовленных государственным советом, вносится сначала в палату депутатов, а потом в сенат. Проекты эти имеют силу закона только тогда, когда, будучи приняты обеими палатами, они получают утверждение императорского ирадэ…”39.

Конституция 1876 г. определяла функцию сената: он рассматривал проекты законов, которые поступали из палаты депутатов; отвергал или возвращал эти проекты вместе со своими замечаниями в палату депутатов для их исправления; рассматривал петиции, часть из которых пересылал великому везиру (ст.64).

Депутатами могли быть избранные подданные империи, владеющие турецкими законами, достигшие 13-летнего возраста, пользующиеся гражданскими правами, не находящиеся под следствием и не “претендующие на принадлежность к чужой национальности” (ст.68).

Конституция предполагала установить каждому депутату жалование за каждую сессию в размере 20 000 пиастров, а также возмещение “путевых издержек” (ст.76)40.

Заседание палаты депутатов были публичны, но палата могла проводить и тайные заседания по предложению министров или 15 членов (ст.78). В конституции говорилось о неприкосновенности личности депутата, но если он не пойман с поличным (ст.79).

Конституция определяла, что палата депутатов имеет право принимать, отвергать или изменять различные постановления, касающиеся финансов и конституции, и утверждать государственный бюджет (ст.80). Однако даже эти скромные права палаты депутатов зависели от сената, который мог отвергать законопроекты, принятые палатой депутатов.

В разделе о судебной власти провозглашались несменяемость судей (ст.81), гласность и независимость судей (ст.82, 86). В статье 87 оговаривалось, что дела, относящиеся к мусульманскому праву, подлежат ведению судов шариата, а разбирательство гражданских дел подлежит гражданским судам (ст.87).

Статьи конституции, относившиеся к финансовому вопросу, устанавливали, что взимание налога может производиться только на основе закона (ст.96) и что все государственные расходы должны определяться бюджетом (ст.97); статья 100 особо подчеркивала, что всякие сверхсметные расходы могут производиться только после того, как будет принят специальный закон об этом расходе.

Особого внимания заслуживает статья 113, по которой правительство имело право объявлять осадное положение в случае волнений и временно приостанавливать действие гражданских законов. Султану принадлежало право высылать с территории Османской империи тех лиц, которые нанесли “ущерб безопасности государства”.

Таким образом, конституция 1876 г. представляет собой важнейший политический документ в истории Турции эпохи нового времени. Хотя конституция практически не ограничивалась, большим шагом вперед в условиях феодально-абсолютистского режима стали провозглашение буржуазных свобод (неприкосновенность личности, имущества и т.п.) и введение в стране парламентской системы. Конституция гарантировала личную свободу и равенство перед законом всем подданным империи без различия вероисповедания. Вместе с тем в ряде ее статей отразилось стремление увековечить господство турок над угнетенными народами, так как все подданные султана объявлялись османами, официальным языком империи провозглашался турецкий, знание которого обусловливало допуск к государственной службе. Гарантировав свободу всех вероисповеданий, конституция, тем не менее, объявила ислам государственной религией.

Роль двухпалатного парламента была незначительной, она сводилась к обсуждению и принятию законов, касавшихся финансов страны, поправок к конституции, а также к утверждению бюджета.

Однако конституции 1876 г. была суждена недолгая жизнь. Абдул Хамид стремился путем провозглашения конституции не допустить проведения стамбульской конференции. Но эта цель достигнута не была, конференция начала свою работу. Однако требования европейских держав о предоставлении балканским народам независимости, Турция не выполнила.

Конференция в Стамбуле прекратила свою работу, Абдул Хамид II в феврале 1877 г. сместил вдохновителя конституционной реформы с поста великого везира. Мидхат-паша стал первой жертвой пресловутого дополнения к статье 113 – его выслали по указу султана за пределы империи. Одновременно из столицы были высланы другие активные сторонники конституции. Поражение реформаторов показало узость социальной базы конституционного движения, отсутствие поддержки масс в борьбе с султанским абсолютизмом.

Первая турецкая конституция была встречена подавляющей частью населения в провинциях империи без энтузиазма, так как уровень его образования и культуры, особенно мусульманской части, был таков, что сам смысл конституционной реформы оставался для него непонятным. Современник события Герман Вамбери отмечал, “… что большинство населения даже не знало и не понимало смысла слов “конституция” и “парламент”41. Начальник штаба Кавказского округа русской армии сообщал в донесении о 31 декабря 1876 г., что “… объявление конституции не произвело особого впечатления в восточных вилайетах Анатолий; население считало, что конституция не устранит произвол и злоупотребление властей”42.

Тем не менее, значение этого документа было огромным. Впервые в истории Османской империи провозглашались конституционная монархия и буржуазные свободы. Более чем десятилетняя деятельность "новых османов" завершилась победой. Провозглашалось равенство всех подданных империи перед законом, свобода печати, гласность судебных заседаний, депутатская неприкосновенность. В то же время статьи конституции несли на себе след борьбы между ее сторонниками и противниками и являли половинчатый характер. Самым очевидным следствием борьбы между сторонниками и противниками конституции была ст.113, принятая в последний момент.

При всей своей ограниченности конституция 1876 г. была важным прогрессивным явлением в турецкой истории. Она нанесла серьезный удар по феодально-абсолютистскому строю. Однако буржуазные элементы в турецком обществе были слишком слабы, и существовавший режим сумел выстоять и нанести ответный удар по либерально-конституционному движению, подвергнув арестам лидеров "новых османов".

Разгромив сторонников Мидхат-паши, Абдул Хамид не решился упразднить конституцию. В марте 1877 г. открылась первая сессия парламента. Он состоял из 119 депутатов - 71 мусульманина и 49 немусульман. Среди депутатов были турки, греки, армяне, евреи, болгары, сербы, арабы и т.д. Подавляющее большинство депутатов-турок составляли отставные государственные служащие, крупные землевладельцы, улемы. Среди депутатов-немусульман было немало крупных предпринимателей. Основная масса членов парламента была послушна воле султана, тем не менее, в ряде выступлений прозвучала критика в адрес султанской администрации. Осенью 1877 г. Порта провела новые выборы в парламент, но число оппозиционно настроенных депутатов увеличилось, а тон их критических выступлений стал резче. В феврале 1878 г. парламент выразил недоверие великому везиру и членам его кабинета за неспособность вести успешные действия в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Это и решило судьбу парламента; он был распущен на неопределенный срок, не успев обсудить важные вопросы. Фактически конституция 1876 г. перестала действовать. Она осталась символической вехой времени и в течение многих лет не имела какого-либо практического значения в общественной жизни Османской империи.

Главной причиной поражения конституционной конституционного движения была узость его социальной базы. Силы, заинтересованные в укреплении конституционного режима, были слабы и разрозненны. Турецкая национальная буржуазия лишь зарождалась. Доктрина "османизма" оттолкнула от движения "новых османов" инонациональную буржуазию империи. Хотя молодая турецкая интеллигенция еще прочно была связана с традиционной средой, она не искала поддержки среди народа. Все эти факторы определили победу консервативных сил.

Заключение

Таким образом, в Османской империи в 1876 г., а в Японии в 1889 г. установилась новая для этих стран парламентская система. Но только в Японии эта система смогла укрепиться, "прижиться", и конституция 1889 г. просуществовала там до 1947 г., когда вступила в силу новая конституция. И по новой конституции парламент являлся высшим органом государственной власти.

Тем не менее, в первых конституциях двух азиатских государств очень много общего. Как турецкая, так и японская конституции были разработаны с учетом религиозных идеологий этих государств - с принципом тэнноизма, божественности происхождения императора в Японии и с принципом халифата в Турции, где султан являлся главой всех мусульман. В основу рассматриваемых конституций легли положения, заимствованные из подобных европейских законодательных актов. В конституциях органично сочетались западные заимствования и идеологические особенности, имевшие место в Турции и в Японии. Естественно, что все это предпринималось в интересах японской и турецкой правящей верхушки.

Как турецкого султана, так и японского императора конституции провозглашали главами государства и наделяли неограниченными правами. Их личности объявлялись священными и неприкосновенными.

Обе конституции давали буржуазные права и свободу, но ничего не меняли в жизни простых подданных своих империй: в Японии народные массы по-прежнему были далеки от участия в политической жизни, а в Османской империи нетурецкие народы так и не получили независимости. Кроме того, в турецкой конституции очень ярко подчеркивалось превосходство турецкого населения путем провозглашения ислама государственной религией и турецкого языка - государственным.

Конституции Османской и Японской империй предусматривали создание двухпалатных парламентов. Но их роль была незначительной и ограниченной, а в Японии особо важную роль играл тайный совет.

Рассматриваемые конституции закладывали основу новой системы судопроизводства и системы финансов. Японская и Османская конституции были прогрессивным явлением того времени. Они провозглашали буржуазные права и свободы, создали парламентскую систему в Турции и в Японии. Вследствие этого государства смогли встать на путь буржуазного развития. Правда, в Японии этот процесс шел более гладко, а Турции и младотуркам пришлось побороться за этот путь.

Несмотря на многочисленные сходства этих двух конституций, все же японская конституция отличалась от турецкой своей демократичностью. Японский император не мог единолично решать все вопросы политической жизни страны. Указы императора должны были подкрепляться правительством. Глава японского государства царствовал, но не правил, реально у власти находилось правительство. Турецкий султан играл ведущую роль в политической жизни страны и обладал всею полнотой власти.

Это объясняется тем, что в XIX в. эти две страны развивались по-разному. В Японской империи произошла революция и смена политического режима. В результате этого к власти пришли новые слои, не связанные с традиционным обществом. Этот процесс завершился принятием конституции, которая стала первой действующей азиатской конституцией.

В Османской империи реформы проводились на протяжении всего XIX столетия. Казалось, что именно здесь они должны увенчаться успехом, так как был накоплен значительный опыт преобразований. Но все турецкие реформы осуществлялись старыми слоями, чем и объясняется их половинчатость, незавершенность и неэффективность. Конституция в Турции была принята, но не введена в действие. Она осталась декларацией и была введена в действие только в 1908 г.

Однако в истории принятия первых азиатских конституций много общего. Как в Турции, так и в Японии на арену борьбы вышли прогрессивно настроенные силы, представленные в Османском государстве «Обществом новых османов», а в Японской империи – политическими партиями. Все они требовали введения в своих странах конституционной формы правления. Под давлением этих сил японский император согласился на создание тайного совета, а турецкий султан издал указ о формировании комиссии, которые приступили к выработке проектов конституции. Тем самым было положено начало перехода двух азиатских государств к новому политическому строю.

В целом, схожесть текстов японской и турецкой конституций объясняется тем, что в их основе лежала германская конституционная модель. Однако в Японии эта модель «прижилась», и конституция вступила в действие, а в Турции просуществовала недолго. Это объясняется тем, что в Османской империи принятие конституции было всего лишь внешнеполитическим маневром. Турецкие правящие круги ставили перед собой одну цель – освободиться от европейской зависимости, не учитывая перспектив внутреннего развития страны. Все это в конечном итоге привело к наиболее успешному развитию Японии и отставанию Турции.

Тем не менее, принятие конституции явилось решающим шагом в процессе модернизации азиатских обществ. Начался новый этап в развитии Японии и Турции.

Приоритет в этом процессе, несомненно, принадлежал Японской империи, которая в результате реформ Мэйдзи, встала на путь капиталистического развития. Реформы положили начало заметному экономическому росту страны, что, в свою очередь, дало ей возможность перейти на путь внешней экспансии. Атака японской авиацией 7 декабря 1941 г. американской военно-морской базы Пёрл-Харбор воочию продемонстрировала реальное начало конца евроцентристского мира (Великобритания, Франция, Германия, Россия, Италия, Испания, США, Канада) и стала точкой отсчета новой эпохи в мировой истории.

Что касается Османской империи, то к концу XIX в. держава турецких султанов окончательно утратила свое прежнее влияние на ход мировой истории. Происходил длительный процесс экономического закабаления Турции иностранными колонизаторами. Иноземное засилье было связано с сохранением феодальных и полуфеодальных форм эксплуатации и абсолютистским деспотическим режимом султана Абдул-Хамида II.

Указанные различия во многом связаны с тем, что Япония утвердила конституционный строй, а в Турции борьба за конституционную форму правления еще продолжалась.

Примечания

Введение

Красильщиков В. Россия и мировые модернизации // Журнал российской внутренней и внешней политики «Proet Contra». – 1999. – Т.4. - № 3. – С.90.

Подробнее о третьем эшелоне см.: Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. – М.: Главная редакция восточной литературы, 1984. – С. 251-268.

Красильщиков В. Указ. Соч. – С.92.

Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. – М., 1994. – С.244.

Подробнее о фазах см.: Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. – М., 1984. – С.249.

Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. – М., 1984. – С.249.

Подробнее о теории И.Е. Дискина см.: Российская модель социальной трансформации //Журнал российской внутренней и внешней политики «Proet Contra». – 1994. – Т.4. - № 3. – С.5-39; Реформы и элиты: институциональный аспект// Общественные науки и современность. – 1995. - № 6. – С.29 – 41.

Дискин И.Е. Реформы и элиты: институциональный аспект// Общественные науки и современность. – 1995. - № 6. – С.30.

Там же. – С.30.

Глава I

Хрестоматия по новой истории: в 3-х тт./ Под ред. А.А. Губера. – М.: Мысль, 1965. – Т.2. – С.685.

Там же. – Т.2. – С.685–686.

Содержание клятвы см.: Там же. – Т.2. – С.686.

Ванденберг Хуго. Историческое развитие Японии: от основания государства до Цусимского боя: Пер. с нем. – С-Пб.: Тип М.П.С. (Т-ва И.Н. Кушнерев и К°), 1905. – С.54.

Лаутерер И. Япония: страна восходящего солнца прежде и теперь: Пер. с нем. – С-Пб.: Типография товарищества «Народная польза», 1905. – С.8.

Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии (1640-1917). – М.: Изд-во восточной литературы, 1958. – С.198.

Бедняк И.Я. и др. Указ. соч. – С.200.

Бедняк И.Я. Указ. Соч. – С.204.

Ванденберг Хуго. Указ. Соч. – С.57.

Богданович Т. Очерки из прошлого и настоящего Японии. – С-Пб.: Типография товарищества «Просвещение», 1905. – С.239-240.

Гюмбер Эме. Живописная Япония. – С-Пб.: Типография товарищества «Общественная польза», 1870. – С.221.

Новая история стран Азии (вторая половина XIX – начало XX вв.): Уч. Пособие для самостоятельной работы студентов вузов / Под ред. В.И. Овсянникова. – М.: Изд-во МГУ, 1995. – С.44.

Бедняк И.Я. Указ. Соч. – С.242.

Ханин З.Я. Партии в японском обществе (очерк социальной истории XVII-XIX вв.). – М.: Наука, 1980. – С.167.

Бедняк И.Я. Указ. Соч. – С.229.

Бедняк И.Я. Указ. Соч. – С.230.

Лаутерер И. Указ. Соч. – С.230.

Гольдберг Д.И. Очерк истории рабочего и социалистического движения в Японии в 1868-1908 гг. – М.: Наука, 1976. – С.16-17.

Япония периода Мэйдзи через современные источники. Токио, 1972. Т.3. (перевод Ю.Д. Михайловой). – Цит. по: Новая история стран Азии (вторая половина XIX – начала ХX вв.)/Под ред. В.И. Овсянникова. – М.: МГУ, 1995. – С.27.

Гюмбер Эме. Указ. Соч. – С.209.

Бедняк И.Я. Указ. Соч. – С.243.

Япония и ее обитатели. – С-Пб.: Брокгауз ефрон, 1904. – С.63-64.

Гюмбер Эме. Указ. Соч. – С.212.

Норман Г. Становление капиталистической Японии (экономические и политические проблемы периода Мэйдзи): Пер. с англ. – М.: Изд-во иностранной литературы, 1952. – С.138.

Гольдберг Д.И. Указ. Соч. – С.6.

Бедняк И.Я. Указ. Соч. – С.257.

Бедняк И.Я. Указ. Соч. – С.210.

Моррис Дж. Молодая Япония: Пер. с англ.. – Одесса: Издание Вл. Распопова, 1905. – С.199.

Содержание акта см.: Хрестоматия по новой истории: в 3-х тт./ Под ред. А.А. Губера. – М.: Мысль, 1965. – Т.2.- С.424.

Текст Хатт-и-хумаюна см.: Хрестоматия по новой истории: в 3-х тт./ Под ред. А.А. Губера. – М.: Мысль, 1965. – Т.2.- С.428.

Живописные очерки Константинополя. – С-Пб.: Типография Эдуарда Праца, 1855. – С.113-114.

Дулина Н.А. Танзимат и Мустафа Решид-паша. – М.: Наука, 1984. – С.:?.

Вамбери Герман. Очерки из жизни и нравов Востока. – С-Пб.: Издание В. Ковалевского, 1877. – С.198.

Новичев А.Д. История Турции: в 4-х тт. – Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1978. – Т.4. – С.170.

Вамбери Герман. Указ. Соч. – С.259.

Фадеева И.Е. Мидхат-паша. Жизнь и деятельность. – М.: Наука, 1977. – С.92.

Внешнеэкономические связи Османской империи в новое время (конец XVIII - начало ХХ вв.). – М.: Наука, 1989. – С.88.

Петросян Ю.А. Османская империя: могущество и гибель. Исторические очерки. – М.: Наука, 1990. – С.197.

Внешнеэкономические связи Османской империи в новое время. – М.: Наука, 1989. – С.90.

Внешнеэкономические связи Османской империи в новое время. – М.: Наука, 1989. – С.92.

Там же. – С.92.

Еремеев Д.Е., Мейер М.С. История Турции в средние века и новое время: Уч. пособие. – М.: Изд-во МГУ, 1992. – С.217.

Акимкина Н.А., Люксембург М.А. Практикум по истории стран зарубежного Востока (Индия, Иран, Турция). – М.: Высшая школа, 1963. – С.32.

Дулина Н.А. Указ. Соч. – С.106.

Там же. – С.106.

Дулина Н.А. Указ. Соч. – С.108.

Новичев А.Д. Указ. Соч. – Т.4. – С.123.

Новичев А.Д. Указ. Соч. – Т.4. – С.125.

Глава II

Моррис Дж. Молодая Япония: пер. с англ. – Одесса: Издание Вл. Распопова, 1905. – С.131.

Ханин З.Я. Партии в японском обществе (очерк социальной истории XVII-XIX вв.). – М.: Наука, 1980. – С.161.

Богданович Т. Очерки из прошлого и настоящего Японии. – С-Пб.: Типография товарищества «Просвещение», 1905. – С.239-240.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.246.

Япония и ее обитатели. – С-Пб: Брокгауз ефрон, 1904. – С.298-299.

Указ. Соч. – С.305.

Мэйдзи бунка дзэнсю (Полное собрание литературы периода Мэйдзи). Токио, 1973. – Т.9. – Цит. по: Новая история стран Азии (вторая половина XIX – начала ХX вв.)/Под ред. В.И. Овсянникова. – М.: МГУ, 1995. – С.37-38.

Бедняк И.Я. и др. Очерки новой истории Японии (1640-1917)– М.: Изд-во восточной литературы, 1958. – С.269.

Бедняк И.Я. и др. Указ. Соч. – С.272.

Моррис Дж. Указ. Соч. – С.182.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.250.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.251.

Бедняк И.Я. Указ. Соч. – С.279.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.259.

Бедняк И.Я. и др. Указ. Соч. – С.284.

Там же. – С.284.

Бедняк И.Я. и др. Указ. Соч. – С.287.

Ванденберг Хуго. Историческое развитие Японии: от основания государства до Цусимского боя: Пер. с нем. – С-Пб.: Тип М.П.С. (Т-ва И.Н. Кушнерев и К°), 1905. – С.54.

Вамбери Герман. Очерки из жизни и нравов Востока. – С-Пб.: Издание В. Ковалевского, 1877. – С.56-57.

Петросян И.Е., Петросян Ю.А. Османская империя: реформы и реформаторы (конец XVIII – начало XX вв.). – М.: Наука, 1993. – С.33.

Петросян И.Е., Петросян Ю.А. Указ. Соч. – С.34.

Петросян И.Е., Петросян Ю.А. Указ. Соч. – С.35.

Вамбери Герман. Указ. Соч. – С.339-340.

Петросян И.Е., Петросян Ю.А. Указ. Соч. – С.36.

Гасратян М.А., Орешкова С.Ф., Петросян Ю.А. Очерки истории Турции. – М.: Наука, 1983. – С.126.

Фадеева И.Е. Мидхат-паша. Жизнь и деятельность. – М.: Наука, 1977. – С.75.

Там же. – С.75.

Убичини А., Куртейль П. Современное состояние Оттоманской империи. – С-Пб.: Издание В. Ковалевского, 1877. – С.156-157.

Петросян И.Е., Петросян Ю.А. Указ. Соч. – С.46.

Убичини А., Куртейль П. Указ. Соч. – С.160.

Петросян И.Е., Петросян Ю.А. Указ. Соч. – С.47.

Там же. – С.47.

Глава III

Богданович Т. Очерки из прошлого и настоящего Японии. – С-Пб.: Типография товарищества «Просвещение, 1905. – С.430-431.

Там же. – С.430-431.

Японцы о Японии. – С-Пб., 1907. – Цит. по: Новая история стран Азии (вторая половина XIX – начала ХX вв.)/Под ред. В.И. Овсянникова. – М.: МГУ, 1995. – С.39.

Там же. – С.39.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.432.

Там же. – С.432.

Там же. – С. 432.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.433.

Там же. – С. 432-433.

Там же. – С. 433.

Лаутерер И. Япония: страна восходящего солнца прежде и теперь: Пер. с нем. – С-Пб.: Типография товарищества «народная польза», 1905. – С.149.

Купчинский Ф. Новая Япония. – С-Пб.: типография «Печатный труд, Б.Г. – С.221-222.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.434.

Там же. – С.434.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.435.

Там же. – С.435.

Купчинский Ф. Указ. Соч. – С.224.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.436.

Там же. – С.436-437.

Там же. – С.437.

Там же. – С.437.

Богданович Т. Указ. Соч. – С.438.

Там же. – С.438-439.

Titus D.A. Palace and in Prever Japan. – New-York – London, 1974. – Цит. по: Сила-Новицкая Т.Г. Культ императора в Японии. – М.: Наука, 1990. – С.68-69.

Убичини А., Куртейль П. Современное состояние Оттоманской империи. – С-Пб.: Издание В. Ковалевского, 1877. – С.214.

Фадеева И.Л. Концепция власти на Ближнем Востоке. Средневековье и новое время. – М.: Наука, 1993. – С.182.

Убичини А., Куртейль П. Указ. Соч. – С.214-215.

Там же. – С.215.

Там же. – С.215.

Там же. – С.215.

Там же. – С.215.

Убичини А., Куртейль П. Указ. Соч. – С.216.

Там же. – С.216.

Там же. – С.216.

Фадеева И.Л. Официальные доктрины в идеологии и политике Османской империи (османизм - паниславизм) XIX – начала XX вв. – М.: Наука, 1985. – С.125.

Там же. – С.125.

Убичини А., Куртейль П. Указ. Соч. – С.217 – 218.

Там же. – С.218.

Убичини А., Куртейль П. Указ. Соч. – С.219.

Убичини А., Куртейль П. Указ. Соч. – С.221.

Вамбери Герман. Очерки из жизни и нравов Востока. – С-Пб.: Издание В. Ковалевского, 1877. – С.213.

Санкт-Петербургские ведомости. 1876. 4 июня. Цит. по: Петросян И.Е., Петросян Ю.А. Османская империя: реформы и реформаторы (конец XVIII – начало XX вв.). – М.: Наука, 1993. – С.50.

Еремеев Д.Е., Мейер М.С. история Турции в средние века и новое время: учебное пособие. – М.: Издательство МГУ, 1992. – С.224.

Петросян Ю.А. Младотурецкое движение (вторая половина XIX – начало XX вв.). – М.: Наука, 1971. – С.96.

Список использованных источников и литературы

Источники

Документы

Акимкина Н.А., Люксембург М.А. Практикум по истории стран зарубежного Востока (Индия, Иран, Турция). – М.: Высшая школа, 1963. – 145 с.

История государства и права зарубежных стран: Уч. пособие в 2-х частях.4.2, кн.2. – М.: Изд-во «Юридический колледж МГУ», 1994. – 278.

Конституции буржуазных государств: Уч. пособие /Сост. В.В. Маклаков. – М.: Юридическая литература, 1982. – 408 с.

Хрестоматия по всеобщей истории государства и права: Уч. пособие / Под ред. З.М. Черниловского. Сост. В.Н. Садиков. – Можайск, 1994. – 412 с.

Хрестоматия по новой истории: в 3-х тт./ Под ред. А.А. Губера. – М.: Мысль, 1965. – Т.2. – 752 с.

Мемуары

Япония

Богданович Т. Очерки из прошлого и настоящего Японии. – С-Пб.: Типография товарищества «Просвещение, 1905. – 400 с.

Ванденберг Хуго. Историческое развитие Японии: от основания государства до Цусимского боя: Пер. с нем. – С-Пб.: Тип М.П.С. (Т-ва И.Н. Кушнерев и К°), 1905. – 80 с.

Гюмбер Эме. Живописная Япония. – С-Пб.: типография товарищества «Общественная польза», 1870. – 410 с.

Зибольд Ф. Путешествие по Японии или описание японской империи в физическом, географическом и историческом отношениях: Пер. с нем. – С-Пб.: Типография А. Дмитриева, 1854. – 307 с.

 Купчинский Ф. Новая Япония. – С-Пб.: Типография «Печатный труд», Б.Г. – 253 с.

 Лаутерер И. Япония: страна восходящего солнца прежде и теперь: Пер. с нем. – С-Пб.: Типография товарищества «Народная польза», 1905. – 160 с.

Моррис Дж. Молодая Япония: пер. с англ.– Одесса: Издание Вл. Распопова, 1905. – 204 с.

Япония и ее обитатели. – С-Пб.: Брокгауз ефрон, 1904. – 358 с.

Турция

Вамбери Герман. Очерки из жизни и нравов Востока. – С-Пб.: Издание В. Ковалевского, 1877. – 342 с.

Горделевский В.А. Избр. Соч.: в 4-х тт. – М.: Наука, 1962. – Т.3. – 577 с.; 1968. – Т.4. – 603 с.

Два года в Константинополе и Морее (1825-1826 или исторические очерки Махмуда, янычар, новых войск, Ибрагим-паши, Солимана-бея и проч.: Пер. с франц. – С-Пб.: 1829. – 201 с.

 Живописные очерки Константинополя. – С-Пб.: типография Эдуарда Праца, 1985. – 105 с.

 Убичини А., Куртейль П. Современное состояние Оттоманской империи. – С-Пб.: Издание В. Ковалевского, 1877. – С.214.

 Чихачев П.А. Письма о Турции. – М.: Изд-во восточной литературы, 1960. – 85 с.

Справочные издания

 Япония 1986. Ежегодник. – М.: Наука, 1987. – 304 с.

 Япония 1987. Ежегодник. – М.: Наука, 1989. – 362 с.

 Япония 1988. Ежегодник. – М.: Наука, 1989. – 314 с.

 Япония: Справочник/ Под общ. ред. Г.Ф. Кима и др.; Сост. В.Еремин и др. – М.: Республика, 1992. – 543 с.

Учебники и учебные пособия

 Еремеев Д.Е., Мейер М.С. История Турции в средние века и новое время: Уч. пособие. – М.: Изд-во МГУ, 1992. – 248 с.

 Кузнецов Ю.Д., Навлицкая Г.Б., Сырицын И.М. История Японии: Учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальности «История». – М.: Высшая школа,1988. – 432 с.

 Новая история стран Азии (вторая половина XIX – начала ХX вв.)/Под ред. В.И. Овсянникова. – М.: МГУ, 1995. – 329 с.

 Новейшая история стран Азии и Африки, ХХ век: учеб. для студентов высших учебных заведений: в 2-х ч./ Под ред. А.М. Родригеса. – М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2001. – 4.1: 1900-1945. – 368 с.

Новейшая история стран Европы и Америки, ХХ век: Учебник для студентов высших учебных заведений: в 2-х ч./ Под ред. А.М. Родригеса. – М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2001. – 4.1: 1900-1945. – 464 с.

Литература

Дискин И.Е. Реформы и элиты: институциональный аспект// Общественные науки и современность. – 1995. - № 6. – С.30.

 Дискин И.Е. Российская модель социальной трансформации // Журнал российской внутренней и внешней политики «Proet Contra». – 1999. – Т.4. - № 3. – С. 5-39.

 Красильщиков В. Россия и мировые модернизации // Журнал российской внутренней и внешней политики «Proet Contra». – 1999. – Т.4. - № 3. – С.90.

Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. – М., 1994. – 578 с.

Япония

Агаев С.Л. «Мэйдзи исин»: революция или реформа? // Народы Азии и Африки. – 1978. - № 2. – С. 67-79.

Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии (1640-1917). – М.: Изд-во восточной литературы, 1958. – 593 с.

Бедняк И.Я. Япония в период перехода к империализму (становление японского монополистического капитализма на рубеже XIX –XX в.). – М.: Изд-во восточной литературы, 1962. – 200 с.

Бугаев Д.П. Японские публицисты конца XIX век. – М.: Наука, 1978. – 157 с.

Гольдберг Д.И. очерк истории рабочего и социалистического движения в Японии в 1868-1908 гг. – М.: Наука, 1976. – 349 с.

Дунаев В.И. Японцы в Японии. – М.: Молодая гвардия, 1977. – 144 с.

Дунаев В.И. Японцы на «рубежах». – М.: Молодая гвардия, 1983. – 158 с.

Жуков Е.М. К вопросу об оценке «революции Мэйдзи» // Вопросы истории. – 1968. - № 2. – С.54-56.

Из истории права // Преподавание истории в школе. – 1999. - № 1. – С. 38-48.

Лещенко Н.Ф. К вопросу о внутренних факторах развития капитализма в Японии // Дискуссионные проблемы японской истории. – М.: наука, 1991. – С. 139-158.

Лещенко Н.Ф. Революция Мэйдзи в работах японских историков-марксистов. – М.: наука, 1984. – 119 с.

Луцкий А.Л. Японская духовная традиция и экзистенциолизм // Народы Азии и Африки. – 1986. - № 3. – С.54-63.

Макаренко В.В. Стадиальная характеристика и тенденции внутрирегионального развития японского общества накануне революции Мэйдзи// исторические факторы Общественного воспроизводства в странах Востока. – М.: Наука, 1986. – С. 80-111.

Навлицкая Г.Б. Нагасаки. – М.: Наука, 1979. – 240 с.

Норман Г. Возникновение современного государства в Японии. Солдат и крестьянин в Японии: Пер. с англ. – М.: Восточная литература, 1961. – 285 с.

Норман Г. Возникновение современного государства в Японии (экономические и политические проблемы периода Мэйдзи): Пер. с англ. – М.: Восточная литература,1961. – 285 с.

Петров Д.В. К вопросу о мануфактуре в Японии // Ученые записки института востоковедения. – Т.XV. Японский сборник. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – С.48-70.

Светлов Г. (Г.Е. Комаровский) Колыбель японской цивилизации: Нара. История, религия, культура. – М.: Искусство, 1994. – 271 с.

Сила-Новицкая Т.Г. Культ императора в Японии: мифы, реальность, доктрины, политика. – М.: Наука, 1990. – 206 с.

Совастеев В.В. Японская буржуазная историография революции Мэйдзи // Вопросы истории. – 1981. - № 9. – С.64-76.

Ханин З.Я. Парии в японском обществе (очерк социальной истории XVII-XIX вв.). – М.: Наука, 1980. – 246.

Щетинина Е.В. Либерально-буржуазная интеллигенция и формирование идеологии экспансионизма в Японии // Народы Азии и Африки. - 1985. - № 1. - С.34-42.

Эйдус Х.Т. История Японии с древнейших времен до наших дней. Краткий очерк. - М.: Наука, 1968. - 223 с.

Япония/Отв. редактор Г.К. Войтоловский и С.А. Дийков. - М.: Международные отношения, 1990. - 160 с.

Турция

Борисов Ф.Б. Обсуждение проблем типологии развитого феодализма в странах Востока// Народы Азии и Африки. - 1977. - № 2. - С.35-51.

Внешнеэкономические связи Османской империи в новое время (конец XVIII - начало XX вв.). - М.: Наука, 1989. - 230 с.

Гасанова Э.Ю. К истории проникновения левых идей в Турцию//Проблемы истории Турции. - М.: Наук, 1978. - С.67-82.

Гасратян М.А., Орешкова С.Ф., Петросян Ю.А. Очерки истории Турции - М.: Наука, 1983. - 292 с.

Дулина Н.А. Танзимат и Мустафа Решид-паша. - М.: Наука, 1984. - 187 с.

Еремеев Д.Е. На стыке Азии и Европы (Очерки о Турции и турках). - М.: Наука, 1980. - 238 с.

Желтяков А.Д. К вопросу о вестернизации Турции в новое время//Историография и источниковедение истории стран Азии и

Африки. Вып. 2. - Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1968. - С.127-131.

Киреев Н.Г. Вопросы государственной и частной собственности в турецких конституциях // Турция. История и современность. - М.: Наука, 1988. - С.35-45.

Клейман Г.А. Армия и реформы: Османский опыт модернизации. - М.: Наука, 1989. - 156 с.

Миллер А.Ф. Краткая история Турции. - М.: ОГИС. Государственное издательство политической лит-ры, 1948. - 299 с.

Миллер А.Ф. Пятидесятилетие младотурецкой революции. - М.: Знание, 1958. - 48 с.

Миллер А.Ф. Турция. Актуальные проблемы новой и новейшей истории: Сборник статей. - М.: Главная редакция восточной лит-ры, 1983. - 273 с.

Новичев А.Д. История Турции: в 4-х тт. - Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1968. - Т.2. - 278 с.; 1973. - Т.3. - 205 с.: 1978. - Т.4. - 261 с.

Орешкова С.Ф. Османская империя и ее место в мировой истории // Проблемы истории Турции. - М.: Наука, 1978. - С.102-115.

Петросян И.Е., Петросян Ю.А. К вопросу о движущих силах реформаторского и конституционного движения в Османской империи "Некоторые процессы социальной трансформации" // Тюркологический сборник. 1879. - М.: Наука, 1985. - С.110-126.

Петросян И.Е., Петросян Ю.А. Османская империя: реформы и реформаторы "конец XVIII - начало XX вв.". - М.: Наука, 1993. - 186 с.

Петросян Ю.А. Древний город на берегах Босфора. Исторические очерки. - М.: Наука, 1986. - 240 с.

Петросян Ю.А. Младотурецкое движение "Вторая половина XIX - начало XX вв.". - М.: Наука, 1971. - 317 с.

Петросян Ю.А. Османская империя: могущество и гибель. Исторические очерки. - М.: Наука,1990. - 280 с.

Попова А.А. Политика Турции и национально-освободительная борьба болгарского народа в 60-х гг. XIX в. // Вопросы истории. - 1953. - № 10. - С. 53-59.

Сафрастян П.А. Отражение доктрины османизма в законодательных актах Порте "50-60-е гг. XIX в." // Турция. История и современность - М.: Наука, 1988. - С.196-202.

Старченков Г.И. Современная Турция. - М.: Знание, 1989. - 64 с.

Тодорова М.Н. Европеизация Османской империи (постановка проблемы и ее освещение в современной западной и турецкой историографиях) // Народы Азии и Африки. - 1977. - № 2. - С.28-41.

Фадеева И.Е. Характеристика общественно-политических взглядов Ахмеда Мидхат-паши // Арабские страны: Турция. Иран. Афганистан (история, экономика). - М.: Наука, 1973. - С.147-157.

Фадеева И.Е. Мидхат-паша. Жизнь и деятельность. - М.: Наука, 1977. – 168 с.

Фадеева И.Л. Идейно-политическая борьба вокруг Османского Халифата в последней четверти 19 в. // Вопросы истории. - 1986. - № 10. - С.52-61.

Фадеева И.Л. Концепция власти на Ближнем востоке. Средневековье и новое время. - М.: Наука, 1993. - 284 с.

Фадеева И.Л. Официальные доктрины в идеологии и политике Османской империи (Османизм - панислаимизм). - 19 - начало 20 вв. - М.: Наука, 1985. - 270 с.

Феномен восточного деспотизма: структура и власть. - М.: Наука, 1993. - 392 с.

Шеремет В.И. Османская империя и Западная Европа (вторая треть 19 века). - М.: Наука, 1986. - 309 с.

Приложения

Конституция Японской империи

Глава I

Император

§1. Японская империя находится под верховной властью и управлением единой династии императоров, не превышавших отведенных времен.

§2. Императорский трон переходит потомкам императора мужского пола по правилам учреждения об императорском доме.

§3. Личность императора священна и неприкосновенна.

§4. Император глава государства, соединяющий в своем лице все права верховной власти. Он осуществляет эти права в таких пределах и теми способами, какие указаны в настоящей конституции.

§5.Император осуществляет законодательную власть совместно с парламентом.

§6. Император утверждает законы и издает указы, касающиеся их опубликования и исполнения.

§7.Император созывает императорский парламент, открывает, закрывает и отсрочивает его сессии и распускает палату представителей.

§8.Император, в случае неотложной необходимости, для сохранения общественной безопасности или для предотвращения общественных бедствий может в промежутках между сессиями парламента издавать императорские указы, имеющие силу закона. Такие императорские указы должны быть внесены ближайшую сессию парламента, и, если парламент не одобрит их, правительство обязано объявить их лишенными силы на будущее время.

§9. Император издает или приказывает издавать указы, необходимые для использования законов, для поддержания общего спокойствия и порядка или для развития благосостояния подданных. Но ни один указ, не должен ни в каком отношении изменять ни одного из существующих законов.

§10. Император устанавливает организацию различных отраслей управления, вознаграждение всех гражданских и военных чинов, назначать или смещать их. Исключения, специально предусмотренные в настоящей конституции или в других законах, должны быть соблюдаемы в соответствии с надлежащими постановлениями.

§11. Императору принадлежит верховное начальствование над армией и флотом.

§12. Император определяет организацию и состав армии в мирное время.

§13. Император объявляет войны, заключает мир и вступает в международные отношения.

§14. Император объявляет осадное положение. Условия и последствия от объявления осадного положения определяются законом.

§15. Император жалует дворянские звания, чины, ордена и другие знаки отличия.

§16. Император дарует амнистии, помилования, смягчения наказаний и восстановление в правах.

§17.Регенство учреждается согласно постановлениям учреждения об императорском доме. Регентство осуществляет императорскую волю именем императора.

Глава II

Права и обязанности граждан

§18.Условия, необходимые для того, чтобы быть японским подданным, определяется законом.

§19.Японские подданные, удовлетворяющие условиям, указанным в подлежащих законах и указах, могут быть допускаемы ко всякой гражданской и военной службе и ко всем другим общественным должностям.

§20.Японские подданные обязаны служить в армии и флоте согласно требованиям закона.

§21.Все японские подданные обязаны платить подати согласно постановлениям закона.

§22. Все японские подданные могут свободно избирать и переменять место жительства, подлежат только ограничениям, указанным в законе.

§23. Ни один японский подданный не может быть арестован, задержан, допрошен или подвергнут наказанию иначе, как постановлением закона.

§24.Ни один японский подданный не может быть лишен права судиться определенными законом судьями.

§25.За исключением случаев, предусмотренных в законе, никто не может войти в жилище японского подданного или производить там обыск без его согласия.

§26.Тайна переписки каждого японского подданного должна быть неприкосновенна, за исключением случаев, предусмотренных законом.

§27.Право собственности каждого японского подданного должно быть неприкосновенно. Меры, необходимые в общественных интересах, могут быть принимаемы не иначе как в согласии правилами, установленными законом.

§28.Все японские подданные пользуются свободой вероисповедания, поскольку это не нарушает общественного спокойствия и порядка и не препятствует исполнению гражданских обязанностей.

§29.все японские подданные пользуются в границах, установленных законом, свободой слова, устного, письменного и печатного, общественных собраний и союзов.

§30. Японские подданные могут представлять петиции, соблюдая должную почтительность в выражениях и сообщениях с установленными на этот предмет правилами.

§31.Постановления, изложенные в этой главе, не могут, однако, препятствовать осуществлению прав, принадлежащих императору во время войны или в периоды общественных волнений.

§32.Все постановления, изложенные в предыдущих параграфах главы, поскольку они не противоречат правилам и требованиям дисциплины, применяются к офицерам и ко всем чинам армии и флота.

Глава III

Императорский парламент

§33.Императорский парламент состоит из двух палат - палаты господ и палаты представителей..

§34. Палата господ представляется, согласно узаконению о палате господ, из членов императорской фамилии, из членов титулованного дворянства и из лиц, непосредственно назначаемых императором.

§35.Палата представителей состоит из членов, избираемых народом, согласно постановлениям избирательного закона.

§36.Никто не может быть одновременно членом обеих палат.

§37.Законы могут быть издаваемы только с согласия парламента.

§38.Обе палаты должны голосовать проекты законов, предложенные им правительством, и вместе с тем имеют право предлагать проекты законов.

§39.Проект закона, отвергнутый этой или другой палатой парламента, не может быть вносим снова в ту же сессию.

§40.Обе палаты могут делать правительству представления, касающиеся законов, а также других предметов. Но если эти представления не будут приняты, они не могут быть сделаны вторично в течение той же сессии.

§41.Императорский парламент созывается каждый год

§42.Сессия императорского парламента должна продолжаться три месяца. В случае необходимости сессия может быть продолжена по указу императора.

§43.В случаях неотложной необходимости, сверх обыкновенной сессии может быть созвана чрезвычайная сессия. Продолжительность чрезвычайной сессии должна быть определена императорским указом.

§44.Открытие, закрытие, продление или отсрочка сессий императорского парламента должна иметь место одновременно для обеих палат. В случае распущения палаты представителей палаты господ должна быть одновременно отсрочена.

§45.В случае, если палата представителей распускается, одновременно должны быть обжалованы новые выборы, и новая палата должна быть созвана в течении 5 месяцев со дня распущения парламента.

§46.Для открытия прений и законности постановлений каждой палаты, требуется присутствие не менее 1/3 всех ее членов.

§47.В обеих палатах решения принимаются абсолютным большинством. При разделении голосов, голос президента считается решающим.

§48. Прения обеих палат публичны. Но по требованию правительства или по разрешению самой палаты могут быть назначаемы закрытые заседания.

§49.Каждая из обеих палат императора может подать адреса императору.

§50.Каждая из обеих палат может принимать петиции от подданных.

§51. Помимо постановлений настоящей конституции и других законов, относящихся к палатам, порядок внутреннего делопроизводства в каждой из них определяется наказом, изданным самой палатой.

§52.Ни один член, ни одной из палат не может подлежать вне палаты какой-либо ответственности за какое бы то ни было мнение или голос, поданный в палате. Если, однако, член палаты сам оглашает свое мнение в публичной речи, на письме или в печати, или другим подобным образом, то в этом случае он подлежит действию общих законов.

§53.Члены обеих палат в течение сессии не могут подлежать задержанию иначе, как с согласия парламента случаи задержания и место преступления или же за преступные деяния, находящиеся в связи с внутренними волнениями или с внешней войной.

§54.Министры и уполномоченные правительства могут во всякое время заседать в каждой палате и имеют там право голоса.

Глава IV

Государственные министры и Совет при императоре

§55. Министры помогают императору своими указаниями и несут за них ответственность. Все законы, императорские указы или императорские рескрипты всякого рода должны иметь подпись подлежащего министра.

§56.Совет при императоре, должен, согласно с постановлениями относительно его организации, совещаться по поводу важных государственных вопросов, преданных на обсуждение императором.

Глава V

Суд

§57.Суд отправляется судебными установлениями, согласно закону, именем императора. Устройство судебных установлений должно быть определено законом.

§58. Судьи должны быть назначаемы из числа лиц, удовлетворяющих указанным законом условиям.

Ни один судья не может быть смещен иначе, как по приговору уголовного или дисциплинарного суда.

Правила о дисциплинарных взысканиях должны быть определены законом.

§59.Судебные разбирательства происходят, и приговоры выносятся публично. Если, однако, существует основание предполагать, что такая гласность может быть опасна для общественного порядка и спокойствия или для общественной нравственности, публичность заседания может быть отменена законом или постановлением суда.

§60. Все дела, которые подлежат ведению какого-либо специально суда, должны быть наперед указаны законом.

§61. Дела, возникающие по жалобам на незаконные распоряжения исполнительной власти, подлежащей ведению специально установленного законом суда по административным делам, изымаются из компетенции общих судебных установлений.

Глава VI

Финансы

§62.Введение нового налога или изменение нормы одного из существующих должно быть установлено законом.

Однако все такие поступления в казну, которые имеют характер оплат или возмущений, изымаются из этого правила.

Государственные займы и другие обязательства, падающие на государственные казначейства, исключая предусмотренные в бюджете, должны получить одобрение парламента.

§63.Налоги, существующие в настоящий момент, пока они не изменены новым законом, должны быть взимаемы по-прежнему.

§64. Доходы и расход государства принадлежат утверждению парламента в форме годового бюджета.

Всякий расход, превосходящий норму, указанную в параграфах бюджета или не предусмотренный в бюджете, должны непременно быть представлены на утверждение парламента.

§65. Бюджет должен быть сначала в палату депутатов. Бюджет должен быть сначала внесен в палату депутатов.

§66.Расходы императорского дома должны быть ежегодно покрываемы из государственного казначейства в пределах суммы, употребляемой на этот предмет в настоящий момент, и не требует каждый раз утверждения императорского парламента, исключая тех случаев, когда оказывается необходимость увеличить их.

§67. императорский парламент не может без согласия правительства отменить или уменьшить расходы, определяемые согласно конституции властью императора, или расходы, проистекающие из использования законом или возникающие из законных обязательств правительства.

§68.В случаях специальной надобности, правительство может требовать у парламента утверждения постоянной суммы на определенное заранее число лет.

§69.На предмет покрытия дефицитов или непредвиденных в бюджете расходов, которые не могут быть устранены, должен быть утверждаем особый запасный фонд.

§70.Если по причине каких-либо внутренних или внешних вмешательств, имперский парламент не может быть созван, правительство может в случае неотложной необходимости, вынужденной требованиями общественной безопасности, вводить необходимые финансовые меры посредством императорских указов.

В случае, указанном в настоящем параграфе, указ должен быть предоставлен императорскому парламенту в ближайшую сессию и, получить его одобрение.

§71.Если бюджет на данный год не будет вотирован императорским парламентом или не может быть составлен, правительство должно руководствоваться бюджетом предыдущего года.

§72.Отчет о пополнении сметы государственных доходов и расходов должен быть проверен и утвержден контрольной палатой, и правительство должно представить его в парламент вместе с отзывом контрольной палаты.

Организация и компетенция контрольной палаты должна быть узаконена особым законом.

Глава VII

Дополнительное правило

§73.Если в будущем окажется необходимым внести изменение в статьи настоящей конституции, то проект этого изменения должен быть внесен по указу императора в имперский парламент.

В таком случае ни одна из палат не может приступить к прениям по этому вопросу, если в ней присутствует не менее 2/3 всех ее членов, и никакая поправка не может быть принята иначе, как большинство присутствующих членов.

§74. Изменения в учреждении об императорском доме не требуют предварительного рассмотрения в императорском парламенте.

Ни одна статья настоящей конституции не может быть изменена учреждением об императорском доме.

§75. Никакое изменение не может быть внесено в настоящую конституцию или учреждение об императорском доме в период регентства.

§76. Все существующие законодательные постановления, каково бы ни было их наименование, как- то законы, указы, постановления, остаются в силе, если они не противоречат настоящей конституции.

Все существующие договоры и обязательства, включая и такие, которые связаны с расходами, подчиняются правилам, содержащимся в параграфах 66 и 67.

Богданович Т. Очерки из прошлого и настоящего

 Японии. - С-Пб. 1905. С. 430-439.

Конституция Оттоманской империи

Об Оттоманской империи

Ст.1.Отоманская империя заключает в себе нынешние страны и владения и привилегированные провинции. Она составляет одно нераздельное целое, от которого никогда не может быть отделена никакая часть по какому бы ни было поводу.

Ст.4. Его величество султан, в силу звания халифа, есть покровитель мусульманской религии. Он повелитель и падишах всех оттоманов.

Ст.5. Его величество султан неответственен; личность его священна и неприкосновенна.

Ст.7. Его величество султан, в числе своих верховных прав, пользуется следующими прерогативами: он назначает и сменяет министров; он жалует чины, должности и знаки своих орденов; он дает инвеституру к главам привилегированных провинций, согласно содержанию предоставленных им привилегий; он повелевает чеканить монету; имя его произносится в мечети во время общественной молитвы; он заключает договоры с державами; он объявляет войну; он заключает мир; он начальствует над сухопутными и морскими армиями; он распоряжается движениями войск; он повелевает приводить в исполнение постановления священного закона; он издает постановления об общественной администрации; он милует или изменяет наказание лиц, осужденных уголовными судами; он созывает и закрывает национальные собрания; он распускает, если признает это нужным, палату депутатов, под условие назначения новых выборов депутатов.

О государственном праве оттоманов

Ст.8. Все подданные империи безразлично называются оттоманами, какова бы ни была исповедываемая ими религия. Качества оттомана приобретается и теряется в случаях, определенных законом.

Ст.9. Все оттоманы пользуются личною свободою, под условием не наносить ущерба свободе других.

Ст.10. Личная свобода вполне неприкосновенна. Никто, ни под каким предлогом, не может быть подвергнут какому-нибудь наказанию, помимо случаев, определенных законом и согласно предписываемым им формам.

Ст.11. Ислам есть государственная религия. Держась этого принципа, государство, тем не менее, покровительствует свободному отправлению всех исповеданий, признанных в империи, и сохраняет религиозные привилегии, предоставленные разным общинам, при том условии, чтоб не наносилось никакого ущерба общественному порядку и добрым нравам…

Ст.15. Преподавание свободно. Каждый оттоман может устраивать публичные или частные курсы, под условием сообразоваться с законами…

Ст.17. Все оттоманы равны перед законом. Они имеют одинаковые права и одинаковые обязанности по отношению к стране, без нарушения того, что относится до религии.

Ст.18. Допущение к общественным должностям обусловлено знанием турецкого языка, который составляет официальный язык государства.

Ст.19. Все оттоманы допускаются к общественным должностям, смотря по их способностям, заслугам и познаниям…

Ст.21. Недвижимая и движимая собственность, законно закрепленная, гарантирована. Не может быть никакого отчуждения собственности иначе, как только для общественной пользы, должным образом удостоверенной и после предварительной уплаты, согласно закону, стоимости отчуждаемой недвижимости.

Ст.22. Жилище неприкосновенно. Общественная власть не может силою проникать в жилище кого бы то ни было, иначе, как в случаях, определенных законом…

Ст.25. Никакая сумма денег не может быть взимаема в виде налога, или пошлины, или под всяким другим наименованием, иначе как в силу закона.

Ст.26. Пытки и пытания, под каким бы то ни было видом, совершенно и, безусловно, воспрещены.

О министрах

Ст.27. Его величество султан вверяет должности великого везира и шейх-уль-ислама тем лицам, которых его высокое доверие признает нужным призвать к исполнению этих должностей. Назначение остальных министров производится императорским ирадэ.

Ст.28. Совет министров собирается под председательством великого везира. Круг ведения совета министров обнимает собою все важные внутренние и внешние государственные дела. Решения совета долженствующие быть представленными на утверждение его величества султана, подлежат исполнению в силу императорского ирадэ…

О национальном собрании

Ст.42. Национальное собрание состоит из двух палат: палаты господ, или сената, и палаты депутатов…

Ст.44. Его величество султан может, смотря по требованиям обстоятельств, ускорить время открытия палат и сократить или продолжить их сессию…

Ст.50. Никто не может быть одновременно членом обеих палат…

Ст.54. Проекты законов, изготовленных государственным советом, вносятся сначала в палату депутатов, а потом в сенат. Проекты эти имеют силу закона только тогда, когда, будучи приняты обеими палатами, они получают утверждение императорского ирадэ. Всякий проект закона, окончательно отвергнутый одной из палат, не может быть внесен на рассмотрение в течение той же сессии.

Ст.60. Председатель и члены сената назначаются непосредственно его величеством султаном.

Ст.61. Для того чтобы иметь право быть назначенным в сенаторы, необходимо сделаться достойным, своими действиями общественного доверия или оказать государству отменные услуги и иметь не менее сорока лет от роду…

Ст.64. Сенат рассматривает проекты законов и бюджет, переданные в него палатою депутатов. Если при рассмотрении какого-нибудь проекта закона, сенат усмотрит распоряжение, противное державным правам его величества султана, свободе, конституции, территориальной целостности империи, внутренней безопасности страны, интересу защиты отечества или добрым нравам, то окончательно отвергает его мотивированным решением, или возвращает его, вместе со своими замечаниями, в палату депутатов, требуя исправления или изменения оного в смысле его замечаний. Проекты законов, принятые сенатом, должны быть обличены его одобрением и переданы великому везиру. Сенат рассматривает представленные ему петиции: он пересылает великому везиру те из этих петиций, которые он признает заслуживающими этой пересылки, сопровождая их своими замечаниями…

О палате депутатов

Ст.67. Полномочия депутатов несовместимы с занятием государственной должности, исключая министров. Всякий другой государственный чиновник, выбранный в депутаты свободен принять или отказаться от этого звания; но, в случае принятия его, он должен оставить свою службу.

Ст.68. Не могут быть избраны депутатами: 1) не принадлежащие к подданным Оттоманской империи;

2) те, которые, в силу действующего особого положения, временно пользуются преимуществами, связанными с исполняемою ими иностранной службою;

3) не знающие турецкого языка;

4) не достигшие 30-летнего возраста;

5) лица, состоящие на службе частного лица;

6) не восстановившие своей части несостоятельные должники;

7) лица, открыто предосудительного поведения;

8) лица, на которых наложено судом задержание, пока оно не снято с них;

9) не пользующиеся гражданскими правами;

10) лица, претендующие на принадлежность к чужой национальности.

По истечении первого четырехлетнего периода одним из условий для избираемости в депутаты будет знание читать по-турецки, и, насколько возможно, писать на этом языке…

Ст.76. Каждому депутату будут ассигнованы казною 20 000 пиастров за каждую сессию и возмещение путевых издержек за проезд. Цифра этих издержек будет установлена согласно положению о возмещении путевых расходов гражданским государственным чиновникам и исчислена на основании ежемесячного жалования в размере 5 000 пиастров…

Ст.78. Заседание палаты депутатов публичны. Однако палата может иметь и тайные заседания, если предложение об этом будет сделано министрами или пятнадцатью членами, и если предложение это будет принято в непубличном заседании.

Ст.79. Никакой депутат не может быть, в течение сессии подвергнут задержанию или преследованию судом, кроме случаев поимки с поличным, иначе, как по решению, принятому большинством палаты, дозволяющему начать расследование.

Ст.80. Палата депутатов обсуждает внесенные в нее проекты законов. Она принимает, изменяет или отвергает постановления, касающиеся финансов или конституции. Она подробно рассматривает общие расходы государства, заключающиеся в бюджетной смете, и определяет общую сумму по соглашению с министрами. Она, также по соглашению с министрами, определяет свойство, общую сумму и способ распределения и реализации доходов, назначенных на покрытие расходов.

О судебной власти

Ст.81. Судьи, назначаемые согласно с особым о них законом и снабженные бератом, несменяемы, но могут подавать в отставку. Повышение судей в иерархическом порядке, перемещение их, отставка, отрешение их от должности по судебному договору подчинены постановлениям того же закона. Законом этим определяется условие и качество, требуемые для исполнения должности судьи или других должностей судебного ведомства.

Ст.82. Заседания всех судов публичны. Опубликование судебных приговоров дозволено. Однако, в случаях, указанных законом, заседание суда может происходить при закрытых дверях…

Ст.86. Никакого постороннего вмешательства не может быть в судах.

Ст.87. Дела, касающиеся шери, подлежат ведению судов шери; разбирательство гражданских дел подлежит гражданским судам…

Ст.90. Никакой судья не может совмещать должность судьи с другими должностями, оплачиваемыми государством…

О финансах

Ст.96. Никакой налог в пользу государства не может быть устанавливаем, распределяем и взимаем иначе, как в силу закона.

Ст.97. Бюджет есть закон, заключающий в себе предположение о государственных доходах и расходах. Налоги в пользу государства определяются этим законом в том, что касается их размера, распределения или взимания…

Ст.100. Никакой сверхсметный расход не может быть произведен из государственных сумм иначе, как в силу закона…

Разные постановления

Ст.113. В случаях проявления фактов или признаков, заставляющих предвидеть волнения на каком-нибудь пункте территории империи, Императорское правительство имеет право объявить в этом пункте осадное положение. Последствия осадного положения состоят во временном прекращении действия гражданских законов. Способ управления местностями, подверженными осадному положению будет установлен особым законам. Его величество султану принадлежит исключительное право изгонять из пределов территории империи тех лиц, которые, на основании сведений, заслуживающих доверия и собранных полицейским управлением, будут признаны наносящими ущерб безопасности государства.

Убичини А., Куртейль П. Современное состояние

 Оттоманской империи. – С-Пб., 1877. – С.214-234


Информация о работе «Первые конституции азиатских государств»
Раздел: История
Количество знаков с пробелами: 203659
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
645424
1
0

... », «запрещено», «безразлично» и т. п. 1 Особенности других видов норм, в том числе и их структуры, рассматриваются в пар. 4 наст. главы. 1Черданцев Л.Ф. Теория государства и права. Курс лекций. Екатеринбург, 1996. С. 83-84; Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 157-158.1Название «диспозиция» как специальное для «карательных» норм уголовного и административного права вполне ...

Скачать
162356
4
5

... то, по крайней мере, указать на проблемы, которые следует решать политическим руководством в определенных обстоятельствах и в определенной последовательности, чтобы переход прошел плавно и завершился установлением стабильной формы государства. Демократизация стран с тоталитарными режи­мами имеет свои особенности, так как авторита­ризм и тоталитаризм во многом отличаются друг от друга. В отличие ...

Скачать
72810
0
0

... теологической теории творец всего сущего на Земле, в том числе государства, - Бог, проникнуть же в тайну божественного замысла, постичь природу и сущность государства невозможно. Не затрагивая научности данной, основанной на агностицизм посылки, отметим, что теологическая теория не отвергала необходимости создания и функционирования земного государства, обеспечения надлежащего правопорядка. ...

Скачать
85768
0
0

... но и в других странах. Причем не только на ранних и средних стадиях существования и развития человеческой цивилизации, но и во все последующие столетия и годы. Значительное внимание исследованию форм государства уде­ляется в современной отечественной и зарубежной литературе. Разумеется, среди авторов-современников, также как и среди их древних предшественников, нет единого взгляда и представления ...

0 комментариев


Наверх