Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Анализ картины К.Е.Маковского «Портрет жены художника»

27137
знаков
0
таблиц
1
изображение

Российская Академия художеств

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Санкт-Петербургский государственный академический

институт живописи, скульптуры и архитектуры

имени И.Е. Репина

Факультет теории и истории искусств

Отделение заочного обучения

СОЛОЩИНСКИЙ Александр Сергеевич

Курсовая работа

АНАЛИЗ КАРТИНЫ К.Е.МАКОВСКОГО

«ПОРТРЕТ ЖЕНЫ ХУДОЖНИКА»

Выполнил студент:

I курса

Отделения заочного обучения

Солощинский

Александр Сергеевич

Научный руководитель:

Щедрова Ольга Вячеславовна

Санкт-Петербург

2014 г.

Оглавление

Введение. Обзор литературы………………………………………..2

Портрет жены художника…………………………………………..6

Заключение…………………………………………………………15

Список использованной литературы………………………………19

Альбом иллюстраций……………………………………………….20

Иллюстрации………………………………………………………..21

Введение. Обзор литературы

Константин Маковский один из ярчайших художников своей эпохи, мастер, признанный публикой, уважаемый коллегами, популярный среди аристократии и влиятельных лиц, находящийся под покровительством императора. Карьера художника была стремительной для наблюдателя, но за этим стоял недюжинный талант, проявившийся еще в раннем детстве, великолепное воспитание способных и образованных родителей и их друзей, среди которых были Островский, Брюллов и Тропинин, оказавшие на него большое влияние. Кроме того, мастеру было свойственно огромное трудолюбие, судить о котором можно по ранним работам Константина.

Творчество Маковского весьма разнообразно. Это историческая живопись, мифологические и религиозные сюжеты, жанровые картины и портреты. Именно портреты были основной темой его творчества, и в какой-то степени это стало для Маковского трагичным.

«Я не зарыл своего, богом данного таланта в землю, но и не использовал его в той мере, с которой мог бы. Я слишком любил жизнь и это мешало мне всецело отдаться искусству». Так писал сам Маковский в своей «Автобиографии».[1]

Большую ценность представляет собой книга сына К.Е.Маковского, С.К Маковского «Портреты современников» в которой он посвятил отцу значительную часть. Сергей Маковский старается быть объективным, абстрагируясь от своих личных детских ощущений, и написать о «… художнике Маковском на фоне вскормившей его эпохи»[2]. Эта эпоха включала в себя правления трёх государей и началась ещё при НиколаеI. Живший за границе Сергей сетует на нехватку нужных материалов и документальных фотографий под рукой, книг. Ему доступны его детские воспоминания и рассказы матери, семейная хроника. Теплом наполнены его воспоминания об отце, о душевных качествах, которыми были: отсутствие тщеславия, зависти, любовь ко всему красивому на свете, отзывчивость на чужую неудачу. Важным в этих воспоминаниях для искусствоведов являются воспоминания о качествах Маковском как художника – его равнодушие к сравнениям с Тьеполо и Веронезе, болезненность реагирования на уничижительную критику Стасова. Сергей отмечает его способность к быстрому письму, легкость живописной манеры, так сочетающуюся с легкостью характера. Дает анализ живописных особенностей работы мастера.

Кроме этого ценным является мнение крупного искусствоведа того времени. Стасов, судивший, по мнению Сергея Маковского, о живописи по драматической выразительности, а не по манере, не по достоинствам письма, всё же, сходился во мнениях своих и с критиками из противоположного ему лагеря ценителей манеры и живописи как таковой. Их мнения об упадочности и манерности позднего Маковского совпадают. Стасов, в частности, писал: «В числе других пожилых художников на выставке (1898 г.), появился также К.Маковский, художник, в сущности, богато одарённый и начинавший когда-то блистательно, так свежо и размашисто, что всех удивлял и радовал. Но это время давно прошло: он давно пишет всё больше французские будуарные панно и будуарные картины, или французские маленькие конфетные головки…»[3] К.Маковский, прежде всего, воспринимался зрителями как модный живописец, а после революции о нем вообще надолго замолчали. О мнении критиков того времени относительно поздних работ художника можно отчасти судить по тем цитатам, которые приводит в своей книге Сергей Маковский: «блестящи, но поверхностны и редко правдивы»[4]

Искусствоведческой литературы о Маковском очень мало. Доктор исторических наук И.С.Зильберштейн упоминает об этом в статье «К.Е.Маковский», опубликованной в журнале «Огонёк» за 1964 год. В своей статье он рассказывает о жизни и творчестве мастера, незаслуженно отнесенного в разряд модных салонных живописцев, приводя мнения мастеров живописи И.Е Репина и А.Н.Бенуа, заставляющие более расширенно и вдумчиво разглядеть творчество художника. После прочтения статьи оказывается очевидной поверхностность общепринятого подхода к творчеству живописца.

Первой серьезной исследовательской работой советского времени стала книга Л.М.Тарасова «К.Е.Маковский» изданная в 1948 году.

Значительный интерес представляет собой исследование творчества художника, сделанное Е.В.Нестеровой в статье «К.Е.Маковский», вышедшей в Санкт-Петербурге в 2003 году. В ней автор старается наиболее полно систематизировать разрозненные факты жизни Маковского, провести точную хронологию его творчества. Также в статье звучит оценка советского искусствознания, однобоко представляющего творческое наследие Константина Маковского. Представляющего художника талантливым, но отошедшим от ранних демократических представлений и превратившегося в модного художника, «…подобно персонажу гоголевской повести «Портрет»[5]

В 2007 выходит альбом «Маковский» с большой обзорной статьей Е.В.Дувановой. В статье рассказывается о творчестве, жизни, живописной манере художника, в числе прочих работ автор останавливается на анализе портрета Юлии Маковской, о котором пойдёт речь в данной работе.

Маковского можно считать одним из самых недооценённых художников своего времени. Его обширная практика выполнения заказных портретов отметила его образ печать салонного художника, а изменения, происходившие в искусстве того периода, позволили и совсем отодвинуть на дальний план его богатое творческое наследие.

Портрет жены художника.

Тридцатишестилетний Маковский познакомился со своей будущей второй женой Юлией Павловной Летковой в 1874 году, а через год, когда невесте исполнилось шестнадцать, они поженились. Юлия Павловна стала любимой моделью и музой художника. Маковские, имевшие большую страсть к музыке, устраивали у себя дома музыкально-театральные вечера, на которых присутствовали выдающиеся личности той эпохи – художник И.Репин, литераторы И.Гончаров, Я.Полонский, П.Боборыкин. Последний даже использовал образы Константина и Юлии Маковских в своей книге. Весь свет культурной, знатной и финансовой элиты посещал салон Маковских. Одна из самых знаменитых работ Константина Маковского «Портрет жены художника» была написана в 1881 году когда Юлия Павловна появилась впервые в мастерской мужа после долгого перерыва, вызванного тяжелыми родами. Художник не сразу заметил её. «…Она надулась, села в кресло и, взяв со стола книгу, стала рассеянно разрезать страницы ножом из слоновой кости. Отец обернулся и, без дальних слов, тут же поставил на мольберт первый попавшийся под руку узкий холст и набросал в какой-нибудь час силуэт жены в рост, с книгой на коленях. В три сеанса портрет был окончен и о нём заговорил весь город».[6] Картина была подарена матерью сыну Сергею, известному художественному критику и писателю. Покидая Петербург в 1917 году, тот подарил портрет Русскому музею, где он хранится и сейчас.

Работа выполнена на холсте вытянутого формата в вертикальной ориентации. Фигура изображена в половину натуры. Первым взгляд притягивает яркое цветовое пятно темно-красного бархатного капота. От левого нижнего угла, акцентированного спускающейся полой домашнего наряда молодой женщины, взгляд скользит по диагонали вверх. Композиция только на первый взгляд кажется статичной, в ней скрыта внутренняя динамика, заставляющая смотрящего на портрет постоянно путешествовать по диагонали взглядом. Дойдя до колен, на которых лежит раскрытая книга и изящная рука, украшенная набором браслетов держит красивый нож для разрезания бумаг, взгляд, на мгновение остановленный разглядыванием украшений, направляется снова вверх и вправо - направление ему задаёт уже другая диагональ. Пышные кружева отделки капота словно привлекают внимание к обрамлённому ими прекрасному лицу, соперничающему в бледности со слоновой костью. Цель этого - приковать внимание в конечном итоге к мечтательному взгляду тёмных глаз потрясающей красоты. Таким образом, композиция постоянно держит зрителя в движении, заставляя чувствовать живость и свежесть образа молодой, юной модели.

Дальнейшее развитие направления движения задаёт уже этот взгляд, направленный одновременно вглубь себя и немного вбок, поверх всего находящегося вокруг. Этим глазам нельзя отказать во внимательности, с какой они смотрят перед собой, но в тоже время чувствуется, что внимание модели сосредоточено на собственных мыслях.

Пространство картины имеет небольшую глубину, всё находится очень близко, непосредственно перед зрителем, ткань фона сразу за креслом, почти создаёт ощущение выталкивания модели вперёд к зрителю из картины, край бархатного платья, лежащего на мягком ковре, словно стремится выплёснуться наружу из пространства картины. Портрет носит камерный характер, общение модели и художника очень тесно, внимательно рассматриваемая и изображаемая, модель приближена максимально, но эта камерность, всё же, оставляет ей возможность быть наедине с собой, которую даёт развитие движения глаз. Можно любоваться всем: тканью, кружевами, изяществом линий, красотой глаз и лица, но взгляд уходит в те просторы, что далеки от этого великолепия, что окружает её, куда-то вдаль и одновременно в глубину внутреннего мира женщины. А.Н.Бенуа писал: «попробуйте открыть Маковского и я уверяю вас, вам это удастся, но вдруг неожиданно для себя вы увидите, что перед вами исключительно мастерские произведения, не лишенные поэзии».[7] Мастерское произведение портрет жены художника, поражает именно мастерством, но не только им. Этот взгляд, убегающий вдаль, полный внутренней непонятной и неизвестной жизни – как раз и есть та поэзия. О которой говорит А.Н.Бенуа. Маковский создал не простой портрет жены, он написал более глубокое произведение, в котором есть несколько смыслов. Кроме красоты внешней и мастерски передаваемой роскоши предметов, художник ищет и красоту души героини и её внутреннего мира.

Оставив модель мечтать и оторвавшись от прекрасного лица, взгляд зрителя начинает внимательно останавливаться на всех мастерски прописанных элементах картины. Большую роль в композиции картины играет деталь. Пена белых кружев служит лицу словно оправой, далее рассматривание этих изящно мастерски прописанные кружев отправляет взгляд вниз, продолжая придавать динамику камерной домашней по сути картине, в которой сюжетом служит именно эта динамика хождения по поверхности холста и нахождение всё новых не замеченных ранее красот. й М С 19

Далее уже более внимательному рассматриванию подвергаются и украшения на правой руке, некрепко рассеянно держащей канцелярский нож из слоновой кости с резной ручкой, и листы книги на коленях, и изящный бант, элегантные и небрежные складки костюма, выписанные с художественной силой и материальностью. Бархат, кружева, парча, кожа, бумага, золото, слоновая кость – всё обладает точной материальностью, всё написано мастерски. «Надо признать: в первой стадии, в стадии этюда или эскиза, работы отца почти всегда изумляли жизненной правлой и техническим блеском. Они делались хуже, за редким исключением, после щегольской выписки при помощи характерной для него кудреватой штриховки кистью.» Серге Но при этом не потеряна свежесть, всё дышит живостью прикосновений кисти.

Все элементы работы несут признаки роскоши, выдают любовь художника к красивым вещам, которыми он окружал себя в жизни. Кресло в стиле ампир и рука героини, прорисованная изящными линиями, держащаяся за деталь спинки – предмет интерьера и тёплая человеческая кожа - находятся в гармонии стиля и формы, которая в то же время, его прямые линии подчеркивают внутреннюю динамику за счет .

Портрет написан в полный рост, фигура погружена в среду красивых вещей, женщина позаботилась и о наряде, и об украшениях, но самое главное в портрете, всё же лицо модели. И здесь всё окружение служит только обрамлением для него. Отдав дань рассматриванию этого обрамления, зритель, конечно же, со вниманием приступает к изучению лица, такого необыкновенно опоэтизированного и в то же время, земного.

Мечтательный и немного усталый взгляд, красивые и чувственные губы, словно модель вздохнула, захотев что-то сказать, но остановилась, не желая отвлекать художника от работы и снова погрузилась в свои раздумья.

Большие глаза, маленький рот, изящный совсем ещё юный овал лица, все говорит о свежести, молодости женщины. Усталый взгляд мечтательно затуманен. Глаза подернуты поволокой нездешних мечтаний. Она отрешена от событий, окружающих её, но это мечтательное наваждение возможно легко вспугнуть и стереть с лица, задав какой-нибудь самый незначительный вопрос. Быстрой летящей кисти художника удалось передать миг, момент, через который это выражение может уйти, не оставив и следа, сменившись другой эмоцией.

Нет сомнения, что Юлия Маковская, как и ее муж, испытывала творческую сосредоточенность, понимание важности работы над картиной. Семья была артистической, муж и жена были близки по духу.

Колорит картины воспринимается в целом как очень тёплый, красное платье занимает половину площади картины, и за счет интенсивности этого цвета кажется, что он заливает всё пространство. Но более холодный фон драпировки, которой служит светлая, с преобладанием охристых, голубых, нежнозеленых и розовых оттенков, расшитая цветами золотая парча, немного охлаждает колорит, вносит игру, которая не даёт возможности красному доминантному цвету сделать колорит совсем жарким. Создаётся очень мягкий, почти незаметный контраст. На этом фоне особенно ясно вырисовывается и подчеркивается контур фигуры, его безупречный и живой динамичный рисунок. Кресло строгой формы темно-зеленого цвета с золотыми элементами резьбы несколько более контрастируя с фигурой, служит и обрамлением фигуры и дополнительно подчеркивает спокойную расслабленность позы. Все эти цвета картины бросают радугу рефлексов на белые кружева, страницы книги, заставляя всё белое жить в гармонии с буйством красок вокруг. Небольшие холодные детали тоже разряжают гамму, несколько охлаждая и освежая её, это голубой бант в волосах и чулки на ногах. При этом, холодные голубые, всё же, обязаны подчиниться более теплой драпировке, которая своими цветами как бы окутывает все светлые поверхности, до которых может добраться, отбрасывая на них тёплые рефлексы в тенях. Зато на свету тёплые рефлексы золотой парчи уже не властны над белым, голубым, над блестящими волосами. Дневной свет из окон, падая на доступные ему части, сообщает им голубые рефлексы, которые ещё несколько разряжают жаркость основного колористического решения полотна.

Свет в картине очень мягкий, естественный, льющийся сквозь расположенное слева окно. Основное пятно света падает на лицо и верх драпировки сзади, мягко растекаясь ко всему маленькому и уютному пространству картины, отражаясь от книги, играя на кружевах платья и создавая блики на туфельках. Свет, как важнейшее средство выразительности использовано художником очень естественно. Маковский всегдаработал по утрам и в картине ясно чувствуется ощущение утра, утреннего света, естественного и не меняющего оттенков, не создающего резких контрастов, всё естественно и мягко. Утро дня сочетается в картине с утром жизни модели. Мягкость светотени сочетается с мягкостью и плавностью линий лица, очертаний кистей рук, линия и свет в работе сотрудничают. Светом Маковский пользуется так же активно, как и цветом. «Первая картина состояла из одной единственной линии, коиторая окружала тень человека, отброшенную солнцем на стену»[8]

Цвета в произведении необычайно сильны сами по себе, играя друг с другом, плоскости разных тонов очаровывают зрителя, создают праздничное настроение. А мастерство художника подчиняет их рисунку, во взаимодействии с рисунком и светом цвет выигрышно моделирует крупную и мелкую формы. Маковский писал картины очень быстро за один-три сеанса, но при этом он добивался сложной гаммы теней и рефлексов. «А талант был большой, - я разумею, прежде всего, способность легко, уверенно, мастерски воспроизводить «натуру» Никто, пожалуй, из русских художников не владел так виртуозно даром живописной скорописи: far presto! …брался он за кисти и сразу размещал задание, находил композицию и цветовую гамму, перенося на холст то, что видел, вернее – то, что хотел видеть в природе» [9]

Каждый участок изображаемого пространства в картине взаимодействует с остальными, находясь в тесной связи и гармонии. Налаживая колористическую связь между объектами, художник создает сложную и элегантную систему цветовых переходов и рефлексов.

Художник мастерски использует различные характеры мазка при создании живописного слоя своих картин. Платье написано крупными фактурными мазками. Зритель действительно видит и верит что это бархат, а не какая-то другая ткань. Небрежными движениями кисти, можно сказать интуитивно, создается воздушность кружева, набором разноцветных пятен создана ткань фона - более жесткая, скользкая и прохладная на ощупь парча. У Маковского в живописи большое значение имеет фактура мазка. Это одно из технических средств, с помощью которых он доносит до зрителя свою идею, своё отношение, свои чувства. Рождение волшебство, которое кажется безусловным, имеет вполне материальные предпосылки к рождению. Мастер пользуется приёмами, выработанными и проверенными, он работает быстро и казалось бы, всегда по определённым правилам. Приёмы имеют в творчестве Маковского большое значение, но при этом они не более, чем средство. Конечно, как отмечали многие критики, приём овладел художником особенно в конце жизни плотно, сделав его живопись поверхностной, но приём и помог ему передать красоту мира во всей её соблазнительной притягательности. У Маковского рука действовала согласно движениям души, а мастерское владение кистью помогало выразить на холсте эти движения, «…владение кистью может достичь той степени свободы, когда живописный инструмент сливается с кистью руки и действует наподобие органа тела под неосознаваемым контролем психики. В таком случае техника становится естественной функцией творящей личности и перестаёт быть техникой в обычном смысле слова. Всё входящее в сферу искусства, начиная с безучастных, казалось бы, предметов, подсобных средств, приспособлений и инструментов, - всё здесь насыщается отзвуками художественно-эстетического отношения к миру.»[10].

Необыкновенный талант и мастерство художника позволяли очень быстро создавать настоящие произведения искусства. «Сколько я ни знал художников, никто не работал непринуждённее, с такой непосредственностью, словно и задуматься не над чем, словно сами собой смешиваются на палитре краски, и кисти по холсту порхают, оставляя мазки как раз там, где надо. Много портретов написано отцом alla prima: именно эти-то пожалуй самые удачные, так же как этюды природы под открытым небом за один присест.»[11]

Этот портрет был начат неожиданно и для модели и для художника, спонтанно, экспромтом и окончен в три сеанса., Маковский сумел передать личное – то что было и то что чувствовал. Все средства живописной художественной выразительности были к услугам мастера, который использовал их каким-то непостижимым для стороннего наблюдателя образом, заказчики часто не могли понять, что их портрет закончен, позируя всего несколько часов.

Заключение

Свободная кисть мастера передала легкое настроение молодой женщины, опоэтизировала её красоту, сохранив на века свежесть юного овала лица, прелесть изящества стройной фигуры, трепетное отношение художника к своей любимой жене, которое в то время казалось обоим чем-то постоянным.

Легкой кистью передана мимолетность эмоции, ускользающее состояние мечтательного раздумья, остановлены волшебством искусства те годы, когда супруги были одним целым. Всё сосредоточено в этом холсте, на котором с помощью красок зафиксирована часть жизни одного человека. Это был миг, короткий и мимолётный, сохранённый как часть драгоценного, того, что даёт жизнь и того, что многие не успевают сохранить.

Анализ произведения привел к возможности понимания того, какие и технические средства, применял в работе художник, создавая свои полотна.

«Прежде всего… средством выразительности живописца является цвет. Цвет играет важнейшую роль в построении картины, в её композиции».[12]В развитии композиции портрета жены художника цвет играет существенную роль. Центром, главным действующим лицом и одновременно единственной героиней является Юлия Маковская. Её фигура в композиции занимает не только по массе главенствующее место, но и отмечена ярким, активным пятном цвета, её тёмно-красный наряд первым привлекает внимание и притягивает взгляд. Яркий, богатый по насыщенности и оттенку локальный цвет завораживает. Как уже говорилось выше, приковав взор к яркому, спустившемуся низко и отрезанному краем холста подолу платья, этот цвет ведёт зрителя выше, почти не давая возможности надолго остановиться на деталях и не отпуская до тех пор, пока ни заставит поразиться прелестью лица модели. Некоторая бледность которой уходит на второй план восприятия и не сразу оценивается. Яркий цвет наряда будит эмоции зрителя, рождает ощущение праздничности.

Цвет помогает композиции, усиливая её выразительные возможности, но композиция, используя цвет, владеет им как средством, которое она применяет в известной мере. Буйство красного ограничено в известных пределах направляющими взгляд зрителя линиями складок и кружев, линиями рук, приводящих его к главному предмету изображения в любом портрете – лицу, «…цвет в живописи - одно из средств выражения, способное осуществлять эту роль лишь в сочетании с другими её средствами».[13] Таким образом, композиция и рисунок являются теми рамками и направляющими, чо способствуют намерениям мастера и его целям.

Лицо написано смело и радостно, легкая и смелая кисть живописца уверенно лепит крупные и малые формы очаровательного лица, используя в своем арсенале, конечно же, и цвет, и свет, неотлучный помощник цвета. Лепка лица происходит уверенно, но нежно.

Характер мазка меняется. Он становится более мелким и тонким, тот фактурный мазок, которым хлёстко и радостно прописан наряд, его складки и кружева, сменяется нежными прикосновениями более тонкой кисти, выписывающей детали и все тонкости. Цвет и свет несомненно продолжают совместную работу в этом, но они работают уже более тонко и не так размашисто. Легкие небольшие блики на коже, матовой и нежной, влажные слегка заметные белые зубы, мечтательные подернутые поволокой большие глаза и мягкие волосы, повязанные лентой с голубыми отсветами и бликами утреннего света. Всё это написано уже несколько спокойнее, несколько ювелирнее. Маковский тонко чувствует, и его рука подчиняется этому тонкому чувству, как и когда надо ударить кистью, где сделать более широкий мазок, где почти прорисовать кистью линию или пятно.

Важную роль играет и тональное решение. Свет, как здесь уже говорилось, имеет существенное значение в лепке форм, но он также является помощником цвета в тональном решении, способствующем проработке контрастов. Контрасты вместе с яркостью и интенсивностью позволяют сделать живопись более выразительной, выявить главное и постараться отдалить менее существенное. «Тональная соподчинённость определяет характер каждого цвета цветовой гаммы, который не исчерпывается тремя основными характеристиками – светлотой, насыщенностью и цветовым тоном, тем более не исчерпывается одной яркостной характеристикой»[14] С помощью тональных нюансов Маковский выделяет главное в картине – фигуру в ярком платье, по яркости локального цвета соперничающую с локальным цветом драпировки фона, но при этом используя несколько ахроматические оттенки в тенях, которые сами по себе более темны, делает так, что два очень интенсивных каждый в отдельности цвета находятся в правильной тональной соподчинённости между собой.

Выбор платья натурщицы в данном случае был независим от художника, она поднялась в мастерскую уже одетая именно так, не советуясь с ним и без намерения стать сегодня его моделью, но художник сумел уравновесить на холсте цветовые массы фона и наряда женщины, найдя оптимальное соотношение света, интенсивности и количества каждого из цветов.

Таким образом, создался колорит картины. Уравновешенная система количества цвета и тональной соподчинённости цветов, подчинённая уравновешенной и динамичной внутренне композиции.

Потрет Юлии Маковской был передан семьёй в музей, таким образом, он занял своё достойное место в коллекции жемчужин русской живописи. «И.Репин считал К.Маковского «истинным художником и писал: по своему он был мне симатичен; как цельная натура, как мастер своего дела, достаточно оцененный своею страной»[15] Портрет перешёл из разряда домашнего камерного портрета, написанного талантливым мастером для супруги, в категорию произведения искусства, изо дня в день посещаемого толпами зрителей.

Список использованной литературы

1. Алексеев С. О колорите М.: Изобразительное искусство, 1974

2. Волков Н.Н. Восприятие картины М.: Просвещение, 1969

3. Гренберг Ю.И. Технология станковой живописи М.: Изобразительное искусство, 1982

4. Даниэль С.М . Искусство видеть Л.: Искусство, 1990

5. Дидро Д. Эстетика и литературная критика М.: 1980

6. Дуванова Е.В. Константин Маковский М.: Белый город, 2007

7. Зильберштейн И.С. К.Е.Маковский М.: Огонек, 1964 №28

8. Маковский К.Е. Автобиография М.: Огонек, 1910 №50

9. Маковский С.К. Портреты современников NY.: Chekhov Publishing House, 1955

10. Мартынов В.М. Анализ произведений искусства М.: О-во Знание, 1984

11. Нестерова Е.В. К.Е.Маковский Спб.: 2003

12. Раушенбах Б.В Геометрия картины и зрительное восприятие Спб.: Азбука-классика, 2002

13. Тарасов Л.М. Маковский Константин Егорович М.: 1948

14. Фёдорова Н.А. Образные средства живописи М,: О-во Знание, 1872

Альбом иллюстраций

1.jpg


[1] К.Е.Маковский. «Автобиография». М.: Журнал Огонёк N50 1910 г.

[2] Маковский С.К. Портреты современников Нью-Йорк.: Издательство Чехова, 1955 С10

[3] В.В.Стасов Приведено в книге С.К.Маковского «Портеты современников» С20

[4] Маковский С.К. Портреты современников Нью-Йорк.: Издательство Чехова, 1955 С 20

[5] Нестерова Е.В. «К.Е.Маковский» СПб 2003 С9

[6] Маковский С.К. Портреты современников Нью-Йорк.: Издательство Чехова, 1955 С61

[7] Зильберштейн И.С К.Е.Маковский М.: Огонек, 1964 №28

[8] Леонардо да Винчи Приведено в книге Даниэль «Искусство видеть» С 104

[9] Маковский С.К. Портреты современников Нью-Йорк.: Издательство Чехова, 1955 С17

[10] С.М.Даниэль «Искусство видеть» Л. :Искусство 1990 С130

[11] Маковский С.К. Портреты современников Нью-Йорк.: Издательство Чехова, 1955, С18

[12] Алексеев С. О колорите М.: Изобразительное искусство, 1974 С6

[13] Алексеев С. О колорите М.: Изобразительное искусство, 1974 С7

[14] Алексеев С. О колорите М.: Изобразительное искусство, 1974 С11

[15] Зильберштейн И.С К.Е.Маковский М.: Огонек, 1964 №28


Информация о реферате «Анализ картины К.Е.Маковского «Портрет жены художника»»
Раздел: Культура и искусство
Количество знаков с пробелами: 27137
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 1

Похожие материалы

Скачать
88488
0
0

... природы и человека. Он умел понять, казалось бы, скрытую структуру жизни, он желал проникнуть и проникал подчас в человеческое сердце и изображал эту жизнь сердца. [9] ГЛАВА 2. ИЗУЧЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА М.В. НЕСТЕРОВА НА УРОКАХ МХК В 5 - 6-х КЛАССАХ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ 2.1. Специфика структуры уроков по МХК Искусство играет большую роль в формировании нравственности подрастающего поколения. ...

Скачать
58680
0
0

... ) — процесс сосредоточе­ния населения, промышленности и культуры в крупных городах; присущий круп­ному городу. Сопровождается появлением урбанистической массовой культуры.2. Своеобразие русской живописи конца XIX— начала XX века С кризисом народнического движения, в 90-е годы, «аналити­ческий метод реализма XIX в.»[3], как его называют в отечественной науке, себя изживает. Многие из художников- ...

Скачать
130464
0
0

... . Все это бесспорно говорит о ценности книги и позволяет сказать, что работы Н. Дмитриевой видное место во врубелиане. Кроме того, нами были выявлены и другие работы, раскрывающие творческий путь Врубеля, однако о наиболее крупных из них мы попытались рассказать выше. Если же говорить касательно остальных разделов нашей работы, то помимо уже вышеупомянутого А. Бенуа видное место занимают работы ...

Скачать
141989
0
0

... , с каким работал умирающий Брюллов, его высокое мастерство, приобретенное за долгие годы неустанного труда. Несмотря на столь расхожие взгляды среди современников Брюллова все же он был одним из ярчайших художников в русском искусстве второй трети XIX века. К.П. Брюллов был талантливым педагогом. Его учениками были Мокрицкий Н.А., Гагарин Г.Г., М.И. Железнов и другие. Традиции учителя были ...

Скачать
59882
0
0

... обращался к уже найденным в русском фольклоре, древнерусском искусстве и архитектуре способам выражения, прежде всего к образной системе русского искусства, а затем и к его стилистике. Национальные мотивы в творчестве Васнецова В.М. «Я всегда только Русью и жил…» Васнецов В.М.(Из воспоминаний) Принято считать, что основной темой творчества Васнецова была русская история и фольклор. На самом ...

0 комментариев


Наверх