Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Содержание

 

Введение

1 Переводы стихотворений Пушкина французскими писателями и М.Цветаевой

2 Переводы стихотворений Пушкина К.Павловой

3 Переводы кн. Э.Мещерского

4 Переводы А.Грегуара и А.Дюма

5 Переводы романа в стихах «Евгений Онегин»

Заключение

Список литературы.


Введение

 

На вопрос, каких русских писателей вы знаете, иностранцы называют такие фамилии как Толстой, Достоевский, Чехов, но почему-то не Пушкин.

Его переводили много и по-разному. В частности его переводы на французский язык в интерпретации разных авторов многогранны, но порой очень далеки от него.

До сих пор за рубежом можно слышать разговоры о том, что поэтические переводы Пушкина не звучат так, как должна звучать высокая поэзия, что им недостаёт красоты поэтического слова, что они слишком просты, прозаичны и бескрылы, поэтому проигрывают при сравнении с возвышенной поэзией Байрона, Гёте, Данте, Шиллера, Шекспира.

Работу смею считать актуальной, поскольку актуально любое углубленное изучение классики вообще и поэзии Пушкина в частности, тем более изучение в плане взаимовлияния двух великих культур: русской и французской.

Новизна работы – на основе изучения работ по теории перевода и исследований переводов поэзии Пушкина попытаться дать собственную оценку переведённных стихотворений. С этой целью считала своей задачей самостоятельно выполнить дословный перевод на русский язык с французского, чтобы достовернее оценить кажущиеся мне недочеты изучаемых переводов.

О методах исследования:

За образец исследования поэтического текста взяты

1) методика работы над переводами Е. Г. Эткинда

2) теория перевода в пределах работы В. В. Иванова

При этом внесена новизна - собственный подход к анализу переведенных стихотворений Пушкина.

Предмет исследования (поэтические тексты Пушкина) выбирался автором с целью работы над разными по жанру и по поэтической интонации стихотворениями (патетическими, философскими, лирическими, ироническими, повествовательными и т. д.)

Выбор объекта исследования (тексты переведенных стихотворений) обоснован стремлением показать разнообразие творческих подходов переводчиков и неповторимостью манеры перевода каждого из них. В работе представлены переводы Анри Грегуара, Жана-Луи Баке, Элима Мещерского, Марины Цветаевой, Андре Марковича, Каролины Павловой, Александра Дюма, Жоржа Нива, Луи Арагона и Михаила Кнелле на английском.

Цель работы – самостоятельное исследование достоинств переводов поэзии А. С. Пушкина на французский язык попытка сравнения на втором этапе работы французские переводы английскими, чтобы впоследствии продолжить эту работу в плане сопоставления.

Задачи работы – ознакомившись с исследованиями переводного Пушкина, с основами методики перевода, показать на конкретных примерах, как сложно переводить на чужие языки русскую поэзию вообще, а Пушкина в частности, как невообразимо трудно сохранить в переводе неповторимость пушкинского слова.


1 Переводы стихотворений Пушкина французскими писателями и М.Цветаевой

Поэту-переводчику пушкинской поэзии нужно обладать особым поэтическим чутьём, чтобы постичь это «необыкновенное», скрытое в лирической поэзии Пушкина. В каждом его слове бездна пространства; каждое слово необъятно, как поэт… Каким же нужно обладать художественным вкусом, дарованием, тонким знанием русского языка поэту- переводчику, чтобы проникнуть в сокровенные тайны пушкинского поэтического мастерства, заметить внутренний блеск его поэтического слова и найти адекватные формы выражения в языке, на который осуществляется перевод. Отмечают иногда, что качество перевода пушкинской поэзии зависит и от языка самого перевода. То есть говорят, что есть языки, более близкие глубинному духу пушкинской поэзии один из них французский.(Академик Челышев «Постижение русского национального гения»)

В XX веке к столетию со дня гибели Пушкина полноценное издание его поэзии на французском языке стремилась организовать Марина Цветаева, в ту пору жившая во Франции.

С предложением принять участие в переводах она обратилась к крупнейшим писателям; среди прочих к Андре Жиду и Полю Валери. Валери ответил отказом, сославшись, видимо, на то, что, по общему мнению, Пушкина перевести нельзя: слишком многое теряется при переводе. Цветаева реагировала на это решительным несогласием: « Мне твердят: Пушкин непереводим, - писала она Полю Валери. - Как может быть непереводим уже переведённый, переложивший на свой язык несказанное и несказанное? Но переводить такого поэта должен тоже поэт.

И всё же Пушкин на французском возможен и необходим. Ничего нет непереводимого, и даже пушкинская лирика не безнадёжна. Цветаева доказала своё, убеждение, переведя несколько труднейших, казалось бы, безнадёжных для пересоздания стихотворений таких как «Гимн в честь Чумы» из цикла «Маленькие трагедии». В работе представлен отрывок из песни председателя, который обращается к жителям зачумлённого города, внушая им, что смерть в бою может быть в наслаждение. (Е. Эткинд «Божественный глагол»)

Но не одна Цветаева решила рискнуть перевести это произведения. Вот как по- разному трактуют поэты-переводчики три строки пятой строфы:

Все, все, что гибелью грозит,

Для сердца смертного таит

Неизъяснимы наслажденья...

Жорж Нива:

Tout ce qui nous prédit la ruine

Dans nos cœurs de mortels désigne

Plaisir inexplicable et doux…

Всё, что предсказывает гибель,

В наших смертных сердцах указывает

На необъяснимое и нежное удовольствие…

Андре Маркович:

Tout ce qui porte en soi la mort

Contient pour l’âme et pour le corps

Des voluptés incandescentes…

Всё, что приносит с собой гибель,

Имеет для души и для тела

Пламенные наслаждения…

Луи Аргон:

Tout par quoi la ruine nous vient

Pour notre coeur mortel détient

Des volupté inexplicables…

Всё, с чем к нам приходит гибель,

Для нашего смертного сердца хранит

Необъяснимые наслаждения…

Марина Цветаева:

Les trou, le flot, le feu, le fer,-

Oh, toute chose qui nous perd

Nous est essor, nous est ivresse…

Дыра, волна, огонь, железо, -

Каждая эта вещь, нас делает потерянными.

Нам - взлёт, нам - хмель…

Жорж Нива перевёл это произведение белым стихом. Для него «Неизъяснимы наслажденья» - нечто « домашнее»: «Неизъяснимое и нежное удовольствие (plaisir)». Вызывает протест слово «нежное», так как удовольствие в бою не может быть нежным. Для Марковича «Неизъяснимы наслаждения» - литературное, книжное, он и «сердце смертное» расчленяет на душу и тело (pour l’âme et pour le corps). Арагон ближе других к Пушкину - и оборотом (notre Coeur mortel), и сочетанием « voluptés inexplicables» -правда, немного ослабляющим оригинал (вместо «неизъяснимы» - «необъяснимые»).

Цветаева привержена Пушкину, но совершенно свободна, на основе написанного она создает свое собственное произведение. Ее перевод рифмованный, вольный, авторский. Трое её соперников переводят «Всё, всё» вполне точно: «tout ce qui…», «Tout par quoi…» Цветаева пишет по- своему, экспрессивно развёртывая это «всё»: « Le trou, le flot, le feu, le fer…» (Дыра, волна, огонь, булат ); она заменяет слова и в третьем стихе – ей кажется неуместным слово «volupté» - оно слишком физиологично (сладострастие), и, разумеется, бесконечно слабо - «plaisir» (удовольствие). Вместо этих неуместных, отвлекающих в сторону слов она энергично повторяет: «Nous est…», вводит «essor» (полёт), решительно усиливает восклицательную интонацию:

 Oh, toute chose qui nous perd…

Обратим внимание и на звуковую сторону: Цветаева употребляет односложные слова с одним артиклем.

Другой отрывок из этого произведения был создан Арагоном. К середине 60-ых годов Арагон немного знал русский язык, во всяком случае, с помощью Эльзы Триоле мог разобраться в тексте. Песнь Председателя из «Пира во время чумы» была ему особенно дорога – Арагон и в собственной поэзии воспевал трагический героизм: упоение битвой, грозной опасностью, близостью гибели.

«Гимн в честь Чумы» последний перевод - один из лучших в мировой литературе.

Есть упоение в бою,

И бездны мрачной на краю,

И в разъяренном океане

Средь грозных волн и бурной тьмы,

И в аравийском урагане,

И в дуновении чумы.

Dans le combat meme on se soule,

Aux bords noirs du gouffre où l`on roule,

En plein courroux de l`Océan,

Dans l`orage et la nuit céleste,

Dans l`Arabie et l`ouragan

Et dans le souffle de la Peste.

Даже в бою опьяняются

На чёрных краях бездны, куда катятся

Среди гнева океана,

В буре и небесной ночи,

В Аравии, и урагане,

И в дуновении Чумы.

Перечислительная интонация этого отрывка создается за счет анафоры. Однако этому перечислению свойственна динамика, возникающая при использовании четырехстопного ямба; впрочем, эта динамика не перерастает в «марш»: динамике присуща плавность благодаря пиррихиям.

Эпитеты (мрачный, разъяренный, грозный, бурный) создают ощущение огромной силы, враждебной человеку. Силы, которая сметает все на своем пути. Это образ разбушевавшейся стихии: человеческой (бой) и природной (океан, волны, тьма, ураган). По семантике образу разбушевавшейся стихии, бури противостоит «дуновение» как нечто легкое, почти неощущаемое. Но благодаря анафоре и синтаксическому параллелизму («И в аравийском урагане, / И в дуновении Чумы») «дуновение» приравнивается к «урагану»: «дуновение Чумы» оказывается столь же разрушительно, столь же зловеще, что и ураган, океан и пр.

Слово «Чума» написано с заглавной буквы как имя собственное. Таким образом, вырисовывается страшный образ чумы: это разрушительная, незаметно приходящая сила – сила живая. Это не просто абстрактное зло, а зло персонифицированное.

Человек в этом отрывке показан как упивающийся стихией, бросающий ей вызов. Такой человек, бросая вызов стихии, бросает вызов Судьбе в лице Чумы. Это бунт против Судьбы, бунт против неизбежной Смерти.

При переводе Арагон создаёт гиперболический образ (в бою опьяняются), Во второй строчке он добавляет придаточное предложение (куда катятся), которое отсутствует в оригинале. В третьем и четвёртом стихах переводчик заменяет словосочетание синонимичным (разъярённый океан – гнев океана; Грозные волны – буря; бурная тьма – небесная ночь). Арагону удалось вполне точно воссоздать пушкинский текст на французском языке, причём привнести в него что-то своё.


Информация о работе «Теория и исследование переводов»
Раздел: Зарубежная литература
Количество знаков с пробелами: 35700
Количество таблиц: 11
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
55511
1
0

... переводов, выполняемых в определенный хронологический период, может рассматриваться как результат оптимального решения всего комплекса переводческих проблем при данном уровне развития теории и практики перевода. Применение метода сопоставительного анализа переводов подг разумевает также, что результат процесса перевода отражает его сущность. Каждый перевод субъективен в том смысле, в каком ...

Скачать
139918
15
0

... ходе теоретического исследования при сопоставлении множества оригиналов с их переводами.[14,15] Таким образом, стихотворный перевод подчиняется общей методологической основе теории художественного перевода, на которой строится творчество переводчика - сохранение существенного и эквивалентная замена каких-либо элементов в соответствии с художественной действительностью подлинника. [23] Как ...

Скачать
141839
6
0

... диссонанса. Теория когнитивного диссонанса по-другому заставляет взглянуть на понятие непереводимости. Чтобы перевести, переводчик должен найти способ выравнивания когнитивного диссонанса в пространстве “(дискурс(текст))система)))” для ИЯ и ПЯ. Поэтический текст со всеми своими особенностями – метрическими, фоническими, фонетическими, синтаксическими, мелодическими формирует основу для ...

Скачать
35959
0
0

... и закономерности осуществления перевода определяются, в первую очередь, способностью разноязычных текстов выступать в качестве коммуникативно равноценных в процессе общения. Важнейшая задача теории перевода заключается в выявлении языковых и экстралингвистических факторов, которые делают возможным отождествление содержания сообщений на разных языках. Общность содержания (смысловая близость) ...

0 комментариев


Наверх