Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Содержание

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК–ОСНОВА КУЛЬТУРЫ РЕЧИ.. 1

Речевая деятельность, ее значение для человека. 4

Положение русского языка в современном мире. 7

Функции языка. 10

Формы существования национального языка. 12

Литературный язык как высшая форма национального языка. 15

Признаки литературного языка. 19

Становление и развитие литературного языка до XX века. 21

Тенденция развития русского литературного языка в XX веке. 25

Языковая норма, ее роль в становлении и функционировании литературного языка 29

Нормы ударения. Особенности русского ударения. 32

Орфоэпические нормы.. 34

Морфологические нормы.. 37

Синтаксические нормы.. 40

Лексические нормы.. 42

Функциональные стили современного русского литературного языка, их взаимодействие 44

Научный стиль и его особенности. 48

Официально-деловой стиль, сфера его функционирования, жанровое разнообразие 51

Публицистический стиль. 55

Разговорная речь, ее особенности. 57

КУЛЬТУРА РЕЧИ.. 60

Нормативные, коммуникативные, этические аспекты культуры речи. 60

Коммуникативные качества речи. 62

Точность речи. 65

Понятность речи. 67

Средства речевой выразительности. 71

Тропы как средства речевой выразительности. 74

Фигуры речи. 78

Использование в речи фразеологизмов, пословиц и поговорок, крылатых выражений 81

Речевой этикет: факторы, определяющие его формирование. 83

Формулы речевого этикета: основные группы.. 86

Обращение в русском речевом этикете. 90

Словари – источник знаний. 93

Основные типы лингвистических словарей. 97

РЕЧЕВОЕ ОБЩЕНИЕ. 103

Основные единицы речевого общения. 103

Организация речевого взаимодействия. 105

Эффективность речевойкоммуникации. 108

Слушание как необходимое условие эффективной коммуникации. 112

Доказательность и убедительность речи. 115

Основные виды аргументов. 118

Нравственные установки участников речевой коммуникации. 122

Интонация как отличительный признак устной речи. 125

Пауза, ее типы.. 128

Невербальные средства общения. Роль жестов, мимики, позы в общении. 131

Классификация жестов. 135

УСТНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ. 138

Особенности публичной речи. 138

Ораторское искусство как социальное явление. 140

Характеристика личности оратора. Знания, навыки и умения оратора. 143

Основные характеристики аудитории как социально-психологической общности людей 147

Взаимодействие оратора и аудитории. Проблема контакта. 150

Повседневная подготовка к выступлениям. 153

Основные этапы подготовки к конкретному выступлению.. 157

Выбор темы и определение целевой установки. 160

Поиск материалов для выступления. 163

Разработка плана выступления. Виды планов. 167

Композиция публичного выступления: определение, основные принципы.. 169

Вступление как важнейшая составная часть ораторской речи. 171

Главная часть речи, ее задачи, методы изложения материала, основные недостатки 175

Завершение речи. 178

Словесное оформление публичного выступления. 180

Приемы управления аудиторией. 183

ОФИЦИАЛЬНО-ДЕЛОВАЯПИСЬМЕННАЯ РЕЧЬ. 187

Формирование русской официально-деловой письменной речи. 187

Интернациональные свойства официально-деловой письменной речи. 190

Культура официальной переписки. 193

Типы документов. 196

Правила оформления документов. 200

Унификация языка служебных документов. 204

Языковые формулы официальных документов. 208

Информационное насыщение официальных бумаг. 211

Требования к языку и стилю документов. 214

Речевой этикет в документе. 217

Особенности грамматики официально-деловой письменной речи. 221

Язык и стиль распорядительных документов. 224

Язык и стиль коммерческой корреспонденции. 227

Язык и стиль справочно – информационной документации. 231

Реклама в деловой речи. 234

Новые тенденции в практике русского делового письма. 237

Особенности русской и зарубежной школ делового письма. 240


ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК–ОСНОВА КУЛЬТУРЫ РЕЧИ   Речевая деятельность, ее значение для человека

Под речевой деятельностью понимается речь как процесс. Речевая деятельность человека является самой распространенной и самой сложной.

Особенность речевой деятельности состоит в том, что она всегда включается в более широкую систему деятельности как необходимый компонент. По данным исследователей, человеческая деятельность на две трети состоит из речевой. Так, например, образование, обучение, пропаганда знаний немыслимы без общения, без речевой деятельности. Предприниматель, управляющий, архитектор, референт, врач, строитель, брокер, менеджер, продавец, выполняя свою основную работу, вынуждены что-то обсуждать, советоваться, вести переговоры, задавать вопросы, отвечать. От того, насколько умело осуществляется речевая деятельность, зависит успех любой профессиональной деятельности.

Речевая деятельность имеет социальный характер, так как для ее осуществления требуется коллектив (самое меньшее два Человека). В процессе речевого взаимодействия субъектов участвуют их мышление, воля, эмоции, знание, память.

Помимо непосредственных участников – говорящего (А, – адресант) и слушающего (А? – адресат), обычно меняющихся ролями, во-первых, необходим предмет речи (D), т. с. то, о чем говорят и по поводу чего происходит обмен информацией; во-вторых, необходимо знание языка (L); в-третьих, необходимо само высказывание (V). Именно оно оказывается центром коммуникативного взаимодействия, вокруг которого расставляются все остальные составляющие речевой деятельности. Представим это наглядно:


 L (язык)

A, V A:

(адресант) (высказывание) (адресат)

D

(предмет речи, объект действительности)

Как же осуществляется речевая деятельность, из каких этапов она состоит? Речевая деятельность есть процесс, который складывается из деятельностных актов. Их характер, содержание зависят от различных ситуаций, в которые попадает человек. Например, необходимо устроиться на работу; реализовать изготовленную продукцию; принять участие в конференции. Эти и другие обстоятельства определяют характер речевой ситуации.

В первом случае необходимо подготовиться к собеседованию, во втором – продумать агитационную речь (диалог), в третьем – написать доклад.

Речевые ситуации бывают разнообразными, но этапы осуществления речевой деятельности в основном одни и те же. Действительно, в какой бы речевой ситуации ни оказался человек, если он стремится добиться успеха, достичь цели, обратить на себя внимание, он должен прежде всего сориентироваться в сложившейся обстановке, осознать, что может привести к успеху, чем следует руководствоваться. В русском языке есть глаголы обдумывать, придумывать, рассуждать, соображать. Все они называют действие, характерное для начального этапа любой деятельности, в том числе и речевой. В результате обдумывания, рассуждений рождается внутренний план высказывания. Это первый этап речевой деятельности.

На втором этапе происходит порождение, структурирование высказывания. Из памяти извлекаются нужные слова, строятся предложения.

Третий этап – самый ответственный. Начинается говорение, субъект речевого действия повествует, доказывает, рассказывает, иными словами творит звучащую речь.

Речь, высказывание – продукт речевой деятельности. По речи можно определить психологическое состояние говорящего (речь взволнованная, искренняя, грубая, льстивая, лаковая), ее целевое назначение (речь убеждающая, информативная, агитационная), ее коммуникативную значимость (речь содержательная, бессмысленная, пустая, глубокая, оригинальная), отношение говорящего к собеседнику (речь презрительная, ироническая, хвастливая, угрожающая).

Речевая деятельность чаще всего преследует какую-то цель, поэтому важен результат, о нем судят по обратной связи, по тому, как реагируют на сказанное.

Реагирование может быть выражено словесно. Адресат подхватывает разговор и высказывает свое мнение, понимание. Оно может быть передано мимикой, жестом (выражение на лице удовлетворения; кивок головой в знак согласия; пожимание плечами как выражение сомнения и др.). Оно может быть выражено поведением адресата / адресатов (аплодисменты, топание ногами, свист, демонстративный уход из зала и др.). Реакция на речь служит ее оценкой. Обратная связь – очень важный компонент любого вида общения.

В заключение следует сказать: речевая деятельность пронизывает всю жизнь человека. Общение – среда его обитания. Без общения, как без воздуха, человек не может существовать. Без общения невозможно формирование личности человека, его воспитание, образование, развитие интеллекта.

Общение и общество – родственные слова. Именно объединение людей, их совместная работа, добывание пищи, защита от нападений, стихийных бедствий и породили необходимость общения. Слово общение, как и общество, восходит к слову общий. Это не случайно. При общении должны быть;

– общая необходимость и заинтересованность в передаче и получении информации;

– общая тема разговора;

– общий язык, с его системой звуков и знаков, с особым «голосом», позволяющим передать тончайшие оттенки мыслей и чувств человека.

Речевая деятельность помогает организовать совместную работу, наметить и обсудить планы, реализовать их. Способность общаться с другими людьми позволяет человеку достичь I высокого уровня цивилизации.

  Положение русского языка в современном мире

Чтобы определить положение русского языка в современном мире и отношение к нему со стороны народов других стран, необходимо осмыслить те социальные, политические, экономические явления, которые происходили в нашей стране.

В XX веке Россия пережила два крупных потрясения: революционный переворот в 1917 г. и перестройку 90-х гг. В результате революции было создано мощное тоталитарное государство СССР со всеми характерными для него атрибутами. Перестройка привела к распаду СССР, восстановлению Российской Федерации как самостоятельного государства, демократизации общества, утверждению гласности, открытости межгосударственных связей и отношений.

В первый период, особенно когда советский народ одержал победу во Второй мировой войне, необыкновенно возрос интерес к русскому языку во всем мире. Его стали воспринимать как язык великой державы, многовековой культуры и богатейшей литературы, как один из самых информативных языков (60–70% мировой информации публикуется на английском и русском языках).

Советское государство многое сделало для усиления роли русского языка как одного из языков мирового значения. Во всех республиках СССР было немало школ, в которых все преподавание велось на русском языке. С 1938 г. русский язык как обязательный предмет изучался во всех национальных школах. В результате с каждым годом увеличивалось число лиц нерусской национальности, владеющих русским языком. В 1989 г. нерусских, свободно владеющих русским языком, было 87,5 млн человек.

Огромная тяга к изучению русского языка во всем мире способствовала созданию в 1967 г. Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ). Задача этой организации – объединить преподавателей русского языка за рубежом, оказывать им методическую помощь, содействовать изданию учебников, разнообразных учебных материалов, словарей. С 1967 г. начинает выходить журнал «Русский язык за рубежом». В 1973 г. открывается Институт русского языка им. А.С. Пушкина. Это учебный и научно-исследовательский центр. В нем разрабатываются новейшие методы преподавания русского языка иностранцам, создаются учебники, словари, кинофильмы и другие пособия по русскому языку для иностранцев; принимают в аспирантуру, докторантуру, на курсы повышения квалификации зарубежных русистов, на стажировку иностранных студентов.

Важную роль в пропаганде русского языка играет созданное в 1974 г. издательство «Русский язык», которое в основном специализируется на издании различной учебной литературы, особенно словарей для изучающих русский язык как иностранный.

Во многие вузы страны начиная с 60-х гг. стали приезжать иностранцы, чтобы приобрести ту или иную специальность и овладеть русским языком. Количество приезжающих с каждым годом увеличивалось.

После распада СССР, когда союзные республики стали самостоятельными государствами, произошла переоценка многих прежних ценностей, что привело к заметному снижению интереса к русскому языку в этих государствах.

Негативное отношение к русскому языку проявили в странах Балтии: в Литве, Латвии, Эстонии государственным языком становится только соответствующий национальный язык. Резко сокращаются в школах и вузах преподавание на русском языке и само изучение русского языка. Перестают издавать на русском языке научную и общественно-политическую литературу, использовать его при оформлении производственно-хозяйственной и официальной документации.

Тенденция к сокращению влияния русского языка, его изучения и функционирования в качестве языка межнационального общения наблюдается и в других бывших союзных и автономных республиках. В их средствах массовой информации русский язык начинают называть «имперским языком», «языком тоталитаризма», «языком оккупантов».

Однако жизнь вносит свои коррективы. В постперестроечный период становится очевидным, что русский язык необходим для народов как России, так и для Союза независимых государств. Известный писатель абхазец Ф. Искандер писал в газете «Аргументы и факты»: «Русский язык исторически объединял всех нас, через него мы друг друга понимали. Сейчас же происходит переход рее– публик, народов к общению средствами своего национального языка. Это ставит преграды в развитии культуры, искусства, экономики, в общении людей друг с другом. И в конечном итоге приводит к тем трагическим результатам, которые мы имеем сегодня».

Трезвое отношение к русскому языку, понимание его значения для народов суверенных государств, для развития их культуры, экономики, торгово-промышленных отношений определяют языковую политику в Казахстане, Азербайджане, Армении. «У нас все казахи, – говорит президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, – прекрасно знают русский язык, и это преимущество, мы, казахи, никогда не должны потерять. В республике выходит сегодня 467 газет на русском языке, на казахском только 211, 32 телекомпании вещают на русском, на казахском всего 5».

Заслуженный деятель науки Якутии, профессор Н.Г. Самсонов в книге «Русский язык на пороге XX века» (Якутск, 1998 г.) говорит о значении русского языка для существования и дальнейшего развития языков других народов: «Наличие языка-посредника не означает свертывания функций национальных языков. Наоборот, всестороннее экономическое и культурное сотрудничество наций, обмен научными, политическими и экономическими знаниями ведет к взаимному обогащению национальных языков, приводит их в соответствие с современным уровнем общественного прогресса. Достоинство народа заключается не в этнической самоизоляции, а в духовной раскованности, во взаимосотрудничестве народов, в совместном равноправном творчестве».

Русский язык продолжает играть важную историческую роль в языковом развитии, вызывает большой интерес в современном мире. По свидетельству публикаций в российской прессе, число граждан США, Франции, Испании, Швеции, Финляндии, Австрии, Кореи, начавших изучать русский язык и литературу, в последнее время увеличилось в несколько раз. Наряду с английским, французским, испанским, китайским русский язык входит в число официальных международных языков ООН и многих политических, экономических и научных организаций.

Функции языка

Вопрос о функциях языка тесно связан с проблемой происхождения языка. Какие причины, какие условия жизни людей способствовали его зарождению, его формированию? Каково назначение языка в жизни социума? На эти вопросы искали ответы не только лингвисты, но и философы, логики, психологи.

Появление языка тесно связано с формированием человека как мыслящего существа. Язык возник естественным путем и представляет собой систему, которая необходима одновременно индивиду (отдельному человеку) и социуму (коллективу). В результате этого язык по своей природе полифункционален.

Прежде всего он служит средством общения, позволяет говорящему (индивиду) выражать свои мысли, а другому индивиду их воспринимать и в свою очередь соответственно реагировать (принимать к сведению, соглашаться, возражать). Таким образом, язык помогает людям делиться опытом, передавать свои знания, организовывать любую работу, строить и обсуждать планы совместной деятельности.

Язык служит и средством сознания, способствует деятельности сознания и отражает ее результат. Язык участвует в формировании мышления индивида (индивидуальное сознание) и мышления общества (общественное сознание). Это познавательная функция.

Развитие языка и мышления – взаимообусловленный процесс. Развитие мышления способствует обогащению языка, новые понятия требуют новых наименований; совершенствование языка влечет за собой совершенствование мышления.

Язык, кроме того, помогает сохранять (аккумулировать) и передавать информацию, что важно как для отдельного человека, так и для всего общества. В письменных памятниках (летописи, документы, мемуары, художественная литература, газеты), в устном народном творчестве фиксируется жизнь нации, история носителей данного языка. В связи с этим выделяются три основные функции языка:

– коммуникативная;

– познавательная (когнитивная, гносеологическая);

– аккумулятивная (эпистемическая).

Дополнительные функции проявляются в речи и определяются структурой речевого акта, т.е. наличием адресанта, адресата (участники коммуникации) и предмета разговора. Назовем две такие функции: эмоциональная (выражает внутреннее состояние говорящего, его чувства) и волюнтативная (функция воздействия на слушателей).

Помимо названных основных и дополнительных функций выделяется еще магическая функция языка. Это связано с представлением о том, что некоторые слова, выражения обладают магической силой, способны изменять ход событий, влиять на поведение человека, его судьбу. В религиозном и мифологическом сознании такой силой прежде всего обладают формулы молитв, заклинаний, заговоров, ворожбы, проклятий.

Поскольку язык служит материалом и формой художественного творчества, то правомерно говорить о поэтической функции языка. Таким образом, язык выполняет самые разнообразные функции, что объясняется его использованием во всех сферах жизни и деятельности человека и общества.

Формы существования национального языка

Язык создается народом и обслуживает его из поколения в поколение. В своем развитии язык проходит несколько стадий и зависит от степени развития этноса (греч. ethnos – народ). На ранней стадии образуется племенной язык, затем язык народности и, наконец, национальный.

Национальный язык формируется на базе языка народности, что обеспечивает его относительную стабильность. Он является результатом процесса становления нации и одновременно предпосылкой и условием ее образования.

По своей природе национальный язык неоднороден. Это объясняется неоднородностью самого этноса как общности людей. Во-первых, люди объединяются по территориальному признаку, месту проживания. В качестве средства общения жители сельской местности используют диалект – одну из разновидностей национального языка. Диалект, как правило, представляет собой совокупность более мелких единиц – говоров, которые имеют общие языковые черты и служат средством общения жителей рядом расположенных деревень, хуторов. Территориальные диалекты имеют свои особенности, которые обнаруживаются на всех уровнях языка: в звуковом строе, лексике, морфологии, синтаксисе, словообразовании. Диалект существует только в устной форме.

Наличие диалектов – результат феодальной раздробленности во времена образования Древней Руси, затем Российского государства. В эпоху капитализма, несмотря на расширение контактов между носителями разных диалектов, и на образование национального языка, территориальные диалекты сохраняются, хотя и претерпевают некоторые изменения. В XX веке, особенно во второй половине, в связи с развитием средств массовой информации (печать, радио, кино, телевидение, интервидение), идет процесс деградации диалектов, их исчезновение. Изучение диалектов представляет интерес:

– с исторической точки зрения: диалекты хранят архаические черты, литературным языком не отраженные;

– с точки зрения формирования литературного языка: на базе какого основного диалекта и затем общенародного языка складывался литературный язык; какие черты других диалектов заимствует; как влияет в дальнейшем литературный язык на диалекты и как диалекты влияют на литературный язык.

Во-вторых, объединению людей способствуют социальные причины: общность профессии, родов занятий, интересов, социального положения. Для таких социумов средством общения служит социальный диалект. Поскольку социальный диалект имеет немало разновидностей, в научной литературе для их наименования служат также термины жаргон, арго.

Жаргон – речь социальных и профессиональных групп людей. Его используют моряки, электронщики, компьютерщики, спортсмены, актеры, студенты и др. В отличие от территориальных диалектов жаргон не имеет свойственных только ему фонетических и грамматических особенностей. Для жаргона характерно наличие специфической лексики и фразеологии.

Жаргонная лексика представляет собой переосмысленные, сокращенные, фонетически измененные слова русского языка и заимствованные из других языков, особенно английского. Например: лабаз – «магазин», окурок – «электричка», прича – «прическа», прогиб – «подхалимаж», абита – «абитуриент», айз – «глаз», алконавт – «алкоголик», Америса – «Америка», антифейс – «зад человека».

Некоторые жаргонные слова и устойчивые выражения получают распространение и используются для придания речи выразительности и экспрессивности. Например: бомж, бомжатник, брейкер, грин, бабки, байкер, тусовка, беспредел, дойти до ручки, брать на пушку. Отдельные слова и словосочетания в настоящее время не воспринимаются как жаргонные, поскольку они давно вошли в литературный язык и относятся к разговорным или нейтральным. Например: шпаргалка, настрой, рокер, сникерсы, быть в ударе.

Иногда как синоним к слову жаргон используется слово арго. Так, например, говорят о студенческом, школьном арго, имея в виду жаргон.

Основное назначение арго – сделать речь непонятной для чужих. В этом в первую очередь заинтересованы низы общества: воры, мошенники, шулеры. Существовало и профессиональное арго. Оно помогало ремесленникам (портным, жестянщикам, шорникам и др.), а также торговцам-ходебщикам (коробейники, которые продавали мелкий товар вразноску и вразвозку в небольших городах,:селах, деревнях) при разговоре со своими скрыть от посторонних тайны ремесла, секреты своего дела.

В.И. Даль в первом томе «Толкового словаря» в статье с заглавным словом афеня, офеня приводит образец арготической речи торговцев: Ропа кимать, полумеркать, рыхло закурещат ворыханы. Это означает: Пора спать, полночь, скоро запоют петухи.

Помимо территориальных и социальных диалектов национальный язык включает в себя просторечие.

Просторечие – одна из форм национального русского языка, которая не имеет собственных признаков системной организации и характеризуется набором языковых форм, нарушающих нормы литературного языка. Такое нарушение норм носители просторечия (горожане с невысоким уровнем образованности) не осознают, они не улавливают, не понимают различия между нелитературными и литературными формами.

Просторечными считаются:

– в фонетике: шофер, положить, приговор; ридикулит, колидор, резетка, друшлаг;

– в морфологии: мой мозоль, с повидлой, делав, на пляжу, шофера, без пальта, бежат, ляж, ложи;

– в лексике: подстамент вместо постамент, полуклиника вместо поликлиника.

Просторечие, как территориальные и социальные диалекты, имеет только устную форму.

Высшей формой национального языка является литературный язык. Он представлен в устной и письменной форме. Для него характерно наличие норм, которые охватывают все уровни языка (фонетику, лексику, морфологию, синтаксис). Литературный язык обслуживает все сферы деятельности человека: политику, культуру, делопроизводство, законодательство, бытовое общение.

Нормы литературного языка отражаются в словарях: орфоэпических, орфографических, толковых, словарях трудностей, словосочетания.

Литературный язык как высшая форма национального языка

Литературный язык – система элементов языка, речевых средств, отобранных из национального языка и обработанных мастерами слова, общественными деятелями, выдающимися учеными. Эти средства воспринимаются как образцовые и общеупотребительные. Для носителей языка литературный язык – это высшая форма национального языка. Он обслуживает разные сферы человеческой деятельности: политику, науку, культуру, словесное искусство, образование, законодательство, официально-деловое общение, неофициальное общение носителей языка (бытовое общение), межнациональное общение, печать, радио, телевидение.

Если сравнить разновидности национального языка (просторечие, территориальные и социальные диалекты, жаргоны), то литературный язык играет ведущую роль среди них. Он включает в себя оптимальные способы обозначения понятий и предметов, выражения мыслей и эмоций. Между литературным языком и нелитературными разновидностями русского языка происходит постоянное взаимодействие. Ярче всего это обнаруживается в сфере разговорной речи. Так, произносительные особенности того или иного диалекта могут характеризовать разговорную речь людей, владеющих литературным языком. Другими словами, образованные, культурные люди порой на всю жизнь сохраняют особенности того или иного диалекта. Разговорная речь испытывает влияние книжных стилей литературного языка. В живом непосредственном общении говорящие могут использовать термины, иноязычную лексику, слова из официально-делового стиля (функции, реагировать, абсолютно, из принципа и др.).

Литературный язык имеет две формы – устную и письменную. Они различаются по четырем параметрам:

1 форма реализации. Названия устная – письменная свидетельствуют о том, что первая – звучащая речь, а вторая – графически оформленная. Это их основное различие. Устная форма изначальна. Для появления письменной формы необходимо было создать графические знаки, которые бы передавали элементы звучащей речи. Как устная, так и письменная форма реализуется с учетом характерных для каждой из них норм: устная – орфоэпических, письменная – орфографических и пунктуационных.

2. Отношение к адресату. Письменная речь обычно обращена к отсутствующему человеку. Пишущий не видит своего читателя, он может только мысленно представить его себе. На письменную речь не влияет реакция тех, кто ее читает. Напротив, устная речь предполагает наличие собеседника, слушателя. Говорящий и слушающий не только слышат, но и видят друг друга. Поэтому устная речь нередко зависит от того, как ее воспринимают. Реакция одобрения или неодобрения, реплики слушателей, их улыбки и смех – все это может повлиять на характер речи, изменить ее в зависимости от реакции, а то и прекратить.

3. Порождение формы. Говорящий создает, творит свою речь сразу. Он одновременно работает над содержанием и формой. Поэтому нередко читающие лекцию, принимающие участие в разговоре по телевидению, отвечая на вопросы журналиста, делают паузы, обдумывая, что сказать, мысленно подбирают слова, строят предложения. Такие паузы называются паузами хезитации. Пишущий в отличие от говорящего имеет возможность совершенствовать написанный текст, несколько раз к нему возвращаться, добавить, сократить, изменить, исправить.

4. Характер восприятия устной и письменной речи. Письменная речь рассчитана на зрительное восприятие. Во время чтения всегда имеется возможность перечитать непонятное место несколько раз, сделать выписки, уточнить значение отдельных слов, проверить по словарям правильность понимания терминов. Устная речь

воспринимается на слух. Чтобы ее воспроизвести еще раз, необходимы специальные технические средства. Поэтому устная речь должна быть построена и организовав таким образом, чтобы ее содержание сразу понималось к легко усваивалось слушателями.

При реализации каждой из форм литературного языка пишущий или говорящий отбирает для выражения своих мыслей слова, сочетания слов, составляет предложения. В зависимости от того, из какого материала строится речь, она приобретает книжный или разговорный характер. Это также отличает литературный язык как высшую форму национального языка от других его разновидностей. Сравним для примера пословицы: Желание сильнее принуждения и Охота пуще неволи. Мысль одна и та же, но оформлена по-разному. В первом случае использованы отглагольные существительные на – ние (желание, принуждение), придающие речи книжный характер, во втором – слова охота, пуще, придающие оттенок разговорности. Нетрудно предположить, что в научной статье, дипломатическом диалоге будет использована первая пословица, а в непринужденной беседе – вторая. Следовательно, сфера общения обусловливает отбор языкового материала, а он в свою очередь формирует и определяет тип речи.

Книжная речь обслуживает политическую, законодательную, научную сферы общения (конгрессы, симпозиумы, конференции, заседания, совещания), а разговорная речь используется на полуофициальных заседаниях, совещаниях, на неофициальных или полуофициальных юбилеях, торжествах, дружеских застольях, встречах, при доверительных беседах начальника с подчиненным, в обиходно-бытовой, семейной обстановке.

Книжная речь строится по нормам литературного языка, их нарушение недопустимо; предложения должны быть закончены, логически связаны друг с другом. В книжной речи не допускаются резкие переходы от одной мысли, которая не доведена до логического конца, к другой. Среди слов встречаются отвлеченные, книжные слова, в том числе научная терминология, официально-деловая лексика.

Разговорная речь не столь строга в соблюдении норм литературного языка. В ней разрешается использовать формы, которые квалифицируются в словарях как разговорные. В тексте такой речи преобладает общеупотребительная лексика, разговорная; отдается предпочтение простым предложениям, избегаются причастные и деепричастные обороты.

Итак, функционирование литературного языка в важнейших сферах человеческой деятельности; заложенные в нем разнообразные средства для передачи информации; наличие устной и письменной форм; разграничение и противопоставление книжной и разговорной речи – все это дает основание считать литературный язык высшей формой национального языка.

  Признаки литературного языка

Один из признаков литературного языка – его обработанность. «Первым, кто прекрасно понял это, был Пушкин, – писал А.М. Горький, – он же первый и показал, как следует пользоваться речевым материалом народа, как надо обрабатывать его».

Реформаторский характер творчества А.С. Пушкина признается всеми. Он считал, что любое слово допустимо, если оно точно, образно выражает понятие, передает смысл. Особенно богата в этом отношении народная речь. Знакомство с его произведениями показывает, насколько творчески, оригинально включал Пушкин просторечные слова в поэтическую речь, постепенно разнообразя и усложняя их функции.

И в дальнейшем в обогащении литературного языка принимали участие русские писатели и поэты. Особенно много сделали Крылов, Грибоедов, Гоголь, Тургенев, Салтыков-Щедрин, Л. Толстой, Чехов. В обработке русского литературного языка, его совершенствовании участвуют политики, ученые, деятели культуры и искусства, журналисты, работники радио и телевидения.

«Всякий материал – а язык особенно, – справедливо замечал А.М. Горький, – требует тщательного отбора всего лучшего, что в нем есть, – ясного, точного, красочного, звучного, и – дальнейшего любовного развития этого лучшего». Вот в чем заключается обработка языка.

Другая отличительная черта литературного языка – наличие письменной и устной формы, а также двух разновидностей – книжной и разговорной речи.

Благодаря письменной форме осуществляется аккумулятивная функция языка, его преемственность, традиционность. Существование функционально-стилевых сфер литературного языка, то есть книжной и разговорной речи, позволяет ему быть средством культуры (художественная литература, публицистика, театр, кино, телевидение, радио). Между этими двумя разновидностями происходит постоянное взаимодействие, взаимопроникновение. В результате не только богаче и разнообразнее становится сам литературный язык, но и увеличиваются возможности его использования.

Признаком литературного языка считается наличие функциональных стилей. В зависимости от целей и задач, которые ставятся и решаются во время общения, происходит отбор различных языковых средств и образуются своеобразные разновидности единого литературного языка, функциональные стили.

Термин функциональный стиль подчеркивает, что разновидности литературного языка выделяют на основе той функции (роли), которую выполняет язык в каждом конкретном случае.

Научные труды, учебники, доклады пишутся научным стилем; докладные записки, финансовые отчеты, приказы, распоряжения составляются в официально-деловом стиле; статьи в газетах, выступления журналистов по радио и телевидению в основном ведуться в газетно-публицистическом стиле; в любой неофициальной обстановке, когда обсуждаются бытовые темы, делятся впечатлениями о прошедшем дне, используется разговорно-бытовой стиль.

Полифункциональность литературного языка обусловила появление вариативных единиц на всех уровнях: фонетическом, словообразовательном, лексическом, фразеологическом, морфологическом, синтаксическом. В связи с этим возникает стремление разграничить употребление вариантов, наделить их оттенками значений, стилистической окраской, что приводит к обогащению синонимии русского языка.

Вариативность языковых единиц, богатство и разнообразие лексико-фразеологической и грамматической синонимии отличает литературный язык, является его признаком.

Важнейшим признаком литературного языка считается его нормативность. Норма – единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка (слов, словосочетаний, предложений); правила использования речевых средств в определенный период развития литературного языка.

Нормы существуют как для устной, так и для письменной речи. Например, нормы акцентологические (ударение), орфоэпические (произношение) относятся к устной речи; нормы орфографические (правописание), пунктуационные характерны для письменной речи. Нормы словообразовательные, лексические, морфологические, синтаксические] должны соблюдаться в устной и письменной речи.

Все перечисленные признаки составляют особенность литературного языка как высшей формы национального русского языка.

  Становление и развитие литературного языка до XX века

Состояние русского литературного языка в настоящее время представляет собой острейшую проблему для государства, для всего общества. Это объясняется тем, что в языке сосредоточен и представлен весь исторический опыт народа: состояние языка свидетельствует о состоянии caмого общества, его культуры, его менталитета. Разброд и а – шатания в обществе, падение нравственности, утрата характерных национальных черт – все это сказывается на языке, ведет к его упадку.

Сохранение языка, забота о его дальнейшем развитии и обогащении – гарантия сохранения и развития русской культуры. Поэтому каждый гражданин Российской Федерации, кем бы он ни работал, какую бы должность ни занимал, несет ответственность за состояние языка своей страны, своего народа. Чтобы выполнить этот гражданский долг, осознанно принимать участие в языковой политике, необходимо иметь представление о развитии и положении русского литературного языка в разные периоды его существования, поскольку настоящее глубоко и всесторонне познается только в сравнении с прошлым.

Наибольший интерес для осмысления становления и развития литературного языка представляет XVIII век, когда прогрессивно настроенные круги общества старались поднять авторитет русского языка, доказать его состоятельность как языка науки и искусства.

Особую роль в формировании литературного языка в этот период сыграл М.В. Ломоносов. Обладая талантом, огромными знаниями, страстно желая изменить отношение к русскому языку не только иностранцев, но и русских, он создает первую на русском языке «Российскую грамматику», в которой впервые представляет научную систему русского языка, составляет свод грамматических правил, показывает, как следует пользоваться его богатейшими возможностями.

В этот период намечается концентрация общенародных языковых элементов за счет отбора наиболее распространенных особенностей южнорусского и северорусского наречий. Одновременно начинается и демократизация языка: в его лексический состав, грамматический строй в значительном количестве входят элементы живой устной речи городского купечества, служивых людей, низшего духовенства, грамотных крестьян.

Наряду с демократизацией язык начинает постепенно освобождаться от влияния церковнославянского языка.

В XVII веке происходит обновление, обогащение русского языка за счет западноевропейских языков: польского, французского, голландского, немецкого, итальянского. Особенно это проявилось при формировании научного языка, его терминологии: философской, экономической, юридической, научно-технической.

В конце XVIII – начале XIX веков представители демократически настроенной русской интеллигенции, высказывая свое отношение к реформированию литературного языка и его стилей, подчеркивали, что вопрос о литературном языке не должен решаться без определения роли живой народной речи в структуре общенационального языка. В этом отношении показательно творчество великих писателей первой половины XIX века Грибоедова и Крылова, которые доказали, какими неисчерпаемыми возможностями обладает живая народная речь, насколько самобытен, оригинален, богат язык фольклора.

Создателем современного русского литературного языка по праву считают А.С. Пушкина. О реформаторском характере творчества поэта писали его современники. Так, Н.В. Гоголь с полным основанием утверждал: «В нем, как будто в лексиконе, заключается все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее всех раздвинул ему границы и более показал все его пространство». В.Г. Белинский писал: «Пушкин убил на Руси незаконное владычество французского псевдоклассицизма, расширил источники нашей поэзии, обратил ее к национальным элементам жизни, показал бесчисленные новые формы, сдружил ее впервые с русскою жизнью <…> Из русского языка Пушкин сделал чудо».

Высоко оценил роль А.С. Пушкина в формировании литературного языка И.С. Тургенев: «Заслуги Пушкина перед Россией велики и достойны народной признательности. Он дал окончательную обработку нашему языку, который теперь по своему богатству, силе, логике и красоте формы признается даже иностранными филологами едва ли не первым после древнегреческого».

А.С. Пушкин в своем поэтическом творчестве и в отношении к языку руководствовался принципом соразмерности и сообразности. Он писал: «Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении какого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности». Поэтому он не отвергал старославянизмов, не выступал против употребления слов, заимствованных из французского языка, не считал невозможным или зазорным использование простонародных и просторечных слов.

XIX век – «серебряный век» русской словесности и русского языка. В это время происходит небывалый расцвет русской литературы. Всеобщую признательность приобретает творчество Гоголя, Лермонтова, Гончарова, Достоевского, Л. Толстого, Салтыкова-Щедрина, Островского, Чехова и др. Необыкновенных высот достигает русская публицистика: статьи Белинского, Писарева, Добролюбова, Чернышевского. Мировое признание получают достижения русских ученых Докучаева, Менделеева, Пирогова, Лобачевского, Можайского, Ковалевского, Ключевского и др.

Развитие литературы, публицистики, науки способствует дальнейшему становлению и обогащению русского языка. Словарный состав пополняется новой общественно-политической, философской, экономической, технической терминологией: мировоззрение, целостность, самоопределение, пролетариат, гуманность, образование, действительность и мн. др. Обогащается фразеология: центр тяжести, привести к одному знаменателю, отрицательная величина, достигнуть апогея и др.

Научная и публицистическая литература увеличивает запас интернациональной терминологии: агитация, интеллигенция, интеллектуальный, консервативный, максимальный и т.п.

Бурное развитие науки, устойчивый рост журнально-газетной продукции способствовали формированию функциональных стилей литературного языка – научного и публицистического.

Одним из важнейших признаков литературного языка как высшей формы общенародного языка является его нормативность. На протяжении всего XIX века идет процесс обработки общенародного языка с целью создания единых грамматических, лексических, орфографических, орфоэпических норм. Эти нормы теоретически обосновываются в трудах Востокова, Буслаева, Потебни, Фортунатова, Овсянико-Куликовского, Шахматова; описываются и утверждаются в грамматиках Востокова, Греча, Калайдовича, Грота и др.

Богатство и разнообразие словарного состава русского языка находит отражение в словарях (исторических, этимологических, синонимических, иностранных слов), которые появляются в XIX веке.

Известные филологи того времени публикуют статьи, в которых определяют принципы лексикографического описания слов, принципы отбора лексики с учетом целей и задач словаря. Таким образом, впервые разрабатываются вопросы лексикографии.

Самым крупным событием было издание в 1863–1866 гг. четырехтомного «Толкового словаря живого великорусского языка» В.И. Даля. Словарь был высоко оценен современниками. Его автор в 1863 г. получил Ломоносовскую премию Российской императорской Академии наук и звание почетного академика.

Итак, к началу XX века был сформирован русский литературный язык, определены его нормы, описана морфологическая и синтаксическая структуры, составлены и изданы словари, закрепившие и узаконившие его орфографические, лексические, морфологические особенности.

  Тенденция развития русского литературного языка в XX веке

При характеристике литературного языка XX века следует разграничивать два хронологических периода: I – с октября 1917 г. по апрель 1985 г. и II – с апреля 1985 г. по настоящее время. Что же происходит с русским литературным языком в эти периоды?

После образования Советского Союза продолжаются его развитие и обогащение. Наиболее наглядно увеличивается словарный запас литературного языка. Особенно интенсивно растет объем научной терминологии, например, связанной с космологией, космонавтикой. В большом количестве создаются слова, обозначающие новые явления и понятия, которые отражали коренные преобразования в государственном, политическом, экономическом устройстве страны, например, комсомолец, обком, целинник, колхоз, соцсоревнование, детсад и др. Художественная, публицистическая, научно-популярная литература пополнила арсенал выразительных и изобразительных средств литературного языка. В морфологии, синтаксисе увеличивается количество синонимичных вариантов, различающихся между собой оттенками значений или стилистической окраской.

Происходит дальнейшая унификация орфоэпических, орфографических, лексических, грамматических норм литературного языка. Они фиксируются нормативными словарями.

Исследователи русского языка начиная с 20‑х гг. XX века особое внимание уделяли теории литературного языка. В результате они определили и охарактеризовали системно-структурное членение литературного языка. Во-первых, литературный язык имеет два типа: книжно-письменный и устно-разговорный; во-вторых, каждый тип реализуется в речи. Книжно-письменный представлен в специальной речи (письменно – научная речь и письменная официально-деловая речь) и в художественно-изобразительной речи (письменная публицистическая речь и письменная художественная речь). Устно-разговорный тип представлен в публичной речи (у научная речь и устная радио- и телевизионная речь) и в говорной речи (устная разговорно-бытовая речь).

В XX веке закончилось формирование русского литерного языка, который стал представлять собой сложную темно-структурную организацию.

Второй период – период перестройки и постперестроечный – придал особое значение тем процессам, которые сопровождают функционирование языка на всех этапах его существования, сделал их более значительными, четче выражении ярче, нагляднее представленными. Прежде всего, следует говорить о значительном пополнении словарного состава русского языка новыми словами (госструктура, бартер, инвалюта, интернет, картридж, кейс, киви, адидасы, гамбургер др.), об актуализации большого количества слов, находивши; ранее в пассиве. Помимо новых слов возвращены к жизни многие слова, которые, казалось, навсегда вышли из употреблена гимназия, лицей, гильдия, гувернантка, корпорация, трест, департамент, причастие, благословение, масленица и др.

Говоря о пополнении словарного состава литературно языка, нельзя не отметить: яркой чертой нашего сегодняшнего языкового развития считается засорение речи заимствование ми. «Иностранизация» русского языка вызывает обеспокоенность лингвистов, литературоведов, писателей, многих, ком; дорог русский язык, кто озабочен его дальнейшей судьбой.

Русский язык на всем протяжении своей истории обогащала не только за счет внутренних ресурсов, но и за счет других языков. Но в какие-то периоды это влияние, особенно заимствование слов, было чрезмерным, тогда и появляется мнение о том, что иностранные слова ничего нового не добавляют, поскольку есть тождественные им русские слова, что многие русские слова не выдерживают конкуренции с модными заимствованиями и вытесняются ими.

История русского литературного языка показывает: заимствование без меры засоряет речь, делает ее не для всех понятной; разумное заимствование обогащает речь, придает ей большую точность.

В связи со значительными изменениями условий функционирования языка актуальной в настоящее время становится еще одна проблема, проблема языка как средства общения, языка в его реализации, проблема речи.

Какие же особенности характеризуют функционирование литературного языка в конце XX века?

Во-первых, никогда не был так многочислен и разнообразен (по возрасту, образованию, служебному положению, политическим, религиозным, общественным взглядам, по партийной ориентации) состав участников массовой коммуникации.

Во-вторых, почти исчезла официальная цензура, поэтому ко люди более свободно выражают свои мысли, их речь становится более открытой, доверительной, непринужденной.

В-третьих, начинает преобладать речь спонтанная, самопроизвольная, заранее не подготовленная.

В-четвертых, разнообразие ситуаций общения приводит к изменению характера общения. Оно освобождается от жесткой официальности, становится раскованнее.

Новые условия функционирования языка, появление большого количества неподготовленных публичных выступлений приводят не только к демократизации речи, но и к резкому снижению ее культуры.

В чем это проявляется? Во-первых, в нарушении орфоэпических (произносительных), грамматических норм русского языка. Об этом пишут ученые, журналисты, поэты, простые граждане. Особенно много нареканий вызывает речь депутатов, работников телевидения, радио. Во-вторых, на рубеже XX и XXI веков демократизация языка достигла таких размеров, что правильнее назвать процесс либерализацией, а еще точнее – вульгаризацией.

На страницы периодической печати, в речь образованных людей потоком хлынули жаргонизмы, просторечные элементы и другие внелитературные средства: бабки, штука, кусок, стольник, балдеж, выкачивать, отмывать, отстегивать, прокрутиться и мн. др. Общеупотребительными даже в официальной речи стали слова тусовка, разборка, беспредел последнее слово в значении «не имеющее пределов беззаконие» приобрело особую популярность.

Для говорящих, публично выступающих изменилась мера допустимости, если не сказать, совсем отсутствует. Ругательства, «матерный язык», «непечатное слово» сегодня можно встретить на страницах независимых газет, свободных изданий, в текстах художественных произведений. В магазинах, на книжных базарах продаются словари, содержащие не только жаргонные, блатные слова, но и нецензурные.

Находится немало людей, которые заявляют, что брань, матерщина считаются характерной, отличительной чертой русского народа. Если обратиться к устному народному творчеству, пословицам и поговоркам, то оказывается, не совсем правомерно утверждать, что русский народ считает брань неотъемлемой частью своей жизни. Да, народ пытается как-то оправдать ее, подчеркнуть, что брань – обычное дело: Брань не запас, а без нее не на час; Брань не дым – глаз не выест; Брань на вороту не виснет. Она как бы даже помогает в работе, без нее не обойдешься: Не выругаешься, дела не сделаешь; Не обругавшись, и замка в клети не отопрешь.

Но важнее другое: Спорить спорь, а браниться грех; Не бранись: что из человека исходит, то его и поганит; Брань не смола, а саже сродни: не льнет, так марает; С брани люди сохнут, а с похвалы толстеют; Горлом не возьмешь, бранью не выпросишь.

Это не только предупреждение, это уже осуждение, это запрет.

Русский литературный язык – наше богатство, наше достояние. Он воплотил в себе культурные и исторические традиции народа. Мы несем ответственность за его состояние, за его судьбу.

Справедливы и актуальны (особенно в настоящее время!) слова И.С. Тургенева: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»

Языковая норма, ее роль в становлении и функционировании литературного языка

Языковая норма (норма литературная) – это правила использования речевых средств в определенный период развития литературного языка, то есть правила произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств, принятых в общественно-языковой практике. Это единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка (слов, словосочетаний, предложений).

Норма обязательна как для устной, так и для письменной речи и охватывает все стороны языка. Различают нормы: орфоэпические (произношение), орфографические (написание), словообразовательные, лексические, морфологические, синтаксические, пунктуационные.

Признаки нормы литературного языка: относительная устойчивость, общеупотребительность, общеобязательность, соответствие употреблению, обычаю и возможностям языковой системы.

Языковые нормы – явление историческое, они меняются. Источники изменения норм литературного языка различны: разговорная речь; местные говоры; просторечие; профессиональные жаргоны; другие языки. Изменению норм предшествует появление их вариантов, которые реально существуют в языке на определенном этапе его развития, активно используются его носителями. Варианты норм отражаются в словарях современного литературного языка. Например, в «Словаре современного русского литературного языка» как равноправные фиксируются акцентные варианты таких слов, как нормировать и нормировать, мышление и мышление. Некоторые варианты слов даются с соответствующими пометами: творог и (разг.) творог, договор и (прост.) договор. Если же обратиться к «Орфоэпическому словарю русского языка», то можно проследить за судьбой этих вариантов. Так, слова нормировать и мышление становятся предпочтительными, а нормировать и мышление имеют помету «доп.» (допустимо). В отношении творог и творог норма не изменилась. А вот вариант договор из просторечной формы перешел в разряд разговорной, имеет в словаре помету «доп.».

Языковые нормы не выдумываются учеными. Они отражают закономерные процессы и явления, происходящие в языке, и поддерживаются речевой практикой. К основным источникам языковой нормы относятся произведения писателей-классиков и современных писателей, анализ языка средств массовой информации, общепринятое современное употребление, данные живого и анкетного опросов, научные исследования ученых-языковедов. Так, составители словаря грамматических вариантов использовали источники, хранящиеся в Институте русского языка АН: 1) картотеку грамматических колебаний, которая составлялась на материалах художественной прозы в течение 1961–1972 гг.; 2) материалы статистического обследования по газетам 60–70‑х гг. (общая выборка составила сто тысяч вариантов); 3) записи фонотеки современной разговорной речи; 4) материалы ответов на «Вопросник»; 5) данные всех современных словарей, грамматик и специальных исследований по грамматическим вариантам. В результате анализа всего перечисленного материала были выявлены наиболее распространенные варианты, используемые в равной степени; редко встречающиеся или совсем исчезнувшие. Это позволило ученым определить, что считать нормой, как она изменилась. Показатели различных нормативных словарей дают основание говорить о трех степенях нормативности:

– норма I степени – строгая, жесткая, не допускающая вариантов;

– норма II степени – нейтральная, допускает равнозначные варианты;

– норма III степени – более подвижная, допускает использование разговорных, а также устаревших форм. Историческая смена норм литературного языка – закономерное, объективное явление. Оно не зависит от воли и желания отдельных носителей языка. Развитие общества, изменение социального уклада жизни, возникновение новых традиций, функционирование литературы, искусства приводят к постоянному обновлению литературного языка и его норм.

Нормы литературного языка отражают самобытность русского национального языка, способствуют сохранению языковой традиции, культурного наследия прошлого. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов, просторечия. Это позволяет литературному языку оставаться целостным, общепонятным, выполнять свою основную функцию – культурную.

По принятым и действующим на любом этапе существования литературного языка нормам можно определить, какие изменения в отношении нормализации произошли и каковы тенденции дальнейшего развития норм литературного языка.

  Нормы ударения. Особенности русского ударения

Особенности и функции ударения изучает раздел языкознания, который называется акцентологией (от лат. accentus – ударение).

Ударение в русском языке свободное, что отличает его от некоторых других языков, в которых ударение закреплено за каким-то определенным слогом. Например, в английском языке ударным бывает первый слог, в польском – предпоследний, в армянском, французском – последний. В русском языке ударение может падать на любой слог, поэтому его называют разноместным. Сопоставим ударение в словах: компас, добыча, документ, медикамент. В этих словах ударение соответственно падает на первый, второй, третий, четвертый слоги. Разноместность его делает ударение в русском языке индивидуальным признаком каждого отдельно взятого слова.

Кроме того, ударение в русском языке бывает подвижным и неподвижным. Если в различных формах слова ударение падает на одну и ту же часть, то такое ударение является неподвижным (берегу, бережёшь, бережёт, бережём, бережёте, берегут – ударение закреплено за окончанием). Ударение, меняющее свое место в разных формах одного и того же слова, называется подвижным (прав, правы, права; могу, можешь, могут).

Большая часть слов русского языка имеет неподвижное ударение.

Ударение имеет большое значение в русском языке и выполняет различные функции. От ударения зависит семантика слова (хлопок – хлопок, гвоздики – гвоздики). Оно указывает на грамматическую форму (руки – именительный падеж множественного числа, а руки – родительный падеж единственного числа). Наконец, ударение помогает различать значение слов и их формы: белок – родительный падеж слова белка, а белок – именительный падеж слова, которое называет составную часть яйца или часть глаза.

Разноместность и подвижность ударения нередко приводит к речевым ошибкам (вместо начал, понял произносят начал, понял).

Сложность в определении места ударения в том или ином слове возрастает, поскольку для некоторых слов существуют варианты ударений. При этом есть варианты, которые не нарушают норму и считаются литературными, например, искристый – искристый, лосось – лосось, творог – творог, мышление – мышление, В других случаях одно из ударений считается неправильным, например, кухонный, инструмент, ходатайство, неправильно: кухонный, инструмент, ходатайство.

Целый ряд вариантов ударения связан с профессиональной сферой употребления. Есть слова, специфическое ударение в которых традиционно принято только в узкопрофессиональной среде, в любой другой обстановке оно воспринимается как ошибка.

В публичных выступлениях, деловом общении, обиходной речи довольно часто наблюдается отклонение от норм литературного языка. Так, некоторые считают, что надо говорить средства производства, но денежные средства, прошли два квартала, но второй квартал этого года. Слова средства и квартал независимо от значения имеют только одно ударение.

Ошибки в ударении могут привести к искажению смысла высказывания. Например, в одной из телепередач демонстрировались произведения испанских художников. Показали картину, на которой был изображен берег реки, дерево с богатой кроной, сквозь листья которой просматривалось голубое небо и зелень других растений. Под деревом сидел монах. Ведущий передачу сказал: «Эта картина называется «Отшельник в пустыне». Каждый, кто смотрел передачу, вероятно, удивился и подумал: какая же это пустыня? Все дело в том, что на картине изображена не пустыня, а уединенное, безлюдное место, где живет отшельник, которое называется пустынь или пустыня. Неправильно произнесенное слово создало впечатление о несоответствии названия картины ее содержанию. Чтобы не допустить ошибки в постановке ударения, следует знать не только норму, но и типы вариантов, а также условия, при которых может быть использован тот или иной из них. Для этого рекомендуется обращаться к специальным словарям и справочникам. Лучше всего прибегать к помощи «Орфоэпического словаря русского языка». Ценным пособием является «Словарь ударений для работников радио и телевидения» (составители Ф.А. Агеенко, М.В. Зарва, под ред. Д.Э. Розенталя). Особенность данного словаря состоит в том, что он фиксирует только предпочтительный вариант. Правильное ударение дается также в орфографических, толковых словарях русского языка.

  Орфоэпические нормы

Орфоэпические нормы – это произносительные нормы устной речи. Их изучает специальный раздел языкознания – орфоэпия (греч. orthos – правильный и epos – речь). Орфоэпией называют и совокупность правил литературного произношения. Орфоэпия определяет произношение отдельных звуков в тех или иных фонетических позициях, в сочетаниях с другими звуками, а также их произношение в определенных грамматических формах, группах слов или в отдельных словах.

Соблюдение единообразия в произношении имеет большое значение. Орфоэпические ошибки всегда мешают воспринимать содержание речи: внимание слушающего отвлекается различными неправильностями произношения и высказывание во всей полноте и с достаточным вниманием не воспринимается. Произношение, соответствующее орфоэпическим нормам, облегчает и ускоряет процесс общения. Поэтому социальная роль правильного произношения очень велика, особенно в настоящее время в нашем обществе, где устная речь стала средством самого широкого общения на различных собраниях, конференциях, съездах.

Рассмотрим основные правила литературного произношения, которых необходимо придерживаться.

Произношение гласных. В русской речи среди гласных только ударные произносятся четко. В безударном положении они утрачивают ясность и четкость звучания, их произносят с ослабленной артикуляцией. Это называется законом редукции.

Гласные [а] и [о] в начале слова без ударения и в первом предударном слоге произносятся как [а]: овраг – [а] враг, автономия – [а] вт[а] номия, молоко – м[а] л[а] ко.

В остальных безударных слогах, т.е. во всех безударных слогах, кроме первого предударного, на месте буквы ока после твердых согласных произносится очень краткий (редуцированный) неясный звук, который в разных положениях колеблется от произношения, близкого к [ы], к произношению, близкому к [а}. Условно этот звук обозначается буквой [ъ]. Например: голова – г[ъ] лова, сторона – ст[ъ] рона, дорогой – д[ъ] рогой, город – гор[ъ] д, сторож – стор[ъ] ж.

Буквы е и я в предударном слоге обозначают звук, средний между [е] и [и]. Условно этот звук обозначается знаком [ие]: пятак – п[ие] так, перо – п[ие] ро.

Гласный [и] после твердого согласного, предлога или при слитном произношении слова с предыдущим произносится как [ы]: мединститут – мед[ы] нститут, из искры – из[ы] скры, смех и горе – смех [ы] горе. При наличии паузы [и] не переходит в [ы]: смех и горе.

Отсутствие редукции гласных мешает нормальному восприятию речи, так как отражает не литературную норму, а диалектные особенности. Так, например, побуквенное (нередуцированное) произношение слова[молоко] воспринимается нами как окающий говор, а замена безударных гласных на [a] без редукции – [малако] – как сильное аканье.

Произношение согласных. Основные законы произношения согласных – оглушение и уподобление.

В русской речи происходит обязательное оглушение звонких согласных в конце слова. Мы произносим хле[п] – хлеб, са[т] – сад, смо[к] – смог, любо[ф'] – любовь и т.д. Это оглушение является одним из характерных признаков русской литературной речи. Нужно учесть, что согласный [г] в конце слова всегда переходит в парный ему глухой звук [к]: лё[к] – лёг, поро[к] – порог и т.д. Произнесение в этом случае звука [х] недопустимо как диалектное. Исключение составляет слово бог – бо[х].

В положении перед гласными, сонорными согласными к {в} звук [г] произносится как звонкий взрывной согласный. Только в нескольких словах, старославянских по происхождению – бо[γ] а, [γ] осподи, бла[γ] о, бо[γ] атый и производных от них, звучит фрикативный заднеязычный согласный [γ]. Причем в современном литературном произношении и в этих словах [γ] вытесняется [г]. Наиболее устойчивым он является в слове [γ] осподи,

[Г] произносится как [х] в сочетаниячх гк и гч: лё[хк'] – ий – легкий, ле[хк] о – легко.

В сочетаниях звонкого и глухого согласных (так же, как и глухого, и звонкого) первый из них уподобляется второму.

Следует обратить внимание на сочетание чн, так как при его произношении нередко допускаются ошибки. В произношении слов с этим сочетанием наблюдается колебание, что связано с изменением правил старого московского произношения.

По нормам современного русского литературного языка сочетание чн обычно так и произносится [чн], особенно это относится к словам книжного происхождения (алчный, беспечный), а также к словам, появившимся в недавнем прошлом (маскировочный, посадочный).

Произношение [шн] вместо орфографического чн в настоящее время требуется в женских отчествах на – ична: Ильини[шн] а, Лукини[шн] а, Фомини[шн] а, а также сохраняется в отдельных словах: коне[шн] о, пере[шн] ица, праче[шн] ая, пустя[шн] ый, скворе[шн] ик, яи[шн] ица и др.

Некоторые слова с сочетанием чн в соответствии с нормой произносятся двояко: порядо[шн] о и порядо[чн] о. В отдельных случаях различное произношение сочетания чн служит для смысловой дифференциации слов: серде[чн] – ый удар – серде[шн] ый друг.

Произношение заимствованных слов. Они, как правило, подчиняются современным орфоэпическим нормам и только в некоторых случаях отличаются особенностями в произношении. Например, иногда сохраняется произношение звука [о] в безударных слогах (м[о] дель, [о] азис, [о] тель) и твердых согласных перед гласным переднего ряда [е] (с[тэ] нд, ко[дэ] кс, каш[нэ]). В большинстве же заимствованных слов перед [е] согласные смягчаются: ка[т'] ет, па[т'] ефон, факуль[т'] ет, му[з'] ей, [р'] ектор, пио[н'] ер. Всегда перед [е] смягчаются заднеязычные согласные: па[к'] ет, [к'] егли, с[х'] ема, ба[г'] ет.

Описание орфоэпических норм можно найти в литературе по культуре речи, в специальных лингвистических исследованиях, например, в книге Р.И. Аванесова «Русское литературное произношение», а также в толковых словарях русского литературного языка, в частности, в однотомном «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой.

  Морфологические нормы

Морфология – раздел грамматики, изучающий грамматические свойства слов, то есть грамматические значения, средства выражения грамматических значений,

Особенности русского языка заключаются в том, что средства выражения грамматических значений зачастую варьируются. При этом варианты могут различаться оттенками значений, стилистической окраской, сферой употребления, соответствовать норме литературного языка или нарушать ее. Умелое использование вариантов позволяет точнее выразить мысль, разнообразить речь, свидетельствует о речевой культуре говорящего.

Самую большую группу составляют варианты, использование которых ограничено функциональным стилем или жанром речи. Так, в разговорной речи нередко встречаются формы родительного падежа множественного числа апельсин, помидор, вместо апельсинов, помидоров; у ней, от ней вместо у нее, от нее. Употребление таких форм в официальной письменной и устной речи считается нарушением морфологической нормы.

Вещественные существительные сахар, топливо, масло, нефть, соль, мрамор употребляются, как правило, в форме единственного числа. В профессиональной речи для обозначения разновидностей, сортов веществ используется форма множественного числа: сахара, топлива, масла, нефти, соли, мраморы. Эти формы имеют стилистический оттенок профессионального употребления.

Немало в русском языке морфологических вариантов, которые рассматриваются как идентичные, равнозначные. Например: токари – токаря, цехи – цеха, весною – весной, дверями – дверьми.

В других случаях одна из форм нарушает норму литературного языка: рельс, а рельса неправильно, туфля, а туфель и туфля неправильно.

В русском языке немало слов мужского и женского рода для обозначения людей по их должности, профессии. При существительных, обозначающих занимаемую должность, профессию, чин, звание, возникающие в речи затруднения объясняются особенностями этой группы слов. Каковы они?

Во-первых, в русском языке существуют названия мужского рода и отсутствуют к ним параллели женского рода или (значительно реже) существуют только названия женского рода. Например: ректор, бизнесмен, финансист, парламентер и прачка, няня, модистка, маникюрша, повитуха, бесприданница, кружевница, швея-мотористка.

Во-вторых, существуют названия как мужского, так и женского рода, оба они нейтральны. Например: спортсмен – спортсменка, поэт – поэтесса.

В-третьих, образованы обе формы (и мужского рода и женского), но слова женского рода отличаются значением или стилистической окраской. Так, слова профессорша, докторша имеют значение «жена профессора», «жена доктора» и разговорный оттенок, а как названия должности становятся просторечными. Родовые параллели кассирша, сторожиха, бухгалтерша, контролерша, лаборантка, вахтерша, билетерша квалифицируются как разговорные, а врачиха – как просторечная.

Затруднения возникают в том случае, когда необходимо подчеркнуть, что речь идет о женщине, а нейтральная параллель женского рода в языке отсутствует. Случаи такие все увеличиваются. По свидетельству ученых, число наименований, не имеющих женской родовой параллели, с каждым годом увеличивается, например: космофизик, телекомментатор, телерепортер, бионик, кибернетик и др., в то время как эту должность может занимать женщина.

Какой же выход находят пишущие и говорящие?

Как отмечают лингвисты, не только в устной речи, но и в газетных текстах, деловой переписке все чаще и чаще используется синтаксическое указание на пол называемого лица, когда при существительном мужского рода глагол в прошедшем времени имеет форму женского рода. Например: врач пришла, филолог сказала, бригадир находилась, мне посоветовала наш библиограф. Такие конструкции в настоящее время считаются допустимыми, не нарушающими норму литературного языка.

Употребление существительных мужского рода, не имеющих словообразовательной параллели женского рода как наименования женщин, привело к тому, что усилились колебания в формах согласования. Стали возможными такие варианты: молодой физик Яковлева – молодая физик Яковлева.

В частотно-стилистическом словаре вариантов «Грамматическая правильность русской речи» относительно такого употребления определений сказано: «В письменной строго официальной или нейтрально-деловой речи принята норма согласования по внешней форме определяемого существительного: выдающийся математик Софья Ковалевская новый премьер-министр Индии Индира Ганди».

Наиболее часты грамматические ошибки, связанные с употреблением рода имен существительных. Можно услышать неправильные словосочетания: железнодорожная рельса, французская шампунь, большой мозоль, заказной бандероль. Но ведь существительные рельс, шампунь – мужского рода, а мозоль, бандероль – женского рода, поэтому следует говорить: железнодорожный рельс, французский шампунь, большая мозоль, заказная бандероль.

Нарушение грамматических норм нередко связано с употреблением в речи предлогов. Так, не всегда учитывается различие в смысловых и стилистических оттенках между синонимическими конструкциями с предлогами из-за и благодаря. Предлог благодаря сохраняет свое первоначальное лексическое значение, связанное с глаголом благодарить, поэтому он употребляется для указания причины, вызывающей желательный результат: благодаря помощи товарищей, благодаря правильному лечению. При резком противоречии между исходным лексическим значением предлога благодаря и указанием отрицательной причины употребление этого предлога нежелательно: не пришел на работу благодаря болезни. В данном случае правильно сказать – из-за болезни.

Предлоги благодаря, вопреки, согласно, навстречу по современным нормам употребляются только с дательным падежом.

  Синтаксические нормы

Иногда пишущие не учитывают порядка слов и создают предложения, которые имеют два смысла. Например, как понять фразу Хозяин дома спал? То ли речь идет о спящем хозяине дома, то ли о том, где спал хозяин? В предложении В древних документах подобного рода термин отсутствует сочетание подобного рода может относиться к сочетанию древних документах или к слову термин.

Нередко встречаются ошибки, связанные с употреблением предлогов. Как сказать: я скучаю по тебе или я скучаю о тебе?

Более давней нормой было употребление предлога по и местоимения в предложном падеже: по ком, по чем, по нем, по нас, по вас. Существительные в данной конструкции имели форму дательного падежа: по отцу, по матери, по другу. Поскольку существительные с предлогом по имели форму дательного падежа, то и местоимения стали приобретать эту же форму: по кому, по нему, по чему, по ним. Предложные формы по ком, по нем, по чем в настоящее время устарели, встречаются редко.

Сохраняют старую форму предложного падежа после предлога по местоимения мы, вы: по нас, по вас. Употребление дательного падежа у этих местоимений (по нам, по вам) считается нарушением литературной нормы.

Особого внимания требуют предлоги на и в. Они указывают на пребывание в каком-то месте или передвижение в какое-то место. Предлог в показывает, что движение направлено внутрь чего-либо (в сад, в дом, в город) или обозначает пребывание внутри (в саду, в доме, в городе). Предлог на указывает, что движение направлено на поверхность чего-либо (на гору, на дерево, на крышу), или означает пребывание на какой-либо поверхности (на крыше, на палубе). Но чаще выбор предлога определяется традицией.

С названиями государств, регионов, краев, областей, городов, сел, деревень, станиц употребляется предлог в: в России, в Англии, в Краснодарском крае, в станице Вешенской, в деревне Молитовка.

С названием островов, полуостровов используется предлог на: на Камчатке, на Диксоне, на Капри.

Предлог на употребляется с названиями проспектов, бульваров, площадей, улиц; предлог в-с названиями переулков, проездов: на бульваре Вернадского, на площади Победы, на улице Суворова, в Банном переулке, в проезде Серова.

Если названия горных областей имеют форму единственного числа, то используется предлог на, если форму множественного числа – предлог в. Ср.: на Кавказе, на Эльбрусе, на Памире и в Альпах, в Гималаях.

Предлоги в и на в некоторых конструкциях антонимичны предлогам из и с: поехал в Ставрополь – вернулся из Ставрополя, отправился на Кавказ – приехал с Кавказа.

Некоторые жители, например, Ростовской области, допускают ошибку в употреблении предлога с, говоря: пришел со школы, приехал с района. Поскольку этим конструкциям антонимичны конструкции пошел в школу, поехал в район, то норма требует употреблять предлог из, а не с: пришел из школы, приехал из района.

  Лексические нормы

Особого внимания требуют лексические нормы, то есть правила применения слов в речи. М. Горький учил, что слово необходимо употреблять с точностью самой строгой. Слово должно использоваться в том значении (в прямом или переносном), которое оно имеет и которое зафиксировано в словарях русского языка. Нарушение лексических норм приводит к искажению смысла высказывания. Можно привести немало примеров неточного употребления отдельных слов. Так, наречие где-то имеет одно значение – «в каком-то месте», «неизвестно где» (где-то заиграла музыка). Однако в последнее время это слово стали употреблять в значении «около, приблизительно, когда-то»: Где-то в 70‑х годах XIX века; Занятия планировали провести где-то в июне; План выполнен где-то на 102%.

Ошибкой является неправильное употребление глагола ложить вместо класть. Глаголы ложить и класть имеют одно и то же значение, но класть – общеупотребительное литературное слово, а ложить – просторечное.

Необходимо обратить внимание и на использование приставочных глаголов положить, сложить, складывать. Некоторые говорят покладу на место, слаживать числа, вместо правильного положу на место, складывать числа.

Нарушение лексических норм порой связано с тем, что говорящие путают слова, близкие по звучанию; но различные по значению. Например, не всегда правильно употребляются глаголы предоставить и представить. Глагол предоставить означает «дать возможность воспользоваться чем-либо» (предоставить квартиру, отпуск, должность, кредит, заем, права, независимость, слово и т.д.), а глагол представить имеет значение «передать, дать, предъявить что-либо кому-либо» (представить

отчет, справку, факты, доказательства; представить к награде, к ордену, к званию, на соискание премии и т.д.).

В последнее время все чаще и чаще в передачах по радио, телевидению стали звучать такие фразы: Команда спортсменов обречена на победу; Выступление ансамбля обречено на успех; Он обречен быть гениальным; Задуманные мероприятия обречены на процветание. Говорящие не учитывают ни происхождения слова, ни его внутренней формы, ни его исконного значения. Во всех приведенных предложениях речь идет о положительных результатах (победа, успех, процветание), в то время как глагол обрекать имеет значение «предназначить, силою обстоятельств принудительно поставить в какие-нибудь условия». Вспомним строчки из произведений классиков:

Их села и нивы за буйный набег / Обрек он мечам и пожарам (Пушкин); Не я обрек твои младые годы / На жизнь без счастья и свободы (Некрасов); Всем даже страшно стало, когда поняли, на какое одиночество он обрек себя (Горький).

Для уточнения лексических норм современного литературного языка рекомендуется обращаться к толковым словарям русского языка, к специальной справочной литературе.

  Функциональные стили современного русского литературного языка, их взаимодействие

Функциональный стиль – это подсистема литературного языка, которая реализуется в определенной сфере общественной деятельности (например, в сфере науки, делового общения, бытового общения и т.д.) и характеризуется некоторой совокупностью стилистически значимых языковых средств. Термин функциональный стиль подчеркивает, что разновидности литературного языка выделяются на основе той функции (роли), которую выполняет язык в каждом конкретном случае. Именно цели общения диктуют выбор стилистических приемов, композиционной структуры речи для каждого конкретного случая. Функциональные стили неоднородны; каждый из них представлен рядом жанровых разновидностей, например, в научном стиле – научные монографии и учебные тексты, в официально-деловом – законы, справки, деловые письма, в газетно-публицистическом – статья, репортаж и т.п. Каждый функциональный тип речи имеет свои специфические черты, свой круг лексики и синтаксических структур, которые реализуются в той или иной степени в каждом жанре данного стиля.

В соответствии со сферами общественной деятельности в современном русском языке выделяют функциональные стили: научный, официально-деловой, газетно-публицистический, художественный и разговорно-обиходный.

Стили литературного языка, прежде всего, сопоставляются на основе анализа их лексического состава, так как именно в лексике заметнее всего проявляется различие между ними. Закрепленность слов за определенным стилем речи объясняется тем, что в лексическое значение многих слов, помимо предметно-логического содержания, входит и эмоционально-стилистическая окраска. Например: обличье – облик, нехватка – дефицит, потеха – развлечение, переделка – преобразования, плакаться – сетовать. Данные синонимы отличаются друг от друга не по смыслу, а своей стилистической окраской. Первые слова каждой пары употребляются в разговорно-обиходной, а вторые – в научно-популярной, публицистической, официально-деловой речи.

Помимо понятия и стилистической окраски, слово способно выражать чувства, а также оценку различных явлений реальной действительности. Выделяются две группы эмоционально-экспрессивной лексики: слова с положительной и отрицательной оценкой. Например: отличный, прекрасный, превосходный (положительная оценка); скверный, гадкий, отвратительный (отрицательная оценка). Нередко, помимо оценочной, слова включают еще и образную окраску, как, например, в словах, характеризующих человека: богатырь, орел, лев; осел, корова, ворона.

В зависимости от того, какая эмоционально-экспрессивная оценка выражается в слове, оно употребляется в различных стилях речи. Эмоционально-экспрессивная лексика наиболее полно представлена в разговорно-обиходной речи, которая отличается живостью и меткостью изложения. Характерны экспрессивно окрашенные слова и для публицистического стиля. Однако в научном, техническом и официально-деловом стилях речи эмоционально окрашенные слова, как правило, неуместны.

Слова промокашка, сушилка, читалка (вместо промокательная бумага, сушильный аппарат, читальный зал) вполне допустимы в разговорной речи, но они неуместны при официальном, деловом общении. Слова разговорного стиля отличаются большой смысловой емкостью и красочностью, придают речи живость и экспрессивность.

Разговорные слова противопоставляются книжной лексике. К ней относятся слова научного, технического, газетно-публицистического и официально-делового стилей, представленных обычно в письменной форме. Лексическое значение книжных слов, их грамматическая оформленность и произношение подчиняются установившимся нормам литературного языка, отклонения от которых недопустимы.

Сфера распространения книжных слов неодинакова. Наряду со словами, общими для научного, технического, газетно-публицистического и официально-делового стилей, в книжной лексике есть и такие, которые закреплены только за каким-нибудь одним стилем и составляют специфику этого стиля. Например, терминологическая лексика употребляется главным образом в научном и техническом стилях. Ее назначение состоит в том, чтобы дать точное и ясное представление о научных понятиях (например, технические термины – биметалл, центрифуга; медицинские термины – рентген, диабет и др.).

Для публицистического стиля характерны отвлеченные слова с общественно-политическим значением (гуманность, прогресс, миролюбивый, престиж).

В деловом стиле – официальной переписке, правительственных актах, речах – употребляется лексика, отражающая официально-деловые отношения (сессия, решение, постановление, резолюция). Особую группу в составе официально-деловой лексики образуют канцеляризмы: заслушать (доклад), зачитать (решение), препровождать, входящий (номер).

Термины книжная и разговорная лексика являются условными, так как они не обязательно связываются с представлением только об одной какой-либо форме речи. Книжные слова, типичные для письменной речи, могут употребляться и в устной форме речи (научные доклады, публичные выступления и др.), а разговорные – в письменной, (в дневниках, бытовой переписке и т.д.).

К разговорно-обиходной примыкает просторечная лексика, которая находится за пределами стилей литературного языка. Просторечные слова (например: барахло, брехня, глотка, плюгавый и др.) употребляются обычно в целях сниженной, грубоватой характеристики явлений и предметов реальной действительности. В официально-деловом общении эти слова недопустимы, а в обиходно-разговорной речи их следует избегать.

В русском языке имеется большая группа слов, употребляемых во всех стилях без исключения и характерных как для устной, так и для письменной речи. Такие слова образуют фон, на котором выделяется стилистически окрашенная лексика. Их называют стилистически нейтральными. Так, слова идти, много, лицо – стилистически нейтральны, в отличие от их синонимов – брести (разговорное), шествовать (книжное); уйма (разговорное), множество (книжное); морда (разговорное, сниженное), лик (книжное, поэтическое).

В речевой практике может иметь место взаимодействие стилей, проникновение лексических средств, закрепленных за той или иной сферой общественной деятельности в несвойственные им сферы общения. В том случае, если употребление стилистически окрашенного слова в несвойственном ему контексте мотивировано определенной коммуникативной целью (например, создание положительной оценочности высказывания, эффекта наглядности – разумная ценовая политика, гибкая система скидок (официально-деловая речь), оно является оправданным, усиливает воздействующую силу высказывания. Если же стилистически окрашенное слово используется в чуждой для него сфере общения без определенной коммуникативной цели, такое употребление квалифицируется как стилистическая ошибка (например: областной форум тружеников животноводческих ферм; задействовать человеческий фактор (официально-деловая речь).

Как отмечают специалисты, всякое употребление может быть правильным, если оно обусловлено характером сферы общения, традицией отбора речевых средств разными категориями носителей языка (физиками, журналистами, поэтами, моряками, шахтерами, дипломатами и т.п.). Именно поэтому даже то, что противоречит нормам общелитературной речи, может находить функционально оправданное применение и выступать как показатель своеобразия формы общения. Например, стилистически значимы и допустимы в профессиональной речи словосочетания, находящиеся за пределами общелитературных норм: компас, на-гора, отдать концы, торта, эфиры, цементы и др.

Итак, стили литературного языка обслуживают определенные сферы человеческой деятельности, являются социально обусловленными. Они взаимодействуют друг с другом и выступают как формы существования языка.

  Научный стиль и его особенности

Сфера научного общения отличается тем, что в ней преследуются цели наиболее точного, логичного, однозначного выражения мысли.

Ведущее положение в научном стиле занимает монологическая речь. Речевыми жанрами, воплощающими этот стиль языка, являются научные монографии, научные статьи, диссертационные работы, различные жанры учебной, научно-технической, научно-популярной литературы; научные доклады, лекции.

В большинстве случаев научный стиль реализуется в письменной форме речи. Однако с развитием средств массовой коммуникации, с ростом значимости науки в современном обществе, увеличением числа различного рода научных контактов, таких, как конференции, симпозиумы, семинары, возрастает роль устной научной речи.

Основными чертами научного стиля являются точность, абстрактность, логичность и объективность изложения. Именно они формируют этот функциональный стиль, определяют выбор лексики, используемой в произведениях научного стиля.

Требование точности научной речи предопределяет такую особенность словаря научного стиля, как терминологичность. В научной речи активно используется специальная и терминологическая лексика. В последнее время возросла роль международной терминологии (особенно это заметно в экономической сфере, например, менеджмент, спонсор, секвестр, риэлтер и проч.). Возрастающая роль интернационализмов в терминологической лексике свидетельствует, с одной стороны, о тенденции к международной стандартизации языка науки, а с другой – является показателем «отстраненности» средств научного стиля от общеупотребительной лексики языка. Научный стиль не обладает свойством общедоступности. Однако это не означает правильности обратного утверждения: «чем непонятнее, тем научнее». Псевдонаучный стиль изложения, не подкрепленный информативностью, является недостатком речи.

Особенностью использования лексики в научном стиле является то, что многозначные стилистически нейтральные слова употребляются в научном стиле не во всех своих значениях, а только, как правило, в одном. Например, из четырех основных значений глагола видеть, отмечаемых словарями, в научном стиле реализуется значение «сознавать, понимать». Например: Мы видим, что в трактовке этого явления ученые расходятся. Употребление в одном, становящемся терминологическим, значении характерно и для других частей речи, например, существительных, прилагательных: тело, сила, движение, кислый, тяжелый и т.п.

Стремление к обобщению, абстракции проявляется в научном стиле в преобладании абстрактной лексики над конкретной. Весьма частотными являются существительные с абстрактными значениями типа: мышление, перспективы, истина, гипотеза, точка зрения, обусловленность и под.

Лексический состав научного стиля характеризуемся относительной однородностью и замкнутостью, что выражается, в частности, в меньшем использовании синонимов. Объем текста в научном стиле увеличивается не столько за счет употребления различных слов, сколько за счет многократного повторения одних и тех же.

В научном функциональном стиле отсутствует разговорная и просторечная лексика. Этому стилю в меньшей степени свойственна оценочность. Оценки используются, чтобы выразить точку зрения автора, сделать ее более понятной, доступной, пояснить мысль, и в основном имеют рациональный, а не эмоционально-экспрессивный характер. Научному стилю речи чужда эмоционально-экспрессивная окрашенность, поскольку она не способствует достижению точности, логичности, объективности и абстрактности изложения. Не только неуместно, но и комично звучат высказывания типа: «-Бесподобный метод интегрирования…»; «Интеграл ведет себя вполне прилично…»; «Решение задачи дрожало на кончике пера…». Однако, как отмечают ученые, в некоторых жанрах научной речи, таких, например, как: полемические статьи, лекции, научно-популярные доклады могут встречаться экспрессивные средства языка, используемые как средство усиления логической аргументации.

В научном стиле речи максимально демонстрируется отстраненность автора, объективность излагаемой информации. Это выражается в использовании обобщенно-личных и безличных конструкций, например: считается, известно, есть основания полагать, предположительно, можно сказать, следует подчеркнуть и т.п.

Стремление к логичности изложения материала в научной речи обусловливает активное использование сложных предложений союзного типа, в которых отношения между частями выражаются однозначно, например: Иногда достаточно провести 2–3 занятия, чтобы восстановить плавную речь. Наиболее типичными сложноподчиненными предложениями являются предложения с придаточными причины и условия, например: «Если плохо работает предприятие или какое-то его структурное подразделение, то это значит, что здесь не все в порядке с менеджментом».

Цели подчеркнуто логичного изложения мысли служит также употребление вводных слов, из которых особенно широко в научном стиле представлены вводные слова, обозначающие последовательность сообщений, а также степень достоверности и источник информации: во-первых, во-вторых, наконец; конечно, по-видимому, как утверждают…, согласно теории и т.п.

Отличительной особенностью письменной научной речи является то, что тексты могут содержать не только языковую информацию, но и различные формулы, символы, таблицы, графики и т.п. В большей степени это характерно для текстов естественных и прикладных наук: математики, физики, химии и др. Однако практически любой научный текст может содержать графическую информацию; это одна из характерных черт научного стиля речи.

Обобщая отличительные особенности научного стиля, прежде всего его лексического состава, можно сказать, что он характеризуется: 1. Употреблением книжной, нейтральной и терминологической лексики. 2. Преобладанием абстрактной лексики над конкретной. 3. Употреблением многозначных слов в одном (реже двух) значениях. 4. Увеличением доли интернационализмов в терминологии. 5. Относительной однородностью, замкнутостью лексического состава. 6. Неупотребительностью разговорных и просторечных слов; слов с эмоционально-экспрессивной и оценочной окраской. 7. Наличием синтаксических конструкций, подчеркивающих логическую связь и последовательность мыслей.

  Официально-деловой стиль, сфера его функционирования, жанровое разнообразие

Официально-деловой стиль обслуживает сферу административно-правовой деятельности. Он удовлетворяет потребность общества в документальном оформлении разных актов государственной, общественной, политической, экономической жизни, деловых отношений между государством и организациями, а также между членами общества в официальной сфере их общения. Официально-деловой стиль реализуется в текстах различных жанров: устав, закон, приказ, жалоба, рецепт, заявление, а также в различного рода деловых жанрах: объяснительная записка, автобиография, анкета, резюме и др. Жанры официально-делового стиля выполняют информационную, предписывающую, констатирующую функции в различных сферах деятельности. В связи с этим основной формой реализации этого стиля является письменная.

Общими стилевыми чертами официально-деловой речи являются: 1) точность изложения, не допускающая возможности инотолкования, детальность изложения; 2) стереотипность, стандартность изложения; 3) долженствующепредписывающий характер изложения. Кроме того, специалисты отмечают такие черты официально-делового стиля, как официальность, строгость выражения мысли, а также объективность и логичность, которые свойственны и научной речи. Названные черты официально-делового стиля отражаются не только в системе языковых средств, но и неязыковых способах оформления конкретных текстов: в композиции, рубрикации, выделении абзацев, т.е. в стандартизированном оформлении многих деловых документов.

Систему официально-делового стиля составляют языковые средства трех типов: 1) имеющие соответствующую функционально-стилевую окраску (лексика и фразеология), например: истец, ответчик, протокол, должностная инструкция, поставка, предоплата, удостоверение личности и др.; 2) нейтральные, межстилевые, а также общекнижные, языковые средства; 3) языковые средства, нейтральные по своей стилистической окраске, но по степени употребительности в официально-деловом стиле ставшие его «приметой», например: ставить вопрос, выразить свое несогласие.

Многие глаголы, употребляемые в официально-деловой речи, содержат тему предписания или долженствования: запретить, разрешить, обязать, указать, назначить и под. Отмечается высокий процент употребления глаголов в форме инфинитива, что также связано с предписывающей функцией официально-деловых текстов. Глагольная форма обозначает не постоянное или обычное действие, а действие, которое законом предписывается произвести в определенных условиях, например: Обвиняемому обеспечивается право на защиту.

При назывании лица в официально-деловом стиле чаще всего употребляются имена существительные, обозначающие лицо по признаку действия или отношения, что призвано точно обозначить «роли» участников ситуации: истец, ответчик, заявитель, квартиросъемщик, наниматель, исполнитель, опекун, усыновитель, свидетель и т.д. Существительные, обозначающие должности и звания, употребляются в форме мужского рода и в том случае, когда они относятся к лицам женского поля: работник милиции Смирнова, ответчик Прошина и пр. Для деловой речи характерно использование отглагольных существительных и причастий: прибытие транспорта, предъявление претензий, обслуживание населения, пополнение бюджета; данный, указанный, назначенный.

В официально-деловом стиле имеет место тенденция к сокращению числа значений слов, к однозначности используемых слов и словосочетаний, стремление к терминологизации речи. В текстах данного стиля даются точные определения либо пояснения используемых терминов (терминологических сочетаний) в том случае, если они не являются общеупотребительными, например: Недопоставка вызвана форс-мажорными обстоятельствами (ливневыми дождями размыло подъездные пути).

Многие из слов официально-делового стиля имеют антонимические пары, например: права – обязанности, действие – бездействие, оправдательный – обвинительный, правовой – противоправный. Синонимы употребляются в незначительной степени и, как правило, принадлежат одному стилю: снабжение = поставка-обеспечение; платежеспособность = кредитоспособность; износ = амортизация; ассигнование = субсидирование и др.

Типичными для делового языка являются сложные слова, образованные от двух и более слов: квартиросъемщик, работодатель, материально-технический, ремонтно-эксплуатационный, вышеуказанный, вышеназванный и т.п. Образование таких слов объясняется стремлением делового языка к точности передачи смысла и однозначности толкования. Этой же цели служат устойчивые сочетания типа: пункт назначения, налоговая декларация, акционерное общество, жилищный кооператив и проч. Однотипность подобных словосочетаний и их высокая повторяемость приводят к клишированности используемых языковых средств, что придает текстам официально-делового стиля стандартизированный характер.

Официально-деловая речь отражает не индивидуальный, а социальный опыт. Вследствие этого лексика данного стиля отличается обобщенностью значений, т.е. на передний план выдвинуто типичное в ущерб индивидуальному, своеобразному, конкретному. Для официального документа важна юридическая сущность, поэтому предпочтение отдается родовым понятиям: например: прибыть (приехать, прилететь, прийти), транспортное средство (автобус, самолет, поезд), населенный пункт (город, деревня, поселок) и т.д.

Из синтаксических конструкций, имеющих окраску официально-делового стиля, отмечают словосочетания, включающие сложные отыменные предлоги: в части, по линии, на предмет, во избежание, а также сочетания с предлогом по и предложным падежом, выражающее временное значение: по возвращении, по достижении.

Деловой речи свойственны безличность изложения и отсутствие оценочности. Имеет место беспристрастная констатация, изложение фактов в логической последовательности. Поэтому 1‑е лицо допустимо только в ограниченном числе ситуаций, когда устанавливаются правовые отношения между частным лицом и организацией или государством, например при оформлении различного рода доверенностей, при заключении трудового соглашения и т.п.

Итак, точность, однозначность и стандартизация используемых средств – основная особенность официально-делового стиля речи.


Публицистический стиль

Публицистический стиль (лат. publicus – общественный) – исторически сложившаяся функциональная разновидность литературного языка, обслуживающая широкую сферу общественных отношений: политических, экономических, нравственно-этических, культурных, религиозных и др. Этот стиль широко используется в общественно-политической литературе, периодической печати (газеты, журналы), радио- и телепередачах, документальном кино, в публичных выступлениях (речь на митинге, выступление на собрании, торжественном мероприятии, в зале суда и др.).

Наибольшее распространение в рамках публицистического стиля получила его газетная разновидность, поэтому в лингвистической литературе его нередко называют газе тно – публицистическим.

Первые русские произведения публицистического характера появились очень давно. Это, например, «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона (XI в.); обличительные произведения выдающегося писателя Максима Грека, памфлеты известного публициста Ивана Пересветова, знаменитая переписка царя Ивана Грозного с князем Курбским (XVI в.); сочинения Г.К. Котошихина, подьячего Посольского приказа, участника переговоров со Швецией (XVII в.) и др. Дальнейшее развитие публицистического стиля происходило в XVIII веке в связи с появлением первой русской печатной газеты «Ведомости» (1703) и созданием ряда журналов. Окончательно публицистический стиль оформился в XIX веке (А.Н. Радищев, Н.И. Новиков, П.Я. Чаадаев, В.Г. Белинский, Н.К. Михайловский, В.С. Соловьев, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский и др.). Яркими публицистами XX века были А.М. Горький, А.Н. Толстой, Л.М. Леонов, К.М. Симонов и многие другие.

Исследователи выделяют две основные функции публицистического стиля – информативную (сообщение, передача новой информации) и воздействующую (оказание убеждающего влияния на адресата, агитация, пропаганда). Цель публицистического текста – оказать желаемое воздействие на разум и чувства читателя, слушателя, настроить его определенным образом.

Для публицистического стиля характерны оценочность, призывность (побудительность) и полемичность. Это отличает его от других стилей литературного языка, например, научного и официально-делового.

Лингвисты описывают основные признаки публицистического стиля. К ним относятся:

1. Употребление стандартных, клишированных средств языка (играть роль, рынок ценных бумаг, непредсказуемые последствия, курс реформ, работники прилавка и др.). Использование стереотипных речевых формул облегчает процесс коммуникации. Как подчеркивает крупный специалист в области литературного языка В.В. Виноградов, «большинство людей говорит и пишет с помощью готовых формул, клише».

2. Активное использование экспрессивных, выразительных, эмоциональных речевых средств, создание тропов и стилистических фигур, применение логико-композиционных форм и приемов (заголовки, чередование повествования, описания и рассуждения, введение разных типов чужой речи и т.д.).

3. Широкое разнообразие употребляемой лексики и фразеологии. В публицистическом стиле часто встречается общественно-политическая лексика (администрация, правительство, депутаты, кандидаты, избиратели, власть и др.), заимствованные слова (президент, презентация, рейтинг, спонсор, клип, брифинг, саммит, коррупция, маркетинг, вице-премьер и др.). Значительную часть составляют общелитературные слова и различные термины (экономические, политические, философские, военные, спортивные, литературы и искусства и т.д.), которые в определенном контексте переосмысливаются и получают публицистическую окраску (мобилизация резервов, накладка, оснастка, финишная прямая, дан старт, агония, зажим и др.).

4. Совмещение слов, относимых, с одной стороны, к высокой, книжной лексике (отчизна, родина, патриотизм, претворять, гражданственность, свершения, созидание, помыслы и др.), с другой – к разговорной, сниженной, просторечной, даже жаргонной лексике (баксы, беспредел, кайф, тусовка, кинуть, отстегивать, замочить, за бугром, крутой, разборка и др.,).


Информация о работе «Русский язык и культура речи»
Раздел: Иностранный язык
Количество знаков с пробелами: 426259
Количество таблиц: 1
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
13469
0
0

... . Задача ученых установить, какие проявления языкового вкуса соответствуют/не соответствуют основным процессам, тенденциям эволюции конкретного современного литературного языка, действующей системе литературных норм и динамике ее развития. Учение о культуре речи оценивает речевые факты, устанавливая степень их нормативности, уместности употребления в данной речевой ситуации, мотивированности их ...

Скачать
41676
1
1

... в современной речевой практике; способствует совершенствованию современного русского литературного языка с учётом многообразных общественных функций. 2. Культура речи и ее влияние на этику общения 2.1 Характеристика понятия "культура речи" Речь - это деятельность общения - выражения, воздействия, сообщения - посредством языка, форма существования сознания (мыслей, чувств, переживаний) ...

0 комментариев


Наверх