Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. НЕОЛОГИЗМЫ В РОМАНЕ Р. КЕНО «ЗАЗИ В МЕТРО»

1.1. Неологизмы и их лингвистический статус в работах отечественных лингвистов, французских лексикологов

1.2. Понятие неологизмов в современной лингвистической литературе

1.3. Некоторые способы образования неологизмов

1.4. Развитие словарного состава современного французского языка

1.5. Свойства речевых неологизмов

1.6. Стилистически окрашенные модели и их окказиональные варианты

ГЛАВА II. НОВООБРАЗОВАНИЯ КАК ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ФАКТ РЕЧИ ПИСАТЕЛЯ (Р. КЕНО)

2.1. Неологизмы как проявление языковой игры

2.2. Ненормативность на лексико-семантическом уровне в романе Р. Кено «Зази в метро»

2.2. Ненормативность на лексико-семантическом уровне

2.2.1. Фонетическое письмо

2.2.2. Словосложение. Неологизмы, образованные словосложением

2.2.3. Грамматические деформации в тексте

2.2.4. Морфологическое словообразование

2.2.5. Заимствование

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ


ВВЕДЕНИЕ

В последние годы многие лингвисты обращаются к проблемам недавно возникшего направления в отечественной лингвистике – неологии. Это связано со стремительным развитием науки и техники, расширением международных контактов, значительными социально-политическими и экономическими преобразованиями, происходящими в современном мире. Подобный интерес к неологии объясняется тем, что процессы словообразования постоянно требуют дальнейшего научного исследования, теоретического осмысления и классификации.

Согласно Лингвистическому энциклопедическому словарю [ЛЭС, 2002], новые слова ежегодно десятками тысяч появляются в прессе, и их изучение порождает новые теории, подходы и методики исследования.

Проблемы неологии получили широкое освещение в отечественной лингвистике. Процессы словообразования, пополнения лексикографических источников нашли свое отражение в работах таких российских ученых, как А.А. Потебня, М.М. Покровский, Ф.И. Буслаев, В.Г. Гак, В.Г. Костомаров.

Однако не сформулировано однозначное определение понятия «неологизм», не выявлены причины возникновения неологизмов в различных языках, не существует их четкой классификации. Исследование дает представление о словотворческих потенциях системы языка. Несмотря на значительное количество работ, посвященных анализу окказиональных единиц, вопрос функционирования неологизма в художественном тексте и языке прессы, его роль в структурной и концептуально-смысловой системе текстового целого, систематизации окказионального слова в тексте является недостаточно изученным, что обусловило выбор темы дипломной работы.

Актуальность темы дипломной работы определяется следующими факторами:

– в научной литературе отсутствует четкое определение статуса и понятия неологизмов, не представлена их общепринятая классификация;

– процессы образования новых слов в языке требуют новых методик исследования, теоретического осмысления, точной систематизации и классификации;

– необходимость изучения стилистических особенностей окказиональной лексической единицы и смыслообразующих свойств в тексте, обусловленных их функционированием, формальной и содержательной структурой;

– анализ функционирования окказиональных лексических образований в романе Р. Кено «Зази в метро» (авторских неологизмов) и их роли в смысловом развертывании с когнитивно-функциональной точки зрения.

- широкое распространение индивидуальных неологизмов в произведении Р. Кено « Зази в метро».

В качестве предмета изучения рассматриваются процессы функционирования окказиональных лексических единиц в роме Р. Кено «Зази в метро».

Эта работа основывается на следующих положениях, доказанных в научной литературе:

1. неологизация представляет собой комплексный феномен, отражающий этап развития языка на лексическом и фразеологическом уровнях, социальные преобразования, ценностные доминанты (В.Г. Костомаров, Т.В. Максимов, Е.В. Сенько).

В основу данной дипломной работы положены следующие методы, позволяющие осуществить комплексный подход в изучении лексической и фразеологической неологизации в художественном тексте на базе романа Р. Кено и в языке прессы:

– контекстуальный анализ;

– описательный метод (наблюдение, обобщение);

Данное исследование имеет следующую структуру: работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, списка источников, словарей.


ГЛАВА I. НЕОЛОГИЗМЫ В РОМАНЕ Р. КЕНО «ЗАЗИ В МЕТРО»

 

1.1 Понятие неологизмов во французской и отечественной лингвистике

Лексический состав языка не только теряет определенные слова и их группы в связи с устареванием по тем или иным причинам, но и интенсивно пополняется новыми словами. Этот непрерывный процесс создания нового лексического материала следует рассматривать в неразрывной связи с происходящими в различных сферах событиями.

Последние 10-15 лет характеризуются существенными историческими изменениями во Франции и в России: в менталитете, в социальной, научной, правовой и культурной областях. Все это отразилось на словарном составе, в котором за этот период появилось много новых лексических единиц.

Многие из них, как отмечает В.И. Максимов [Современный русский литературный язык. – М., 2003], раньше отсутствовали не только в литературном языке, но и в других стилях русского языка. Подобные лексические единицы принято называть неологизмами.

Серия слов, образованных из греческих корней neos (новый) и logos (слово, наука), закрепляются во французском языке в 18 веке. Исторические свидетельства, которыми располагают ученые, не соответствуют логике деривации: прилагательное «неологический» появляется в 1726 году, существительное «неологизм» – в 1734 г., «неология – в 1758.

Необходимо отметить, что в предыдущие столетия во французском языке прослеживались тенденции, впоследствии способствовавшие возникновению неологизмов. Характерной чертой в развитии словарного состава литературных произведений 17 века, по сравнению с предыдущим, является сокращение большого количества слов. Это было связано не только с влиянием теории пуризма, но и письменно-литературного языка 16 века, не употреблялись в разговорной литературной речи или как чуждые лексической системе французского языка, как ненужные и чуждые лексической системе французского языка, поэтому отмирали.

В разговорной литературной речи утрачивались многие устаревшие слова:

– boucon (morceau emрoiusonné), cheoir, conquester, debord, delecter, eprendre, gaber, inde (couleur bleue).

Большую работу проводили теоретики языка 17 веке в области уточнения значения слов. Например, слово entrevue могло употребляться только для встречи в будущем; fermeté – для определения характера, но не для стиля; fardeau и charge – не должны были употребляться в одном предложении [История французского языка 1976: 292-299].

В 17 веке была образована Французская Академия – государственный орган, одной из задач которого являлся контроль над неологизмами.

В то время неологизмами считались те слова, употребление которых разрешалось.

Поэтому быстрое развитие науки, технологии в послевоенное время вынудило многих ученых-лингвистов контролировать неологию, и бороться против спонтанной неологии.

Официальная деятельность по распространению новых слов французского языка говорит о контроле над неологией. С 1970 годов во Франции действует официальная неология, задачей которой является прекратить засилие англицизмов в рамках растущих потребностей.

Если не представляет особого труда дать неологизмам морфологическую характеристику, их новизна ставит гораздо больше вопросов перед учеными.

Во французской лингвистике вопрос о том, какое слово считать неологизмом, остается неразрешенным. Неологизм не является психолингвистическим понятием. Это понятие затрагивает только уровень языка.

Неологизм определяется ощущением новизны и повторяемостью слова.

Для некоторых французских лингвистов вопрос состоит в том, чтобы определить изучение неологизмов по отношению к направлениям Соссюра. В диахронии любая единица была неологизмом: лексика образуется только из неологизмов, которые прижились в языке. В синхронии мы сталкиваемся с единицами функционально современными.

Невозможно одинаково описывать единицу в ее функционировании в начале 20 века и сейчас: она соотносится с другими реалиями и получает иное применение, имеет другие синонимы, антонимы. Естественно, что изначально неология является фактом речи: язык может обновляться. Только включая новинки, случайно появившиеся в речи, чье распространение окажет влияние на язык.

Речь пойдет о лексемах. Они будут простые, сложные и составные. Простой критерий новизны исключает морфологический уровень или предложение. Трудно говорить, что относится к суффиксу -tique, недавно появившимся и распространенным. Неологизм распространяется между этими двумя уровнями: морфемой и синтагмой. Простая лексема может совпадать с морфемой: radio, télé. Для неологизма характерен тот редкий случай, когда лексемы никогда не бывают простыми. Следует четко различать сферу иностранных форм от грамматики языка. Поскольку эти формы непредсказуемы и не мотивированы: это касается как заимствований, так и аббревиатур. Неологизмы могут быть лексическими единицами, разнообразными по форме, так как виды неологического словопроизводства выражаются через морфологические тенденции: короткие неологизмы лицом к тенденции к мотивированным синтагмам.

Эти тенденции могут быть проиллюстрированы в терминологических источниках:

1) они заимствуют мономорфемы, полисемичные в английском языке (spot – существительное и глагол и в роли существительного оно обозначает знак, пятно, отметку (определенное место), чтобы превратить их в специальные единицы: spot, clip (видео), gop и nich (генетика).

2) используют многочисленные сокращения;

3) они прибегают к синтагмам.

На практике, понятие неологии соответствовало опыту описания лексики в период его зарождения. В 18 веке Дефонтен расширял поле неологизмов путем субъективного суждения, основанного на интуиции предположения. Лексикографические описания и проведенные исследования позволяет предоставить точные даты создания, появления, распространения новых слов.

Понятие неологизма с лингвистической точки зрения нужно для определения и изучения синхронического среза, представляющего значительный интерес для исследования. Вопрос кода и этого среза относится к внутриязыковой неологии: заимствования в техническом, географическом использовании по отношению к использованию для данной синхронии.

На практике определение положения неологизмов происходит путем использования метода исключения. Неологическими рассматриваются единицы, которые не зафиксированы в существующих словарях, приложениях.

Для этого служит множество информационных источников, так как словари общелитературного языка многочисленны.

В случае со словарями экономических терминов записаны те неологизмы, которые широко употребляемы в обществе. Среди слов, которые недавно вошли в словари употребительной лексики Petit Larousse напечатан в издании 1997 года термин - киберпространство, разговорное значение dejanter, gonfler. Petit Robert зафиксировал 3 слова – docudrame, sandwicherie, reality show. Издания Hachette, Robert зафиксировали использование глагола seriner и выражений nains de jardin, serveurs de donnees, cours de grands, vide grenier, café-noisette. Следовательно, французский язык в 21 веке далек от обновления только из одного источника.

Лингвисты предлагают разные классификации неологизмов в зависимости от подхода к определению новых слов.

Понятие неологизм является общим термином для обозначения всех видов новой лексики. Под общеязыковыми неологизмами понимают новые слова, которые появляются в языке в связи с появлением новых понятий. Следующий класс новой лексики составляют окказионализмы или авторские новообразования. Они делятся на лексические и семантические окказионализмы. Лексические окказионализмы представляют собой морфологически новые слова, не отмеченные ни в одном из источников. Разновидностью лексических окказионализмов являются потенциальные слова, не имеющие стилистической окраски. Многочисленным классом лексики являются семантические окказионализмы – узуально существующие слова с контекстуальным образным значением.

Между развитием и изменением в отборе средств выражения в речевых стилях изложения и эволюции словарного состава современного французского языка существует постоянная связь. Не только вновь появившиеся средства выражения и стилистические неологизмы интересуют стилистов, но и появление новых лексических единиц, постепенное отмирание архаизмов, роли историзмов в речевых ситуациях. Источником обогащения словаря принято считать появление новых слов, обозначающих новые понятия, явления, предметы, изменение условий, словом все то, что несет с собой прогресс и достижение науки и техники. Без нового значения неологизм не может появиться и войти в словарный состав языка. Новое значение неотделимо от формы, новые понятия, явления, предметы находят свое лингвистическое отражение в языке. Общеизвестно, что неологизмы проникают в язык следующими путями: через аффиксальное словообразование, словосложение, конверсию, переносное значение. Неологизмы настоящей эпохи чаще всего обогащают терминологическую лексику и относятся к словам с точным номинативным значением. С точки зрения внешней формы наименования могут представлять собой простое слово (в том числе и образованное путем конверсии, а также заимствований – перехода из одной части речи в другую), производное слово, сложное слово и словосочетание. Роль этих структурных типов при обозначении понятий определяется тем, насколько развиты в языке средства словообразования.

Ученые, анализирующие систему французского языка, указывают различные мнения по поводу словообразования в этом языке. Ряд лингвистов отстаивают точку зрения о том, что французский язык теряет способность создавать новые слова. Некоторые факты как будто подтверждают это: выпали многие производные слова, бывшие в старофранцузском; ряд понятий, выражаемых в других языках одним словом, во французском языке обозначаются только словосочетаниями. Однако нельзя не согласиться с иным подходом, намеченным А. Миттераном, что проблема жизненности французского словообразования – надуманный вопрос, который нельзя рассматривать абстрактно. Как только исследователи обращаются к конкретным фактам языка, к живой разговорной речи, к языку прессы, к терминологии разных отраслей знаний обнаруживается жизненность и высокая продуктивность многих моделей образования. Но не только поэты и журналисты придумывают новые слова. По данным Ларусса Жан Дюбуа исследовал изменения во французской суффиксации за 55 лет.

Много производных слов выпало из живого употребления, но при этом список новых слов немного расширился, некоторые суффиксы утратили жизнеспособность, на их место пришли другие. В целом суффиксация жизнеспособна в последнее десятилетие во французском языке. Причем особенно много неологизмов возникает в науке, технике, печати и рекламе.

Как известно, лексический состав языка не только теряет определенные слова и их группы в связи с устареванием, по тем или иным причинам, но его интенсивно пополняют новые слова. Этот непрерывный процесс создания нового лексического материала следует рассматривать в неразрывной связи с происходящими в различных сферах событиями. Последние 10-15 лет характеризуются существенными историческими изменениями в мире. Так в целом во Франции и в России эти изменения коснулись политической, экономической системы, менталитета народа в социальной, научной, правовой и культурной областях.

Все это самым непосредственным образом отразилось на словарном составе, в котором за этот период появилось много новых лексических единиц. Причем, многие из них раньше отсутствовали не только в литературном языке, но и в других ответвлениях языка (социальных и территориальных диалектах, функциональных стилях).

Подобные лексические единицы принято называть неологизмами.

Проблемы отечественной неологии получили достаточно широкое освещение в отечественной лингвистике. Российское языкознание 19 столетия представило благодатную почву для развития неологии во второй половине 20 века.

Следует отметить, что в своих трудах исследователи обращаются к отдельным моментам данной науки, изучая процессы неологизации на одном из языковых уровней, не затрагивая систему языка в целом.

Одной из фундаментальных проблем теории неологии является вопрос о критериях выделения новых слов. Субъективную сторону в решении данной проблемы легко заметить в самом определении термина неологизм. Почти все формулировки, которые предлагают отечественные исследователи, сводятся к следующему: само понятие лексический неологизм, отражая сложную внутреннюю динамику лексики языка, может констатировать лишь временное положение того или иного слова в ее составе.

Мы согласны с утверждением Н.З. Котеловой, что предпринятые в лингвистике попытки определить понятие нового слова дали во многом несовпадающие результаты.

В современном языкознании обозначились 4 взгляда на природу неологизма.

Во-первых, новое слово понимается как стилистическая категория, причем главным критерием считается ощущение новизны при восприятии слова. Во-вторых, неологизмами считаются слова, обозначающие новую реалию, возникшие для такого обозначения, появившиеся в связи с ростом науки, техники. В-третьих, некоторые лингвисты считают неологизмами только те слова, которые не отмечены словарями. В-четвертых, в словарях можно также встретить очень простые определения неологизма.

Как правило, подобные определения оцениваются в качестве тавтологических. Признавая их в целом верными, необходимо отметить, что в этих определениях присутствует малосодержательность и неполноценность, поскольку понятие неологизма исторично и относительно, в чем и заключается специфика данного лингвистического феномена. Установление и ограничение эмпирической области объектов, охватываемых понятием неологизма, зависит от параметров-конкретизаторов, снимающих относительность и абсолитирующих свойство новизны. По мнению цитируемого лингвиста, «первым и основным определением является конкретизация по параметру «время».

Неологизмы представляют собой новые слова какого-либо периода по отношению к какому-нибудь из предшествующих временных отрезков, то есть это слова какого-либо периода, которых не было в предшествующий период».

Аналогичной точки зрения придерживается Е.В. Сенько, которая выделяет в современной отечественной неологии два основных направления: 1) исследование специфики обновления словарного состава языка (неологизм как объект неологии),

2) выявление и изучение проблематики, связанной с лексикографированием неологизмов (неологизм как объект неографии). Интерес к стилистической роли неологизма проявился в последние годы и выражается в поиске роли неологизма в создании специальных стилистических эффектов.

Нам представляется целесообразным исследовать процессы, сопровождающие период существования неологизма в языке, исходя из функции, которую выполняет изучаемое слово в рамках контекста. Схематически этот период можно изобразить следующим образом: момент «рождения», период функционирования, момент «смерти». Если какое-либо слово в определенном тексте выполняет стилистическую функцию «новизны» и, будучи употребленным, в данном контексте, имеет инновационную окраску, подобная лексическая единица может уже с полным правом считаться неологизмом. В связи с этим возникает второй фундаментальный вопрос: как достоверно определить, действительно ли слово, которое нам представляется неологизмом, функционирует в данном контексте в качестве инновационной единицы? Чувствует ли реципиент ту самую «свежесть» и необычность, о которых писал. А.А. Реформатский? [Реформатский 2001]

Большинство исследователей предпочитают анализировать неологизмы и давать им свое определение, опираясь на понимание данного явления со стороны получателя информации. Другими словами, проводится исследование неологической лексики, в качестве критерия принимается точка зрения реципиента, и именно от его мнения зависит, будет ли слово считаться неологизмом или нет. В качестве основополагающего большинство исследователей ставят хронологический критерий. Нам же представляется важным изучение неологизма не со стороны читателя и слушателя, а со стороны непосредственно его «автора», то есть, ученого, журналиста, литератора, вводящего в обиход новое слово.

Схематически эти две точки зрения можно противопоставить следующим образом:

Хронологический признак (с точки зрения получателя информации, реципиента) – период функционирования – момент «смерти». Функциональный и стилистический признак с точки зрения автора, создателя неологизма- момент «рождения» – период функционирования. Отсюда вытекает понимание данного лингвистического явления: неологизмом является слово, которое, будучи употребленным, в определенном контексте, несет стилистическую функцию инновативности; которое автор текста, где оно употреблено намеренно использует, ставя своей целью вызвать у читателя ту самую «свежесть» и необычность, о чем пишет в своем определении неологических единиц А.А. Реформатский. Данная формулировка требует необходимого теоретического обоснования. Прежде чем приступить к нему, следует вспомнить о том факте, что все существующие в языке неологизмы делятся на два больших класса: общеязыковые (или просто языковые) и авторские (индивидуально-авторские, индивидуально-стилистические окказионализмы).

Для данного исследования большую роль играют именно авторские неологизмы. Если говорить об авторских неологизмах, окказионализмах, то в таком случае наше определение представляется обоснованным, поскольку этот вид неологической лексики, исходя из самой сути данного явления, обязательно требует для своего отражения авторской интонации, передает желание сообщить тексту необычность звучания, свой индивидуальный стиль. Другими словами самим своим появлением такой вид неологизмов обязан стремлению автора создать или выразить свой собственный взгляд на явление, объект, признак. Если говорить о графическом выражении и оформлении подобных лексических единиц, то здесь существует несколько способов: использование курсива, кавычек, необычного шрифта.

В качестве уточняющих элементов могут служить сноски и комментарии, использование синонимичных выражений, приводимых в скобках. Все это свидетельствует, на наш взгляд, о том, что слово, использованное автором в тексте, предлагается им самим впервые или же автор полагает, что оно является еще недостаточно знакомым для читателя, данного текста. Гораздо труднее обосновать использование автором общеязыковых неологизмов. Целесообразной можно считать следующую методику: в текстах, где употреблено слово, которое представляется неологизмом, можно попытаться заменить неологизм на соответствующий синоним из общеупотребительного языка. Если при этом не утратится первоначальная семантика соответствующего предложения, то на основании этого можно сделать вывод, что использование автором неологизма в данном тексте представляет собой один из многочисленных стилистических приемов. Для этого исследователем Г.А. Злотиным предлагается термин «некорректный неологизм».

Определенную роль в исследовании стиля текста могут также сыграть словари неологизмов, предлагаемые многими лингвистами – неологами. Слово как единица языка представляет собой единство означающего и означаемого, единое материально-идеальное образование, которое служит средством материализации и номинации, отраженных в сознании человека - объекта действительности. Сложность и многогранность смыслового содержания слова определяют универсальный характер словесного знака и его полифункциональность.

В своем анализе мы исходим из традиционно выделяемых в слове функций: номинативной, прагматической и стилистической (экспрессивного выражения и эмоционального воздействия). Каждая из них может оказаться ведущей для определенных типов словесных знаков. Номинативная и сигнификативная функции представляют по своему содержанию две стороны одного явления знаковой репрезентации слова как дискретной единицы языковой системы и характерны для номинативных словесных знаков. Стилистическая функция, наряду с номинативной и сигнификативной, присуща стилистически маркированной лексике, имеющиеся в словарном составе любого языка. Коммуникативная и прагматическая функции выступают как ведущие у словесных знаков, актуализируемых в речи.

Сложность смысловой структуры слова и полифункциональность словесного знака не противоречит тому факту, что первопричиной возникновения и развития языка, фактором, обуславливающим и определяющим бытие языка, является коммуникация, а сущность языка определяется тем, что он является единственным репрезентантом человеческого мышления и сознания. Если понимать под коммуникацией передачу с помощью языковых средств всех типов информации, в том числе мыслительной и стилистической, то справедливо признать, что коммуникативная информация в целом представляет собой органический и единый объект, а коммуникативная функция является основной и определяющей в использовании языка как средства всех типов общения [Шарадзелидзе, 1975]. Уникальным свойством естественного человеческого языка является его способность двукратной репрезентации, двойного означивания объектов окружающей действительности, (в языковой системе и речи). Именно это свойство представляет основу его способности формировать бесконечное множество высказываний; рациональных оценок.

«Несомненно – писал Л. Щерба, – при говорении мы часто употребляем формы, которые не слышали от данных слов, производим слова, не предусмотренные никакими словарями, сочетаем слова, хотя и по определенным законам их сочетания, но зачастую самым неожиданным образом». Если принять за исходное, что в основе практически безграничных возможностей употребления слов в речи в их непрямой функции лежат явления, связанные с тенденцией развития языка и заложенные в самом языке, становится возможным поставить задачу определения основных закономерностей, основных способов и средств формирования различных типов окказиональных номинаций.

Специфический характер окказиональных номинаций создается тем свойством лексической единицы, которое квалифицируется в современной лингвистике как ассиметрия словесного знака. Еще в прошлом веке это явление отметил А. Потебня, а позднее Соссюр и С. Карцевский. Современную интерпретацию этого положения находим в работах С. Кацнельсона, А. Уфимцевой, которые отмечают, что полифункциональность единиц плана выражения и омонимия единиц плана содержания основывается на отсутствии соответствия между более емкими по объему и многомерным по структурной организации планом содержания и более простым планом выражения. [Кацнельсон, Типология языка и речевое мышление].

Другое важное свойство языка, которое также «объясняет механизмы» окказиональных номинаций получает отражение в положении о том, что язык как средство общения содержит в себе категории как абстрактного, так и конкретного порядка. Разграничение между языковой системой и речью в современных исследованиях проводится не в плане разграничения сущности и явления, а в плане разграничения общего и единичного.

Известно, что создание актуального речевого знака предопределяется определенным функциональным заданием. Прагматический аспект знаковой репрезентации прослеживается и в акте стилистически маркированной окказиональной номинации. По функциональному принципу представляется возможным разграничить два основных вида окказиональных номинаций: как источник создания экспрессивно-образных стилистических смыслов и как источник создания эмоционально-оценочных стилистических смыслов.

Вторичное окказиональное переименование как источник создания речевой образности – явление, известное со времен древнегреческих риторов. Уже в те времена создание образности слова связывалось с его метафорическим употреблением, основанным на переносе значения. В стилистическом плане вторичное окказиональное переименование является источником создания образной экспрессии и лежит в основе формирования ряда лексических стилистических приемов – метафора, метафорический эпитет, метонимия. Если понимать под денотатом тот признак, свойства реального объекта обозначения, по которому создается узуально закрепленное представление о классе предметов, а под референтом предмет обозначения, соотносящийся со словом в его конкретном речевом употреблении, то в случае окказионального переименования в основе сдвига денотативной соотнесенности оказываются следуюшие процессы: приглушение узуальной денотации и одновременное появление окказиональной референции. Одновременная двойная соотнесенность словесного знака с денотатом и референтом создает семантическую двуплановость в процессе вторичного окказионального означивания.

В основе вторичной окказиональной номинации словом в составе таких стилистических приемов как метонимия в принципе то же явление, что и при создании образности метафорической. Между этими двумя процессами намечаются некоторые отличия, которые позволяют говорить о различных типах вторичной окказиональной номинации.

Вторичная окказиональная номинация всегда связана с изменением денотативной соотнесенности лексико-семантического варианта и формированием под влиянием контекста окказионального референта (предмет обозначения, соотносящийся со словом в его конкретном речевом употреблении). Через этот референт осуществляется окказиональная соотнесенность лексико-семантического варианта с квалификативной сферой чувственно-образного представления действительности, в результате чего актуализируемая единица начинает характеризоваться двойной и одновременной соотнесенностью с предметом первичного и вторичного означивания.

Вторичное окказиональное переименование знаков с первичной номинативной функцией приводит к изменению его синтаксической роли в предложении: идентифицирующий знак переходит в предикативный. Прагматическая направленность вторичной окказиональной номинации – создание экспрессивно-образных стилистических смыслов, на которые, «накладываются «смыслы эмоционально-оценочные».

Так выявляются общие закономерности, общие «механизмы» стилистически маркированной вторичной номинации. В пределах описанных процессов выделяются отдельные типы переименований, которые различаются по следующим параметрам:

1) основание преименование-характер «перенесенного» признака;

2) тип контекста, в пределах которого происходит акт окказионального переименования

3) характер референта;

4) характер номинативной соотнесенности переименованного знака;

5) синтаксическая функция переименованного знака;

6) функционально-прагматическая направленность вторичного окказионального переименования.

Увеличение числа межрегиональных и межнациональных контактов, взаимодействие местных и официальных языков в бывших колониальных странах, интеграционные процессы – эти и другие факторы обуславливают рост языковых контактов в современном мире.

Одним из важнейших понятий языкового контакта является билингвизм. В настоящее время языковая политика многих стран Европы способствует развитию билингвизма в этих странах. Как видно из теории языковых контактов, результатам взаимодействия языков является заимствование. Процесс заимствования происходит везде, где присутствуют билингвизм или имеет место языковой контакт. Теме заимствования посвящено много работ. При описании заимствований обычно говорят о заимствованных словах, кальках, семантических заимствованиях.

Обратимся прежде к семантическим заимствованиям. При семантическом заимствовании слово приобретает новое значение благодаря фонетическому сходству с каким-либо словом иностранного языка. К понятию семантического заимствования очень близко стоит значение кальки, семантической кальки. Семантическое заимствование не остается неизменным, оно с течением времени испытывает различного рода изменения. Начало теории изменений положил французский лингвист М. Бреаль в 19 веке (в 1897 году вышла в свет его книга «Essai de semantique, science des significations»). Согласно Бреалю, в основе всех изменений значений лежит метафора, при этом метафорический перенос характерен для всех языков.

Теория, предложенная Г. Шпербергом, объясняет начало изменения значения слова изменением значения смысла в контексте.

Контексты, типичные для данного слова в данное время он называет консоциями. Утверждая, что в основе сдвигов значений лежат эмоции, Г. Шперберг выделяет две группы семантических изменений:

1) распространение (когда одно слово распространяется на обозначение других предметов);

2) притяжение (одно слово как бы притягивает другие и передает им свое значение);

Причину семантических изменений слов, согласно Г. Шпербергу, следует искать в индивидуальной речи. Вместе с тем появляются и работы других лингвистов, посвященные вопросу семантических изменений, которые дополняют эти две теории. Эмоциональная теория Г. Шперберга нашла свое отражение и продолжение в психолингвистическом подходе к изучению этого вопроса в работах В. Пизани, П. Киро, К. Яберга, К. Фослера. Многие из них семантические изменения объясняют потребностью самовыражения. Именно психологическими причинами объясняются такие явления как эвфемизм, стремление к гиперболизации, иронический способ выражения, экономия усилий в речи. Последнее способствует возникновению многочисленных эллипсов, приводящих в свою очередь, к изменению значений слов, и к омонимизации. Тенденций к экономии объясняются и устранение многих синонимичных пар, синонимов романского и германского происхождения [Гак, 1979].

В социально-культурном направлении, кроме А. Мейе, работали такие ученые как О. Духачек, Ж. Дюбуа. Особенно плодотворным социокультурное осмысление языка оказалось при историческом изучении общественно-политической лексики, при исследовании истории слов в истории общества.

Большой вклад в развитие теории семантических изменений в России внес В.Г. Гак. В книге «К типологии и методике историко-семантических исследований», появившейся в1979 году, он делает подробный анализ исследований французских авторов, посвященных проблеме семантических изменений. Семантический процесс анализируется в трех аспектах:

формы семантических изменений (внутрисистемные оппозиции), лексическая и семантическая аттракция, эфимизмы, эллипсисы;

причины семантических изменений;

и результаты семантических изменений – возникновение многозначности, синонимизация, омонимизация, появление и устранение слов и их значений [Гак, 1979].


Информация о работе «Процессы функционирования окказиональных лексических единиц в романе Р. Кено "Зази в метро"»
Раздел: Иностранный язык
Количество знаков с пробелами: 118835
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

0 комментариев


Наверх