Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


1.3 Семантические классы наречий и их синтаксические функции

Вопрос о грамматико-семантических классах наречий в научной традиции. В русской грамматике с самого начала XIX в. установилось деление наречий на два основных грамматико-семантнческих класса; на наречия качественные в наречия обстоятельственные. Еще Н. Орнатовский в «Новейшем начертании правил российской грамматики» (1810) довольно точно очертил границы между этими семантическими классами наречие. Позднее к этим двум классам иногда присоединялись деепричастия.

Классификация наречий на качественные (или определительные) и обстоятельственные дожила до настоящего времени. Ее придерживался например, А. М. Пешковский. Лишь акад. А. А. Шахматов пытался внести в нее некоторые поправки.

«Акад. А. А. Шахматов различал три основных синтаксических тана Я наречий (соответственно видам «обстоятельств»): наречия определяющие, дополняющие и сопутствующие. В разряд сопутствующих наречий он относил и те группы слов, к которым больше всего подходило бы название «вводных слов». Таковы слова, выражающие оценку, придающие субъективную окраску тому или другому обозначению или высказыванию в целом, например; авось, небось, поди, право, просто и т. п. (Сюда же примыкают в концепции А. А. Шахматова и выражения, отмечающие стилистический характер соседних слов: собственно говоря, говоря вообще и т.п.).

Вместе с тем А. А. Шахматов делил наречия на обстоятельственные и формальные. К формальным относятся те наречия, которые выражают «утверждение, вопрос, приказание, восклицание, отрицание, пожелание, заключение, домысел. Категория наречий в концепции А. А. Шахматова понимается слишком широко. Но если исключить группу «сопутствующих обстоятельств», выходящую за пределы наречий в собственном смысле, то и у Шахматова останутся три разряда наречий: 1) наречия определяющие, или качественные; 2) наречия обстоятельственные и 3) наречия формальные. Однако «формальные наречия» принадлежат к смешанным, гибридным грамматическим типам, вклинивающимся в категорию наречий.

Таким образом, перед нами снова оказываются два основных разряда наречий: качественные, или определительные, и обстоятельственные.

Может возникнуть новый вопрос, не правильнее ли было бы присоединить к классам качественных и обстоятельственных наречий еще особый класс наречий количественных. Хотя этот тип наречий очень близко подходит к качественным наречиям, иногда даже вливается в них, однако уже проф. Пешковский отмечал грамматическое обособление этого разряда: «Наречия эти замечательны тем, что, в отличие от всех остальных, не связаны неразрывно с глаголами.

Семантические разряды и их синтаксические функции количественных наречий.

В группах количественных наречий наблюдается сложная гамма пероходов от качественно-оценочного, иногда очень эмоционального и субъективного понимания степени и количества до точного объективного обозначения степени и количества, иногда выраженных даже в числах (ср., с одной стороны: очень, крайне, совершенно, чрезвычайно, замечательно и т. п., с другой стороны: вдвое, втрое, иного, трижды и т. п.).

Один из количественных наречий, преимущественно те, которые обозначают степень, сочетаются с глаголами, прилагательными и наречиями, а также изредка — с существительными, имеющими оттенок качественного значения. Например: оченьсильный, очень громко, очень похудел, «очень не дрянь» (Гоголь), очень не дурак; крайне мстительный, крайне встревожен; много больше, много спит; меньше жаль, меньше ленится; у Л. Толстого: «Всякий из нас, ежели ве больше, то никак не меньше человек, чем всякий Наполеон» (с именами прилагательными сочетается только форма менее, а не меньше: менее живой, менее значительные результаты и т. п.); приближалась довольно скучная пора» (Пушкин); довольно потрудился и мн. др.

Другая группа количественных наречий, преимущественно те, которые указывают меру или числовое выражение степени, сочетаются только с глагольными и отглагольными словами, обозначающими уменьшение, увеличение, или с прилагательными и наречиями в форме сравнительной степени. Например: вдвое больше, втрое больше, брак в производстве, уменьшился вдвое, уменьшение цен вдвое и т. п.; ср.: гораздо больше, цены снизились вдвое и т. п.

Наконец, третья группа количественных, вернее, числовых наречий, существенно те, которые обозначают обстоятельство, выраженное в числах, сочетаются почти исключительно с глаголом и отглагольными существительными, например: вдвоем, впятером, надвое, натрое, по двое и т.п., раз, два, три и др.

Все это говорит о том, что количественные наречия образуют лишь переходный, промежуточный тип между качественными и обстоятельственными классами наречий, примыкая то к тому, то к другому. Они еще не приобрели резких признаков самостоятельного грамматического класса в системе наречий. К тому же выводу привел морфологический анализ словообразовательных типов наречия.

Там же, где в количественных словах намечаются новые морфологические признаки и новые грамматические значения, они сближаются с модальными словами и должны быть рассматриваемы как смешанный, переходный тип слов, совмещающий функции наречий и модальных слов.

В современном русском языке среди количественных наречий несколько обособляется по своему синтаксическому употреблению группа слов, которые служат для указания на степень точности количественных обозначений. Это своеобразные качественные определители количественных обозначений или количественные уточнители числовых указаний.

Синтаксические функции качественных наречий

Деление наречий на качественные и обстоятельственные соответствует двум основным морфологическим разрядам наречий, соотносительным с именами существительными и с именами прилагательными. Наиболее рельефно синтаксическая разница между качественными и обстоятельственными наречиями обнаруживается при сопоставлении их крайних типов. Чисто качественные наречия на -о, -е и -ски (без приставки по) определяют только глагол (включая причастия и деепричастия) и имя прилагательное (а следовательно, и наречие). Например:

Кокетка судит хладнокровно.  Школа глухо заперта.

Татьяна любит не шутя (Пушкин, «Пир во время чумы»)

И предается безусловно

Любви, как милое дитя Утопим весело умы

(там же)

(Пушкин. «Евгений Онегин»)

«Восторженно административная личность» (Достоевский). Ср.: мертвецки пьян; дружески улыбнулся; зверски проголодался л т. п.

Случаи определения имен существительных наречиями этого типа не соответствуют нормам современного русского языка. Единичные примеры такого синтаксического употребления (преимущественно в просторечии) воспринимаются как незаконное расширение глагольных функций у отглагольных имен существительных, Ср., например, у Гоголя в «Мертвых душах»: «Ты сочинитель, да только, кажется неудачно» (ср. неудачно сочинять); у Пушкина в стихотворении «Мадонна»: «Одной картины я желал быть вечно зритель».

С чисто качественными наречиями синтаксически сближаются качественно-количественные, обозначающие степень или неопределенное количество. Они также нормально стоят впереди определяемого слова н определяют как глагол, так и имя прилагательное и наречие. Но, в отличие от чисто качественных слов, они могут относиться и к имени существительному с качественным значением. Ср., например, у Островского в речи свахи; «Чуть мало-мальски жених... прямо и тащи ко мне».

Семантические разряды и синтаксические функции качественно-обстоятельственных наречий

Из других морфологических разрядов наречий по своему синтаксическому употреблению близко подходят к качественному типу отглагольные наречия (типа молча, немедля и т. п.). Но в них очень заметны оттенки значения образа действия, а к этим качественно-обстоятельственным значениям примешивается еще значение действия, процесса, как бы сопровождающего другое, основное действие (ср.: молчаливо и молча; ср. также: молчком; ср.: шутливо и шутя; ср. также: в шутку; неохотно и нехотя; ср. также: поневоле; немедля и немедленно; умело н умеючи н т. п.). Поэтому круг грамматического употребления таких отглагольных наречий сужен: он ограничивается примыканием к глаголу и в редких случаях к кратким формам имени прилагательного (ср.: моя строгость — от любви; я строг любя, он остроумен шутя). Так как значение качественного состояния может развиться у существительного, выполняющего функцию сказуемого, а обозначение действия, процесса вообще присуще отглагольным существительным, то отглагольные наречия изредка примыкают и к таким существительным (ср., например, у Гоголя в «Ревизоре», в характеристике Осипа: «молча плут»; ср. у Л. Толстого в «Крейцеровой сонате»: «Иногда бывали слова, объяснения, даже слезы, но иногда... Ох, гадко теперь и вспомнить — после самых жестоких слов друг другу вдруг молча взгляды, улыбки, поцелуи, объятия»). По-видимому, отглагольно-именные наречия на -мя в усилительном значении (ливмя, ревмя, стоймя и т. п.) нормально стоят перед определяемым глаголом, но после определяемого отглагольного имени существительного. Другие группы отглагольных наречий ставятся предпочтительно позади определяемого слова, хотя могут без заметного оттенка инверсии помещаться и впереди. Например: «Уши врозь, дугою ноги и как будто стоя спит». Ср.: сказать нехотя, взять не глядя; пройти молча; писать стоя и т. п. Идиоматические наречия типа сложа руки, сломя голову, очертя голову стоят позади определяемого глагола. Например: сидеть сложа руки, скакать сломя голову, поступить очертя голову, работать спустя рукава и т. п.

Далее располагаются ряды наречий, сочетающих качественное значение с обстоятельственным. Сюда относятся все типы отприлагательных наречий с приставкой по-.

Степень качественности в трех группах наречий с приставкой по-(по-детски, по-волчьи и по-змеиному) не вполне одинакова. Она ниже всего в наречиях типа по-летнему и т. п. В наречных образованиях по- ... -ому, -ему, даже от качественных прилагательных, оттенки обстоятельственного значения выступают очень рельефно (ср.: поступить нехорошо и поступать не по-хорошему). Ср. также значения наречий старо и по-старому, например: выглядел старо и выглядел по-старому, т. е. как прежде, в старое время.

Во всех этих типах наречий оттенки сравнительного значения, указание на соответствие нормам чего-нибудь, значение образа и способа действия — все эти семантические нюансы наслаиваются на качественное значение и образуют вместе с ним сложную смысловую амальгаму. Вследствие этой сложности значений качественно-обстоятельственные наречия определяют не только глагол и, реже, прилагательное и наречие, но и имя существительное.

В сочетании с глаголом качественно-обстоятельственные наречия с приставкой по- могут стоять и впереди определяемого слова.

Семантические разряды и синтаксические функции обстоятельственных наречий

Вслед за качественно-обстоятельственными идут обстоятельственные наречия. Они определяют или предложение в целом, или отдельные его члены: чаще всего глагол, слова из категорий состояния, краткие формы имени прилагательного (полные – преимущественно обособленном положении), обстоятельственные наречия реже имена существительные, еще реже членные имена прилагательные в их основной функции и качественные наречия.

Среди обстоятельственных наречий различается несколько семантических разрядов.

Современный русский язык очень богат наречиями, обозначающими пространственные и временные отношения. Между этими двумя группами наречий тесная связь и постоянное семантическое взаимодействие.

Наречия времени формируется словами, составленными из префиксов, из- и с- с формой родительного падежа имени существительного и нечлененного прилагательного.

Наречия места включают в себя такие типы: наречия с префиксами с- и из- и формой родительного падежа имени существительного.

Группа обстоятельственных наречий времени и места притягивает к себе функционально близкие и семантически однородные формы из разряда наречий на -о, -е, произведенных от имени прилагательного. Например: рано, поздно, раньше, позже (обстоятельства времени); далеко, дальше, выше, близко, ближе (обстоятельства места; ср.: высоко, глубоко я т. п.).

Наречие причины в русском языке выражены менее ярко.

Некоторые лингвисты, например проф. А. С. Будилович, вообще отрицали в русском языке существование наречий причины и цели. Для категории причины и цели, по словам Будиловича, нет специального оформления в наречиях. «Отношения причины и цели находятся в слишком непосредственном и наглядном взаимодействии с предметами и феноменами мысли и словесного выражения, чтобы не тяготеть к ним своими флексиями. Оттого последние не окаменевают в означенной роли, как это бывает при отношениях пространственных, временных и образных». Но это решение чересчур поспешное.

В русском языке причинные отношения выражены богаче и разнообразнее, чем целевые. Нередко целевые отношения означаются причинными словами. Впрочем, в причинных отношениях разные смысловые оттенки начинают дифференцироваться сравнительно поздно (особенно интенсивно в ХVI—XVII вв.). В XVIII в. и в начале XIX в. значительно расширяется круг грамматических показателей причинности как среди форм словоизменения, так и в области служебных, формальных слов. Но развитие разнообразных приемов выражения причинных отношений в русском языке идет мимо наречий и охватывает преимущественно союзы и предлоги. Причинных наречий сравнительно немного. Сюда относятся группы наречий, состоящих: 1) из префикса с- и формы родительного падежа имени (сослепу, сдуру, сгоряча, со зла и т. п.); 2) из префикса по- с дательным падежом (поневоле; ср.: по случаю, потому, поэтому, почему и др.). Формы образования причинных наречий не очень продуктивны (ср. непосредственное превращение предложных, конструкций имен существительных со значением причины-следствия в причинные предлоги: по причине, вследствие, в силу, в виду.

Больше оснований сомневаться в выразительности целевого значения .у русских наречий.

Наречия цели (если оставить в стороне местоименные слова зачем, просторечное чего и некоторые другие) единичны и почти всегда колеблются между обстоятельством причины и образа действий (ср.: в насмешку, в шутку, назло, нарочно, невзначай и т. п.). Поэтому-то соответствующие слова примыкают или к глаголу, или к существительному, обозначающему действие-состояние.

Обстоятельственные наречия нормально занимают место в начале предложения, если они относятся ко всему высказыванию. Если же они относятся только к глаголу, то стоят позади него (особенно наречия с предлогами-префиксами), но могут помещаться и впереди определяемого слова, иногда с оттенком логически или эмоционально подчеркнутой инверсии. Например: «Никогда не выверну прежних своих слов наизнанку» (Герцен);

Если обстоятельственное наречие примыкает к прилагательному, то ставится впереди него.

При сочетании с существительными обстоятельственные наречия всегда стоят позади определяемых слов (Москва сегодня, парк, летом и т. п.).

Расширение синтаксической способности наречия примыкать к имени существительному.

В современном русском языке у наречий расширяется способность примыкать к имени существительному, особенно в именных словосочетаниях. Наречие все чаще выступает в роли несогласуемого именного определения, образуя конструкции, синонимичные сочетаниям имени прилагательного в существительного. Эти новые приемы употребления наречий ломают традиционное понимание наречия как «признака признака», т. е. как части речи, обозначающей признак глагольного действия или качества имени прилагательного.

Легко понять и объяснить широкую возможность сочетания наречия с отглагольными именами существительными (например: бег взапуски, разговор по-немецки, переписка набело и т. п.). Но разнообразные случаи соединения имен существительных неотглагольного типа с наречными определениями представляют, несомненно, новый этап в эволюции грамматической системы русского литературного языка XIX—XX вв. Это явление находит себе частичную параллель в широком развитии определительных грамматических отношений между существительными, выражаемых предлогами (ср.: боксер в легком, тяжелом весе; дети до двенадцати лет; деньги на ремонт; машина на свободном ходу и т. п.). Приименные наречия являются грамматическими синонимами одновременно и прилагательных, и предложных конструкций с именем существительным.

Я исследовала тему наречие как самостоятельная часть речи. Слова, которые обозначают признаки действий и признаки других признаков, в грамматике называют наречиями.

Наречие – самостоятельная часть речи, которая обозначает признаки действий или признаки признаков и отвечает на вопросы: как? куда? когда? где? почему? для чего? в какой степени?: читать (как?) внимательно; ехать (куда?) далеко; приехать (когда?) завтра.

Итак, общее грамматическое значение наречия – это признак действий или признак признаков.

А морфологическим признаком наречий является их неизменяемость. Они не имеют рода, числа, падежа, не склоняются и не спрягаются.

Синтаксические признаки наречий – в предложении наречия являются обстоятельствами.

Береги честь смолоду.


Список использованной литературы

1. Современный русский литературный язык. Н.М.Шанский, И.П.Распопов, А.Н.Тихонов, А.В.Филиппов 1981 г.

2. Современный русский язык. Белошапкова В.А., Земская Е.А И.Г.Милославский, М.В.Панов 1981 г.

3. Русский язык. Виноградов В. В. М., 1972 г.

4. Русский язык. В.В. Бабайцев, Л.Д.Чесноков М., 1994 г.

5. Виноградов В.В. Вопросы современного русского словообразования // Избр. труды: Исслед. по русской грамматике. М., 1975.

6. Винокур Г.О. Заметки по русскому словообразованию // Избр. работы по русскому языку. М., 1959.

7. Земская Е.А Словообразование как деятельность. М., 1992.

8. Земская Е.А, Современный русский язык. Словообразование. М., 1973.

9. Касаткин Л.Л., Клобуков Е.В., Лекант П.А. Краткий справочник по современному русскому языку. Изд. 2. М., 1995.

10. Лопатин В.В. Русская словообразовательная морфемика. Проблемы и принципы описания. М., 1977.

11. Шанский Н.М. Очерки по русскому словообразованию. М., 1968.

12. Ефремова Т.Ф. Толковый словарь словообразовательных единиц русского языка. М., 1996.

13. Кузнецова А.И., Ефремова Т.Ф. Словарь морфем русского языка. М., 1986.

14. Тихонов А.Я. Морфемно-орфографическии словарь русского языка. Русская морфемика. М., 1996.

15. Тихонов АН. Словообразовательный словарь русского языка. М. 1985. Т. 1—2.


Информация о работе «Наречие как самостоятельная часть речи»
Раздел: Иностранный язык
Количество знаков с пробелами: 75205
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
21030
0
0

... с той или иной частью речи. В. В. Виноградов, отмечая, что в разных языках может быть разный состав частей речи, подчеркивал динамизм системы частей речи в одном языке. Глава III. Части речи в русском языке Части речи — это группы слов, объединенных на основе общности их признаков. Признаки, на основании которых происходит разделение слов на части речи, не однородны для разных групп слов. ...

Скачать
49899
0
0

... местоимений и их функции. Местоимения обладают предельно обобщенным значением: они указывают на любые предметы, существа, отвлеченные понятия, не называя их. Это в высшей степени обобщенная часть речи, актуализирующаяся в контексте, в ситуации, но лишенная предметного реального содержания в отвлечении от конкретной ситуации. Синтаксически местоимения функционируют так же, как существительные или ...

Скачать
3393
2
0

... Структура урока: 1. Орг. момент. 2. Устный опрос. 3. Словарный диктант. 4. Закрепление пройденного материала (работа с предложениями). 5. Д/З. 6. Итог.   Оформление доски: Число Повторение наречий.     Оборудование: индивидуальные карточки с предложениями (для закрепления). Литература: 1) Русский язык. Учеб. для 7 кл. общеобразоват. учреждений./ М.Т. Баранов, Л.Т. Григорян ...

Скачать
19177
0
0

... способами, сложением, в том числе сращением. Аффиксальные способы образования прилагательных 1. Приставочным способом прилагательные образуются от прилагательных; этот способ является одним из самых продуктивных при образовании слов этой части речи. При это используются следующие приставки: не- (веселый < невеселый), пре- (огромный < преогромный), раз- (веселый < развеселый), анти- ( ...

0 комментариев


Наверх